Читать онлайн Опасное богатство, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - ГЛАВА XII в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасное богатство - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасное богатство - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасное богатство - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Опасное богатство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА XII

Вскоре после эпизода со своей несостоявшейся дуэлью Перегрин уехал в Хертфоршир к Фэйрфордам, которые в начале декабря перебрались туда из Лондона, чтобы провести несколько недель в деревне. Фэйрфорды любезно пригласили и мисс Тэвернер. Но Джудит была вынуждена отказаться, потому что незадолго до этого она получила очень лестное приглашение от герцога и герцогини Рутландов провести с ними неделю в их Бельвуарском замке. Герцогиня недавно приезжала в Лондон и встретила мисс Тэвернер в клубе у Альмака. Ее представил герцогине мистер Брюммель, близкий друг Рутландов. Герцогиня помнила отца мисс Тэвернер, и, по-видимому, дочь Тэвернер ей очень понравилась. Они довольно долго и мило беседовали, а через пару недель графиня послала Джудит приглашение провести время в их семейном кругу в замке Бельвуар.
Мисс Тэвернер поехала на север в частном экипаже. Когда она прибыла в замок, оказалось, что там собралось весьма изысканное общество. Самым главным из гостей был герцог Йоркский, прибывший накануне. Так как его приезда никто не ожидал, возникло некоторое замешательство, поскольку апартаменты, предназначавшиеся ему, уже предоставили герцогу Дорсетскому, а теперь их пришлось срочно освобождать. Все понимали, что у Йорка и у Брюммеля должны быть отдельные апартаменты как в Бельвуаре, так и в Чивли. А поэтому Его Светлость герцог Дорсетский молчаливо согласился на такую замену, искренне радуясь, что к их компании присоединится столь известный игрок в вист.
Фредерик герцог Йоркский был вторым сыном короля. Последние несколько лет он жил в некой изоляции от дел после случившегося скандала в Кларке. Совсем недавно его восстановили в должности Главнокомандующего. В тот самый день, когда мисс Тэвернер имела честь быть ему представленной, герцог Йоркский был, как казалось всем, в отличном настроении. Он никак не походил на человека, которого можно хоть как-то заподозрить в приписываемых ему махинациях, – продаже через свою возлюбленную армейских высоких постов. Герцог Йоркский уже приближался к пятидесятилетию. Это был высокий, статный мужчина с прекрасным цветом лица и весьма выдающимся носом. Герцог легко и заразительно смеялся, у него были добрые и пытливые глаза, и ничего не стоило доставить ему удовольствие. Он был женат на прусской принцессе, с которой жил врозь, но был в прекрасных отношениях. Герцогиня имела свою резиденцию в Оутленде, где она вела довольно эксцентричную жизнь, правда, совершенно безупречную. В своем доме она держала по меньшей мере сорок любимцев – собак самых невообразимых пород. Герцог любил привозить компании своих друзей в Оутленд на уик-энд. Герцогиня ничуть не возражала, нисколько не меняя при этом своего обычного образа жизни; она развлекала гостей со свойственным ей шармом и простотой, которые так ценили в нед все, кто ее знал. Никто ни разу не отказался от приглашения в Оутленд, хотя самый первый визит туда неизменно поражал гостей и даже приводил их в смущение. В парке специально держали коллекцию пальм; там жили обезьяны, страусы и кенгуру. В конюшнях стояли лошади, которых гостям никогда не запрягали. В доме было бесчисленное множество слуг, которые, как казалось, никому не служили. Хозяйка завтракала в три часа ночи, а до того она обычно бродила по дому. У нее вошло в привычку внезапно для всех удаляться в особый грот из четырех комнат, который для нее выстроили в парке. Обед всегда подавали в восемь вечера. Граф никогда не отходил от стола раньше одиннадцати, а если отходил, то лишь для того, чтобы часов до четырех утра поиграть в вист при пятифунтовых ставках или в роббер со ставками по двадцать пять фунтов.
Кроме Оутленда, герцог нигде не виделся со своей женой. А поэтому, естественно, он ее с собою в Бельвуар не привез. Его сопровождал полковник Виндхэм, остроумный прожигатель жизни, к которому герцогиня питала непреодолимую неприязнь.
Кроме герцога и герцогини Дорсетских, в круг гостей входило, как показалось на первый взгляд Джудит, несчетное множество леди и джентльменов, большинство которых она не знала совсем. Единственными знакомыми ей в этой компании были лорд и леди Джерси, мистер Брюммель и лорд Алванлей. Мисс Тэвернер немножко стеснялась, но не испытывала никакого неудовольствия, которое непременно возникло бы у нее в другой ситуации. Через час после ее прибытия в замок, к дверям подъехала карета лорда Ворта.
