Читать онлайн Опасное богатство, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - ГЛАВА XVIII в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасное богатство - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасное богатство - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасное богатство - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Опасное богатство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА XVIII

На следующее же утро мисс Тэвернер отправила своего грума в Лондон со срочным поручением прислать ей в Брайтон ее фаэтон. И, как только он прибыл, а лошади чуть отдохнули, она поразила весь Брайтон, помчавшись на своем фаэтоне (и правя им сама!) в библиотеку Дональдсона, чтобы поменять там книги. Ни один прохожий, наблюдая за холодной и уверенной в себе Джудит в этот самый многолюдный для улиц города час, даже и представить себе не мог, каких огромных душевных сил стоило ей выглядеть такой равнодушной. На берегу Стейна она встретила капитана Аудлея и пригласила его к себе в фаэтон, а потом прокатила его до Чейлибит Сиринг и обратно. В тот же вечер на балу, состоявшемся в Замковой гостиной, два-три человека отважились высказать по этому поводу мнение. Мисс Тэвернер приподняла брови и спокойно произнесла:
– Мой фаэтон? Да, он только что прибыл из Лондона. Произошла какая-то мелкая поломка, и мне пришлось отослать его к каретному мастеру. Поэтому в последнее время вы видели, что я не езжу, а хожу пешком. Вы наверняка знаете, что я привыкла править сама, куда бы я ни ездила. – Джудит с улыбкой прошла мимо-говоривших и отвесила им поклон.
– Превосходно, мисс Тэвернер! – прошептал мистер Брюммель. – Вы настолько способная ученица, что, будь я хотя бы на десять лет помоложе, я бы, ни минуты не колеблясь, стал бы просить вашей руки.
Джудит рассмеялась.
– Даже представить себе не могу, что такое возможно! А, вообще, сэр, вы хоть раз в своей жизни делали кому-нибудь предложение?
– Да, однажды делал, – довольно меланхолично ответил мистер Брюммель. – Но из этого ничего не вышло. Я выяснил, что она ест капусту. Так что еще мне оставалось, кроме как порвать с нею все отношения?
Если появление мисс Тэвернер в фаэтоне и не положило конец всем критическим толкам по поводу ее нашумевшего прибытия в Брайтон, то оно по крайней мере заставило замолчать многие злые языки. Вскоре ее привычку самой править экипажем, куда бы она ни ехала по всему Брайтону, стали считать своего рода капризом, позволительным леди, обладающей наследством в восемьдесят тысяч фунтов. И хотя высокопоставленные вдовы, не считая двух-трех особ, почти все и согласились не придавать особого значения ее чудачествам, был в Брайтоне один человек, который, по всем признакам, прощать Джудит не собирался. Этим человеком был лорд Ворт. Он по-прежнему старался держаться от мисс Тэвернер в стороне, а если они где-то встречались, вел себя с холодной официальностью. Это все свидетельствовало о том, что события в Кокфильде еще были очень свежи у него в памяти. Много раз Джудит и себя, и Ворта уверяла, что ее неприязнь к нему достигла таких пределов, что хуже и не бывает. Теперь же ей оставалось только одно – обращаться с лордом Вортом так же холодно, как и он с нею. И потому она начала флиртовать с капитаном Аудлеем. Капитан был всегда готов всячески ей угодить. К тому времени, как они два раза в одной паре потанцевали на балу и провели полвечера вместе, а два раза их видели вдвоем, когда они катались по Параду в высоком фаэтоне, по городу уже довольно открыто высказывались мнения, что капитан и будет «тем самым счастливчиком».
Даже миссис Скэттергуд начала относиться к этим разговорам всерьез. Примерно неделю она молча наблюдала за всем происходившим, а потом, в один из вечеров, когда кончился ужин, решилась высказаться на эту тему вслух.
– Джудит, любовь моя! – начала миссис Скэттергуд, поглощенная вязанием длиннющей каймы. – Я не помню, говорила ли я вам, что встретила сегодня утром на Ист-стрит леди Дауншир? Вам следует знать, что обратно на Вестфильд Лодж я пошла вместе с нею.
– Нет, вы мне про это ничего не говорили, – откладывая в сторону книгу, произнесла мисс Тэвернер. – А по какой причине вам нужно было мне про это рассказывать?
