Читать онлайн Нежданная любовь, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежданная любовь - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежданная любовь - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежданная любовь - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Нежданная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

На следующее утро Венеция проснулась в угнетенном состоянии, которое отнюдь не улучшило открытие, что ее единственной компаньонкой за завтраком оказалась миссис Скорриер — Шарлотта все еще не встала, а Обри велел Рибблу принести ему кофе и бутерброд в библиотеку. Миссис Скорриер дружелюбно приветствовала Венецию, но вызвала в ней в общем-то беспричинную вспышку гнева, спросив, добавить ли ей в кофе сливки. С трудом взяв себя в руки, Венеция ответила, что миссис Скорриер не должна ей прислуживать. Миссис Скорриер при виде внезапного пламени в обычно улыбающихся глазах собеседницы не стала настаивать, но тут же пустилась в пространный панегирик кровати, в которой она спала, виду из ее окна и отсутствию уличного шума. Венеция отвечала достаточно вежливо, но, когда миссис Скорриер выразила удивление, что Обри позволено завтракать, когда и где ему хочется, тон, которым Венеция произнесла: «В самом деле, мэм?», был не слишком ободряющим.
— Возможно, я старомодна, — продолжала миссис Скорриер, — но верю в строгую пунктуальность. Однако я хорошо понимаю, что бедный мальчик — трудный подопечный. Когда вернется сэр Конуэй, он, безусловно, сможет с ним управиться.
Это заставило Венецию рассмеяться:
— Моя дорогая миссис Скорриер, вы говорите так, будто Обри ребенок! Ему скоро семнадцать, и, так как он всегда поступал по-своему, бесполезно пытаться что-то изменить. К чести Конуэя, он никогда не делал таких попыток.
— Что касается этого, мисс Лэнион, то меня бы очень удивило, если бы сэр Конуэй позволил Обри приказывать приносить ему еду на подносе с вашего разрешения, когда в Андершо появилась хозяйка. Уверена, что вы простите мне мою откровенность.
— Безусловно, прощу, мэм, ибо это дает возможность и мне говорить столь же откровенно, — быстро ответила Венеция. — Пожалуйста, откажитесь от мысли попытаться изменить Обри, ибо ни вы, ни ваша дочь не имеете никакого права вмешиваться в его дела. Они касаются только его и до известной степени меня.
— В самом деле? В таком случае меня ввели в заблуждение, так как я считала, что Обри находится на попечении сэра Конуэя!
— Нет, вас не ввели в заблуждение, но Конуэй первый скажет вам, чтобы вы предоставили Обри мне. Это единственное право, о котором я должна предупредить вас, мэм, так как Конуэй, жалея Обри из-за физического недостатка, испытывает перед ним нелепый страх вследствие умственного превосходства брата. Более того, хотя у Конуэя много недостатков, он не только добр, но и великодушен, что побуждает его быть к Обри снисходительным — быть может, чрезмерно, — каким бы обременительным тот ни был. Это все, что я хотела вам сказать, мэм, и надеюсь, вы простите мне мою откровенность, как я простила вашу. Прошу меня извинить, но я должна вас покинуть. Этим утром у меня много дел. Я попросила миссис Гернард оставаться в распоряжении Шарлотты — будьте любезны передать дочери, чтобы она послала сообщение в комнату экономки, как только ей что-нибудь понадобится.
Венеция вышла из комнаты, не дав миссис Скоррнер времени ответить. Она знала, что Науик уже ожидает ее в кабинете, тем не менее не шла туда еще минут двадцать. Венецию испугал ее собственный гнев — чтобы не обнаружить его перед управляющим, ей было необходимо успокоиться и поразмыслить. Она смогла взять себя в руки, но будущее по-прежнему виделось ей в мрачных красках. Венеция ругала себя за то, что поддалась на провокацию миссис Скорриер, но чувствовала, что рано или поздно ей все равно пришлось бы дать отпор женщине, чья жажда власти грозила перессорить весь дом. Она знала, что миссис Скорриер затаила против нее злобу и теперь будет пользоваться любой возможностью причинить ей неприятность.
Венеция окончила разговор с Науиком уже после полудня. Утро, проведенное в обществе строгого и флегматичного йоркширца, восстановило ее душевное равновесие куда быстрее, чем размышления, а просматривание счетов произвело на нее такое же отрезвляющее действие, как если бы она изучала Платона вместе с Обри.