Как раз в то время, когда мисс Тэвернер вела беседу с очень надменной молодой дамой, которая с огромным высокомерием бесцеремонно ее разглядывала, в гостиную вошел Ворт, сопровождаемый хозяйкой дома. Джудит взглянула на него и была вынуждена ему улыбнуться. Ворт сразу же направился к ней. Его довольно суровое лицо смягчилось. Обменявшись приветствиями с ее собеседницей, он поздоровался и опустился в кресло рядом с диваном, на котором сидела Джудит.
Надменная молодая дама, расточавшая в адрес Ворта уйму комплиментов, попробовала было всеми возможными средствами обратить на себя и удержать его внимание. Мисс Тэвернер не могла не улыбнуться: дама изо всех сил старалась быть приятной, а тот, для кого она старалась, стойко и вежливо проявлял полное к ней равнодушие. Но тут вскоре возле них возник мистер Пьеррепойнт и увел эту даму с собою посмотреть на акварельный портрет хозяйки дома, нарисованный мистером Брюммелем. Граф Ворт и его воспитанница остались одни.
Пока Ворт беседовал с мисс Крю, у Джудит было достаточно времени, чтобы отметить про себя, что, встретив ее здесь, опекун нисколько не удивился. Когда мисс Крю отошла, Джудит спросила в своей обычной резкой манере, не было ли ее появление в Бельвуаре для него неожиданностью.
– Честно говоря, нет, – отвечал он. – Кажется, мне об этом сообщали.
Его глаза заблестели, и Джудит заподозрила, что каким-то образом Ворт причастен к ее приглашению. Она сказала:
– Ах так! А у меня, напротив, даже и в мыслях не было, что встречу вас здесь.
– А если бы вы об этом подумали, то осмелюсь сказать, не приехали бы, да?
Мисс Тэвернер подняла брови.
– Надеюсь, мое предубеждение против вас не настолько сильно, чтобы помешать мне находиться в одном доме с вами.
– Весьма, весьма вдохновляет! – произнес граф. – А знаете, когда я вошел, я был настолько самоуверен, что подумал, будто вы рады меня видеть?
Джудит на какое-то мгновение заколебалась, а потом, скорбно улыбаясь, произнесла:
– Что же, возможно я действительно обрадовалась. Мне было как-то не по себе в обществе людей, которых я совсем не знаю. А та дама, мисс Крю, так, кажется, вы ее назвали, она последние двадцать минут непрерывно пыталась мне доказать, какое я на самом деле жалкое ничтожество из деревни. А когда, знаете, ощущаешь, что в этом кроется грустная истина, то невольно чувствуешь себя не очень на своем месте.
– Вы сможете ей отомстить, если собираетесь завтра на охоту, – заметил граф. – У нее самые неловкие в мире руки, но она всегда старается быть в первых рядах.
Джудит засмеялась.
– Да, я собиралась поехать на охоту, но, наверное, я не такая злая, и никак не хочу, чтобы мисс Крю упала. А вы тоже поедете на охоту?
– Разумеется, поеду, чтобы не спускать глаз со своей воспитанницы.
Джудит приподняла подбородок, и в глазах у нее появился загадочный огонек.
– Я увлеку вас своим примером, – пообещала она. Ворт был очень доволен.
– Смотрите-ка, мы начинаем отлично понимать друг друга, – сказал он. – Как вам нравится наш табак?
– Честно говоря, я не очень часто им пользуюсь, – призналась Джудит. – Я только делаю вид, что нюхаю.
– Тогда вы – в прекрасной компании, потому что поступаете так же, как Принц-Регент. Позвольте мне взглянуть, как вы берете понюшку.
Мисс Тэвернер вняла его просьбе и извлекла из ридикюля золотую коробочку с эмалевыми пластинками на крышке и по бокам.
Ворт взял у Джудит табакерку, чтобы разглядеть ее более внимательно.
– Очень красивая. Где вы ее купили?
– В лавке Рунделя и Бриджа. Я там купила несколько штук.
Ворт вернул табакерку Джудит.
– У вас хороший вкус.
– Спасибо, – сказала она. – Получить одобрение у такого известного коллекционера, как вы, – это, признаться, не может не доставить мне огромного удовлетворения.
Ворт улыбнулся.
– Не будьте дерзкой, мисс Тэвернер. Джудит щелчком открыла табакерку и протянула ее графу.
– Вы ошибаетесь, лорд Ворт: я проявила большую учтивость в вашем собственном стиле.