– Абсолютно ни по какой! Однако должна признаться, я пришла в некое замешательство, потому что она у меня спросила, когда вы с капитаном Аудлеем собираетесь объявить о своей помолвке. Я даже не нашлась, что ей ответить!
Джудит засмеялась.
– Дорогая мадам! Я надеюсь, вы ей сказали, что вы этого не знаете?
Миссис Скэттергуд бросила на Джудит быстрый взгляд.
– Можете быть уверены, я ей сказала, что не имею никакого представления ни о какой такой помолвке. Но дело в том, моя милая, что люди начинают удивляться, почему вы оказываете такое предпочтение именно Чарльзу. Вы не должны на меня обижаться за мою откровенность.
– Обижаться? Да за что?
Миссис Скэттергуд несколько встревожилась.
– Но, Джудит, может быть, вы действительно намереваетесь выйти замуж за Чарльза?
Мисс Тэвернер хитро улыбнулась и сказала:
– Я вижу, вы уже больше ничего не видите и не можете заниматься своей каймой, мадам. Позвольте мне позвонить, чтобы вам принесли сюда свечи для работы!
– Умоляю, не смейтесь надо мною! – попросила миссис Скэттергуд. – Я о Чарльзе ничего такого сказать не могу. Наоборот, я его очень высоко ценю. Но ведь он – младший сын, моя дорогая, и к тому же без малейшей перспективы на будущее! Вы ведь понимаете, что никак нельзя предположить, что Ворт ради него останется холостяком! Я могла бы вам назвать очень многих молодых особ, которые в открытую заигрывают с ним. Ничуть не сомневаюсь, что рано или поздно Ворт непременно станет подумывать о женитьбе.
– Я буду рада пожелать ему счастья, если такое произойдет! – резко ответила Джудит. Она снова взяла в руки книгу, прочла в ней несколько строчек и снова положила на стол. Потом, с некоторой надеждой в голосе, спросила: – А… Это лорд Ворт попросил вас выяснить, действительно ли я собираюсь выйти замуж за капитана Аудлея, или еще кто-нибудь?
– Ворт? Нет, нет, честное слово, не он! Он со мною на эту тему даже не говорил.
Мисс Тэвернер снова погрузилась в книгу. На лице ее появилось такое суровое выражение, что миссис Скэттергуд – сочла, что будет более благоразумно на этом их разговор закончить.
Миссис Скэттергуд не знала, что и подумать. Ее природная смекалка подсказывала ей с самого начала: маловероятно, чтобы Джудит влюбилась в капитана. Если бы она не собиралась выходить за него замуж, то сделанного миссис Скэттергуд намека, что-де люди начали соединять их имена воедино, было бы вполне достаточно, чтобы Джудит повела себя с капитаном более осторожно. Однако намек этот никакого действия не возымел. Мисс Тэвернер продолжала флиртовать с капитаном. Будучи в отличном настроении, Перегрин как-то с улыбкой заметил своему кузену, что, по его мнению, эта пара могла бы отлично подойти друг другу.
– Аудлей и ваша сестра? – ответил кузен, чуть побледнев. – Да это просто невозможно!
– Невозможно? А почему? – поинтересовался Перегрин. – Могу заверить вас, что он отличный малый, совсем не такой, как Ворт. Когда я его увидел в самый первый раз, я тут же про себя подумал, что он прекрасно подошел бы для Джудит. Я уверен, что они хорошо понимают друг друга. Я говорил об этом с Джу, но она только покраснела и засмеялась, а никакого ответа так и не дала.
У самого Перегрина его личные дела вскоре стали складываться еще лучше. В последнее время у него уже вошло в привычку ездить верхом в Вортинг по два раза в неделю и оставаться там на ночь у Фэйрфордов. Вернувшись как-то из подобной поездки, он сообщил сестре, что сэру Джеффри очень не нравится полная неопределенность в делах, связанных с помолвкой ее дочери и Перегрина, и посему он собирается в Брайтон, чтобы выяснить все у лорда Ворта.
С чувством глубокого удовлетворения Перри произнес:
– Посмотрим, что он ответит на это. Пусть Ворт никак не внимает исходящим от меня просьбам, но не обратить внимания на сэра Джеффри, человека в таком возрасте и такого высокого ранга, он просто не сможет. Мне кажется, что скоро зазвучат наши свадебные колокольчики.
