Читать онлайн Нежданная любовь, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежданная любовь - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежданная любовь - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежданная любовь - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Нежданная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 21

Мистер Хендред вошел в комнату. Он выглядел бледным, усталым и очень сердитым.
— Добрый вечер! — обратился он к Деймрелу, удостоив Венецию кратким взглядом. — Прошу прощения за поздний визит, но я не сомневаюсь, что вы ожидали моего появления.
— Полагаю, мне следовало его ожидать, — отозвался Деймрел. — Вы прибыли в самый нужный момент. Вы уже обедали?
Мистер Хендред содрогнулся и закрыл глаза:
— Нет, сэр, я не только не обедал, но и…
— Тогда вы, должно быть, чертовски проголодались, — прервал Деймрел. — Займитесь этим, Имбер!
Лицо мистера Хендреда выразило крайнюю степень отвращения, но, прежде чем он успел справиться со своей злостью и вежливо отклонить гостеприимное предложение, Венеция, в ком сострадание одержало верх над не столь милосердными эмоциями, сочла нужным вмешаться:
— Мой дядя никогда не ест после длительной поездки! Дорогой сэр, что заставило вас преследовать меня, забыв об осторожности? Никогда не ожидала от вас такого нелепого поступка!
— Нелепого? — переспросил мистер Хендред. — Прибыв в Лондон вчера вечером, Венеция, я узнал, что вы покинули город в почтовой карете с явным намерением явиться в этот дом — где я вас и обнаружил! Насколько я понял, вы предприняли этот безумный шаг, поссорившись с вашей тетей. Должен заметить, Венеция, я считал вас слишком благоразумной, чтобы придавать значение словам моей жены, очевидно произнесенным под влиянием дурного настроения!
— Дорогой дядя, разумеется, я не делала ничего подобного! — укоризненно сказала Венеция, подводя его к стулу. — Пожалуйста, садитесь. Ведь вы смертельно устали, и у вас может начаться этот жуткий тик! Уверяю вас, не было никакой ссоры! Моя бедная тетя сначала расстроилась, увидев в театре мою мать, а потом, узнав, что я вместо благодарности за все ее заботы прошла под руку с моим отчимом всю дорогу от отеля «Налтни» до Оксфорд-стрит, она разбранила меня, но я ничуть на нее не обиделась. Я знала, что тетя будет меня ругать. Но она никак не могла сказать вам, будто я уехала из-за этого или рассталась с ней в гневе! Ей прекрасно известна причина моего отъезда — я не делала из нее секрета!
— Ваша тетя, — сдержанно отозвался мистер Хендред, — необычайно чувствительная женщина и, как вам известно, склонна к перевозбуждению. Когда она в таком состоянии, ей нелегко вразумительно объяснить, что именно ее в него повергло. Фактически, — сердито добавил он, — невозможно разобрать, где голова, а где хвост в том, что она говорит! Что же касается причины вашего отъезда, то не знаю, Венеция, что вы сочли нужным ей сказать, но, насколько я понял, вы не могли придумать ничего лучшего, чем какую-то чушь насчет того, что Деймрел хочет рассыпать лепестки роз у вас на пути!
Деймрел, который сидел, мрачно уставясь на огонь в камине, при этих словах сразу же встрепенулся.
— Розовые лепестки? — переспросил он и устремил насмешливый взгляд на Венецию. — Дорогая моя, в это время года?
— Замолчите, негодник! — покраснев, сказала Венеция.
— Очевидно, — продолжал мистер Хендред, — ваша тетя пыталась убедить вас пе потворствовать столь расточительным привычкам. Короче говоря, что вы сказали друг другу, не имеет значения. Важно то, моя дорогая племянница, что девушка — и, пожалуйста, не говорите, что вы совершеннолетняя! — повторяю, девушка, живущая в моем доме под моим покровительством, позволяет себе убегать оттуда в одиночестве, выражая при этом намерение искать приют именно под этим кровом! И вы называете нелепыми мои попытки предотвратить вашу гибель и мое унижение?