В главной части дома не было никаких признаков Шарлотты и ее матери, но Риббл, вошедший в холл, когда Венеция собиралась выйти в сад, сообщил, что обе леди обследуют кухонный флигель под руководством миссис Гернард. Он передал Венеции запечатанное письмо, которое помощник конюха, посланный утром в Эбберсли, привез с собой, и стал ждать, пока Венеция его прочитает. Оно было кратким. Леди Денни подтверждала получение письма Венеции и просила ее как можно скорее приехать в Эбберсли. В постскриптуме она добавила, что занята сбором вещей Освальда, который завтра уезжает к своему дяде в Ратлендшир.
Оторвавшись от письма, Венеция встретила беспокойный взгляд Риббла.
— Знаю, Риббл! — вздохнула она. — У нас затруднения, но мы с ними справимся.
— Надеюсь, мисс, — промолвил он с ответным вздохом.
Венеция улыбнулась:
— Вам тоже досталось?
— Да, мисс. Если бы миссис Гернард выслушала то, что пришлось выслушать мне, думаю, она бы не выдержала. О, мисс Венеция, что могло случиться с сэром Конуэем? Андершо уже никогда не будет прежним!
— Обязательно будет, Риббл! — заверила она его. — Только подождите, пока Конуэй вернется домой! Вам я могу признаться, что мы оказались в скверной ситуации и что миссис Скорриер — отвратительная особа, но я надеюсь… я уверена, что вы скоро полюбите леди Лэнион так же, как… как меня!
— Нет, мисс, это невозможно. В Андершо все станет другим, и, думаю, ее милость многое захочет изменить. Конечно, я уже не так молод, и если миледи покажется необходимым…
— Не покажется! — быстро прервала Венеция. — Я знаю, что вы хотели мне сказать, но это чушь! Как вам могло прийти в голову, что мой брат когда-нибудь захочет другого дворецкого, кроме нашего дорогого Риббла?
— Благодарю вас, мисс, вы очень добры! — Голос Риббла слегка дрогнул. — Но мы с миссис Гернард надеемся, что если вы поселитесь отдельно с мастером Обри, как всегда говорили, то возьмете нас с собой. Мы бы очень этого хотели.
Венеция была глубоко тронута, но шутливо отозвалась:
— Ну, нет! Разве в Андершо обойдутся без вас? Как я могу украсть вас у брата? Я даже подумать об этом не в состоянии! Кроме того, вы были бы несчастливы вдали от Андершо и знаете это не хуже меня.
— Да, мисс. Ни я, ни миссис Гернард никогда не собирались покидать Андершо, но мы не сможем оставаться здесь с миссис Скорриер. Простите мне мою откровенность, мисс, но теперь ясно, откуда ветер дует, и мы не хотим, чтобы в нашем возрасте нас выставили за дверь без рекомендации, а это может произойти еще до возвращения сэра Конуэя. Я слишком стар, чтобы переучиваться, а когда мне говорят, что я не должен выполнять распоряжения мастера Обри без согласия ее милости… Ну, мисс, в один прекрасный день я не смогу сдержаться, а именно на это и рассчитывает миссис Скорриер, чтобы заставить ее милость меня уволить!
— Пусть рассчитывает! — воскликнула Венеция, сверкнув глазами. — Ничего у нее не выйдет! Не думаю, чтобы леди Лэнион можно было заставить так поступить, а если она на это решится, мне придется сказать ей, что уволить вас не в ее власти. Пока не вернется сэр Конуэй, я по-прежнему буду здесь хозяйкой, а после его возвращения не пройдет и недели, как миссис Скорриер отсюда уберется. Только потерпите немного!
Риббл немного повеселел, а когда Венеция неосторожно поведала ему, что Конуэй уже выставил миссис Скорриер из Камбре, он окончательно приободрился и вышел, усмехаясь. Конечно, дворецкий сообщит об этом миссис Гернард, а может, и няне, но так как они едва ли удостоят своим доверием кого-либо из младших слуг, Венецию не мучили угрызения совести.