– Вы не совсем точно овладели этим стилем, – отвечал Ворт. – Нет, не предлагайте мне вашего табака; это не та смесь, которую люблю я.
– Неужели? Как странно! – произнесла мисс Тэвернер, грациозным движением запястья поднося щепотку табака к ноздре. – Мне она тоже не нравится.
– Возможно, потому, что вы смешали этот сорт с виноградным вином, – спокойно произнес граф. – Я вас предупреждал, что с этим табаком надо обращаться осторожно.
– А я не смешивала его с синагрильским! – отрезала мисс Тэвернер и с негодованием захлопнула табакерку. – Я взяла всего две капли, чтобы чуть увлажнить всю смесь!
Все это время на мисс Тэвернер каким-то мечтательным, нелюбопытным взглядом смотрел некий джентльмен, стоявший посередине гостиной возле полковника Виндхэма. Когда он увидел, что Джудит вынимает свою табакерку, в его глазах засветился новый интерес. Он оставил полковника и подошел к дивану, где сидели мисс Тэвернер и Ворт. Он очень искренне попросил Ворта:
– Пожалуйста, представьте меня! Такая очаровательная коробочка! Я бы сказал, что она очень мила для визитов, но не годится для утренних церемоний. Мне очень хотелось ее купить, когда мне ее показали, но это все-таки было не совсем то, что я тогда искал.
Джудит смотрела на джентльмена с немалым удивлением, а лорд Ворт, без малейшего намека на замешательство, просто сказал:
– Лорд Питершем – мисс Тэвернер, – и встал с места.
Лорд Питершем попросил разрешение присесть рядом с мисс Тэвернер.
– Скажите, – спросил он с нетерпением, – вас интересует чай, а?
Джудит нисколько не интересовалась чаем, но она знала, что у Его Светлости была специальная комната, снизу доверху уставленная банками с самыми разными сортами чая, от «Пушечного пороха» до китайского «Лэпсэнг Сушонг». Джудит призналась в своем полном невежестве и почувствовала, что это его разочаровало.
– Жаль, очень жаль, – сказал он. – Вы бы поняли, что это не менее интересно, чем составлять разный табак. Смешивать сорта табака вам интересно, правда? Ведь у вас сейчас своя собственная смесь. Я видел банку с таким табаком в лавке Фрибурга и Трайера.
Мисс Тэвернер достала свою табакерку.
– Мне бы хотелось, чтобы вы оказали мне честь и попробовали мою смесь, – попросила она.
– Это вы мне окажете честь, – произнес лорд Питершем и поклонился. Он погрузил палец в табакерку Джудит и поднес понюшку к ноздре, полузакрыв при этом глаза. – Так, испанский, немножко бразильского, и еще что-то в придачу, может быть, чуть-чуть масулипатамского. – Он повернулся к Ворту. – Это напоминает мне одну смесь, которую, мне кажется, я пробовал в вашем доме, Джулиан.
– Не может быть! – сказал Ворт.
– Ну, возможно, это не совсем одно и то же, – согласился лорд Питершем, снова поворачиваясь к мисс Тэвернер. – Очень тонкая смесь, мадемуазель. Нетрудно определить, что здесь действовала рука большого специалиста с безошибочным вкусом.
Мисс Тэвернер, с которой де спускал иронического взгляда ее опекун, смутилась и покраснела.
Вскоре наступило время идти наверх и переодеться для обеда. За столом ее посадили между лордом Робертом Мэннером и мистером Пьеррепойнтом. Графа рядом не было. После обеда он присоединился к герцогу Йоркскому, хозяину дома, и еще одному заядлому игроку в вист, которого все звали Чиг. Так что в тот вечер Джудит с ним больше не разговаривала.
На следующий день оказалось, что Джудит не единственная дама, принимающая участие в охоте. Однако необходимые для этого энтузиазм и энергию проявили еще всего три особы женского пола. Также далеко не все джентльмены продемонстрировали страсть к охоте. Джудит спустилась к завтраку пораньше и была несколько удивлена, увидев разряженного для верховой езды мистера Брюммеля. Она во все глаза смотрела на него.
Мистер Брюммель подвинул для нее стул рядом с собою.
– Я знаю, – понимающе сказал он, – но охота – это хороший выход в свет, и при этом совсем необязательно забираться за пределы второго поля.
– За пределы второго поля? – как эхо повторила Джудит. – Как, разве дальше этого предела вы не поедете, мистер Брюммель?
– Нет, я думаю, не поеду, – мрачно сказал он. – Наверняка где-нибудь попадется деревенский дом, где мне дадут хлеба и сыра, а я, должен вам сказать, ничего на свете не люблю больше, чем хлеб с сыром.