Джудит ответила:
– Я не очень-то в это верю, хотя мне бы этого очень хотелось. И я немало удивлюсь, если сэр Джеффри сумеет лучше убедить Его Светлость, чем это удалось нам.
Однако Перегрин был по-прежнему настроен оптимистически, и очень скоро оказалось, что для этого у него были основания. В один из вечеров они сидели за ужином в своем доме на Морском Параде, когда дворецкий принес визитную карточку сэра Джеффри. Перегрин тут же выбежал его встретить и узнать, что нового. Миссис Скэттергуд в это время бросила строгий взгляд на блюдо с омаром и послала распоряжение повару подавать к столу дрожжевой пирог с гусиными потрошками и фрикандо из телятины. Вдобавок, она сомневалась, подойдут ли к такому ужину сырные пирожки. Миссис Скэттергуд было очень жаль, что за ленчем они съели весь на редкость удачный торт со взбитыми сладкими сливками и вином. В этот самый момент Перегрин ввел в комнату своего дорогого гостя. Джудит взглянула на брата и по его лицу сразу догадалась, что сэр Джеффри привез добрые новости. Глаза у Перри сверкали. Когда Джудит встала, чтобы пожать сэру Джеффри руку, Перегрин не выдержал и воскликнул:
– Ты была не права, Джу! Все скоро будет сделано как надо! Я так и знал! Я женюсь в конце июля! Пожелай же мне счастья!
Мисс Тэвернер взглянула на брата с большим недоумением. Ей казалось, что такое просто невозможно!
– Я так рада, так рада! Я желаю тебе большого счастья! Но как же все случилось? И лорд Ворт даст свое согласие?
– Ах, наверняка даст! Почему бы ему не дать? Однако сэр Джеффри попозже сам нам обо всем расскажет. Лично я доволен уже тем, что знаю.
Мисс Тэвернер пришлось умерить свое любопытство, а ей так не терпелось поскорее узнать, как же все получилось, какими аргументами удалось убедить Ворта. Пока что она лишь сердечно предложила сэру Джеффри присесть. Все чувствовали, что будет неприлично в присутствии слуг обсуждать беседу сэра Джеффри с лордом Вортом. И только после того, как все собрались в гостиной, Джудит полностью удовлетворила свое любопытство.
В силу разных причин, сэр Джеффри не мог задержаться у Тэвернеров надолго. Он хотел до наступления темноты возвратиться в Вортинг, потому что заранее не договорился, что останется в Брайтоне на ночь. В конечном счете, он мало что мог им рассказать. Сэр Джеффри предполагал, что лорд Ворт отказывался дать Перегрину свое согласие на его женитьбу, исходя из таких соображений, которые для человека в его положении были вполне естественными. И именно так оно и было, ибо Его Светлость твердо придерживался мнения, что женитьба в слишком юном возрасте приносит одни лишь несчастья. Но когда сэр Джеффри доказал ему, что чувства Перегрина уже выдержали испытания временем (ибо шесть месяцев верности, если тебе всего девятнадцать, – это, разумеется, время немалое!), граф был вынужден смягчиться.
– Значит, у вас не возникло никаких трудностей? – спросила Джудит, не спуская глаз с лица сэра Джеффри. – Однако, когда с ним говорила я, он отвечал мне таким тоном, что я подумала – переубедить его просто невозможно! То, что вы нам рассказали – великолепно! Это даже нельзя оценить!
– Одна трудность действительно возникла, – признался сэр Джеффри. – Его Светлость поначалу был весьма не расположен к такого рода разговору. Но это мне удалось преодолеть. Я с лордом Вортом знаком очень мало; кажется, до сегодняшнего дня мы едва ли обменялись с ним даже парой слов. Поэтому я не могу догадаться, что у него было на уме. Лорд Ворт – человек сдержанный. Я не могу солгать и сказать, что смогу читать его мысли. Но, должен признаться, у меня создалось такое впечатление, что тут сыграло свою роль что-то еще, а не только его отрицательное отношение к идее ранних браков.
– А почему вы так подумали? – быстро спросила мисс Тэвернер. – Никакой другой причины у него и быть не могло!
Сэр Джеффри соединил кончики пальцев обеих рук.