— Нет-нет! — успокаивающе произнесла Венеция. — Но разве вы забыли, сэр, что под этим кровом проживает мой брат? Я объяснила вашим слугам, что уезжаю, так как он заболел, и…
— Я не забыл ни об Обри, ни о том, что приехал с целью привести вас в чувство, — сурово прервал мистер Хендред. — Да будет вам известно, что я нахожусь здесь, чтобы помешать вам совершить непоправимую глупость! Я не прошу прощения за свою откровенность, Деймрел, так как вы уже знаете мое мнение по этому поводу!
— Говорите, что вам угодно, — пожал плечами Деймрел. — В конце концов, мы с вами придерживаемся одного мнения.
Видя, как ее дядя прижал к виску копчики пальцев, Венеция потихоньку вышла из комнаты. Она отсутствовала всего несколько минут, но, когда вернулась, мистер Хендред сообщил ей, что обсудил с Деймрелом ее визит к Стиплам.
— Хочу заверить вас, дорогая племянница, что сказанное вам его лордством — истинная правда. На вас нет никакого клейма, и, хотя регулярное общение между вами и сэром Лэмбертом с леди Стипл весьма нежелательно, ничто не может быть более неподобающим для дочери, чем отречься от матери! Не буду скрывать от вас, что в этом деликатном вопросе я никогда не соглашался ни с вашей тетей, ни с вашим покойным родителем. По-моему, политика секретности, на которой они настаивали, была дурной и абсурдной!
— Совершенно верно! — кивнула Венеция, переводя смеющийся взгляд с одного на другого. — Что еще вы обсудили? Вы пришли к согласию относительно моего будущего? Или мне сообщить вам мое решение?
Заметив, что в глазах Деймрела мелькнула улыбка, мистер Хендред быстро сказал:
— Умоляю вас, Венеция, подумать, прежде чем делать то, о чем, как я боюсь, вы горько пожалеете! Вы считаете меня бесчувственным, но поверьте, это не так! Считаю своим долгом предупредить — и уверен, что его лордство простит меня, — что более неподходящий брак, чем тот, который вы для себя наметили, трудно вообразить!
— Не стоит преувеличивать, дорогой дядя! — запротестовала Венеция. — Возможно, Деймрел повеса, но ведь он никак не может оказаться моим отцом!
— Оказаться вашим отцом? — ошеломленно повторил мистер Хендред. — Что вы имеете в виду?
Плечи Деймрела задрожали.
— Эдипа, — объяснил он. — По крайней мере, так мне кажется, но Венеция немного перепутала. Она хотела сказать, что не может оказаться моей матерью
l:href="#note_47" type="note">[47]
.
— Ну, это одно и то же, Деймрел! — сказала Венеция, раздраженная такой педантичностью. — Оба брака одинаково неподходящие!
— Вы очень обяжете меня, Венеция, — едко произнес мистер Хендред, — если оставите тему, которую я считаю в высшей степени неподобающей. Меня шокирует мысль, что Обри — ибо я не сомневаюсь, что это он, — осквернил уши своей сестры подобной историей!
— Однако, как видите, сэр, Деймрел нисколько не шокирован! — заметила она. — Разве это обстоятельство не помогает вам понять, почему он будет для меня самым подходящим мужем?
— Не помогает! — отрезал мистер Хендред. — Просто не знаю, что с вами делать! Вы как будто живете в… в…
— В мыльном пузыре, — подсказал Деймрел.
— Вот именно, в мыльном пузыре! — фыркнул мистер Хендред. — Вы влюбились впервые в жизни, Венеция, поэтому Деймрел представляется вам сказочным героем!
Венеция рассмеялась.
— Вовсе нет! — воскликнула она. — Неужели вы считаете меня такой дурочкой? Если под мыльным пузырем вы подразумеваете, что меня ждет жестокое разочарование, то можете из-за этого не беспокоиться!
— Вы вынуждаете меня говорить начистоту, а это весьма неприятная задача! Возможно, Деймрел всерьез намерен изменить свой образ жизни, но от давних привычек нелегко отказаться. Я очень привязан к вам, Венеция, поэтому меня огорчит, если я увижу вас несчастной!