– Хлеб и сыр вместо охоты? – удивилась Джудит. – Не могу допустить, чтобы именно этому отдавалось больше предпочтения!
– Я вас понимаю. Но, видите ли, если бы я поехал очень далеко, вся моя одежда и обувь были бы вконец испачканы грязью, разбрызгиваемой мчащимися мимо фермерами, – мягко сказал он.
При всем своем особом расположении к нему, мисс Тэвернер не могла отнестись к таким словам шутливо. Она не скрывала своего осуждения, а потому сказала:
– Я уверена, что на самом деле вы так не думаете. Позже Джудит убедилась, что на сей раз мистер Брюммель говорил совершенно серьезно. Он уехал с охоты сразу же после первых нескольких выездов, и больше его не видели. Джудит высказала Ворту, что она совсем не одобряет такое поведение мистера Брюммеля. Ворт, на всякий случай, все время ехал рядом с нею. Ее слова графа чуть удивили, и он заметил, что просто невозможно представить себе Брюммеля, когда после целого дня в седле он будет весь обрызган грязью, а его шевелюра примет жалкий вид. Джудит немного подумала и вынуждена была согласиться с графом.
Когда мистера Брюммеля снова встретили за обедом, он не проявил ни малейшего смущения. На одной ферме, о существовании которой мистер Брюммель раньше и не подозревал, обнаружился превосходный сыр, которым он с упоением насладился. Потом, радуясь, что на его белоснежный наряд не попало ни капельки грязи, мистер Брюммель не спеша вернулся в замок, где начал обсуждать с хозяйкой дома некий план ландшафтного садоводства. Этот план возник у него во время его ночных бдений.
После обеда лорд Ворт не захотел присоединиться к любителям виста, а направился вместе с несколькими гостями в гостиную. Там его сразу же окликнула леди Джерси. В одном конце комнаты играли в роббер, но ставки были несерьезные, и игроки нисколько не возражали, если кто-нибудь рядом негромко музицировал. Графиня упросила мисс Крю принести ее арфу. Выказав надлежащее смущение и выслушав подбадривающие слова от своей мамочки, мисс Крю уступила просьбам. Достопочтенная миссис Крю носила на голове тюрбан и имела весьма величественный вид. Она устремила свой материнский восторг на леди Джерси и заверила, что Ее Светлость будет просто очарована искусством милой Шарлотты.
– Нынешнего учителя музыки Шарлотты мне рекомендовала мама Вадпей Светлости, дорогая леди Вест-морланд, – объявила она. – Результат, как я осмеливаюсь думать, просто самый наилучший. Шарлотта научилась целиком отдаваться музыке и вообще приобрела превосходную сноровку, овладела этим инструментом. Однако я лучше подожду, что скажете вы, а также вы, лорд Ворт. На ваш вкус можно всегда положиться!
При приближении миссис Крю лорд Ворт встал. Он поклонился и произнес максимально невыразительным тоном:
– Вы мне льстите, мадам.
– О нет, нет! Я совершенно не льщу! Подобное поведение просто несовместимо с моим характером. Могу вас заверить, вы никогда не увидите, что я потакаю чьему-либо тщеславию. Я всегда говорю только то, что думаю Мне кажется, Шарлотта относится к людям гораздо более примирительно. Лично я не знаю, где еще можно встретить такую добродушную и приветливую девушку. Об этом и думать нечего! – Граф снова поклонился, но ничего не ответил. Миссис Крю дотронулась веером до его рукава. – Вы мне обязательно должны будете сказать, что вы думаете о ее игре. Однако я очень прошу не быть к ней слишком строгим, потому что мне стоило немалого труда заставить ее выступать в присутствии всех вас. Просто удивительно, что эта неразумная девочка столько надежд возлагает на ваше мнение! «О мамочка, – сказала она, когда мы спускались по лестнице, – если кто-то должен там музицировать, пожалуйста, умоляю тебя, не заставляй меня играть! Я уверена, что я просто не смогу этого сделать под критическим взглядом лорда Ворта!»
– Я позабочусь, мадам, направить свой взгляд на какой-нибудь другой объект, – отвечал Ворт.
– О, совершеннейшая чепуха! Я никоим образом не собираюсь поощрять девушек к такой глупости, – изрекла миссис Крю. Я своей дочери сказала: «Даю тебе слово, любовь моя, что лорду Ворту твое исполнение доставит большое удовольствие».