– Может быть, может быть! Возможно, я ошибся. У него такие манеры – он резко обрывает свою мысль – что это легко могло ввести меня в заблуждение. Однако, когда я сообщил лорду Ворту о цели своего визита, он сразу же стал от моих предложений отказываться. Тем не менее, он тут же дал мне понять, что никаких претензий к характеру моей дочери и никаких возражений против ее материального состояния у него нет.
– Возражений! – вскричал Перегрин в полном негодовании. – Какие же у него могли бы быть возражения, сэр?
– Надеюсь, никаких, – просто отвечал сэр Джеффри. – Тем не менее, всем своим видом он давал мне понять, что мое обращение к нему его явно не радует. Он четко заявил, что вы слишком молоды. Я осмелился напомнить графу, что идея о помолвке сроком на шесть месяцев была предложена им самим. В ответ на эти мои слова он так разозлился, что я был крайне удивлен. Лорд Ворт заявил, что он вообще виноват и совершил самую непростительную глупость, когда согласился на какую-либо помолвку вообще.
– Понятно! Именно так я тоже тогда подумала, – произнесла миссис Скэттергуд. – Мне эта идея показалась крайне неразумной, как и вам, сэр, в те дни, если не ошибаюсь. Потому что я тогда считала, что и у Перегрина, и у Харриет эта симпатия друг к другу быстро пройдет.
– Но почему? Почему вы так считали? – потребовала ответа Джудит, сжимая ладони. – Лорд Ворт мог думать, что Перри недостаточно взрослый, чтобы жениться. Но ведь не могла же эта мысль иметь для него решающее значение! Я не знаю, как его понимать! И что он сказал вам потом? Как же вам удалось его уговорить?
– Мне остается только надеяться, – улыбнулся сэр Джеффри, – что лорда Ворта смягчили мои разумные аргументы. Однако я весьма склонен предположить, что он и половины этих аргументов просто не слышал, потому что, как мне показалось, лорд Ворт был целиком поглощен своими собственными мыслями.
– Так оно и было, ничуть не сомневаюсь! – кивнула миссис Скэттергуд. – И отец у него был точно такой же. Можно было хоть целый час ему что-нибудь говорить, как это нередко бывало со мной, а в конце концов оказывалось, что он весь этот час думал совершенно о другом.
– Ну, в этом отношении, мадам, я не мог бы обвинить Его Светлость, что он не стал слушать, по какому поводу я к нему пришел. Я лишь хотел сказать, что на его решение гораздо большее влияние оказали не мои аргументы, а какие-то его собственные мысли. Погруженный в эти мысли, он несколько раз прошелся по комнате. И как раз в этот момент появился капитан Аудлей, которому лорд Ворт очень вкратце объяснил причину моего визита.
– Капитан Аудлей? А, так вот кто стал вашим союзником!
– Именно он, мисс Тэвернер, вы правильно сказали. Аудлей сразу же посоветовал брату дать свое согласие. Аудлей с большим сочувствием заявил, что он полностью понимает нетерпение Перегрина. Он также сказал, что нет никакого смысла эту женитьбу откладывать. Лорд Ворт поглядел на брата так, как будто хотел ему что-то возразить, но ни слова вслух не сказал. Наступила очень короткая пауза, после которой капитан произнес: «Что теперь, то и позже». Лорд Ворт все так же молча смотрел на брата, хотя, мне казалось, не очень-то вслушивался в его слова. И потом вдруг сказал: «Прекрасно! Пусть будет по-твоему».
– И все из-за предрассудков! – возмутился Перегрин. – Однако я знал, как все будет, когда вы с ним встретитесь лицом к лицу, сэр. И теперь вы сами видите, какой неприятный человек наш опекун! А вы, Мария, не любите, когда я так говорю, хотя сами знаете, что это правда.
– Признаюсь, я раньше думала, что Его Светлость именно такой, как вы его мне описали, – сказал сэр Джеффри. – Но я вынужден сказать, что после того, как граф Ворт дал свое согласие, он повел себя безупречно и был бесконечно любезен. Знаете ли, у этих модных молодых людей есть свои собственные чудачества и капризы. Потом он был весьма расположен обсудить со мной все детали. Мы договорились о необходимых мероприятиях и о том, какой доход надо установить для Перегрина, пока он не достигнет возраста, необходимого для вступления в права наследства. Оказалось, очень во многом наши мнения полностью совпадают. Граф проявил огромную любезность и пригласил меня с ним отобедать. Я был бы счастлив принять его приглашение, если бы не считал, что я обязан, не теряя ни минуты, поехать к вам, дорогой Перри, и успокоить вас.
