Читать онлайн Верх совершенства, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Верх совершенства - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Верх совершенства - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Верх совершенства - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Верх совершенства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Лорд Линдет, который сначала воспринял с крайним неодобрением сообщение о том, что его потащат на какой-то званый вечер, возвратился в Брум Холл после встречи с мисс Вилд в совершенно ином настроении. Первым делом он бросился просматривать все пригласительные открытки, которые поступили в дом на имя его кузена. Затем он ворвался в библиотеку, где сидел сэр Уолдо и нахмуренно проглядывал арендные книги покойного Джозефа Кальвера. Лорд Линдет был взволнован.
– Уолдо, ты знаком с кем-нибудь по фамилии Вилд? – спросил он, и по его глазам было видно, что для него это не праздный вопрос и что он требует ответа.
– Н-нет, не думаю, – рассеянно отозвался сэр Уолдо, не отрываясь от своего занятия.
– Отвлекись от своих цифр! – взмолился Джулиан. – Подумай! Они живут в Степлзе! Кажется, это то имение со стальными воротами прямо за городком, а? Они наверняка позвали тебя к себе, но я не могу почему-то найти открытки!
– Не можешь? В таком случае они нас, наверно, никуда не звали.
– Нет, звали! Просто… Приглашение пришло, видимо, не от Вилдов. Она сказала, что у нее здесь есть тетушка! Так что… Проклятье, как мне найти нужную карточку?!
Сэр Уолдо наконец отвлекся от своего чтения и поднял на кузена глаза, в которых искрились смешинки.
– Ого! Она?..
– О, Уолдо, ты просто не представляешь! Я встретил удивительную девушку! – признался его светлость.
– Ну, поройся у себя в памяти! Кто живет в Степлзе?
– Мисс Вилд, насколько я понял…
– Да, но… Господи, Уолдо, ты что, издеваешься?! Ты должен знать, кто является хозяином в том имении!
– Не понимаю, почему я должен знать такие вещи… Я не знаю.
– Боже, надеюсь, ты не потерял их пригласительную открытку? Не может быть, чтобы ее дядюшка не позвал тебя к себе, здесь все позвали! Ну?
– Видишь ли… Я об этом еще не задумывался, – как бы извиняясь, ответил сэр Уолдо. – Но, может, он меня все-таки не позвал?
– Почему же?!
– Причин может быть много. Например, потому что я ему не понравился.
Джулиан уставился на него широко раскрытыми глазами.
– Чепуха! С чего это ты вдруг ему не понравился?
– Ну, не знаю…
– Нет, это бред! Ты здесь всем понравился! Хватит дурачиться, давай говорить серьезно!
– Я совершенно серьезен, – возразил сэр Уолдо. – И при том нахожусь в совершенном смятении. Кстати, я уже познакомился с одним местным человеком, который, если я не ошибаюсь, относится ко мне со значительной долей неодобрения.
– Кто же это? – тут же спросил Джулиан.
– Женщина. Сейчас не вспомню ее имени. Кстати, очень симпатичная, – добавил он задумчиво. – И ко всему прочему очень необычная.
– Просто с причудами, – ответил искренне Джулиан. – Впрочем, я склоняюсь к тому, что ты продолжаешь разыгрывать меня. Почему это сна относится к тебе с неодобрением?
– Боюсь, тут всему виной мое фатальное увлечение спортом.
– Дурочка, вот и все! Забудь о ней, Уолдо! Вспомни другое! Ты уверен, что не знаешь никого из Степлза?
– Нет, насколько мне помнится. Итак, мы оказались в тупике?
– Да, похоже… Если только она не появится на вечере.
Она точно сказала мне, но… Господи, слава богу, что по дороге сюда мы останавливались у Аркендейлов! Иначе я не взял бы с собой вечернего костюма!
Это простодушное замечание заставило сэра Уолдо на секунду скривить губы. Он хорошо помнил ту гримасу, которая появилась на лице его юного кузена, когда тот узнал, что по дороге на север нужно будет остановиться на пару дней в доме одного знакомого сэра Уолдо. Эту остановку лорд Линдет стерпел, скрипя зубами, а потом объявил, что дом Аркендейлов – постоянная резиденция всего самого скучного и неинтересного, что только есть в мире. Кто тогда мог предположить, что впоследствии Линдет будет вспоминать об этом визите с благодарностью? Та же самая история была и с вечером в имении Миклби. Теперь он рвался туда всей душой, а еще вчера морщился весь день и говорил о том, что если бы он заранее знал, что покидал Лондон только для того, чтобы окунуться в водоворот деревенских званых вечеров, то ни за что не поехал бы.
Настал день званого вечера в Мейноре. Настроения у кузенов поменялись местами. Теперь уже сэр Уолдо готов был застонать при мысли о том, что ему необходимо тащиться на «смотрины» в такой промозглый день. У Джулиана не было никаких сомнений относительно того, что вечер будет просто замечательным. Его оптимизм проявлялся во всем. Когда из каретного сарая им выкатили ветхую повозку, на которой они должны были ехать в Мейнор, сэр Уолдо тщательно осмотрел ее и при этом только качал головой и вздыхал. Но Джулиан сказал, что его кузен великолепно управляется с лошадьми и поездка пройдет, как по маслу.
Мисс Вилд была бы обрадована, но отнюдь не удивлена, если бы узнала, с каким рвением спешит его светлость на званый вечер, надеясь встретиться там с ней, и как он будет разочарован, не найдя ее там. Впрочем, если бы она невидимкой пробралась на вечер и понаблюдала бы за своим воздыхателем, то ни за что не догадалась бы по его поведению, что он огорчен. Он был слишком хорошо воспитан, чтобы выдавать свои внутренние переживания. С другой стороны, он был слишком весел и приветлив с приглашенными на вечер девушками, чтобы показывать им недостаток сердечности по отношению к ним.
Для него действительно было большим огорчением обнаружить, что мисс Вилд не присутствует на вечере. Зато он смог наконец выяснить фамилию ее тетушки. Весь вечер лорд Линдет строил в голове различные планы относительно того, как подойти к этой добропорядочной даме. Кроме того, на вечере присутствовало несколько хорошеньких девушек, с которыми он был готов полюбезничать.
Достаточно было один раз обвести взглядом гостиную, чтобы проинформировать сэра Уолдо о том, что красавицы мисс Вилд на вечере нет. Из самых примечательных и симпатичных представительниц прекрасного пола были мисс Чартли и мисс Коулбатч. Первая – светленькая как ангелочек, вторая – рыжеволосая красавица, но ни та, ни другая не соответствовали тому лирическому описанию, которое Джулиан дал бесподобной красоте мисс Вилд. Сэр Уолдо оглянулся на своего юного кузена и с любопытством обнаружил, что тот очень увлечен присутствовавшими девушками. Сэр Уолдо воспринял это без особого удивления, так как он не рассматривал всерьез восторги Линдета. Джулиан уже начал развивать в себе интерес к противоположному полу, но находился еще на стадии эксперимента. За последний год он нашел по крайней мере полдюжины «богинь», которые оказались достойны его воодушевленного восхищения. Его кузен не считал нужным испытывать какие-то мрачные предчувствия. Джулиан просто флиртовал, как это делают все в его возрасте, и до настоящей страсти еще не дорос.