К этому времени арфу уже внесли в гостиную. Миссис Крю отплыла к Шарлотте и начала шумно суетиться вокруг дочери. Она распорядилась, чтобы мистер Пьер-репойнт подвинул поближе подсвечник со свечами, а лорд Алванлей принес более удобный стул.
Ворт вернулся на свое место рядом с леди Джерси, обменявшись с нею весьма выразительными взглядами. Глаза ее весело сверкали.
– О дорогой мой Джулиан, вам ясно? Вы должны сидеть на месте и ни на минуту не сводить глаз с Шарлотты! Но я ведь не зловредная, правда? Эта женщина лишена всякого вкуса, особенно когда пытается сосватать свою дочь. Умоляю вас, не делайте предложения Шарлотте. Если вы меня не послушаетесь, я никогда вас больше в Остерли не приглашу. А вы сами знаете, это было бы просто ужасно, потому что вы – один из моих самых старых друзей.
– Могу искренне обещать, что подобного предложения я делать не собираюсь, – улыбнулся Ворт.
Взгляд графа на какой-то миг задержался на мисс Тэвернер, сидевшей невдалеке. Мисс Тэвернер смотрела совсем в другую сторону. Она вела тихую беседу с неким весьма жизнерадостным брюнетом.
Леди Джерси проследила, куда направил свой взор лорд Ворт, и быстро и понимающе взглянула на него.
– Дорогой мой Ворт! Я всегда во всем с вами соглашаюсь, – кокетливо произнесла леди Джерси. – Она очень мила, просто красавица!
Граф оторвал взгляд от мисс Тэвернер и посмотрел на леди Джерси.
– Не болтайте, Сэлли: вы мешаете мисс Крю.
И действительно, к этому времени мисс Крю уже пробежала по струнам одной рукой и приготовилась начать свое выступление. Миссис Крю с большим волнением наблюдала за Его Светлостью. Она испытывала какое-то не очень успокаивающее ее блаженство, видя, что граф сдерживает данное ей слово. И лишь единожды удостоив прекрасную исполнительницу беглым взглядом, он больше на нее и не взглянул. Вместо этого Ворт погрузился в созерцание знаменитых розовых жемчугов своей приятельницы. Все-таки он присоединился к аплодисментам после только что исполненной песни, однако ничуть не изменил своей обычной апатии. Мисс Крю попросили спеть еще, правда, просьба исходила не от графа Ворта. После надлежащей серии отказов, мисс Крю согласилась. Милорд Ворт погрузил свой подбородок в галстук и совершенно отсутствующим взором уставился в пространство перед собой.
Когда окончился второй номер, мисс Крю выслушала комплименты и благодарности. В этот момент леди Джерси импульсивно подалась вперед и обратилась к мисс Тэвернер.
– Мисс Тэвернер! Ведь я не могу ошибаться – вы, конечно же, тоже играете и поете?
Джудит подняла глаза.
– Весьма посредственно, мадам. Я совсем не играю на арфе.
– Но ведь есть фортепьяно! Уверена, если бы вы нам сыграли, то доставили бы всем огромное удовольствие.
Тут же к просьбе леди Джерси присоединилась графиня. Лорд Алванлей оставил мисс Крю и подошел к Джудит. Со свойственным ему весельем он сказал:
– Ну, пожалуйста, умоляю вас, спойте нам, мисс Тэвернер! Вы не сможете нас убедить, что вы не поете! Даже не пытайтесь! Разве вы не подаете нам во всем яркий пример?
Джудит покрылась румянцем и покачала головой.
– Нет, честное слово! Вы меня очень смущаете, Я играю на фортепьяно как все, ничуть не лучше, уверяю вас. Графиня очень по-доброму сказала.
– Не делайте ничего такого, чего вам не хочется, мисс Тэвернер. Но мне кажется, и я за это ручаюсь, что мы все с большим удовольствием послушаем вашу игру.
– Ворт! Примените ваше влияние, мой дорогой друг! – потребовал лорд Алванлей. – Там, где мы можем только упрашивать, вы можете приказывать.
– Ну, знаете, это только пустая трата времени! – воскликнула миссис Крю. Внезапный поворот событий не вызвал у нее ни малейшей радости. – Очень странно слышать, лорд Алванлей, что вы вдруг проявляете такой интерес к музыке. Не сомневаюсь, вам куда больше пристало царить за карточным столом.
– О, что вы, мадам! – ничуть не огорчаясь, ответил ей Алванлей. – Знаете ли, такая оценка для меня весьма печальна.
– Однако до сих пор я никогда не видела, чтобы вы пропустили карточную игру, – настаивала миссис Крю.