– Все хорошо, – сказала миссис Скэттергуд. – Не сомневаюсь, все окончилось так, что Ворт своей чести не уронил. Мы с вами, дорогой сэр Джеффри, можем легко понять его колебания, а вот наша нетерпеливая молодежь – вряд ли.
Сэр Джеффри вскоре поднялся и откланялся. Пока принесли чай, Тэвернеры и миссис Скэттергуд бурно обсуждали происшедшие события дня. Вдруг в парадную дверь кто-то постучал, и все решили, что появится новый гость. Но спустя пару минут вошел дворецкий и принес письмо для Перегрина, привезенное нарочным из дома на Стейне. Это было письмо от Ворта, приглашавшего своего подопечного приехать к нему на следующее же утро, чтобы обсудить все вопросы, связанные с женитьбой Перри. Джудит слушала, как брат вслух читает письмо графа. Она быстро повернулась к столику-дивану и взяла в руки один из томиков книги под названием «Самоконтроль». Но даже путешествие Лауры по реке Амазонке не могло отвлечь Джудит от ее собственных мыслей. Ей стало совершенно ясно, что Ворт не желает ее видеть. Иначе бы он назначил встречу с Перри не в своем, а в их доме на Морском Параде.
Состоявшаяся на следующее утро беседа привела Перегрина в отличное расположение духа. Ворт снова превратился во вполне приличного человека. И если Перри еще не мог совсем забыть грубость своего опекуна в Кокфильде, теперь он мог ему это почти простить.
Первым человеком, с кем Перегрин поделился своею новостью, был мистер Бернард Тэвернер, которого Перри встретил на Ист-стрит у почты. После той злополучной неосуществленной дуэли Перегрин испытывал к кузену сильное охлаждение. Но его теперешнее состояние счастья примирило Перегрина со всем остальным миром. Именно поэтому он сердечно пригласил мистера Тэвернера пожаловать в тот же вечер на чай к ним домой. Приглашение было принято, и чуть позже девяти мистер Тэвернер постучал в дом на Морском Параде, и его провели в гостиную. Кузен очаровал дам своим рассказом о скачках, которые он посетил до обеда. Он пожелал счастья Перегрину и вообще был настолько мил, что миссис Скэттергуд еще раз, убедилась, что у него очаровательные манеры и что он очень приятен. Она даже посетовала в душе, что из-за своего не очень высокого положения в обществе, он, к сожалению, никак не годится в претенденты на руку Джудит. Мистер Тэвернер никогда не вызывал у миссис Скэттергуд особой любви, но она, справедливости ради, вынуждена была признать, что известие о приближающейся свадьбе своего кузена он принял очень хорошо, гораздо лучше, решила она, чем это сделал бы адмирал, если бы им пришлось с ним встретиться снова, чего им очень не хотелось.
Разумеется, основной темой общего разговора была женитьба Перри, который был в отличном настроении. Высказав вслух все свои собственные планы, он решил, что теперь вполне уместно немножко подшутить над Джудит, и, весело улыбаясь, Перегрин заметил, что ей, конечно, не повезло, потому что ее младший брат женится до того, как она выходит замуж. И тут же стал делать темные намеки, что-де очень скоро пойдет к алтарю и она.
– Я не буду называть никаких имен, – ехидно пошутил Перегрин, – все знают, я умею молчать! Но достаточно упомянуть, что это будет не тот некий джентльмен, в котором воспитали любовь к морю , и не тот высокий и тощий простолюдин , у которого «не все дома», и совсем не тот проклятый любитель рома, который водил тебя и Марию в Брайтонскую галерею, и…
– Перри, ну как ты только можешь все это говорить? – прервала Джудит брата и отвернулась.
– О, я тебя ни за что на свете не предам! – ответил неисправимый Перегрин. – Если ты отдаешь предпочтение красному плащу, то в этом нет ничего особенного! Для особ женского пола красный плащ означает все! А если среди твоих знакомых есть один офицер, кто куда галантнее и смелее всех остальных, уверен, никому никогда не догадаться, кто же он такой!