Она направилась в сад и стала срезать увядшие осенние цветы, когда увидела, что ее невестка вышла из дому и остановилась, робко оглядываясь вокруг, словно опасаясь, что на нее нападет людоед. Венеция помахала ей рукой и, когда Шарлотта двинулась к ней, зашагала ей навстречу. Шарлотта была закутана в шаль и выглядела бледной и изможденной.
— Доброе утро, мисс Лэнион… я хотела сказать, Венеция, — с нервной улыбкой поздоровалась она. — Я решила пройтись по саду или просто посидеть на солнце. У меня побаливает голова, а в кухне было так жарко, и к тому же я не умею готовить и не знаю никаких рецептов, поэтому потихоньку ускользнула. Мама объясняет вашей кухарке, как во Франции делают рагу из телятины.
— Вы правильно сделали, что ускользнули! — рассмеялась Венеция. — Могу себе представить эту сцепу и надеюсь, что топорик для рубки мяса находился вне пределов досягаемости!
— Мама очень хвалила вашу кухарку! — поспешно сказала Шарлотта. — Ей поправились ее пирожные и…
— Я просто пошутила, дорогая. Наверное, вас водили по всему дому и вы устали?
— Нет-нет! — ответила Шарлотта, опускаясь на плетеный стул. — Только дом очень большой, а я ничего не понимаю в хозяйстве. Я знаю, что миссис Гернард меня презирает, хотя она и была очень вежлива. О, мисс… Венеция, я понимаю, что глупо бояться экономки, но я не знаю, как с ней говорить, потому что не могу отвечать на ее вопросы, как мама! Мне очень жаль, что мама не научила меня таким вещам!
— Жаль? Тогда я могу посоветовать вам, как себя вести! — улыбнулась Венеция. — Когда у вас будет свободный час, пойдите в комнату миссис Гернард и скажите ей то, что сказали мне. Разумеется, она понимает, что вы никогда не вели хозяйство, и ваше признание ей понравится. Попросите ее научить вас всему необходимому, и очень скоро вы с ней отлично поладите!
— Вы так думаете? — с сомнением спросила Шарлотта. — Я бы хотела научиться, но, возможно, мама будет недовольна, если я попрошу миссис Гернард…
— Вполне возможно, — сухо согласилась Венеция. — Но зато Конуэй был бы доволен.
Шарлотта задумалась над ее словами.
— О, если бы только Конуэй был здесь! — внезапно воскликнула она и, отвернувшись, продолжала дрожащим голосом: — Понимаете, я никогда не думала, что приеду сюда без него! Я не имею в виду… Мне нравится Андершо, и вы были очень… — Слезы не позволили ей договорить.
— Я знаю, о чем вы, — сказала Венеция, беря ее за руку. — Со стороны Конуэя было просто свинством отправлять вас сюда таким образом! Но мы в самом деле очень рады вам, Шарлотта, и постараемся, чтобы вы были здесь счастливы. А Конуэй скоро снова будет с вами, не так ли?
— О да! Вы так добры ко мне! Я не хотела жаловаться! — Шарлотта быстро вытерла глаза. — Прошу прощения! Я неважно себя чувствую, а потом пошла с мамой и миссис Гернард… Но это чепуха! Няня сказала… Няня очень добрая, правда, Венеция?
— Значит, вы познакомились с няней? Рада, что она вам понравилась.
— С ней чувствуешь себя так уютно! Няня положила мне грелку в постель, помогла раздеться, заставила меня выпить посеет и рассказала мне, каким был в детстве Конуэй, а утром принесла мне завтрак.
Обрадованная тем, что Шарлотта повеселела, Венеция постаралась поддержать ее хорошее настроение, вскоре ей помогло появление самой няни, которая принесла чашку горячего молока для молодой хозяйки. Венеция сразу поняла, что няня решила принять Шарлотту в число своих подопечных, так как она еще издалека начала ругать ее милость за то, что та пренебрегла завтраком. Не приняв оправданий Шарлотты, что она не была голодна, няня сурово ей выговорила:
— Не важно, были вы голодны или нет, миледи! Сейчас вам нужно есть за двоих, так что слушайтесь няню! А пока что выпейте молоко! — Вложив чашку в руку Шарлотты, она внимательно посмотрела на молодую женщину и осведомилась: — Кто вас расстроил, миледи? Уверена, что не мисс Венеция!