Сам же сэр Уолдо смертельно скучал на званом вечере, хотя покорно мирился с этим. Судьба даже не подарила ему радости продолжения знакомства с той леди, которую он увидел в церкви и которой так не понравился. Он тщетно пытался отыскать ее глазами в толпе приглашенных и чувствовал сильное разочарование. Он сейчас не мог припомнить ее имени, однако хорошо запомнил, что она привлекла его к себе своим холодным, независимым видом и особенно улыбкой, которая неожиданно зажигалась огоньками в ее глазах. Она была также умна и имела чувство юмора. «Это среди женщин встречается довольно редко», – думал он. Он был рад узнать ее поближе и с нетерпением ждал следующей встречи. Но ее на вечере не было. Вместо этого ему пришлось делить компанию с толпой мужчин и женщин среднего возраста да с небольшой группкой молодежи. Здесь было скучновато. Люди не отличались умом и заслуживали того, чтобы о них так отзывались. Среди девушек он отдал пальму первенства мисс Чартли, с которой и обменялся парой слов. Ему нравилась ее природная мягкость, ненапускные манеры, идущая к лицу застенчивость. Ему нравилось в ней то, что она общалась с ним без дурацкой краски на лице, без хихиканья и не напускала на себя вид искушенной в земных делах дамы для того, чтобы произвести на него впечатление. Что же касается молодых людей, то он был бы просто слепцом, если бы не увидел, едва войдя в гостиную, что все они подражают его одеянию в мельчайших деталях. Робость не позволяла им выйти вперед, но каждый втайне надеялся на то, что к концу вечера уже сможет похвастаться перед друзьями тем, что поговорил с самим Совершенным. Сэр Уолдо уже привык быть предметом восхищения со стороны стремившихся к знакомству с ним юнцов-спортсменов, но он никогда не жаждал и не ценил низкопоклонства, которым окружили его здесь.
Господа Андерхилл, Артур Миклби, Джек Баннингхэм и Грегори Эш низко кланялись и подобострастно шелестели, когда он проходил мимо:
– Сэр, сэр, сэр… Уважаемый, уважаемый, уважаемый… Для них было бы настоящим потрясением узнать, что единственным юношей, который привлек на вечере интерес сэра Уолдо, был Хэмфри Коулбатч. Такой же рыжий, как и его сестра, он страдал сильным заиканием. Любящий отец испытывал определенную неловкость, когда представлял его высокому гостю:
– А вот и мой отрок-с. Вам, наверно, будет э-э… не очень интересно… Извиняюсь…
Юноша раскрылся перед сэром Уолдо в той взрывной манере, какая свойственна страдающим от заикания, когда они хотят защитить свое достоинство. Он сразу же заявил, с трудом выплевывая из себя отрывистые звуки, что совершенно не имеет склонности к занятиям спортом.
– Книжный червь, что тут еще скажешь, – объяснил сэр Ральф, разрываясь на части между гордостью за ученость сына и страхом за то, что родил урода. – В седле сидит хуже всех в целом графстве! Но ведь у каждого свои наклонности, не правда ли, сэр? Вот возьмите, к примеру, мою дочь Лиззи! В жизни не раскрыла ни одной книжки, а с лошадью управляется – дай бог каждому! Поводьев вообще не держит!
– В самом деле? – вежливо поддержал разговор сэр Уолдо. Переведя взгляд на Хэмфри, он ободряюще ему улыбнулся и коротко спросил: – Оксфорд?
– Кем-Кем-Кембридж, сэр! – выпалил тот и после короткой борьбы с самим собой добавил: – П-первая с-степень. Т-т-только что закончил т-т-третий курс!
– Первая степень?! У меня тоже первая степень. Правда, в Оксфорде. Что думаете делать дальше?
– Идти н-на ч-ч-четвертый к-курс! – упрямо наморщив лоб, проговорил Хэмфри и вызывающе глянул на отца.
– Потянете на стипендиата?
– Д-да, сэр! Надеюсь!
Тут в разговор вмешался сэр Ральф, который довольно бесцеремонно порекомендовал сыну не занимать сэра Уолдо своими скучными делами. Хэмфри неуклюже поклонился сэру Уолдо и отвалил в сторону. Глянув ему вслед, сэр Ральф сказал, что учеба, конечно, вещь хорошая, но если бы он заранее знал, что сын так на ней помешается, то ни за что не отправил бы его в Кембридж. Тут сэр Ральф решил проявить свое доверительное отношение к высокому гостю и спросил, что бы тот стал делать на его месте. Сэр Уолдо считал себя не готовым к роли советчика взволнованных родителей, уж не говоря о том, что эта роль и сама проблема не представляли для него большого интереса. Поэтому он постарался избавиться от этого разговора с отцом рыжего Хэмфри и – надо опять отдать должное его умению обходиться с людьми – при этом умудрился нисколько не обидеть сэра Ральфа.
Тем временем сверстники Хэмфри, которые ревниво наблюдали за встречей своего товарища с сэром Уолдо, тут же набросились на него и потребовали рассказать, о чем он говорил с Совершенным.
– В-в-вам это будет н-неинтересно, – с идиотским высокомерием ответил им Хэмфри. – Н-ни слова о с-спорте! М-мы говорили о Кем-Кембридже!
Это сообщение парализовало его слушателей своей неправдоподобностью. Дар речи первым вернулся к господину Баннингхэму, который выразил чувства своих веселых собутыльников словами:
– Он, наверно, решил, что ты зануда!
– В-вовсе нет! – скривив губы в отчаянном усилии, возразил Хэмфри. – Б-б-более того! Он оказался с-совсем не таким, к-каким вы его м-мне описывали!
При других обстоятельствах такое хамство не прошло бы даром Хэмфри, которому бы здорово досталось от друзей детства. Молодые люди поняли, что для разборок сейчас не время и не место, и это позволило Хэмфри уйти не только невредимым, но и исполненным убеждения в том, что за несколько ниспосланных небесами мгновений он взял от жизни все, чего до сих пор был лишен.