Она посмотрела на Деймрела:
— Ну, друг мой?
— Ну, радость моя? — отозвался он с огоньком в глазах.
— Вы думаете, что сделаете меня несчастной?
— Не думаю — но обещать ничего не могу!
— И не надо! — серьезно сказала Венеция. — Как только обещаешь чего-то не делать, то больше всего на свете начинаешь хотеть сделать именно это! — Она снова обернулась к дяде: — Вы имеете в виду, что он может продолжать заводить любовниц, устраивать оргии и так далее, не так ли, сэр?
— Что значит «и так далее»? — осведомился Деймрел.
— Ну, откуда мне знать, какие еще безобразия вы вытворяли?
— Но вы же знаете о моих оргиях! — возразил он.
— Да, но они меня не заботят. В конце концов, неразумно требовать, чтобы вы изменили все ваши привычки, а я всегда могу пойти спать.
— Значит, вы не будете председательствовать на моих оргиях? — разочарованно спросил Деймрел.
— Буду, дорогой, если вы захотите, — улыбнулась она. — А они доставят мне удовольствие? Деймрел стиснул ее руку:
— Вы получите самую великолепную оргию, радость моя, и я ручаюсь вам за удовольствие!
Многострадальный мистер Хендред начал проявлять тревожные признаки того, что его терпение подходит к концу, но, к счастью, в этот момент дверь открылась и вошел Имбер с чайным подносом. Он поставил его перед Венецией, которая тут же налила чашку и передала ее дяде со словами:
— Знаю, сэр, что вы не рискуете есть после путешествия, но чай вам не повредит, верно?
Мистер Хендред не мог это отрицать, и чай действительно пошел ему на пользу, ибо к концу второй чашки он стал воспринимать брак между племянницей и Деймрелом как нечто неизбежное, осведомившись, знает ли Деймрел, в каком состоянии его дела, до какой степени он в долгах и как он намерен содержать жену.
Эти опасные вопросы были заданы тоном уничижительной иронии, однако Деймрел скрупулезно ответил на каждый из них:
— Я точно знаю, как обстоят мои дела, до какой степени я в долгах и сколько может принести подлежащее продаже имущество. Я не смогу содержать жену в роскоши, но постараюсь обеспечить ей комфорт. Месяц назад я обсуждал все это с моим деловым агентом. Он ожидает моих указаний, чтобы действовать так, как мы тогда решили.
Прижатый доводами к стенке мистер Хендред не желал сдаваться.
— И перевод? — осведомился он.
— Естественно! — отозвался Деймрел, приподняв брови с несвойственным ему высокомерием. В этот момент Венеция шагнула на ринг.
— Возможно, я не слишком разбираюсь в оргиях, но теперь вы говорите о том, что я понимаю! — заявила она. — Причем говорите по-идиотски! «Подлежащее продаже имущество» означает вашу яхту, ваших скаковых лошадей, почтовых лошадей, которых вы держите по всей Англии, и еще невесть что! Вам абсолютно незачем избавляться от них, а тем более переводить деньги на меня — зачем это делать, когда мне вполне достаточно собственных денег? Должна признать, что я бы лучше уплатила долги, но если вы предпочитаете жить в долг, то это ваше дело! А что касается всех этих жертв, то о них будете жалеть вы, а не я!
— Жить в долг?! — воскликнул мистер Хендред, глядя на племянницу почти с отвращением. — Предпочитаете жить в долг?
— Ну, мы обсудим эти дела в свое время, сэр, — по-нашему, по-идиотски, — сказал Деймрел. — Не огорчайтесь, радость моя! Мое счастье зависит не от подлежащего продаже имущества, а от одной зеленой девчонки.
— Стоп! — скомандовал мистер Хендред. — Вы слишком торопитесь! Так не пойдет!
— Ну, для Венеции это, по крайней мере, лучше, чем жить со Стиплами, — отозвался Деймрел. — Можете сколько угодно выпучивать глаза, но именно этот пистолет она приставила к моей голове!
