Читать онлайн Опасное богатство, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - ГЛАВА XI в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасное богатство - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасное богатство - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасное богатство - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Опасное богатство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА XI

Вскоре эта дуэль перестала быть секретом. Перегрин приехал на Брук-стрит в двенадцатом часу. Его слуга уже считал, что навсегда потерял своего хозяина. А теперь он стоял возле мисс Тэвернер, которая читала прощальное письмо своего брата.
– О Боже! – вскрикнула мисс Тэвернер как раз в тот момент, когда входил в комнату Перегрин. Листки прочитанного письма полетели на пол. Мисс Тэвернер вскочила. – Я должна сейчас же туда поехать! Что с ним сделали? Где Фитцджон? – И тут она в дверях увидела Перегрина. В следующую же минуту она бросилась брату на шею. – Перри, о Перри! Дорогой мой Перри! Ты жив!
– Конечно, жив! – Перегрин неуклюже гладил сестру по плечу. – Какого черта, Джон, вы подняли здесь всю эту шумиху? Идиот! Разве я не велел вам подождать, пока вы не получите известий от мистера Фитцджона?
Мисс Тэвернер вцепилась в лацканы его плаща.
– Сейчас же расскажи мне, что случилось?
– Ничего не случилось. Могу только сказать, что я в ярости, Джу! Каким же идиотом я теперь выгляжу! Про нас донесли властям, и я сильно подозреваю, что знаю, кто их обо всем проинформировал.
– Кто бы это ни был, он заслужил мою беспредельную благодарность! – заявила Джудит, все еще дрожа от только что пережитого ужаса. – Как же ты мог поехать на дуэль, не сказав об этом ни единого слова мне? Боже, как я ненавижу эти кошмарные дуэли! Как презираю я вас, всех мужчин, за то, что вы избираете такой путь для решения своих споров и ссор!
– Ерунда! – сказал Перегрин, пытаясь разомкнуть руки сестры, крепко обхватившие его шею. – А вы, Джон, займитесь своими делами. Вы и так достаточно натворили, хватит для одного дня. Если бы я только хоть на мгновение мог себе представить, что этому человеку доверять нельзя! Но я должен был догадаться! Мне не следовало иметь с ним никакого дела. Отец нас предупреждал – с ним надо быть осторожным. И, конечно же, сын ничуть не лучше своего папаши.
– Ты говоришь о кузене? Так это именно он выручил тебя из этой ужасной истории?
– Боже правый! Джу, да не говори ты таких глупых вещей! Ты в этом ничегошеньки не понимаешь. Да, да, это сделал именно наш кузен; я уверен, именно он. Я немедленно отправлюсь к нему и потребую от него объяснений.
Джудит едва удержала брата.
– Тебе не надо к нему ехать, Перри. Он с минуту на минуту будет здесь. Он должен повезти миссис Скэттергуд и меня на выставку восковых фигур в музей мадам Тюссо. Честно говоря, не пойму, почему он задерживается, он ведь обещал приехать в одиннадцать, а сейчас уже половина двенадцатого.
– Превосходно, клянусь, просто превосходно! – закричал Перегрин. – У него хватает наглости проводить меня под дуло пистолета и при этом приглашать на прогулку мою сестру! Очень милый джентльмен этот мистер Бернард Тэвернер!
– Кто-то произносит мое имя? – раздался от дверей спокойный голос. – А, Перегрин! Слава Богу! Перегрин резко повернулся к кузену.
– Так вы удивлены, что видите меня, сэр?
– Я очень этому рад, – твердо отвечал мистер Тэвернер. – Вы обязали меня молчать. Мне было очень трудно это делать. Однако я полагал, что к этому времени уже получу от вас какие-либо новости. Вы никак не пострадали?
– Замолчите! – взорвался Перегрин. – Можете мне сказать – вы не огласили мою тайну?
Кузен Перегрина очень внимательно посмотрел на него, а потом на Джудит, которая села на диван. Она лишь слабо улыбалась ему в ответ.