Поскольку миссис Миклби усадила Совершенного между собой и леди Коулбатч за своим длинным обеденным столом, познакомиться с миссис Андерхилл ему удалось лишь много позже. В начале вечера ему представили всех его участников, среди которых была и она, но здесь было так много матрон ее возраста и положения, что не мудрено было потерять ее. Что же до лорда Линдета, то он отнесся к этому более серьезно по понятным причинам. Отличив миссис Андерхилл от прочих по ее красновато-коричневому атласному платью, богато украшенному кружевами и бриллиантами, а также по особой прическе – в волосах у нее было несколько витых перьев, скрепленных брошью огромных размеров – он воспользовался первой же возможностью для того, чтобы подойти к ней. Произошло это сразу после ужина, когда джентльменов потянуло к дамам. Он же представил ей и своего кузена сэра Уолдо. Увидев знаки, которые ему подавал лорд Линдет, сэр Уолдо пересек комнату и подошел к миссис Андерхилл.
– А вот и мой кузен, – просто объявил его светлость. – Уолдо, ты, кажется, уже знакомился сегодня с миссис Андерхилл?
– Да, действительно, – учтиво поклонившись даме, проговорил сэр Уолдо.
– Нас представляли друг другу, – признала миссис Андерхилл, – но я нисколько не удивлюсь, если окажется, что мое имя выпало из вашей памяти. Уверена, нет ничего более стеснительного, чем познакомиться сразу с целой толпой незнакомых людей. Я сама не раз оказывалась в подобной ситуации, пытаясь в уме соединить нужные имена с нужными лицами.
– Но в данном случае, мэм, есть одно обстоятельство, которое существенно освежает мою память! – с достоинством ответил сэр Уолдо. – Разве это не вашу дочь я имел удовольствие повстречать несколько дней назад? Мисс… Мисс Шарлотта Андерхилл, если не ошибаюсь? Она помогала как раз другой леди, которая была выше и старше ее, украшать церковь цветами.
– Правильно! – радостно воскликнула миссис Андерхилл. – Она до сих пор не может успокоиться после той встречи! Вы были с ней так любезны, как она мне рассказывала! Что же касается высокой леди, то это, очевидно, мисс Трент, ее гувернантка. Впрочем, если быть более точной, то она является компаньонкой моей племянницы. Очень незаурядная девушка! Ее дядюшка генерал сэр Мордаунт Трент!
– Да что вы говорите? – проговорил сэр Уолдо вежливо.
– Уолдо! – прервал его Джулиан. – Миссис Андерхилл оказывает нам любезность пригласить нас к себе на вечер, который состоится в среду! Кажется, у нас нет никаких дел, запланированных на этот день, а?
– Да, ты прав, насколько мне помнится, никаких. Как это мило с вашей стороны, мэм! Мы вам очень признательны за приглашение, – сказал сэр Уолдо с той учтивостью, которой славился.
Но потом, трясясь на обратной дороге в Брум Холл в старой колымаге покойного господина Кальвера, он ядовито поинтересовался, не собирается ли его юный кузен поблагодарить его за то, что он принял приглашение миссис Андерхилл?
– Разумеется, я тебе очень благодарен! – радостно отозвался Джулиан. – Но думаю, ты согласился бы даже без расчета на мою благодарность.
– Интересно, как бы я мог отказаться в той ситуации, в какую ты меня поставил?
Джулиан хохотнул.
– Я знаю, но… Это же тетушка моего ангела, Уолдо!
– Это мне уже известно! А тебе осталось лишь узнать, что твой ангелочек помолвлен с кем-нибудь из местных балбесов. Так что приготовься к тому, что тебе придется пройти мимо вожделенного приза!
– О, нет! Я положительно уверен, что она ни с кем не помолвлена! – решительно сказал Джулиан. – Представитель ее родни, с которым я разговаривал, наверняка упомянул бы об этом обстоятельстве. Кроме того…
– Ты имеешь в виду Шарлотту? Разве она была сегодня?
– Шарлотту? Нет, а кто это? Я имею в виду Кортни Андерхилла.
– А, кузена! Ну, и как он?
– О, очень приятен! – сказал Джулиан с улыбкой. Немного подумав, он добавил: – Да, я знаю, что ты думаешь. Наверно, он и в самом деле относится к тем, кого ты называешь хлыщами. Во всяком случае, стремится к этому. Но он ведь еще очень молод! Почти школяр!
– Старик ты совсем! – лениво сказал сэр Уолдо.
– Слушай, Уолдо!.. Я просто хотел сказать, что ему, кажется, еще двадцати нет. А мне уже двадцать три!
– Да ну? В таком случае вынужден сказать, что ты неплохо выглядишь!
И снова смешок со стороны Джулиана. Он сказал с ехидцей:
– Во всяком случае я уже слишком стар, чтобы подражать тебе в одежде!
type="note" l:href="#n_1">[1]
– А что, господин Андерхилл все еще находит в этом удовольствие?
– Ты выглядишь как светский человек. Здесь все хотят подражать тебе во всем. Он настолько внимательно к тебе сегодня приглядывался, что я могу побиться об заклад, что через неделю у него будет вечерний костюм, в точности скопированный с твоего сегодняшнего. К тому же он меня дотошно расспрашивал о тебе.
– Джулиан! – проговорил сэр Уолдо, почувствовав, как внутри него зародились мрачные предчувствия. – Ну-ка, живо признавайся: что ты ему про меня наврал?
– Я ничего не врал! И это правда, хотя сегодня я уже знаю о тебе намного больше, чем вчера! Уолдо, скажи-ка, не приходилось ли тебе как-нибудь выигрывать пять гиней за то, что ты положил на лопатки профессионального боксера во втором раунде? Говорят, это было на какой-то ярмарке.
– Боже правый! Каким образом эта история могла добраться до Йоркшира?! Что я тебе могу сказать? Было такое. Но учти: если твой новый безмозглый друг восхищается подобными глупостями, ты должен был сказать ему, что все это выдумки и чепуха!
– Как я мог сказать такое, если сам узнал об этой истории впервые? Я посоветовал ему подойти к тебе и узнать все из первых уст. Сегодня ему было неловко еще это сделать, но он все равно подойдет, будь к этому готов. Хотя бы в следующую среду, когда мы поедем в Степлз.
– Однако перед этим – задолго перед этим! – я отправлю тебя паковать чемоданы, адское создание!
– Только не это! Я забаррикадируюсь в «Короне», если ты посмеешь выкинуть меня из Брум Холла! Господи, ну подожди же ты среды, когда увидишь мисс Вилд! Тогда ты меня поймешь!