— Нет-нет! Все это глупости…
— Шарлотта скучает по Конуэю, — объяснила Венеция.
— Еще бы, но от слез он быстрее не вернется, — рассудительно заметила няня. — Выпейте молока, миледи, и вам станет лучше. Чем плакать, лучше бы прогулялись с мисс Венецией но парку! Скоро вас отыщет ваша мать, а вам достаточно волнений на сегодня. Уведите ее, мисс Венеция, но не слишком далеко.
— С удовольствием, — сказала Венеция, вставая. — Хотите погулять, Шарлотта?
— Да, только не очень ли сейчас сыро? Мама говорила…
— Вам незачем баловать себя, миледи, — прервала няня. — Я никогда такого не допускала и скажу об этом вашей матери!
— Пожалуйста, няня… — взмолилась Шарлотта.
— Не забивайте вашу прелестную головку ерундой, миледи, — с мрачной усмешкой посоветовала няня. — Идите с мисс Венецией и ни о чем не беспокойтесь.
— Я приведу собак — им нужно прогуляться, — сказала Венеция, не подозревая, что напугала Шарлотту.
— Нет, мисс, мастер Обри забрал их с собой, — заявила няня, к великому облегчению Шарлотты. — Да, можете не сверлить меня глазами — мастер Обри поехал верхом, не став меня слушать. Он только сказал, что если не попробует, то никогда не узнает, вредно это ему или нет. Теперь он снова сляжет в постель, ибо «упрямый не находит удачи», как я часто ему говорила, мисс Венеция!
— Когда няня цитирует Библию, это значит, что она взволнована, — сказала Венеция, когда они с Шарлоттой двинулись по лужайке. — Несколько педель назад с Обри произошел несчастный случай, и мы боимся, что его больная нога недостаточно окрепла для верховой езды. Надеюсь, он не станет упорствовать, если почувствует боль. Как бы то ни было, бесполезно его отговаривать — Обри не выносит, когда упоминают о его хромоте.
Она повела Шарлотту в парк, стараясь отвлечь легкомысленной болтовней. Шарлотта уже спросила, очень ли она начитанна, и Венеция поняла, что этот эпитет вызывает у нее самые тревожные ассоциации. Рассказывая ей анекдоты из своего детства, она думала, что после этой прогулки у Шарлотты будет мало оснований считать ее очень умной.
Шарлотта как будто наслаждалась прогулкой, но так как она предпочитала ленивый шаг и не вносила вклада в беседу, не считая банальных замечаний о пейзаже, описания ее свадебного платья и нескольких интересных историй о школьной подруге, Венеция вскоре начала скучать. Она уже собиралась предложить повернуть к дому, когда стук копыт заставил ее посмотреть через изгородь в сторону аллеи. Увидев, что всадники — Обри и Деймрел, Венеция помахала им рукой и сказала Шарлотте:
— Пойдем им навстречу? Спутник Обри — лорд Деймрел, наш ближайший сосед. Думаю, Обри пригласил его засвидетельствовать вам почтение.
Шарлотта согласилась, но испуганным голосом, который Венеция приписала ее обычной робости и предпочла игнорировать. Однако Шарлотта думала не о незнакомце — она боялась собак, прыгающих вокруг лошадей. Деймрел передал поводья Обри и спешился. К ужасу бедной Шарлотты, три собаки побежали прямо к ней. Она инстинктивно отпрянула, но спаниели не только не укусили ее, а стали вилять хвостом перед Венецией с таким восторгом, словно не видели ее несколько недель.
Обри подозвал их свистом, и Шарлотта с облегчением увидела, что он поехал к конюшням и собаки побежали следом.
Деймрел, легкой походкой приблизившись к двум леди, встретился глазами с Венецией, прежде чем окинуть Шарлотту быстрым оценивающим взглядом. Взволнованная встречей Венеция приветствовала его с легкой дрожью в голосе:
— Доброе утро! Мой скверный младший братец, очевидно, опередил меня и уже сообщил новости. Мне остается только представить вам мою невестку. Это очень приятная задача, но я так надеялась вас удивить! Шарлотта, это лорд Деймрел — наш добрый друг и сосед.