– Не скажете ли вы мне, как мне надо понимать ваши слова? – ровным голосом спросил он.
– Кто сообщил про нас магистрату, по распоряжению которого нас арестовали прямо на месте дуэли? – накинулся на своего кузена Перегрин. Чуть нахмурив брови, мистер Тэвернер продолжал так же внимательно на него смотреть. Перегрин зло сказал: – Кто был тот человек, который побудил врача раскрыть место дуэли? Кто кроме вас, знал о нашей встрече?
– На этот вопрос я ответить не могу, Перри. Я не имею никакой возможности сказать вам, кто еще об этом знал, – отвечал мистер Тэвернер.
– Честно ответьте мне – да или нет! – оборвал его Перегрин. – Это вы осведомили власти? Мистер Тэвернер медленно произнес:
– Я могу понять и простить вам ваше возмущение. Но подождите хоть одну минутку, пожалуйста! Я обещал вам, что буду молчать. Вы сейчас обвиняете меня в том, что я обманул ваше доверие?
Поскольку тонкости мужского кодекса чести не вызывали у мисс Тэвернер ни малейшей симпатии, она нетерпеливо воскликнула:
– Что все это могло значить, если Перри грозила такая опасность? Какой еще путь должен был избрать его истинный друг, нежели попытаться любой ценой предотвратить эту дуэль?
Мистер Тэвернер улыбнулся и покачал головой. Перегрин несколько поостыл, но все еще продолжал возмущаться:
– Я совсем не хочу быть к вам несправедливым. Но вы мне пока так и не ответили! О нашей встрече знал еще только один человек – мой личный слуга. А по описанию доктора Лейна это был совсем не он.
– А каково было это описание, позвольте узнать?
– По его словам, это был человек высокого роста, весьма респектабельного вида, одетый по последней моде!
Мистер Тэвернер был явно удивлен.
– Мой дорогой Перри! Разве во всем Лондоне я – единственный, кто подходит под такое описание? И вы основываете свои подозрения только на этом? Вам не приходило в голову, что, весьма возможно, ваш соперник тоже кому-то, как и вы, рассказал про вашу дуэль?
– Фарнэби? – опешил Перегрин. – Нет, я об этом и не подумал. То есть, я хочу сказать, мне кажется, это невозможно.
– Но почему невозможно? Значит, вы считаете более вероятным, что на вас донес я?
– Конечно же, если вы уверяете, что этого не делали, я обязан вам верить.
– Это меня радует, – сказал мистер Тэвернер. – Должен признаться, и пусть я рискую вас обидеть, что, как бы мало ни было мое участие во всем этом, я очень-очень счастлив, что кто-то тем не менее обо всем сообщил!
– Вы очень добры, – произнес Перегрин, с недоверием глядя на своего кузена.
Мистер Тэвернер засмеялся.
– Забавно! Вам что, очень хотелось, чтобы вас убили? Не задирайтесь, Перри, ведь вам все равно не удастся вызвать меня на ссору! Джудит, вы поедете на выставку? А миссис Скэттергуд уже готова?
Джудит встала.
– До вашего прихода она была в столовой. Она хотела написать письмо. Ее позвать?
– Обязательно. Мне кажется, мы уже опаздываем. Меня задержали, прошу прощения. – Он любезно поклонился Перегрину и распахнул перед Джудит дверь.
В холле она подождала, пока мистер Тэвернер закроет дверь, и очень тихо сказала:
– Вы ничего не отрицали.
Мистер Тэвернер приподнял брови и вопросительно посмотрел на нее:
– Вы тоже хотите со мной поссориться, Джудит?
– О нет, никак не хочу! – честно сказала она. – Перри совсем ребенок; у него бывают такие неразумные суждения. Вы ведь мудрее. О, мне ничего говорить не надо! Вы его спасли, и я – вы даже представить себе не можете, как я вам благодарна!
Мистер Тэвернер взял ее руку в свои.
– Чтобы снискать ваше доброе отношение, я готов сделать все! – сказал он.
Глаза Джудит излучали тепло.
– Вы это заслужили. От всей души благодарю вас.