— Чепуха! — сердито произнес мистер Хендред. — Орелии такое и в голову не могло прийти! Жить с дочерью, которая куда красивее ее? Ха!
— Я подумал то же самое, но Венеции удалось вытянуть у нее приглашение, не знаю, каким способом. Я удостоился чести его прочитать!
— Господи! — простонал мистер Хендред.
— Поэтому, — продолжал Деймрел, — сейчас мы должны направить нашу энергию не на безнадежную задачу убедить мою зеленую девчонку, что она совершает ошибку, а на проблему, как добиться, чтобы общество не подвергло ее остракизму.
— Уверяю вас, это меня нисколько не огорчит! — вставила Венеция.
— Зато огорчит меня. — Деймрел задумчиво посмотрел на мистера Хендреда: — Думаю, сэр, мы можем с этим справиться с вашей помощью и помощью моей тетушки Стоборо. Полагаю, вы с ней знакомы?
— Я знаком с леди Стоборо уже двенадцать лет, — усмехнулся мистер Хендред. — Единственным ее ответом на мои или чьи бы то ни было просьбы будет все выполнить с точностью до наоборот.
— Вот именно! — воскликнул Деймрел. — Значит, вам известно, как обвести ее вокруг пальца!
Последовало молчание. Мистер Хендред, на которого это замечание явно произвело сильное впечатление, сидел, созерцая сцену, невидимую его компаньонам. Под любопытным взглядом Венеции его тонкие губы скривились в подобии улыбки, а на щеках обозначились две впадины. Мистер Хендред наслаждался своими мыслями, слишком личными, чтобы делиться ими с собеседниками. Пробудившись от грез, он с неодобрением посмотрел на Венецию и Деймрела и заявил, что сегодня вечером больше не способен обсуждать дела. После этого мистер Хендред спросил племянницу, намерена ли она сопровождать его в Йорк, где он собирается провести ночь, явно не рассчитывая на утвердительный ответ.
Это предоставило Венеции возможность, которой она дожидалась.
— Нет, дорогой сэр, — сказала она. — Сегодня я больше не проеду ни одного ярда, и, должна признаться, вы тоже! Не сердитесь, но я велела Имберу отправить ваш фаэтон в «Красный лев». Вы ведь всегда отправляете кучеров в гостиницу, а у нас… я имею в виду, у Деймрела так мало прислуги, что кучеров едва ли удастся разместить, не создавая ей работы, которую не хватит времени выполнить! Слуга Деймрела, очень достойный человек, позаботится о вашей комнате и ваших вещах. Я попросила его найти ароматические свечи, которые вы всегда зажигаете, когда у вас болит голова, а он сказал, что приготовит вам ячменный отвар на ночь.
Программа была настолько привлекательной, что мистер Хендред подчинился, предупредив хозяина дома, что это не означает согласия на брак, который он не одобряет и которому не намерен способствовать.
Приняв это угрожающее заявление с полным спокойствием, Деймрел вызвал Марстона, позвонив в колокольчик. В этот момент Обри, приехав на конюшенный двор и войдя в дом через боковую дверь, появился в комнате.
— А я-то думал, Джеспер, с кем вы разговариваете! — удивленно воскликнул он. — Здравствуйте, сэр. Как поживаешь, дорогая? Рад, что ты приехала, — я по тебе скучал.
Обри, хромая, подошел к Венеции, которая обняла брата, тронутая его словами.
— Ты не знаешь, как я по тебе скучала!
— Ну и глупо! — усмехнулся Обри. — Почему ты не написала, что приезжаешь? Кстати, что привело тебя сюда?
— Я скажу вам, что привело сюда вашу сестру! — вмешался мистер Хендред. — Вы уже достаточно взрослый, чтобы здраво судить о таких вещах, и мне говорили, что у вас отличная голова! Возможно, Венеция больше прислушается к вам, чем ко мне. Знайте, молодой человек, что она заявила о своем намерении принять предложение лорда Деймрела!