– У меня создается такое впечатление, что вам очень хочется от меня избавиться, – произнес Алванлей. – Если вы скажете мне, что где-то появился шанс обнаружить десять племен Израиля, то я обещаю немедленно отправиться туда, но сначала я послушаю, как поет мисс Тэвернер.
– Что, ради всего святого, вы хотите этим сказать? Вы самый странный на свете человек!
– Отчего же, мадам? Ворт, почему вы молчите? Заставьте мисс Тэвернер играть!
Джудит, с лица которой уже сошел стыдливый румянец, встала с места.
– Не стоит, в этом нет необходимости! После ваших слов может показаться, что я просто неблагодарная, сэр. К тому же, боюсь, после блестящего выступления мисс Крю моя игра вас разочарует.
Лорд Ворт поднялся, подошел к фортепьяно и раскрыл его для Джудит. Лорд Алвенлей повел Джудит к инструменту и тихо спросил:
– У вас есть ноты? Вам их принести? Мисс Тэвернер покачала головой.
– Я ничего с собой не привезла. Мне надо будет играть наизусть, и я всех прошу извинить меня за погрешности.
– Эта девушка ведет себя очень мило, безо всякого жеманства, – прошептала хозяйка дома, герцогиня Дорсетская. – Сколько, вы сказали, у нее тысяч фунтов, восемьдесят или девяносто, моя дорогая?
Мисс Тэвернер устроилась на специальном высоком стуле и положила руки на клавиши. Граф подвинул для себя кресло поближе к фортепьяно и вперил взгляд в лицо Джудит.
Джудит спела простую балладу. Голос у нее был не сильный, но очень приятный и хорошо поставленный. Она отлично себе аккомпанировала и выглядела настолько очаровательно, что, вполне естественно, после ее выступления раздались громкие аплодисменты. Ее попросили спеть еще, и при этом было сказано, что она скрывает свой светлый талант. Мисс Тэвернер от смущения покраснела, покачала головой и спела еще одну балладу. А потом решительно отошла от фортепьяно.
– Если бы ей довелось учиться у хороших педагогов, она бы могла петь вполне сносно, – прошептала миссис Крю на ухо леди Джерси. – Жаль, что она напускает на себя такую важность. Но ведь так всегда бывает с этими переросшими долговязыми девицами.
От фортепьяно мисс Тэвернер прошла к окну. Граф следовал за ней и потом сел рядом.
– Ваши достоинства просто нельзя сосчитать, – заметил он.
– Пожалуйста, не говорите глупостей! – ответила Джудит. – У вас, по крайней мере, вполне хватает здравого смысла! А говорить, будто я пела прекрасно, – это просто большая глупость!
– Мне вы доставили большое удовольствие, – мягко произнес граф. – Или вы предпочитаете, чтобы я сказал, что у вас нет никакого голоса, равно как и особого мастерства?
Джудит улыбнулась.
– Вот это было бы правдой и гораздо лучше всего того, что становится для меня привычным от вас слышать. Только я совсем не хотела вам нагрубить.
– Вы оправданы, – мягко проговорил граф. – Скажите, вам здесь нравится? Вы довольны своим визитом?
– Да, очень довольна. Все ко мне так добры! Как будто я знаю их всю свою жизнь. Мне так хотелось бы, чтобы и Перри был здесь. Вы знаете, он сейчас гостит у Фэйрфордов. – Джудит тихо засмеялась. – Похоже, его увлечение мисс Фэйрфорд на убыль не идет. Когда он сделал ей предложение, мне это не очень понравилось. А теперь я начинаю думать, что мисс Фэйрфорд может ему прекрасно подойти. Это такое милое и забавное созданьице! Такая молоденькая и застенчивая, а в то же время столько здравого смысла! Она уже заставила Перри с собой считаться, а я так никогда и не смогла этого от него добиться.
– Как долго Перегрин собирается пребывать в Херт-форшире? – поинтересовался Ворт.
– Я точно не знаю. Наверняка, неделю, предполагаю, даже и побольше. Ворт кивнул.
– Ну что же! Если только ему не взбредет в голову сломать себе шею на охоте, у Фэйрфордов с ним ничего плохого случиться не должно.
– На охоте с ним ничего плохого не будет; править лошадьми он не умеет, а верхом ездит превосходно. – Джудит нерешительно взглянула на графа. Она раз или два открыла и снова закрыла свой веер. – Я однажды говорила с вами о Перри, лорд Ворт.
– Говорили.
– Я и сейчас обеспокоена ничуть не меньше прежнего. Его надо обязательно наставить на путь истинный. Если вы сами этого сделать не можете, не дадите ли вы на это право другому лицу?
– Например, кому? – спросил Его Светлость.