– Мне хочется большего, чем благодарность, – крепко держа руку Джудит, произнес мистер Тэвернер. – Скажите, мне можно надеяться? Я не смею оказывать на вас какое-либо давление. Мне показалось, вы дали мне понять, что не хотите, чтобы я об этом говорил, но я просто должен вам открыть свое сердце! Только обещайте, что мне можно надеяться, – и я большего не прошу!
Джудит была очень расстроена, но не знала, что ему ответить. Рука ее, зажатая между ладонями мистера Тэ-вернера, дрожала. Он наклонился и поцеловал ее руку. Джудит пробормотала:
– Я не знаю. Я… я не думала о замужестве. Мне бы хотелось, чтобы вы пока меня ни о чем не спрашивали. Что я могу вам ответить?
– По крайней мере скажите, что никого другого в вашем сердце нет?
– Никого другого в моем сердце нет, – сказала она.
Мистер Тэвернер по-прежнему не выпускал руки Джудит, а когда она попыталась высвободить ее, он слегка сжал пальцы, а потом отпустил.
– Вы меня успокоили. А теперь пойдем и поищем миссис Скэттергуд.
В это время в другом конце города мистер Фарнэби продолжал обсуждать со своим секундантом все, что случилось утром. Секунданту этот разговор уже порядком надоел. Но его приятель был настолько не в себе, что секундант вынужден был спросить:
– Какую игру вы ведете, Нед? Мне кажется, вы мне рассказали далеко не все, а? Кому надо убрать этого юнца? Вам кто-то за это дело платит, и хорошо платит, я прав?
– Не знаю, о чем это вы говорите, – произнес Фарнэби. – Тэвернер ударил меня по лицу!
– Это я вижу, – ответил его друг, с интересом разглядывая следы синяка на физиономии мистера Фарнэби. Фарнэби вспыхнул.
– Вы должны знать, что я не из тех, кто может спокойно проглотить нанесенное ему оскорбление! – заявил он.
– Если только вам за это не заплатят, – согласился капитан Крейк.
Мистер Фарнэби с достоинством заявил, что капитан Крейк просто забывается!
– Я ничуть не забываюсь, но мне сдается, что забылись именно вы! – откровенно высказался капитан. – Ну, а если за это дело заплачено, то где же моя доля? Вот что вы должны мне сказать!
– Никаких денег нет! – закричал Фарнэби и на том прекратил их разговор.
Остаток дня он провел в состоянии глубокого беспокойства и вечером в одиночку отправился на угол Дьюк-стрит и Кинг-стрит в отель «Герб короля», и отвел душу за джином в компании тех своих близких дружков, которых сумел там встретить.
Отель «Герб короля» принадлежал Томасу Криббу, чемпиону Англии среди боксеров тяжелого веса. Это место посещала самая разношерстная публика, начиная от высокотитулованных особ и кончая возчиками угля. Однако далеко не каждому из них выпадала честь быть приглашенным в знаменитый салон Крибба. Мистер Фарнэби, например, среди таких привилегированных посетителей не числился. А поскольку он ходил сюда ради джина, а не ради бесед о боксе, такая несправедливость его мало трогала. Он был вполне доволен тем, что может йот так уютно устроиться в углу бара и оттуда наблюдать за обладателями призов и высокородными кутилами, проходившими мимо него в «святая святых». Таверна «Герб Короля» была всегда переполнена; сюда спешил каждый щеголь, каждый известный обладатель боксерских призов. А потому стало вполне обычным, что какой-нибудь преисполненный амбицией человек мог запросто зайти сюда и затеять ссору с добродушным хозяином только для того, чтобы потом можно было похвастаться, что он подрался с самим чемпионом. В последнее время такие истории стали случаться гораздо реже, потому что у Крибба появилась довольна неприятная для потенциальных драчунов привычка приветствовать их громко в присутствии членов магистрата. Объяснял это чемпион просто: если он станет ублажать любого, кто захочет получить от него хороший удар, то никакого покоя у него никогда не будет.