Сэр Уолдо отделался какой-то шуткой, но внутри у него уже начинало подниматься нешуточное беспокойство. В голосе Джулиана был какой-то неподдельный восторг, который не был для него характерен. Сэр Уолдо никогда не считал своего молодого кузена способным отступаться от красивого личика, даже несмотря на такие явные неудобства, как, например, вульгарная тетушка и кузен, которого он сам же и назвал хлыщом. Лорд Линдет всегда придавал очень мало значения своему происхождению, но сэр Уолдо никогда тем не менее не видел, что его кузен братается со всеми подряд и считает приличным для себя водить компанию с теми людьми, о которых он сам был невысокого мнения. И совершенно невозможно было поверить в то, что он вдруг увлечется девушкой, – какой бы красавицей та ни была, – происходившей из тех социальных слоев, которые он всегда предпочитал избегать. Мысль о том, что для Линдета это всего лишь очередное легкое увлечение, в данном случае не выдерживала критики. Сэр Уолдо знал, что под внешним слоем легкомысленной веселости у его молодого кузена пролегала мощная жила совершенной серьезности. Лорд Линдет, несмотря на свой возраст, уже был человеком сильных, сформировавшихся принципов. Он мог, пожалуй, – хотя сэр Уолдо сомневался и в этом, – просто так поразвлечься в женской компании, но тогда не приходил бы в такое безумно-взволнованное состояние. Лелеять в себе какие-то ожидания без намерения их реализовать – это было не в его характере. Два-три раза в своей жизни он уже играл в любовь, даже ухаживал за предметами своей влюбленности, но эти увлечения постепенно ослабевали и в результате забывались безвозвратно. Он никогда не начинал волочиться за девушкой, достигшей возраста невесты, просто ради забавы. Его юношеские любовные приключения, возможно, были мимолетными, но он отдавался им всей душой.
– Мне понравился сквайр, а тебе? – лениво спросил Джулиан.
– Во всяком случае он лучше своей супруги!
– Клянусь богом, ты прав! В ней все искусственно, верно? Дочери ее еще ничего. Естественные и веселые. Впрочем, смотреть особо не на что. Мне кажется, что лучше всех там, – aufait de beaute, как сказала бы мама, – была рыжеволосая прелестница, у которой еще есть брат. Но это, так сказать, объективно, а лично мне больше нравятся такие, как, например, мисс Чартли. И родители у нее приятные люди! В них нет манерности, а есть что-то очень положительное… Не знаю, как сказать…
– Оттенок высокого качества? – предположил сэр Уолдо.
– Вот именно! – согласился Джулиан.
Через минуту он несколько раз зевнул, а потом впал в дремотное состояние.
Больше о мисс Вилд он не вспоминал ни тогда, ни во все последующие дни. И вид у него был такой, что совсем нельзя было заподозрить в нем сгоравшего от любви беднягу. Сойдясь с господином Грегори Эшем, при его содействии он погрузился в воодушевленные поиски хорошей верховой лошади. Подружился со старшим братом Джека Баннингхэма и сходил с ним на уток. Потащил своего кузена за двадцать миль смотреть какую-то мельницу, которая только разочаровала его. Словом, создавалось впечатление, что забавы и спорт его интересуют намного сильнее, чем очаровательные девушки. Сэр Уолдо, однако, не снял своих смутных подозрений в том, что в голове у его кузена совсем не то, что понравилось бы его матери. Но он задвинул эти подозрения в дальний уголок, надеясь на то, что заблуждается.
В среду, когда состоялось его знакомство с мисс Вилд на вечере в Степлзе, сэр Уолдо понял, что он вовсе не заблуждался.
Холл в Степлзе был огромным и величественным. Главная лестница поднималась вверх изящной спиралью. Только кузены препоручили свой шляпы и плащи напудренному лакею и собрались было услышать свое представление хозяевам дома, как вдруг на лестнице появилась сама мисс Вилд. Она легко стала сбегать вниз, но, увидев кузенов, остановилась и воскликнула:
– О! О, Господи, я и не знала, что гости уже стали прибывать! Я опоздала! Представляю, как надуется моя тетушка! Здравствуйте, лорд Линдет!
На дочь хозяев дома, которая была застигнута врасплох неожиданно явившимися гостями, мисс Вилд явно не тянула, что было заметно любому хорошему наблюдателю – не хватало естественности. Но если эту сцену рассматривать как выход, то получилось просто великолепно! Сэр Уолдо совсем не был удивлен, когда увидел, что у лорда Линдета перехватило дыхание. Он и сам подумал о том, что впервые в жизни видит такое ангельское личико, а ведь ему было больше двадцати трех лет и он уже был слишком зрелым для того, чтобы оставаться по-юношески впечатлительным.
Бархатные ленты украшали креповое платье небесно-голубого цвета. И эти ленты, и ткань были одинакового насыщенного цвета, но не ярче глаз Теофании, к которым и было приковано все внимание, обоих кузенов. Она грациозно стояла на лестнице, положив одну ручку в перчатке на балюстраду. Маленькие губы образовали милую улыбку и обнажили белые зубки. Образ девушки порадовал бы любое мужское сердце.
«О, боже мой! – подумал сэр Уолдо. – Попались мы!»
Выждав строго выверенную паузу, она продолжила свое плавное схождение с лестницы. Джулиан стоял неподалеку и зачарованно смотрел на нее. Он не сразу справился с первым потрясением, а когда все-таки справился, то бросился ей навстречу и проговорил, запинаясь:
– М-мисс Вилд! Вот… Наконец мы и встретились!
Она протянула ему руку и улыбнулась еще шире, от чего на ее нежных щечках образовались чудесные ямочки.
– Наконец? Но, по-моему, с тех пор, как я оторвала вас от вашей рыбалки, прошло не больше недели. Вы были так раздражены! Помнится, на вашем лице было такое выражение!
– Никогда! – смеясь, объявил он. – Такое выражение на моем лице появилось разве что на прошлой неделе в Мейноре. Впрочем, раздражение – это еще не то слово, чтобы описать мое состояние тогда!
Он рискнул чуть сжать ее ладошку, прежде чем отпустил ее. Он повернулся и представил ей своего кузена.
Сэр Уолдо сильно – и совершенно справедливо – подозревал, что Теофания нарочно поджидала их на верхней ступеньке лестницы, поэтому оказался способным оценить, с каким артистизмом она справилась со своей задачей.
Он поклонился ей, поздоровался и при этом строго контролировал себя. В его манерах была смесь учтивости с безразличием. Фанни, привыкшая к выражению по отношению к ней со стороны мужчин безоговорочного восхищения, была этим задета. Она не очень долго жила под крышей дома своего дядюшки в Портленд Плейс, но не тратила там времени зря. И это позволило ей сейчас же догадаться о том, что несмотря на свой высокий титул лорд Линдет – обыкновенное ничтожество по сравнению со своим великолепным кузеном.