— Вот и отлично! — просиял Обри. — Я надеялся на это, дорогая! Джеспер самый подходящий муж для тебя! К тому же он мне нравится. Я смогу проводить с вами каникулы, а ты знаешь, что я всегда терпеть не мог Эдуарда. Кстати, он докучал тебе в Лондоне?
— И это все, что вы можете сказать, юноша? — сердито осведомился мистер Хендред. — Вы хотите, чтобы ваша сестра вышла замуж за человека с такой репутацией, как у лорда Деймрела?
— Да я уже давно ей это советовал! Я никогда не обращал внимания на сплетни о репутации Джеспера, и если ее это не заботит, так почему должно заботить меня?
— Полагаю, — с горечью произнес мистер Хендред, — подобного отношения следовало ожидать от юноши, которому не стыдно рассказывать сестре аморальные и неприличные истории!
Обри выглядел ошеломленным.
— Что она вам наговорила, сэр? — спросил он. — Если Венеция рассказывала скабрезные истории, то она, очевидно, слышала их от Джеспера, так как Эдуард ни за что не стал бы делиться ими с ней, а я их просто не знаю!
— «Царь Эдип», тупица! — подсказал Деймрел.
— «Царь Эдип»? Не припоминаю, чтобы я рассказывал его Венеции, хотя это вполне возможно. Но применять такие эпитеты, как «аморальный» и «неприличный», в отношении творений Софокла… Такого я не слышал даже от Эдуарда!
В этот момент заговорил Марстон, уже некоторое время стоящий на пороге:
— Вы звонили, милорд?
— Да, — ответил Деймрел. — Проводи мистера Хендреда в его комнату. Если вам что-нибудь понадобится, сэр, обращайтесь к Марстону — я еще ни разу не видел, чтобы он оказался в затруднении.
Ворчливо пожелав всей компании доброй ночи, мистер Хендред позволил увести себя из комнаты.
— Марстон! — окликнул слугу Деймрел, когда тот собирался последовать за своим сердитым подопечным.
Марстон остановился:
— Милорд?
Деймрел широко усмехнулся:
— Пожелай мне счастья!
Бесстрастное лицо Марстона смягчилось.
— С радостью желаю счастья вам обоим, милорд. Если вы будете счастливы, то кое-кто еще тоже.
— Господи, я ведь также должен пожелать вам счастья! — воскликнул Обри, когда дверь закрылась за слугой. — Но мне незачем это говорить — вы и так все знаете! Ну, пожалуй, я тоже пойду к себе! Ужасно хочу спать!
— Подожди, Обри! — взмолилась Венеция. — Я должна кое-что тебе сообщить. Надеюсь, тебя это не огорчит. Два дня назад я узнала, что мама… не умерла, как мы считали.
— Я и так это знаю, — ответил Обри. — Конечно, меня это не огорчает, глупышка! Почему я должен огорчаться?
— Обри! — ахнула Венеция. — Значит, папа рассказал тебе?..
— Не папа, а Конуэй.
— Конуэй? Когда?
— Когда он в последний раз приезжал домой — перед отъездом в Бельгию. Он сказал, что я должен это знать на случай, если его убьют.
— Ну и ну! — возмутилась Венеция. — Если он рассказал об этом четырнадцатилетнему мальчику, то почему не сообщил мне?
— Не знаю. Очевидно, он считал, что папа рассердился бы, если бы узнал, что тебе об этом известно. Как бы то ни было, Конуэй велел мне ничего тебе не говорить.
— Но ты мог рассказать мне позже — после смерти папы! Почему ты молчал?
— Вероятно, потому что я об этом не думал, — ответил он. — Чего ради это должно меня интересовать? Если бы я знал маму — тогда другое дело, но как можно интересоваться тем, что происходило, когда тебе было всего несколько месяцев? — Обри зевнул. — Господи, как же мне хочется спать! Доброй ночи, дорогая! Доброй ночи, Джеспер!
Он вышел, прихрамывая, а Венеция, обернувшись, увидела, что ее возлюбленный насмешливо ей улыбается.