– Мисс Фэйрфорд, – серьезно ответила Джудит.
– У меня было такое впечатление, что такое право я ей дал.
– Если бы вы только согласились, чтобы они поженились поскорее! – увещевала графа Джудит. – Я на самом деле убеждена, что увлечение Перри очень глубоко. Он не изменится.
Ворт покачал головой.
– Нет, мисс Тэвернер. Этого я не сделаю. Никак не пойму, что со мной тогда было и почему я вообще одобрил эту женитьбу.
Джудит слегка вздрогнула и повернулась в кресле, чтобы лучше видеть лицо Ворта.
– А почему вам ее не одобрять? Что означает такая перемена вашего мнения?
Граф выдержал ее прямой взгляд и после короткого раздумья произнес:
– Он еще слишком молод.
Джудит почувствовала, что Ворт не сказал ей истинной причины; она рассердилась, но старалась этого не показывать.
– Возможно, он действительно слишком молод. Не стану отрицать, что сначала я тоже так думала. А теперь я считаю, что эта женитьба – как раз то, что ему очень нужно. Мисс Фэйрфорд не любит Лондон, и, я полагаю, ей захочется большую часть года проводить в Йоркшире. А это было бы самым лучшим для Перри, в конце концов. В городе он постоянно попадает в опасные переделки. Вот, например, позавчера…– Джудит замолчала, слегка смутилась и потом произнесла: – Ну, это ерунда. Теперь все уже позади, и мне не стоило об этом говорить. Но я все время испытываю за него какую-то тревогу.
– Как я понимаю, вы имеете в виду дуэль, которая не состоялась? – спросил Ворт.
Джудит быстро взглянула на него.
– Вы о ней знали?
– Моя дорогая мисс Тэвернер! Когда кто-то бросает кому-то вызов на петушиной арене, нет ничего удивительного, что предстоящая дуэль ни для кого секретом не будет!
– Петушиная арена? Об этом я ничего не слыхала! Если б вы только знали, как я ненавижу петушиные бои и все с ними связанное! В поместье моего отца мне довелось увидеть не меньше сотни таких петухов. Я знаю, что и мой отец, и Перри… но это не имеет отношения к нашему разговору. Теперь я начинаю понимать, как это все случилось. Если бы не вмешался один наш друг, который доказал, насколько он нам предан, Перри сегодня могло вообще не быть в живых!
Граф смотрел на Джудит с необычайным упорным вниманием.
– Умоляю вас, мисс Тэвернер, продолжайте! Кто же был этот столь добронамеренный джентльмен?
– Мой кузен, мистер Бернард Тэвернер, – ответила Джудит.
Ворт поднял свой монокль.
– Ваш кузен? А вы уверены, что вмешался именно он?
– Почему же, конечно, уверена, – несколько удивившись, сказала Джудит. – В какой-то мере Перри ему доверял. После всех событий Перри его за это упрекал, но кузен ничего отрицать не смог. В этом добром отношении еще раз проявилась его забота о нас.
Граф не опускал монокля.
– Вы очень верите этому джентльмену, как я понимаю.
– Не вижу ни одной причины, почему бы мне ему не верить, – несколько резко ответила Джудит. – Я считаю, что он весьма достоин такого доверия. Он не только наш кузен, он – наш очень верный друг.
Граф опустил монокль.
– Ему повезло, что он столь легко снискал ваше доброе о себе мнение, – сказал он. – Интересно, он советует, чтобы Перегрин так рано женился?
– Пока он мне этого не говорил, – призналась Джудит.
– Не сомневаюсь, скажет, – заверил Его Светлость. – Можете ему передать, когда он вам об этом сообщит, что у меня нет ни малейшего намерения разрешить Перегрину жениться, по крайней мере в ближайшее время ни в коем случае!
Граф встал, но Джудит его удержала.
– Я не знаю, почему вы заговорили таким тоном, лорд Ворт. Не понимаю я и того, почему вы, пообещав Перри согласиться на его женитьбу в следующем году, вдруг теперь передумали.
– О, – язвительно улыбнулся граф, – можете понимать это так, что я слишком хорошо осознаю свой опекунский долг, а потому никак не могу позволить, чтобы мой воспитанник связал себя узами брака в таком юном возрасте.
– Ваш ответ скрывает истинную причину, – сказала Джудит– Не знаю, почему, но вас явно не устраивает, чтобы Перри женился. Мне бы очень хотелось знать, что этому причиной.
– В данный момент, – отвечал граф, – боюсь, я не могу ее раскрыть.