Тронуть сердце Совершенного – пусть временно – это успех, которым может гордиться настоящая леди и который выгодно выдвигает ее из общего ряда женщин. А пробудить в нем длительную страсть – это было бы оглушительным, потрясающим триумфом! Хотя поговаривали, что на его счету немало любовных похождений, но речь всегда шла об уже замужних женщинах. А те романы, которые у него время от времени появлялись, заканчивались не скандалами, а убежденностью окружающих в том, что для него это было серьезно.
Выполнив скромный и сдержанный реверанс, Фанни подняла свои глаза к его лицу, окатив его открытым, невинным взглядом. До этого дня она видела его только издалека и теперь разглядела, насколько это привлекательный мужчина. Он был даже более элегантным, чем она подозревала. Но вместо того, чтобы показывать ей свое открытое восхищение, он смотрел на нее по большей мере с оживленным любопытством. Это ей очень не понравилось. Улыбнувшись лорду Линдету, она сказала:
– Отведу вас к тетушке, хорошо? Тогда она не будет на меня сердиться.
Миссис Андерхилл и не думала сердиться, хотя она была просто шокирована тем, что двое самых дорогих гостей вошли в дом вот так запросто, не удостоившись объявления об их прибытии. Когда уже после вечера она узнала от обиженного ее упреками лакея о том, что все было подстроено Теофанией, миссис Андерхилл была ошеломлена. Она воскликнула:
– Что они могли подумать?!
Лакей весь задрожал, а Фанни, проглотив все упреки в нарушении этикета, только засмеялась и объявила – на правах человека, три месяца прожившего в свете – что лорду Линдету и Совершенному как раз и не нужны были никакие скучные церемонии.
Лорд Линдет был слишком потрясен ее красотой, чтобы обратить внимание на то, что бесцеремонно взяв его за руку, она тем самым еще раз нарушила этикет. Что касается объявления о прибытии его и кузена, то на самом деле он бы только одобрил его. Сэр Уолдо, следовавший за молодой парочкой, готов был назвать бесцеремонность Фанни даже чем-то замечательным, если бы она обращалась на какого-нибудь другого молодого человека, а не на его кузена. Он ни в коей мере не нес ответственности за Джулиана, но он любил этого мальчика и отлично знал, что отпуская его с ним в Йоркшир, тетушка Линдет тем самым намекала на то, что надеется на надлежащий присмотр за единственным сыном. Лорда Линдета нужно было оберегать от попадания во всякие истории. До сих пор от сэра Уолдо не требовалось предпринимать каких-либо мер. Все было нормально. Однако, теперь… Теофании, несомненно, очень польстило бы, если бы она узнала о том, что сэру Уолдо достаточно было бросить на нее один-единственный взгляд, чтобы понять, что она представляет для Джулиана несомненную опасность.
Войдя в гостиную и осмотревшись по сторонам, сэр Уолдо понял, что вечер ему предстоит провести в том же обществе, что и на ужине у сквайра. Он приготовился к смертельной скуке, то есть именно к тому, что предсказывала сама хозяйка вечера.
– Нельзя же вызвать силой воображения тех людей, которых нет в природе. Даже если очень хочется, чтобы они были у тебя на вечере, – говорила мисс Андерхилл мисс Трент. – Миссис Миклби позаботилась о том, чтобы пригласить на свой вечер приличных людей со всей округи, черт возьми! Она-то, наверное, сейчас потирает руки и думает, что я приглашу к себе Шилботлов, или Тамбисов, или Ранглов! Ну, так вот – она жестоко ошибается!
Мисс Трент мягко напомнила о том, что Шилботлы очень приятные люди, но на это ей тут же было резко сказано:
– Приятные? Возможно! – Миссис Андерхилл сверкнула очами. – Но не светские! Господин Шилботл каждый день отправляется в Лидс на свою фабрику! Неужели вы думаете, что я его близко подпущу к лорду?! Может, вы еще посоветуете мне отослать открытку Баджерам?! Нет уж! Пусть уж лучше сэр Уолдо и его светлость испытают смертную скуку, чем отвращение! – Она погрузилась в мрачное молчание, но потом с надеждой проговорила: – По крайней мере в одном они не разочаруются! Я организую потрясающий стол!
Угощение, которое было предложено гостям, действительно было обильным. Две очереди, четыре смены, множество закусок и прочих блюд. Тут был и огузок говядины, приготовленный а ля Мантуа, и восковые кузовочки с пильчатыми креветками и лангустами, апельсиновое суфле, спаржа и прочие деликатесы, которыми славился дом миссис Андерхилл.
Мисс Трент не присутствовала за общим столом, но сразу после ужина спустилась вниз, вернее, свела вниз Шарлотту. Как раз в этот момент в гостиную зашел сэр Уолдо с прочими джентльменами. Он сразу узнал мисс Трент. На ней было креповое платье с сиреневыми лентами и длинными рукавами, закрытый корсаж, как и приличествовало гувернанткам, но все это не мешало быть ей, в его глазах, самой привлекательной леди из всех присутствовавших. Выждав для приличия немного времени, он прямиком направился к ней.
Пространство в гостиной было освобождено от стола для танцев. Музыканты, нанятые в Хэрроугейте, стали настраивать свои инструменты. Миссис Андерхилл сказала, что, по ее мнению, молодым людям захочется потанцевать, но сэр Уолдо совершенно свободен в своих действиях и может не принимать в этом участия. Как пожелает, одним словом. Он предпочел воспользоваться ее советом и отказаться от танцев. Уж лучше стоять в толпе поседевших джентльменов, чем кружиться с множеством девиц в провинциальных танцах. Однако, когда был объявлен первый тур и стали формироваться пары, он подошел к мисс Трент и пригласил ее на танец. Видно было, что предложение это ей очень понравилось, но она решительно отклонила его.
– Какой резкий отпор! – заметил сэр Уолдо. – Вы что, мэм, хотите тем самым сказать мне, что не танцуете?
Она была застигнута врасплох этим неожиданным ответом на ее отказ и смутилась. Вскоре она справилась с собой, однако в голосе ее уже было гораздо меньше холода и спокойствия, чем обычно:
– Да, то есть нет! Конечно, я танцую, но просто… Просто я хочу сказать, что…
– Продолжайте, продолжайте! – подбодрил он.
Но мисс Трент запнулась, досадуя на саму себя за то, что повела себя так неуклюже.
– Вы танцуете, но не с… не с джентльменами, которые привержены какому-нибудь делу, в особенности спорту, не так ли?
Она бросила на него быстрый взгляд.
– Разве я так говорила?
– Да, и притом тоном крайнего осуждения. Правда, вы еще не говорили конкретно о том, что не желаете танцевать со мной. Но это только потому, что вопрос раньше не возникал.
– Я и сейчас не говорила вам этого, сэр! – ответила она. – Я сказала, и, по-моему, вполне учтиво, что я не танцую! Вообще!