В тот самый вечер мистер Фарнэби нашел для себя в баре укромный уголок и устроился там поудобнее, чтобы выпить стаканчик. Он внимательно следил за входившими, на случай если появится какой-нибудь знакомый.
В таверну действительно заходило множество людей. И хотя он раз-другой и кивнул кому-то головой и даже с кем-то обменялся коротким приветствием, никого из близких ему друзей среди посетителей не было. Мимо под руку со стариной Биллом Джиббонсом прошел Том Белчер, брат великого Джема. А вон там стоит Ворт и беседует с Криббом перед тем, как пройти в салон, мистер Джексон прибыл с группой кутил, которых он забавлял какой-то из своих веселых историй. Мистер Фарнэби взирал на всех безо всякой зависти. Он заказал себе еще один стаканчик…
Бар уже был битком набит, когда дверь распахнулась, и вошел граф Ворт. Мгновенье он постоял у порога, вглядываясь в зал сквозь завесу дыма, поднимавшегося от многочисленных трубок курильщиков. Графа заметил Том Крибб, только что вышедший из салона, и сразу же через всю комнату пошел к нему.
– Добрый вечер, милорд, – сказал он. – Рад вас видеть, Ваша Светлость. Сегодня вечером вы застанете у нас в салоне небольшую приятную компанию. Приехали лорд Ярмоут, полковник Эстон, сэр Генри Смит, мистер Джексон, и кто-то еще, по-моему. Не хотите ли пройти в салон, милорд?
– Чуть попозже, – отвечал граф. – Сначала я хочу обменяться несколькими словами с одним человеком, которого я вижу здесь.
– Здесь, милорд? – спросил Крибб и, подмигнув, посмотрел на веселую группу невдалеке.
– Да, здесь, – произнес граф Ворт и отошел от Крибба. Его дорожный плащ с капюшоном резко заколыхался, когда он быстрыми шагами направился прямо к столику, за которым сидел мистер Фарнэби.
Мистер Фарнэби, лениво наблюдавший, как за соседним столиком двое мужчин кидали игральные кости, графа Ворта не заметил, пока тот не оказался прямо перед ним. Тогда мистер Фарнэби поднял глаза и мгновенно вскочил.
– Добрый вечер, – вежливо поздоровался граф. Фарнэби отвесил ему поклон.
– Добрый вечер, сэр, – ответил он и исподлобья взглянул на Ворта.
Граф положил свою трость на стол и начал снимать перчатки.
– Вы, без сомнения ждали меня, – произнес он.
– О, вряд ли! – ухмыльнулся Фарнэби. – Я знаю, что вы, Ваша Светлость, имеете обыкновение посещать салон Крибба, но я никак не ожидал, что вы меня узнаете.
Граф пододвинул стул к столу Фарнэби и сел. Из-под изогнутых полей своей модной шляпы, которую граф низко надвинул на лицо, он смотрел на Фарнэби неприязненно и ие скрывая насмешки.
– Вы полагаете, что мне следовало бы быть осторожнее, чтобы меня не видели рядом с вами? Это верно, но думаю, что мое положение в светском обществе достаточно надежно. Репутация моя пока еще не должна пострадать. Можете присесть.
– Я как раз намеревался это сделать, – отвечал Фарнэби, воплощая слова в действие и сбрасывая с себя последние остатки опьянения, наступившего после второго выпитого им стаканчика. – Уверяю вас, я считал для себя высокой честью находиться в обществе Вашей Светлости!
– Тогда используйте этот случай, как можно лучше, – посоветовал граф, – потому что вряд ли подобная честь выпадет вам еще раз.
Фарнэби вертел в руках пустой бокал. Он не спускал с графа глаз.
– Ах так! Что вы хотите этим сказать, Ваша Светлость?
– Только то, что после сегодняшней ночи мне больше ваше общество не понадобится, Фарнэби. В силу обстоятельств пути наши скрестились, но теперь они вновь расходятся и очень далеко расходятся, уверяю вас.
– Если бы я имел удовольствие понять смысл ваших слов, Ваша Светлость!