Она с удовольствием отметила, что Шарлотта протянула руку Деймрелу и обменялась с ним традиционными фразами, не проявляя излишней робости. Бедняжка была настолько нервной и скованной, разговаривая с ней и Обри, что Венеция начала опасаться, как бы она не произвела плохое впечатление на соседских джентри. Венеция не слишком заботилась об этикете и мало знала свет, но, будучи достаточно проницательной, она понимала, что таинственность, которой Конуэй облек свой брак, может послужить богатой пищей для сплетен обществу Норт-Райдинга, поэтому Шарлотте следует вести себя так, чтобы не давать ни малейшего повода думать, будто за этим странным союзом кроется какой-то постыдный секрет. Но в ее поведении с лордом Деймрелом нельзя было усмотреть чего-либо предосудительного: Шарлотта могла быть робкой и ограничиваться в разговоре банальностями, но даже такой строгий критик, как леди Денни, нашел бы ее вполне хорошо воспитанной.
Она направилась к дому вместе с Деймрелом, и вскоре Шарлотта уже весело болтала о Париже и Камбре, о воскресных поездках в Лоншан, о приемах в штаб-квартире лорда Хилла, о его доброте и о том, как хорошо он отзывался о Конуэе. Удивленная этой метаморфозой Венеция быстро поняла, что дело заключалось не в инстинктивном кокетстве Шарлотты, а в ловком обращении ее собеседника. Она могла только удивляться, восхищаться и одновременно радоваться и печалиться. Ей стоили стольких сил безуспешные попытки развеселить Шарлотту, а Деймрел проделал это за пять минут знакомства и без очевидных усилий. Он даже заставил ее рассмеяться, заметив, когда она рассказывала о парижских покупках:
— Самые элегантные шляпы можно приобрести у Фани.
— Откуда вы знаете? — весело осведомилась Шарлотта, простодушно глядя на него.
Венеция с трудом удержалась от смеха и увидела, как дрогнул уголок рта Деймрела. Но он серьезно ответил:
— Кажется, я слышал это имя от одной знакомой леди.
— Ее шляпы великолепны, но очень дороги!
— В самом деле, если то, что мне рассказали, правда.
— Муж купил мне одну, но, услышав цену, я хотела отказаться. Но он и слышать об этом не пожелал, а я надела шляпу к завтраку в честь герцога Веллингтона, когда тот был в штаб-квартире.
Беседа продолжалась в том же незамысловатом духе, покуда они не приблизились к дому. Пройдя под аркой, они увидели Обри, и веселье Шарлотты как рукой сняло. Она до нелепости боялась Обри, словно смущаясь его хромоты, и всегда отворачивалась, когда он двигался, делая это чересчур заметно, чтобы не обратить его внимание. Обри прихрамывал сильнее обычного, что свидетельствовало о преждевременности его пробной поездки.
— Пакстон только что вернулся из Йорка с вашей служанкой, мэм, — обратился Обри к Шарлотте. — Девица разодета в пух и прах! Тебе следовало послать за ней Уильяма с каретой, Венеция! Она явно не привыкла ездить в двуколке с помощником кучера.
Шарлотта испуганно забормотала, что мама наняла мисс Тросселл в Лондоне, но ей, конечно, следовало бы одеться поскромнее. Извинившись, она поспешила в дом.
— Ну и ну! — воскликнула Венеция. — Что могло внушить миссис Скорриер мысль, будто Шарлотте в Андершо понадобится разодетая служанка? — Она озорно посмотрела на Деймрела: — Что касается вас, сэр, с вашими модистками, чьи цены, как вы сами слышали, запредельны, то как вам хватило дерзости…
— А как вам хватило ума, мэм, обнаружить понимание обстоятельств, при которых я познакомился с мадемуазель Фани? — осведомился он.
Венеция рассмеялась:
— Вы правы, я была неосторожна, однако, кроме вас, никто этого не заметил. Но как ловко вам удалось растормошить мою невестку!
— Что вы о ней думаете? — вмешался Обри.
— Ваша цитата из Поупа
l:href="#note_35" type="note">[35]
точно ее охарактеризовала. Жуткая зануда, но ни капли злости. Она не причинит вам беспокойства.
— Пожалуй, — задумчиво промолвила Венеция. — Когда я услышала, что она ждет ребенка, сначала подумала, будто Конуэю пришлось на ней жениться…
— Я тоже, — подхватил Обри. — Но няня говорит, что она должна родить в мае, так что срок не подходит. Нет, в этом браке все по чести.