– После этого, – напомнил он ей с улыбкой, – вы уточнили, что танцуете, но… Продолжать вы не стали, потому что этикет взял верх, насколько я понял. Вы запнулись в смятении, и я пришел к вам на помощь. Только очень хочется узнать, чем же я навлек на себя такое неодобрение с вашей стороны?
– Вы ошибаетесь, сэр. Вы ничего не сделали для того, чтобы я относилась к вам с неодобрением!
– Значит, просто фантазирую, мисс Трент? Как-то не верится, хотя и очень хочется, чтобы вы меня в этом убедили. Может, мы все-таки примем участие в этом туре?
– Сэр Уолдо, вы толкаете меня на неприличный поступок!
– Отчего же он неприличный?
– Потому что я не могу танцевать ни с вами, ни с кем-либо другим! Я здесь не гостья, а гувернантка!
– Да, но что поделаешь, если вы здесь самая незаурядная женщина? – развел руками сэр Уолдо.
Она подняла на него изумленный взгляд.
– Значит, вы знали обо мне? И зная, пригласили меня на танец? Мм… Что ж, я очень признательна вам, но, отказываясь, вынуждена еще заметить, что ваши поступки с точки зрения приличий и этикета весьма странны! Подойти к гувернантке вместо того, чтобы подойти к мисс Вилд!
– Мой юный кузен сумел меня в этом опередить. Только не надо перечислять мне список имен тех барышень, к которым мне следует подойти раньше, чем к вам. Все они очень приятные, две или три из них хорошенькие, но все они до жути неинтересные! Впрочем, я рад, что вы не танцуете! Мы с вами лучше просто поговорим.
– Ничего не получится! – решительно сказала она. – Я гораздо ниже вас по статусу, сэр!
– Ну, ну, не надо скромничать! – сказал он. – Особенно племяннице генерала!
На секунду она подумала, что он смеется над ней, но затем они встретились глазами, и она поняла: смешинки эти оттого, что он надеется на высокую оценку его шутки с ее стороны. Губы у нее дрогнули, когда она проговорила:
– Это в-вам миссис Андерхилл рассказала? О, боже! Не знаю, думаете ли вы о том, откуда она сама узнала об этом, от меня или нет, но я клянусь вам, что не от меня!
– Что вы так волнуетесь? Наверно, вы посвящаете дядюшку в тему каждого вашего разговора и поступка, а теперь вспомнили и сокрушаетесь о том, что каким-то образом забыли ему рассказать о вашем знакомстве, да?
Она едва не задохнулась от негодования.
– Вы хотите, чтобы я смеялась вместе с вами? Прекратите, прошу вас! Я умоляю вас, сэр Уолдо! Если вам так хочется поговорить, идите и поговорите с миссис Миклби или леди Коулбатч! У меня в семье может быть двадцать генералов, но от этого я не перестаю быть гувернанткой. А вам должно быть известно, что на таких вечерах долг гувернантки всегда оставаться в тени!
– Как напыщенно! – заметил он.
– Вовсе не напыщенно! Просто это… Это норма поведения в обществе! Если я буду выделяться, то обо мне будут думать, что я поступаю неприлично, и будут правы! Я уже чувствую, что, например, миссис Баннингхэм мучает любопытство: что это вы так задержались возле меня и о чем мы с вами можем разговаривать? Своим поступком вы, сэр Уолдо, нарушаете порядок. Вы, конечно, стоите очень высоко, чтобы заботиться об общественном мнении, но спешу вас уверить, что мне это небезразлично!
– О, я вовсе не так высокомерен, как вам кажется, – ответил сэр Уолдо. – Мне совсем не хочется нарушать принятый порядок, поверьте! Просто мне очень трудно представить себе, что какая-нибудь местная матрона, пусть даже самая надменная из всех, может найти что-либо предосудительное в том, что я решил завязать небольшой разговор с племянницей моего знакомого. Наоборот! Если бы я этого не сделал и даже не подошел бы к вам на протяжении вечера, с моей стороны это было бы нарушением всех мыслимых приличий!
– Вы знакомы с моим дядей? – строго спросила она.
– Разумеется, знаком. Мы оба являемся членами одного и того же клуба. Хвастаться я не стану. Он старше и намного заслуженнее меня. Единственное, что нас связывает – это знакомство. На большее я и не претендую.
Она улыбнулась, но посмотрела на него испытующе.
– Скажите, а вы знакомы с его сыном, сэр? С моим кузеном господином Бернардом Трентом?
– Нет, насколько я помню. А что, мне бы следовало его знать?
– О, нет! Он еще очень молод. Впрочем, у него есть друзья в вашей лиге светских господ, увлекающихся спортом. Просто я подумала, что вы, может быть, встречались с ним как-нибудь…
– Не имел чести, – сказал он, покачав головой.
В этот момент к ним подошел сэр Ральф. Воспользовавшись предоставившимся удобным случаем, мисс Трент извинилась и ушла искать Шарлотту. Вскоре она увидела ее танцующей с Артуром Миклби. С оттенком досады и одновременно весело она осознала, что за то время, пока она была отвлечена разговором с сэром Уолдо, девочка умудрилась затащить на очередной тур Артура. Она знала также, что очень многие матери на месте миссис Андерхилл обрушили бы на нее справедливые упреки в том, что она не следит за своей подопечной, как подобает приличной гувернантке. Девушке возраста Шарлотты разрешалось согласно этикету спуститься вниз только на час, чтобы посмотреть на танцы со стороны. После этого она должна была, скромно опустив глаза, подняться к себе в спальню. Впрочем, мисс Трент совсем не удивилась, увидев, с каким благодушием миссис Андерхилл взирает на танцующую дочь. Мисс Трент также не удивилась, когда узнала, что танцевать Шарлотте разрешила сама мать.
– Вообще-то мне следовало отказать ей, – призналась миссис Андерхилл. – Но я люблю смотреть на то, как развлекается молодежь. К тому же она ведь не позволяет себе ничего предосудительного? Я не вижу ничего плохого в том, чтобы она приняла участие в двух-трех контрдансах, поскольку вальса у нас не планируется, можете на меня положиться.
И потом – это же неофициальный бал. Вот если бы был официальный, тогда другое дело. – Она оторвала взгляд от Шарлотты и мягко проговорила: – Если кто-нибудь из джентльменов пригласит вас на танец, дорогая, вы, конечно же, сразу идите. Никого это не удивит, особенно после вашего разговора с сэром Уолдо. Вы чирикали словно старые друзья.
– Он расспрашивал меня о моем дядюшке! – ответила мисс Трент, поспешно ухватываясь за тему, предложенную Совершенным. Впрочем, щеки ее заметно порозовели. – Они знакомы друг с другом.