– Мне как-то не приходило в голову, что вам это доставит большое удовольствие – произнес граф. – Но если это вас порадует, то радуйтесь до конца, поскольку я уверен, что вы меня прекрасно понимаете.
– Уверяю вас, я ничего не понимаю, сэр. Я никак не возьму в толк, почему вы говорите со мной в таком тоне. И я должен вам сказать, милорд, что это меня возмущает!
Граф достал свою табакерку и открыл ее. Он медленно вдохнул понюшку табака.
– Вы не в таком положении, чтобы возмущаться моим тоном, какой бы тон я ни выбрал, Фарнэби, – сказал он. Потом положил открытую табакерку на стол и откинулся на спинку стула. Дорожный плащ графа распахнулся, и стали видны светлый жилет, синий фрак и безупречные складки шейного галстука. – Будем откровенны, – произнес граф. – Вы по-идиотски наломали дров там, где все было очень просто, Фарнэби.
Фарнэби быстро огляделся вокруг.
– Сэр!
– Не тревожьтесь! – сказал Ворт. – Нас никто не слышит. Вас наняли для того, чтобы убрать с дороги сэра Перегрина Тэвернера, а вы не сумели оправдать заплаченные вам деньги.
Фарнэби сжал кулаки; он подался вперед.
– Черт побери! Заткните свой рот! – прошептал он. – Вы не смеете говорить, что меня наняли.
Ворт поднял брови.
– Почему вы так думаете?
– Вы не можете так говорить!
– Напротив! Я могу сказать именно так и без всякого труда, дорогой мой Фарнэби! И если вы доставите мне хоть какое-то беспокойство, я так и скажу. И поскольку светское общество вполне, как я уже сказал, мне всегда доверяет, я полагаю, моему слову поверят скорее, чем вашему. Если хотите, мы можем это проверить.
Фарнэби вдруг побледнел. В его глазах появился неподдельный страх. Почти задыхаясь, он сказал:
– Все знают, как это случилось! Петуха Тэвернера тогда подтолкнули, я об этом сказал! И я хочу, чтобы вы знали, милорд, человек десять смогут подтвердить, что все было именно так! Тэвернер меня ударил, я послал ему вызов на дуэль. Вот и вся история!
– Не совсем вся, – сказал граф. – Вы забыли сказать, что из-за вашей идиотской безрассудности эту дуэль прервали.
– Если на нас донесли, я в этом не виноват, – мрачно произнес Фарнэби.
– А вот тут я с вами не соглашусь, – спокойно отвечал граф. – Одно дело – навязать сэру Перегрину Тэвернеру дуэль. Но объявить об этой дуэли в таком бойком месте как Королевская петушиная арена – это уже совсем другое дело. Я полагаю, таких инструкций вам никто не давал. Мне трудно поверить, что даже вы, Фарнэби, не сумели понять, как это было глупо. Как это не пришло зам в голову, что на петушиной арене наверняка могло быть сколько угодно людей, которые посчитают своим долгом сообщить о происшедшем тем, кому это надлежит знать? А именно так все и произошло. Вы совершили ошибку, Фарнэби, и на этом ваше участие в этом деле кончается.
Фарнэби во все глаза, не скрывая своего крайнего изумления, смотрел на графа.
– Вы просто дьявол! – задыхаясь, проговорил он. – Вы не можете сказать, что меня наняли! Я за это дело ни единого пенни не получил!
– Вы не только не получили ни единого пенни, но и никогда не получите! – сказал Ворт, беря еще одну понюшку табака и отирая пальцы о тонкий носовой платок. – Вас нанимали не для того, чтобы пробудить у сэра Перегрина настороженность. Если бы вам удалось, но вам не удалось, Фарнэби! Впрочем, зачем нам зря тратить время на пустые разговоры? Я пытаюсь вам внушить, что, хотя вознаграждение еще надо будет заслужить, вы – не тот человек, который для этого годится. Фарнэби судорожно глотнул.
– Что вы хотите этим сказать? – тихо спросил он.