Слова Перри привели Джудит в полное замешательство. Она не знала, как смотреть в посуровевшие глаза кузена. Миссис Скэттергуд начала бранить Перри, ибо подобный разговор не соответствовал ее представлениям о приличиях. Однако все ее усилия были напрасны – Перегрин стал раззадоривать сестру еще больше. Направить беседу в более нормальное русло удалось только мистеру Тэвернеру, который неожиданно произнес:
– Между прочим, Перри, все эти разговоры о женитьбе напомнили мне, что мне нужно было вам кое-что сказать. Я полагаю, вы будете расширять свой дом, не так ли? Вам не понадобится еще один грум? У меня уходит один очень славный человек, и я был бы счастлив найти ему достойное место. Он не сделал ничего плохого, но просто я отказываюсь от своего экипажа и вообще, в отличие от вас, сокращаю свое домашнее хозяйство.
– Отказываетесь от экипажа? – с удивлением воскликнул Перегрин. И мысли его сразу же устремились в другом направлении. – Как это может быть? Не хотите ли вы сказать, что у вас в карманах стало пусто?
– Нет, все не так уж и плохо, – ответил мистер Тэвернер и чуть улыбнулся. – Но в этом мире я люблю смотреть вперед, если могу, и я считаю, что будет благоразумно, если я немного себя в чем-то ограничу. Мой отец, разумеется, свой экипаж у себя оставляет. И потому, прошу вас, не подумайте, что я буду вынужден ходить пешком. Во всяком случае, если при вашей конюшне найдется место для моего грума, я бы вам его с радостью порекомендовал.
– О, конечно! Работы и для второго грума всегда хватит! – добродушно согласился Перегрин. – Пусть он ко мне зайдет. По крайней мере, я хоть как-то отплачу за то, что вы сделали для Хинксона!
– Охотно поверю, что ему наверняка, дорога в Вортинг порядком надоела, – с лукавой улыбкой заметил кузен.
Если бы Перегрин мог поступать так, как хотелось ему, то Хинксону дорога в Вортичг надоела бы гораздо больше. Но, к счастью, сэр Джеффри, проявлявший большую симпатию к своему будущему зятю, не мог себе позволить, чтобы Перегрин бывал у них в доме каждый день. Сэр Фэйрфорд твердо решил, что Перри может приезжать к Харриет только по понедельникам и четвергам. Но, поскольку леди Фэйрфорд каждый раз очень волновалась за Перегрина и не разрешала ему затемно возвращаться в Брайтон, всегда получалось так, что он оставался у Фэйрфордов и на следующий день, и, в конечном счете, особенно жалеть юных влюбленных оснований не было.
Мистер Тэвернер считал, что, скорее всего, надо было пожалеть Джудит, а не ее брата. И однажды вечером, на ассамблее в замковой гостинице, он ей так и сказал.
– Перри, к сожалению, совсем о вас забывает. Он думает только о своих визитах в Вортинг.
– Уверяю вас, меня это не трогает. Это вполне естественно, так оно и должно быть.
– Когда он женится, вам будет одиноко.
– Наверное, немного одиноко. Но я об этом не думаю.
Кузен забрал у Джудит бокал из-под выпитого ею лимонада и поставил его на стол.
– Он должен считать себя очень счастливым, что у него такая сестра. – Кузен поднял шаль Джудит и очень бережно накрыл ею плечи мисс Тэвернер. – Я должен вам кое-что сказать, Джудит. В вашем доме вы никогда не бываете одна: возле вас всегда миссис Скэттергуд. Мне никак не удается застать вас без нее. Не хотите ли вы выйти со мною в сад? Ночь сегодня очень теплая, я уверен, вы не простудитесь.
У Джудит сжалось сердце. Слегка смутившись, она ответила:
– Я бы лучше… Я хочу сказать, дорогой кузен, что там вряд ли представится возможность быть наедине.
– Не отказывайте мне! – взмолился мистер Тэвернер. – Разве я не заслужил от вас хотя бы такой малости, как побыть с вами без посторонних всего пять минут?
– Вы заслуживаете гораздо большего, – сказала Джудит. – Вы – сама доброта. Но я очень прошу вас, поверьте мне – нельзя ничего добиться так… так, как это предлагаете вы.
Они стояли в одной из комнат рядом с бальным залом. И, так как сейчас все вошли в зал для следующего танца, в меньшей из комнат остались только кузен и Джудит. Мистер Тэвернер оглянулся вокруг и, никого не увидев, сжал руку Джудит в своих руках.