– Ага! Именно это я и говорила миссис Баннингхэм! – кивнула миссис Андерхилл. – О, говорю, вы можете не сомневаться в том, что сэр Уолдо знаком с генералом, и они разговаривают как раз о нем, а заодно вспоминают общих лондонских друзей! Ничего не может быть более естественным, говорю, ибо у мисс Трент очень хорошие и большие связи в столице. Все это я ей сказала, и миссис Баннингхэм прямо вся пожелтела! Вот поверьте мне! Все говорят про меня, что я считаю себя оскорбленной, когда никто и не думал меня оскорблять. Так вот, должна заметить, что в округе я не одна такая. Но дело не в этом. У меня к миссис Баннингхэм есть кое-какой счет за то, что она вела себя со мной так чванливо на вечере у главы судебной и исполнительной власти! – Сведя брови, она добавила: – Впрочем, удовольствие всегда чем-нибудь да будет подпорчено. Не стану скрывать от вас, милая мисс Трент, что меня очень тревожит то, какими глазами лорд Линдет смотрит на нашу Фанни. Клянусь, он уже попался к ней в сети. Видите, какой у него взгляд? Это взгляд человека, потерявшего голову! И главное, всем это видно!
Отрицать это обстоятельство было невозможно. Мисс Трент и сама думала, что все было бы прекрасно, если бы он не смотрел на девушку со столь открытым восхищением. А Фанни, падкая на лесть, развернулась во всей своей красе. На щеках у нее светился мягкий румянец. Глаза горели будто сапфиры. На губах блуждала очаровательная, соблазнительная улыбка. С полдесятка молодых джентльменов умоляли ее пойти с ними на первый тур. Она разбрасывала обещания направо и налево, а в итоге подала руку лорду Линдету. Она заняла место рядом с ним, а в это время оставались еще три девицы, которым не повезло найти партнеров на танец. Впрочем, на них Фанни предпочитала не обращать внимание.
– Мисс Трент, если он решит, что сможет встать с ней на танец больше чем два раза, то… то я этого просто не позволю! – внезапно проговорила взволнованная миссис Андерхилл. – Вы должны сказать ей, что она не должна так поступать! На меня она не обращает никакого внимания, а к вам прислушивается. К тому же ее дядюшка поручил девочку именно вашим заботам!
Анцилла улыбнулась, но сказала:
– Она не пойдет против вашей воли на людях, мэм. Впрочем, я, конечно, обо всем позабочусь, если лорд Линдет вздумает пригласить ее на третий танец. Но, надеюсь, этого не произойдет.
– Господи, что вы такое говорите! У него такой вид, словно он собрался пригласить ее на все танцы от первого до последнего!
– Да, ему очень бы этого хотелось, но он знает также, что не может так поступить. Это человек с хорошим воспитанием и четким понятием о приличиях, мэм. Думаю, он даже не станет пытаться подходить к ней после второго танца. И между прочим, мэм, у меня такое ощущение, что Фанни сама не позволит ему нарушать порядок.
– Это Теофания-то?! – не веря своим ушам, воскликнула миссис Андерхилл, рискуя привлечь постороннее внимание. – Да ведь у нее не больше понятий о приличии, чем у кухонной кошки!
– Увы, это так. Но не забывайте, что она талантливая кокетка, мэм! – На лице у миссис Андерхилл отразился почти суеверный ужас. Глядя на нее, мисс Трент не могла удержаться от смеха. – Прошу прощения. Конечно, это не очень хорошо, да и рано еще для нее, но… Согласитесь, что простое кокетничанье с Линдетом не повергнет вас в дрожь?
– Да, но ведь он лорд! – возразила миссис Андерхилл. – Вы же сами неоднократно слышали ее заявления о том, что она рассчитывает выйти замуж за одного из подобных господ!
– Мы должны убедить ее в том, что не стоит разменивать себя на простых лордов, а нужно сразу метить выше, – беззаботно отозвалась Анцилла.
Танец подошел к концу и вскоре к вящему своему удовлетворению мисс Трент поняла, что не ошиблась в прогнозе. На третий танец Фанни пошла с Артуром Миклби, а буланжер она танцевала с Джеком Баннингхэмом. Лорд Линдет тем временем отдал должное мисс Коулбатч и мисс Чартли.
Мисс Трент, успокоившись, вывела Шарлотту из шумной группы молодых людей и, невзирая на все ее возражения, увела наверх в спальню. Шарлотта жаловалась на плохое обращение с собой. Разве можно уводить ее спать без второго ужина? Она рассчитывала в этот вечер в первый раз в жизни отведать шампанского. Мисс Трент, с трудом скрывая облегчение, передала девочку с рук на руки старой няньке, а сама вернулась в гостиную.
Войдя туда, она поняла, что музыканты устроили себе перерыв. Она не обнаружила миссис Андерхилл и решила, что та удалилась в соседнюю комнату, где пожилые гости играли в вист. Не увидела она и Фанни. Вот это было плохим предзнаменованием. По-настоящему она взволновалась, когда поняла, что в зале нет и лорда Линдета. Она принялась лихорадочно обдумывать, куда пойти их искать, и в этот самым момент у нее за спиной раздался голос:
– Ищете свою вторую подопечную, мисс Трент?
Она быстро повернула голову и обнаружила рядом с собой сэра Уолдо, который насмешливо смотрел на нее. Он ловко, одним пальцем, раскрыл табакерку и вытащил оттуда небольшую щепотку нюхательного табаку.
– Они на террасе, – сказал он.
– О, нет! – непроизвольно вырвалось у ней. Он удивленно посмотрел на нее.
– Ну, возможно, они поддались соблазну совершить небольшую прогулку по саду, – допустил он. – Во всяком случае, первоначально они собирались выйти на террасу.
– Судя по всему, это ваш кузен лорд Линдет увлек ее туда!
– Вы так считаете? А мне что-то подсказывает, что инициатива исходила как раз от юной мисс Вилд.
Она прикусила губу.
– Она еще очень молода. Только-только вышла из школьного возраста.
– Тем более озабоченными должны ощущать себя ее родственники, – сказал он, продолжая свою линию.
Внутренне она была полностью согласна с сэром Уолдо, поэтому ей было чрезвычайно трудно придумать что-либо в оправдание поведения Теофании.
– Она… Девочка очень своевольна и не знает о… Но ведь ваш кузен благосклонно позволил ей увести себя на террасу!
Тоже хорош! Вы должны были остановить его!
– Моя милая мисс Трент, я ведь не являюсь гувернером Линдета! И мисс Вилд тоже, слава Богу!
– Вы смеетесь? Отлично! – очень сурово проговорила Анцилла. – Смейтесь, сэр! Вы не являетесь гувернером мисс Вилд, зато я являюсь ее гувернанткой! То есть… Во всяком случае, я несу за нее ответственность! И мне сейчас совсем не до смеха! Нужно что-то сделать!