– Я хочу сказать, Фарнэби, что задачу устранения сэра Перегрина надо будет поручить какому-то другому наемнику, не такому неуклюжему как вы, – с улыбкой на лице разъяснил свою мысль Ворт. – Убежден, что вы сами понимаете – любое ваше следующее покушение на его жизнь вызовет крайнее подозрение.
– Вы что, предполагаете… вы смеете предполагать, что я… да понимаете ли вы, милорд, что я не какой-то там заурядный убийца!
– Вам придется меня извинить за то, что я составил себе о вас ложное представление, – уничтожающим тоном произнес граф. – Увы, для меня покрыты сплошным мраком те угрызения совести, которые свойственны людям вашего склада. Будьте любезны, не прикасайтесь к моей табакерке, иначе после этого я буду вынужден выбросить остатки табака в огонь!
Фарнэби, поглощенный своими мыслями, безо всякой цели протянул руку к табакерке графа. Услыхав его слова, он резко отдернул руку, покраснел до корней волос, потрясенный тоном полного презрения, которое граф и не думал скрывать.
– Вы меня оскорбляете, милорд! Вы пришли сюда, чтобы мне угрожать, но позвольте вам сказать – со мной это не пройдет!
– Не пройдет? – поднял на него глаза Ворт. – Никак?
Фарнэби попытался выдержать холодный и долгий взгляд Ворта, но просто физически не смог этого сделать.
– Не пройдет! – сказал он менее решительно. – Клянусь Богом, нет! Если вы осмеливаетесь меня обвинять… если вы попытаетесь навесить на меня такое обвинение, неужели вы думаете, что мне нечего будет сказать? Один я страдать не собираюсь, я…– он вдруг на полуслове замолчал и облизал пересохшие губы.
Ворт сидел в своем кресле совершенно невозмутимо, не сводя холодных глаз с лица Фарнэби.
– Продолжайте, мистер Фарнэби, – сказал он. – С нетерпением жду, что вы еще мне скажете.
– Ничего! – отрезал Фарнэби.
– Даже имени человека, который вас нанял? – мягко спросил Ворт.
– Ничего я вам не скажу! Меня никто не нанимал! Граф захлопнул табакерку.
– Вы, без сомнения, мудры, – произнес он. – Тот человек мог бы – кто знает? – предпринять шаги, чтобы убрать с дороги вас , не так ли? Боюсь, что даже в случае, если бы у вас хватило смелости придать гласности его имя, это вряд ли принесет вам какую-нибудь пользу. В этом случае ваши слова будут сопоставляться с его словами, а я, честно говоря, думаю, что его словам поверят больше, чем вашим. У меня такое странное ощущение, что, если с этим человеком, пока вы в городе, что-нибудь случится, вам не поздоровится!
Фарнэби заставил себя рассмеяться.
– Ужасно интересно, милорд! Но лично я в подобные предчувствия нисколько не верю!
– Ах, так! – сказал граф. – Но это, скорее, было нечто вроде обещания, Фарнэби. Одну ошибку простить можно; вторая будет просто смертельной. – Он встал и поднял со стола свои перчатки и трость. – Вот и все, что я хотел вам сказать.
Фарнэби вскочил.
– Подождите, милорд! – Он ухватился за край стола и, казалось, искал подходящие слова.
– Я слушаю, – сказал граф. Фарнэби облизал губы.
– Я мог бы вам пригодиться, – отчаянно заявил он.
– Ошибаетесь, – отвечал граф таким тоном, что у Фарнэби застыла в жилах кровь. – Ни один человек, который хоть раз испортил дело, никогда мне не пригодится.
Фарнэби снова тяжело опустился на стул; Ворт направился к двери салона. Фарнэби неотрывно следил за его удаляющейся высокой фигурой. Глаза Фарнэби выражали одновременно и отчаяние, и дикую злобу.
Не успел граф дойти до выхода, как взгляд его приковала к себе фигура некоего господина, вошедшего в таверну чуть раньше. Сейчас он стоял в другом конце бара и неотрывно смотрел на графа.