– Тогда позвольте мне все сказать сейчас, потому что больше я молчать не могу! Джудит! Самая для меня дорогая, самая чудесная моя кузина! Значит, для меня нет никакой надежды? Вы на меня сейчас даже не смотрите! Вы отворачиваетесь? Одному Богу известно, что я не могу предложить вам столько, сколько мне бы хотелось. Только мое бедное сердце, которое целиком принадлежит вам с той самой минуты, когда я увидел вас впервые! Условия вашей жизни и жизни моей – увы! такие разные – заставляли меня хранить молчание. Но так не годится! Я больше не могу молчать, чего бы мне это ни стоило. Я был вынужден молча наблюдать, как другие требуют того, о чем я не осмеливался даже и спрашивать. Но сейчас все достигло таких пределов, которые никакой живой человек просто не может вынести! Джудит, умоляю вас, взгляните на меня!
Мисс Тэвернер собралась с духом и подняла на кузена глаза. Когда она заговорила, голос ее сильно дрожал:
– Прошу вас, больше ничего не говорите! Дорогой мой кузен! За вашу дружбу я вам бесконечно была и всегда буду благодарна. Но если я хоть как-то (поверьте мне, совершенно неумышленно) дала вам основания думать о более нежных чувствах…– От волнения голос у мисс Тэвернер почти пропал, и она лишь жестом попросила кузена больше ничего не говорить.
– Ну как я мог – как мог любой человек узнать вас и не полюбить? Я не могу предложить вам высокого титула, не могу предложить вам никакого богатства.
Джудит снова обрела дар речи и произнесла:
– Это не имело бы для меня никакого значения, если бы только были затронуты мои чувства. Я причиняю вам боль; простите меня! Но по-другому никогда не будет. Давайте больше никогда не будем об этом говорить!
– Как-то я спросил у вас, есть ли такой человек, который дорог вам. Тогда вы сказали мне: «Нет!» И, я полагаю, это была правда. А теперь? Теперь вы бы ответили так же?
Щеки мисс Тэвернер вспыхнули.
– Вы не имеете права задавать мне такой вопрос, – тихо сказала она.
– Не имею, – ответил кузен. – Я не имею на это права, но я должен вам сказать, и я вам скажу, Джудит: ни один мужчина, кто бы он ни был, не может испытывать к вам такое же сильное чувство, как я! И пока вашим опекуном будет Ворт – я отлично понимаю – он вам никогда не разрешит выйти за меня замуж. Но ведь пройдет совсем немного времени, и вы станете свободной, и тогда уже никакие соображения…
– Мой отказ никак не связан с тем, чего хочет или ног хочет Ворт! – быстро проговорила мисс Тэвернер. – Мне бы хотелось оставаться вашим другом. Я очень ценю вас как кузена и дорожу вами, но любить вас не могу. Умоляю вас, не надо меня больше беспокоить такими разговорами. Ну разве нам нельзя остаться добрыми друзьями?
Мистер Тэвернер с большим трудом сдержал свой порыв. Минуту или две он, не сводя глаз, смотрел на лицо Джудит, а потом поднес к своим губам ее руку и страстно ее поцеловал.
И тут позади него раздался чрезвычайно неприятный голос:
– Я надеюсь, мисс Тэвернер, вы извините меня за мое вторжение!
Мисс Тэвернер резко вырвала у кузена свою руку и повернулась к вошедшему опекуну.
– Лорд Ворт! Вы меня испугали!
– Это я вижу, – произнес граф. – Мне поручено вас разыскать. Ваш экипаж уже вызвали, к тому же миссис Скэттергуд начала беспокоиться.
– Благодарю вас. Я сейчас же приду, – пробормотала Джудит. – Спокойной вам ночи, кузен!
– Вы не позволите мне отвести вас к миссис Скэттергуд? – тихо спросил мистер Тэвернер.
Джудит отрицательно качнула головой. Она все еще никак не могла прийти в себя. И когда граф предложил ей руку, чтобы она могла на нее опереться, он почувствовал, что ее рука была холодной и слабой. Как только они отошли на такое расстояние, что их голосов нельзя было услышать, мисс Тэвернер очень тихо сказала:
– Полагаю, все это могло показаться вам очень странным, но вы ошибаетесь.
– В чем ошибаюсь? – холодно спросил граф.