Договаривая, она стала осматриваться вокруг себя. Брови у нее были сурово сдвинуты. На дворе стоял теплый июньский вечер. В гостиной было жарко и душно. Многие девушки раскраснелись и это им было не к лицу. Понимая это, они усиленно обмахивались веерами. Накрахмаленные кружева на сорочках джентльменов поникли. Внезапно бороздка, пролегавшая у мисс Трент между бровями, исчезла. Она приблизилась к группе молодых людей, где была мисс Чартли, красивая мисс Коулбатч, младшая из дочерей сквайра, а также их кавалеры. Очаровательно улыбнувшись, мисс Трент сказала им:
– Очень жарко, не правда ли? Я не рискну отпирать окна, вы знаете, какой тут поднимется крик. Может, хотите выйти на несколько минут проветриться? Сегодня такая чудесная лунная ночь! Ни ветерка! Я попрошу слуг отнести на террасу лимонад. Только если пойдете, наденьте шали!
Предложение было воспринято с шумным одобрением джентльменов и дочери сквайра, которая даже захлопала в ладоши и воскликнула:
– О, как замечательно! Пойдемте скорее!
На лице мисс Чартли, которая не знала, как посмотрит на это ее мама, отразились колебания. Но в конце концов она решила, что мисс Трент не предложит ничего дурного. К тому же проветриться действительно хотелось.
Уже через несколько минут находчивая леди собрала вокруг себя пять-шесть пар молодых людей, шепнула кое-что на ухо изумленному Тоттону и потом пошла успокоить родителей ребят. Подойдя к матерям семейств с мягкой уверенной улыбкой, она сказала, что вынуждена была уступить уговорам их отпрысков и позволила им совершить вечерний моцион на террасе – разумеется, под ее строгим присмотром – прежде чем вернуться к танцам. Она лично будет следить за тем, чтобы никто не подхватил простуды и вообще уже должна бежать проверить, все ли девушки накинули шали.
Сэр Уолдо высоко оценил это талантливо исполненное представление, ибо сам был его внимательным зрителем. А когда мисс Трент повела стайку молодых людей на террасу, он направился вместе со всеми. Анцилла вновь обнаружила, что идет вместе с ним. Его улыбка приводила ее в смущение.
– Неплохо исполнено! – похвалил он ее, задвинув тяжелый занавес, который находился прямо за окном, выходившим на террасу. Таким образом салон был начисто отрезан от террасы.
– Спасибо! Надеюсь, что мне удалась моя уловка, хотя есть опасность, что мое поведение как гувернантки показалось им несколько странным, – ответила она, выходя под свет луны.
– Вовсе нет. Вы сыграли роль очень достойно и заслуженно снискали мое восхищение, – сказал он, подходя к ней. Он поднял монокль и через него обозрел сцену чудесного вечера и гуляющей молодежи. – Если наша парочка решила пойти погулять и передо мной встанет задача идти искать их, то этой участи не позавидуешь. Хотя нет! Слава богу, благоразумие им не изменило! Какая удача! Теперь мы можем расслабиться.
– Да, действительно, – ответила она ему с предельной сердечностью. – Когда вы спокойны, сэр, на вас просто приятно посмотреть, а когда волнуетесь – страшно!
Он рассмеялся, но прежде чем успел что-нибудь ответить, она отошла от него на минуту, чтобы накинуть Фанни на плечи шарф.
Кортни Андерхилл ждал этого момента целый вечер. Только сейчас Совершенный в первый раз остался один. Кортни решил не упустить такую возможность. Он подскочил к нему, как только мисс Трент отошла, и очень вежливо спросил, не желает ли сэр Уолдо шампанского, потому что он может принести. Он тут же прибавил, опасаясь, как бы сэр Уолдо не отшил его как недостойного обращаться к нему:
– Я Андерхилл, сэр.
Сэр Уолдо отказался от шампанского, однако, сделал это так дружелюбно, что Джек Баннингхэм был полностью повержен. Дело в том, что он предсказал, что любая попытка Кортни вызвать сэра Уолдо на разговор потерпит полный провал.
Сэр Уолдо с улыбкой проговорил:
– Мы ведь, кажется, виделись с вами в Мейноре, не так ли? И потом, если я не ошибаюсь, вы были на хэрроугейтской дороге на кобыле любопытной масти. С полосами, верно?
Лучшего повода для беседы и придумать было нельзя. Прошло всего несколько минут, и Кортни уже дотошно выпытывал у сэра Уолдо обо всех его реальных и придуманных молвой подвигах. Сэр Уолдо с достоинством терпел эти излияния довольно долгое время, но, наконец, прервал молодого Андерхилла словами:
– Господи, сколько же можно вспоминать о моих юношеских глупостях! Я-то думал, что навсегда оставил их в прошлом!
Кортни был шокирован этими словами, а мисс Трент, которая стояла в пределах слышимости, подумала, что то хорошее впечатление, которое произвел на нее Совершенный при первой встрече, было далеко не таким ошибочным, как ей уже неоднократно казалось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Верх совершенства - Хейер Джорджетт

Разделы:
1234567891011121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Верх совершенства - Хейер Джорджетт



в маленький городок приезжает светский лев вместе с титулованным кузеном, чем вызывает фурор в местном обществе. есть ли шансы и у кого - скромной дочери священника, благовоспитанной гувернантке или юной наследнице огромного состояния - завоевать кого-то из них, а прежде всего - мистера Совершенство.. ? я бы так написала аннотацию... читайте, мне понравилось, очень в духе остин и эпохи вообще.
Верх совершенства - Хейер Джорджеттюля
3.05.2014, 20.18





Получила удовольствие и от самого чтения и от персонажей, их характеров. Тем кто любит читать.
Верх совершенства - Хейер Джорджеттиришка
7.05.2014, 22.35





Напоминает пьесу Чехова: тонкий сарказм, много действующих лиц, быт и устои. На 3 главе я решила, что "м-р совершенство выберет себе гувернантку,а юному кузену достанется красивая наследница, хочется проверить права ли я?
Верх совершенства - Хейер ДжорджеттНюта
6.12.2014, 19.45





ну что-же я ошиблась ровно на половину. Мне показалось это пьеса затянутой и нудной, дочитала лишь из спортивного интереса.
Верх совершенства - Хейер ДжорджеттНюта
9.12.2014, 10.51





А как по мне, то юная красавица сразу отпала. Думала, что возможно позже появится кто-то, кто ее очарует, но чем дальше читаешь, тем меньше эта вероятность))) rnМне нравятся все романы Дж. Хейер, которые я успела прочитать
Верх совершенства - Хейер ДжорджеттТатьяна
21.05.2015, 16.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100