Граф остановился, слегка отстранил от себя какого-то несколько перебравшего морячка, пересек комнату и подошел к вновь вошедшему.
– К вашим услугам, мистер Тэвернер! – сказал он. Мистер Тэвернер отвесил ему формальный поклон.
– Добрый вечер, лорд Ворт.
Пальцы на правой руке графа затеяли игру с лентой, на которой висел его монокль.
– Ну, мистер Тэвернер, что случилось? – спросил Ворт.
Бернард Тэвернер поднял брови.
– Что случилось? – повторил он. – А что же случилось, милорд?
– Мне показалось, что вас очень интересует, где и когда я бываю, – пояснил граф. – Или я ошибаюсь?
– Интересует…– произнес мистер Тэвернер. – Меня это, скорее, не интересует, а очень удивляет, коль скоро вы об этом спрашиваете.
– Вы имеете в виду то, что застали меня здесь? В салоне Крибба меня можно увидеть довольно часто, – отвечал граф.
– Это я знаю. Но вот чего я не осознал и что, должен признаться, вызвало у меня немалое удивление, так это то, что вас можно увидеть в обществе такого человека, как Фарнэби.
Все это было сказано безо всяких обиняков. Мистер Тэвернер прямо, не сводя глаз, смотрел в холодные глаза графа. Однако, по-видимому, это ничуть не смутило Ворта.
– А, ну это ерунда, в салоне Крибба я нередко оказываюсь в странном обществе, мистер Тэвернер, – спокойно сказал он.
Тэвернер сжал губы. Немного помолчав, он, взвешивая каждое слово, произнес:
– Вы должны признать, лорд Ворт, что когда я увидел вас, разговаривающим с человеком, который всего несколько часов назад – сегодня утром! – устроил дуэль с вашим воспитанником, это не могло не вызвать у меня большого удивления. Или, может быть, вы ничего не ведаете о сегодняшнем…
Пальцы Ворта скользнули вниз до конца ленты, привязанной к моноклю, который он поднял и поднес к глазам.
– Нет, мистер Тэвернер. Я не могу сказать, что ничего об этом не ведал.
Снова наступило молчание. По-видимому, мистер Тэвернер пытался прочитать мысли графа, которые, по его мнению, соответствовали подчеркнуто обходительным манерам Ворта.
– Значит, вы отнюдь не были в неведении, и тем не менее…
– Как ни странно, – произнес Ворт, – но именно на эту самую тему я вел разговор с мистером Фарнэби.
– Неужели?
– Именно так! – сказал граф. – Но к чему нам с вами ходить вокруг да около, мистер Тэвернер. Как я полагаю, вы подозреваете меня в том, что я проявляю большой интерес к делам Фарнэби, и в этом вы совершенно правы. Я ему сообщил – и, надеюсь, он меня достаточно хорошо понял, – что свою роль он уже выполнил. Так что о нем нам беспокоиться не надо, дорогой мой сэр.
Тэвернер нахмурился.
– Я не совсем вас понимаю, сэр. Я пришел сюда совсем не для того, чтобы оскорблять вас и предъявлять вам абсурдные обвинения. Но я считаю вполне уместным заверить вас, что я интересы своего кузена принимаю очень близко к сердцу и ради соблюдения этих интересов без малейших колебаний готов на все.
– Ваши уверения меня глубоко трогают, мистер Тэвернер, – произнес граф, и на губах его появилась неприятная улыбка, – но у меня твердое мнение, что с вашей стороны было бы гораздо умнее воздержаться от вмешательства в дела своего кузена.
Тэвернер оцепенел:
– Если я правильно вас понимаю, милорд, вы, скорее, хотите сказать, что для меня было бы умнее воздержаться от вмешательства в ваши дела?
– Ну, это слишком уж резко сказано, – проговорил граф, все еще улыбаясь. – Тем не менее, вы действительно понимаете меня абсолютно правильно. Те, кто вмешиваются в мои дела, никогда не преуспевают.