— Вы говорите так, словно предпочли бы обратное, — усмехнулся Деймрел. — Я удостоюсь привилегии познакомиться с мамашей или это было бы неразумно?
— Возможно, если бы она о вас знала… — ответила Венеция, всерьез задумываясь над этой проблемой. — Давайте пройдем в библиотеку… Миссис Скорриер, скорее всего, о вас не знает, хотя она и не вульгарна…
— Она чудовищно вульгарна, — вставил Обри.
— У нее вульгарный ум, — согласилась Венеция. — Я имею в виду, что она недурно воспитана, как бедная миссис Хаптспилл или та странная женщина, которую я встречала, когда посещала Хэрроугит с тетей Хендред, и которая все время говорила о герцогинях, словно они были ее лучшими подругами, что, по словам тети, не имело ничего общего с действительностью. Миссис Скорриер не похваляется знатными знакомыми, пусть она фальшива и невероятно властна, ее манеры не вызывают отвращения. Но я не верю, что она принадлежит к высшему обществу.
— Если эта женщина такова, какой я ее представляю, то, должно быть, она дочь мелкого деревенского сквайра, — сказал Деймрел, следуя за Венецией в библиотеку. — Судя по рассказам Обри, ваша невестка, очевидно, дочь Неда Скорриера — в таком случае вам нечего стыдиться этого брака. Скорриеры — не бог весть какие аристократы, но достаточно старинное стаффордширское семейство. Нед Скорриер был одним из младших сыновей и учился в Итоне вместе со мной, хотя и был старше меня на пару лет. Я слышал, что он стал военным и неудачно женился в двадцатилетнем возрасте, но как сложилась его жизнь потом, не имею понятия.
— Он умер от лихорадки на Пиренейском полуострове, — сказала Венеция. — Очевидно, это именно тот человек, так как миссис Скорриер говорила, что семья ее мужа живет в Стаффордшире. Она с ними поссорилась. — Ее лоб наморщился. — По крайней мере, я так поняла со слов Шарлотты, но в ее обстоятельствах это был нелепый поступок. Миссис Скорриер явно не на короткой ноге с высшим светом, так что ей не следовало ссориться с семьей мужа.
— Одно из преимуществ уединенной жизни, — улыбаясь, заметил Деймрел, — состоит в том, что вы до сих пор не сталкивались с женщинами, которые не в состоянии удержаться от ссоры с любым, кто попадается им на пути. Такие женщины всегда заводят дружбу с людьми, которые рано или поздно ужасно с ними обходятся. Они самые дружелюбные существа на свете и вовсе не ищут ссор, но их доверчивость навлекает на них такие нестерпимые оскорбления, что они волей-неволей вынуждены разрывать старые связи. Я попал в точку?
— Абсолютно! — криво усмехнулся Обри.
— Добавьте к этому совершенно беспричинную ревность! — сказала Венеция. — Миссис Скорриер с первого взгляда стала относиться ко мне с ревнивой недоброжелательностью, хотя я не давала ей никакого повода.
— Вы дали ей отличный повод! — улыбнулся Деймрел. — Будь вы смуглой, темноволосой красавицей, тогда другое дело, ибо вы могли бы служить контрастом ее невзрачной блондинке дочери. Но вы тоже блондинка, дорогая моя, и ваше сияние полностью затмевает бедную девушку. Золото затмевает лен, что миссис Скорриер отлично известно!
— Черт возьми, вы правы! — воскликнул Обри, окидывая сестру критическим взглядом. — Венеция на редкость красивая девушка! По крайней мере, такой ее считают люди.
— Если даже вы это признаете…
— Я глубоко признательна вам обоим! — рассмеялась Венеция. — Подобные нелепости всегда меня радуют. Но будьте справедливы к Шарлотте и признайте ее хотя бы хорошенькой!
— Разумеется — в кукольном стиле, без всякой индивидуальности.
— Лично я не вижу в ней ничего особенного, — заявил Обри. — Не знаю, почему Конуэй на ней женился.