Граф удалился, а Джудит осталась сидеть в полной растерянности. Совсем недавно она уже была готова признаться себе, что ошибалась в своей суровой оценке графа. А теперь, когда она настроила себя в его пользу, граф снова пробудил ее гнев. Полная возмущения Джудит сосредоточенно смотрела, как Ворт уходит из комнаты. Потом до ее сознания дошел голос мистера Пьеррепойнта, спрашивавшего, не хочет ли мисс Тэвернер присоединиться к тем, кто в соседней комнате играет в лотерею.
Джудит тотчас же согласилась. Графа Ворта она больше не видела до того самого часа, когда вместе с остальными дамами отправилась спать. Ворт стоял в холле рядом с другими гостями. Он учтиво подал Джудит свечу. Когда она забирала у него из рук свечу, ее глаза были опущены, а лицо очень сурово. Граф чуть сжал ее запястье и тихо спросил:
– Вы ко мне все так же, как раньше, питаете неприязнь? Очень жаль. Постарайтесь не давать волю своему предубеждению, из-за которого вы мне не доверяете. А не доверять мне у вас нет никаких оснований. – Он помолчал. – Посмотрите на меня! – Джудит подняла на него глаза. Граф слегка улыбался. – Послушная девочка! Было бы совсем неплохо, если б вы поверили в мою честность так же, как верите в честность вашего кузена.
– Я не испытываю к вам недоверия, – тихо произнесла Джудит. – На нас обращают внимание. Пожалуйста, позвольте мне уйти, лорд Ворт.
Граф отпустил руку Джудит.
– Одна из привилегий опекуна состоит в том, что ему можно на глазах у всех беседовать со своей воспитанницей, не вызывая при этом никаких пересудов, – отчеканил граф. – Уверяю вас, других привилегий у него нет.
Джудит положила руку на перила лестницы, собираясь последовать за леди Джерси наверх. Лукаво улыбаясь, она спросила:
– Обязанность быть опекуном так для вас обременительна, сэр?
– Для меня эта обязанность отвратительна, – взвешивая каждое слово, ответил Ворт и направился к выходу, оставив Джудит в полном недоумении.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасное богатство - Хейер Джорджетт



Не подумайте что я глупее главной героини (ее оправдывает возраст-писательница хорошо передала наивность 20-ти летней девушки, а то както надоело читать,героине 17-ть лет, а мудра на все 50-т). Но не пойму зачем коекому (не буду называть кому чтобы не испортить интриги)было покушатся на жизнь Перри, у его сестры состояние и так большое. А вообще кому надоели постельные страсти, жаркие ухажывания, а хочется недосегаемого гланого героя почитайте...
Опасное богатство - Хейер ДжорджеттОксана
26.09.2011, 15.37





Ужасно нудный и долгий роман, ничего захватывающего
Опасное богатство - Хейер ДжорджеттЛена
19.12.2012, 3.30





Эта книга имеет только завязку. Осталось читать только 30 страниц, а в "романе" даже капли нету романа между героями. Та что там романа, они и не целовали друг друга (первая сцена не в счет), не было трепета завязки их любви. Было только 2 холодных человека.rnГероиня мне понравилась только свей строптивостью и своеволием. rnГерой..это просто нарцыс и самолюбивый болван.rnПрочтя почти до конца я понимаю, что дальше читать поросто скучно. Мне и так пришлось много станиц попросту пропускать, в книге много ненужной информации, бывали моменты что приблизительно по 20 страниц (бой негров)просматревала мелькомrnrn4/10 вот достойная отметка книги, и эти 4 бала за необычность книги.
Опасное богатство - Хейер ДжорджеттАнна
28.03.2013, 10.33





Прекрасный роман.10 баллов.
Опасное богатство - Хейер Джорджеттлена
2.05.2014, 9.34





Это не любовный роман, на протяжении всей книги ни чего про любовь, и влюбленность нет. Разочарована, 300 страниц, и страсти, ни чего. Книга бред. Это не любовный роман. Жаль своего времени. Н тратьте времени. Согласна с Анной
Опасное богатство - Хейер Джорджеттстася
3.08.2014, 20.14





Это не любовный роман, на протяжении всей книги ни чего про любовь, и влюбленность нет. Разочарована, 300 страниц, и страсти, ни чего. Книга бред. Это не любовный роман. Жаль своего времени. Н тратьте времени. Согласна с Анной
Опасное богатство - Хейер Джорджеттстася
3.08.2014, 20.14





Мне понравилось, нет никакой грязи.
Опасное богатство - Хейер ДжорджеттИриша
6.09.2015, 20.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100