– Пожалуйста, лорд Ворт, не запугивайте меня, – спокойно сказал Тэвернер. – Не стоит мне угрожать только потому, что меня волнует благополучие моего кузена.
Граф заговорил так тихо, что никто вокруг, кроме Тэвернера, услышать его не мог.
– Позвольте вам напомнить, мистер Тэвернер, что благополучие вашей кузины и вашего кузена не в ваших, а в моих руках. Вы проявляете огромное усердие в своем внимании к ним, но если вы лелеете мечты о женитьбе, выбросьте их из своей головы. Вам никогда не удастся жениться на Джудит Тэвернер.
Мистер Тэвернер непроизвольно стиснул руки.
– Весьма признателен вам за то, что вы были со мной столь откровенны, сэр, – сказал он. – В свою очередь, я бы напомнил вам, что ваша юридическая власть над мисс Тэвернер через год кончается. И мне не нужно было этого разговора, чтобы еще раз убедиться, что вынашиваемые вами планы в равной мере и бесстыдны, и безобразны. И будьте любезны понять, что ничто не испугает меня и я со своего пути не сойду!
– Что касается вашего желания встать у меня на пути, действуйте, как считаете для себя лучше, – произнес граф. – Но имейте в виду, что, если мне на пути встречается какое бы то ни было препятствие, у меня хватает сил его устранить. – Граф произнес эти слова совершенно спокойно, даже вкрадчиво. Он не стал ждать, как отреагирует на его высказывание мистер Тэвернер, слегка ему поклонился и пошел к выходу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасное богатство - Хейер Джорджетт



Не подумайте что я глупее главной героини (ее оправдывает возраст-писательница хорошо передала наивность 20-ти летней девушки, а то както надоело читать,героине 17-ть лет, а мудра на все 50-т). Но не пойму зачем коекому (не буду называть кому чтобы не испортить интриги)было покушатся на жизнь Перри, у его сестры состояние и так большое. А вообще кому надоели постельные страсти, жаркие ухажывания, а хочется недосегаемого гланого героя почитайте...
Опасное богатство - Хейер ДжорджеттОксана
26.09.2011, 15.37





Ужасно нудный и долгий роман, ничего захватывающего
Опасное богатство - Хейер ДжорджеттЛена
19.12.2012, 3.30





Эта книга имеет только завязку. Осталось читать только 30 страниц, а в "романе" даже капли нету романа между героями. Та что там романа, они и не целовали друг друга (первая сцена не в счет), не было трепета завязки их любви. Было только 2 холодных человека.rnГероиня мне понравилась только свей строптивостью и своеволием. rnГерой..это просто нарцыс и самолюбивый болван.rnПрочтя почти до конца я понимаю, что дальше читать поросто скучно. Мне и так пришлось много станиц попросту пропускать, в книге много ненужной информации, бывали моменты что приблизительно по 20 страниц (бой негров)просматревала мелькомrnrn4/10 вот достойная отметка книги, и эти 4 бала за необычность книги.
Опасное богатство - Хейер ДжорджеттАнна
28.03.2013, 10.33





Прекрасный роман.10 баллов.
Опасное богатство - Хейер Джорджеттлена
2.05.2014, 9.34





Это не любовный роман, на протяжении всей книги ни чего про любовь, и влюбленность нет. Разочарована, 300 страниц, и страсти, ни чего. Книга бред. Это не любовный роман. Жаль своего времени. Н тратьте времени. Согласна с Анной
Опасное богатство - Хейер Джорджеттстася
3.08.2014, 20.14





Это не любовный роман, на протяжении всей книги ни чего про любовь, и влюбленность нет. Разочарована, 300 страниц, и страсти, ни чего. Книга бред. Это не любовный роман. Жаль своего времени. Н тратьте времени. Согласна с Анной
Опасное богатство - Хейер Джорджеттстася
3.08.2014, 20.14





Мне понравилось, нет никакой грязи.
Опасное богатство - Хейер ДжорджеттИриша
6.09.2015, 20.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100