— Но они отлично подойдут друг другу! — возразила Венеция. — Я прекрасно понимаю, что нашел в ней Конуэй! Она хорошенькая, мягкая, обожает его, никогда в жизни не станет ему докучать и всегда будет считать, что он так же умен, как красив!
— В таком случае Конуэй станет абсолютно невыносимым, — сказал Обри, с трудом поднимаясь со стула. — Пойду займусь Бесс — у нее в ноге колючка.
Он вышел, хромая, и, когда за ним закрылась дверь, Деймрел промолвил:
— Меня не интересует прекрасная Шарлотта и тем более ее мамаша, но признаю, что питаю живейшее любопытство в отношении вашего брата Конуэя, радость моя. Что стоит за этой причудой? Что он за человек, если сыграл с вами подобную шутку?
Венеция задумалась.
— Ну, Конуэй высокий и очень красивый, — ответила она. — Он выглядит человеком с сильной волей, хотя в действительности легкомыслен и упрям. Зато Конуэй добрый и никогда не обижается, если над ним смеются, — это одно из главных его достоинств. Когда Обри говорит ему колкости, он с гордостью думает, что у этого тщедушного парня на редкость острый язык.
Деймрел поднял брови:
— Вы изобразили весьма достойного человека, дорогая!
— В некоторых отношениях Конуэй таков и есть, — согласилась Венеция. — Только он ленив и эгоистичен и, несмотря на свое дружелюбие, никогда ради кого бы то ни было не пожертвует своими удобствами. Не будучи настолько нелюбезным, чтобы напрямик отказать в помощи, он либо забудет о просьбе, либо найдет отличную причину, но которой лучше себя не беспокоить. Что до остального — Конуэй завзятый охотник, споено стреляет и хорошо играет на скрипке. Он любит незамысловатые шутки и, рассказывая их в десятый раз, хохочет так же искрение, как в первый.
— В семействе Лэнион острый язык не только у Обри, — одобрительно произнес Деймрел. — А теперь объясните, почему этот парень, так дорожащий своими удобствами, повесил себе на шею мегеру в качестве тещи?
— Конуэю была нужна Шарлотта. Когда миссис Скорриер стала причинять ему неудобства в Камбре, он избавился от нее, не сомневаюсь, без всяких неприятных сцен, а просто убедив Шарлотту, что она неважно себя чувствует, а заодно убедив ее, миссис Скорриер и самого себя, что его долг отправить жену домой в Англию. Думаю, Конуэй обрадовался бы, если бы я избавила Андершо от присутствия миссис Скорриер до его возвращения, но сомневаюсь, чтобы мне это удалось, да я и не намерена пытаться. Конуэй должен сам это сделать и сделает, хотя его теща об этом не подозревает! — Венеция коротко усмехнулась. — Конечно, Конуэй ни за что бы не стал ссориться с ней в Камбре, где она могла бы поднять шум и поставить его в неловкое положение, но ему абсолютно безразлично, какой шум миссис Скорриер поднимет здесь! Не удивлюсь, если он поручит Шарлотте сказать матери, чтобы она уезжала, а сам на весь день укатит охотиться!
Деймрел рассмеялся, но заметил:
— А пока она не дает вам жить, черт бы ее побрал!
— Да, — согласилась Венеция. — Но думаю, это долго не продлится, и, возможно, если мне удастся убедить ее, что у меня нет ни малейшего желания узурпировать место Шарлотты, мы сможем поладить друг с другом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежданная любовь - Хейер Джорджетт



классный роман, с юмором, без пошлятины, без бредятины. радует адекватные характеры героев, без соплей и раздувания проблем. 10/10
Нежданная любовь - Хейер ДжорджеттЭля
24.02.2014, 7.48





Хороший роман. Очень хороша властная теща. Свежо.
Нежданная любовь - Хейер Джорджеттлена
11.03.2014, 12.52





Читается легко. Но слишком много уделено внимания второстепенным персонажам и очень мало описаны отношение между героями.
Нежданная любовь - Хейер ДжорджеттКэт
11.07.2014, 20.06





Немного нудноват. Но прочесть можно.
Нежданная любовь - Хейер ДжорджеттЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
14.02.2015, 20.27





полный бред, невозможно читать, скука
Нежданная любовь - Хейер Джорджеттмарина
11.01.2016, 13.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100