– В том, о чем вы думаете!
– Если вы можете прочитать мои мысли именно в этот момент, вы должны быть необычайно умной.
– А вы – самый гадкий из всех, кого я встречала за всю свою жизнь! – отрезала мисс Тэвернер, и голос ее задрожал.
– Об этом вы мне уже не раз говорили и раньше, мисс Тэвернер, а память у меня, уверяю вас; просто на редкость цепкая. Можете себя успокоить хотя бы тем, что очень скоро вы сможете забыть даже о самом моем существовании.
Джудит неуверенно произнесла:
– Не могу себе представить, что я жду этого дня меньше, чем вы.
– Я никогда не делал никакого секрета из того, что мое над вами опекунство мне беспредельно надоело. Однако, мисс Тэвернер, не ждите от меня слишком многого. Вы пока еще моя подопечная. Такие трогательные пассажи, как тот, который я только что наблюдал, вам лучше отложить на будущее.
– Если вы себе вообразили, что я… что у нас с мистером Тэвернером какие-то особые отношения, то вы глубоко ошибаетесь, – сказала Джудит. – Я не собираюсь выходить за него замуж!
С высоты своего роста граф бросил на мисс Тэвернер выразительный взгляд, и ей показалось, что он хочет ей что-то сказать. Но тут к ним подошла миссис Скэттергуд, и он ничего так и не сказал Джудит. Граф проводил обеих дам к их экипажу. Только при прощании Джудит сумела снова овладеть своим голосом и произнесла:
– Я давно хочу поблагодарить вас, лорд Ворт, за то, что вы дали Перегрину согласие на его женитьбу.
– Вам не за что меня благодарить, – вполне вежливо ответил граф, отвесил дамам поклон и отступил в сторону, чтобы их экипаж мог тронуться в путь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасное богатство - Хейер Джорджетт



Не подумайте что я глупее главной героини (ее оправдывает возраст-писательница хорошо передала наивность 20-ти летней девушки, а то както надоело читать,героине 17-ть лет, а мудра на все 50-т). Но не пойму зачем коекому (не буду называть кому чтобы не испортить интриги)было покушатся на жизнь Перри, у его сестры состояние и так большое. А вообще кому надоели постельные страсти, жаркие ухажывания, а хочется недосегаемого гланого героя почитайте...
Опасное богатство - Хейер ДжорджеттОксана
26.09.2011, 15.37





Ужасно нудный и долгий роман, ничего захватывающего
Опасное богатство - Хейер ДжорджеттЛена
19.12.2012, 3.30





Эта книга имеет только завязку. Осталось читать только 30 страниц, а в "романе" даже капли нету романа между героями. Та что там романа, они и не целовали друг друга (первая сцена не в счет), не было трепета завязки их любви. Было только 2 холодных человека.rnГероиня мне понравилась только свей строптивостью и своеволием. rnГерой..это просто нарцыс и самолюбивый болван.rnПрочтя почти до конца я понимаю, что дальше читать поросто скучно. Мне и так пришлось много станиц попросту пропускать, в книге много ненужной информации, бывали моменты что приблизительно по 20 страниц (бой негров)просматревала мелькомrnrn4/10 вот достойная отметка книги, и эти 4 бала за необычность книги.
Опасное богатство - Хейер ДжорджеттАнна
28.03.2013, 10.33





Прекрасный роман.10 баллов.
Опасное богатство - Хейер Джорджеттлена
2.05.2014, 9.34





Это не любовный роман, на протяжении всей книги ни чего про любовь, и влюбленность нет. Разочарована, 300 страниц, и страсти, ни чего. Книга бред. Это не любовный роман. Жаль своего времени. Н тратьте времени. Согласна с Анной
Опасное богатство - Хейер Джорджеттстася
3.08.2014, 20.14





Это не любовный роман, на протяжении всей книги ни чего про любовь, и влюбленность нет. Разочарована, 300 страниц, и страсти, ни чего. Книга бред. Это не любовный роман. Жаль своего времени. Н тратьте времени. Согласна с Анной
Опасное богатство - Хейер Джорджеттстася
3.08.2014, 20.14





Мне понравилось, нет никакой грязи.
Опасное богатство - Хейер ДжорджеттИриша
6.09.2015, 20.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100