— Пусть это послужит вам уроком, прекрасная Венеция! — сказал Деймрел. Подойдя к ней, он заключил ее в объятия, но она удержала его, упершись руками ему в грудь.
— Деймрел, мне нужно кое-что вам сказать! Он перестал улыбаться и вопросительно посмотрел на нее:
— Что именно, радость моя?
— Понимаете, тетя говорила… что я не могу вешаться вам на шею! Я не послушалась и сделала это, но, когда дядя начал говорить о ваших долгах и имуществе, я внезапно поняла, что она была права! Я не хочу, чтобы вы на мне женились, если вы предпочитаете оставаться холостяком.
— Значит, вы куда менее эгоистичны, чем я! — быстро отозвался он. — Потому что я хочу на вас жениться, как бы вы к этому ни относились! Вы можете пожалеть об этом дне, а я — нет! Я жалею лишь о том, что боги не властны над пространством и временем и не могут переделать меня в человека, достойного быть вашим мужем!
Венеция прижала его к себе:
— Глупый! Вы же знаете, что мой самый достойный поклонник оказался ужасным занудой, а что до остального, то вам не приходило в голову, что если бы вы не сбежали с этой толстой женщиной…
— Она не была толстой! — возразил он.
— Тогда не была, зато стала теперь! Ну, так если бы вы не повели себя настолько скверно, то, возможно, женились бы на какой-нибудь достойной девушке и теперь жили бы в довольстве с женой и шестью или семью детьми?
— Только не с детьми! Ведь мое потомство достанется гусеницам, — напомнил он ей. — А вам не приходило в голову, мисс Лэнион, что я так и не сделал вам предложения, хотя уже дважды был на грани этого? Так как теперь нам никто не помешает, не окажете ли вы мне честь, мэм…
— Вы еще не спите? Отлично! — воскликнул Обри, внезапно войдя в комнату. — У меня появилась превосходная идея!
— Уже второй раз вы входите, когда я собираюсь сделать предложение вашей сестре! — сердито сказал Деймрел.
— Я думал, вы уже давным-давно его сделали. Как бы то ни было, это важно. Вы можете провести медовый месяц в Греции, и я поеду с вами!
Все еще стоя в объятиях Деймрела. Венеция рассмеялась и спрятала лицо у него на плече.
— Греция в середине зимы? Ни за что! — заявил Деймрел.
— А зачем вам так скоро жениться? Если бы вы перенесли свадьбу на весну…
— Мы поженимся в январе — если не в декабре!
— Вот как? — Обри несколько приуныл. — Ну, тогда пускай будет Рим. Жаль, потому что я предпочел бы Грецию. Ладно, мы можем поехать туда позже — в конце концов, это ваш медовый месяц, а не мой. Думаю, Венеции понравится Рим.
— Нужно не забыть спросить у нее… Хотя это не имеет значения. Отправляйтесь в постель, мерзкий щенок!
— А, вы хотите сделать Венеции предложение! Хорошо, хотя я вам не мешаю. Доброй ночи!
Он вышел, а Деймрел подошел к двери и запер ее.
— А теперь, любовь моя, — сказал он, вернувшись к Венеции, — в четвертый раз!..


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Нежданная любовь - Хейер Джорджетт



классный роман, с юмором, без пошлятины, без бредятины. радует адекватные характеры героев, без соплей и раздувания проблем. 10/10
Нежданная любовь - Хейер ДжорджеттЭля
24.02.2014, 7.48





Хороший роман. Очень хороша властная теща. Свежо.
Нежданная любовь - Хейер Джорджеттлена
11.03.2014, 12.52





Читается легко. Но слишком много уделено внимания второстепенным персонажам и очень мало описаны отношение между героями.
Нежданная любовь - Хейер ДжорджеттКэт
11.07.2014, 20.06





Немного нудноват. Но прочесть можно.
Нежданная любовь - Хейер ДжорджеттЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
14.02.2015, 20.27





полный бред, невозможно читать, скука
Нежданная любовь - Хейер Джорджеттмарина
11.01.2016, 13.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100