Читать онлайн Испытание любовью, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Испытание любовью - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Испытание любовью - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Испытание любовью - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Испытание любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ В БЕЛРЕМИ

Леди Маргарет в одиночестве прогуливалась по террасе. Наступила середина марта. Симон отсутствовал уже три долгих недели. От Джеффри она знала, что он сражается на западе под Котентином вместе с братом короля Генриха – герцогом Глочесте-ром. Короткие и пустые письма к Мальвалле приходили от него очень редко, ей же он не писал. Леди Маргарет печально смотрела на сад. Она знала, что там сейчас Джеффри и его невеста. Ей хотелось присоединиться к ним, но она не решалась нарушить их любовную идиллию. Графиня неторопливо прохаживалась по террасе, глубоко задумавшись, переполненная печалью.
Оглянувшись на звук шагов, она увидела ковыляющего к ней Фалька. Его маленькие глазки добродушно поблескивали.
– Эй, эй! Не так быстро, девица! – загрохотал он. – Иди сюда, я говорю!
В последнее время они успели крепко подружиться, поэтому надменная леди Маргарет послушно направилась к лорду Монлису и уселась на каменную скамейку. Фальк тоже сел, пыхтя и отдуваясь.
– Что ты здесь делаешь, глупышка? – поинтересовался он.
– Я вовсе не глупышка, – несмело возразила она. – Я уже взрослая женщина. Не нужно мне грубить, милорд.
– Вот как? И сколько же тебе лет? Уверен, не больше двадцати восьми.
– Двадцать восемь? – возмутилась Маргарет. – Мне еще и двадцати шести нет.
Фальк расхохотался:
– Значит ты все еще молода! Что это ты так покраснела?
– Неужели я выгляжу на двадцать восемь? – удивилась графиня.
– Нет, нет, скорее на двадцать один. Что ты здесь делаешь в одиночестве?
– Просто дышу воздухом.
– Наверняка вздыхаешь и тоскуешь по моему парню.
– По Алану? – небрежно спросила леди Маргарет. – С какой стати? Вовсе нет.
– Алан! Какой Алан?Я А говорю о Симоне, дурочка!
– Я… даже не вспоминаю о нем! И прошу вас, перестаньте обзывать меня!
– Ну, ну, прекрати препираться со мной, плутовка!
– Ну как еще вы меня обзовете, сэр?
– Своенравная, упрямая девчонка! – рявкнул Монлис.
Маргарет закрыла уши ладонями:
– Не кричите на меня! Не понимаю, почему вы сидите здесь с девчонкой?
– Я и сам не понимаю, – проворчал Фальк. – Ты наверняка выцарапаешь ему глаза, прежде чем он успеет тебя укротить. Когда я был молод, девицы были более нежными.
– Милорд, я не понимаю, почему вы соединяете мое имя с лордом…
– Ну хватит, хватит! Я вовсе не собираюсь слушать твою глупую болтовню о Симоне.
– Ну, это уж слишком! – воскликнула миледи.
– Ты и твоя ненависть! Сказки для детей! Пустая ложь!
– Сэр…
– Прекрати Марго! Неужели ты надеешься провести человека в моем возрасте? Нахальная девчонка!
Маргарет поняла, что сопротивляться бесполезно.
– Ни разу в жизни со мной не обращались так грубо!
– А давно пора, – проворчал Фальк. – Тебе нужен строгий хозяин.
Графиня гордо вздернула подбородок.
– И таким хозяином будет Симон! – еще громче продолжал Монлис. – И не вздумай возражать мне!
– Он… Симон… не вернется. Вам придется искать для меня другого хозяина, – заметила она с легкой издевкой в голосе.
Фальк мощной рукой обхватил ее талию:
– Ну разве я не говорил, что ты глупая девчонка? Он ведь сказал тебе, что вернется? Отвечай мне, Марго!
– Я забыла.
– Что за сказки? Он сказал, что вернется, а он своего слова не нарушает.
– Я… мне это безразлично!
– Ну, ну! – Старик ущипнул ее за щеку. – смотри мне в лицо и повтори, что ты сказала, детка! Маргарет молчала, опустив глаза.
– Какая прелестная парочка! – неожиданно воскликнул Фальк.
Подняв глаза, графиня увидела Жанну и Джеффри, гуляющих по саду. Рука Джеффри обвивала талию девушки, а его темноволосая голова склонилась к ее каштановой головке. Маргарет отвернулась, упрямо выпятив подбородок.
– Не волнуйся! – попытался утешить ее Фальк. – Симон вернется. – Но тут его внимание опять отвлекла парочка в саду. – Эй, вы, там! Разве так ведут себя женатые люди? – громко крикнул он.
– Я сам разберусь с моими делами, сэр, – откликнулся Джеффри.
– А я согласна с вами, сэр, и никогда не советую девушкам выходить замуж, – важно заявила Жанна. – Мужья сразу теряют свою былую галантность. Когда-то я считала Джеффри добрым и обходительным…
– И больше так не считаешь? – улыбаясь, спросила Маргарет.
Жанна грустно покачала головой и продолжила жаловаться:
– Он тиран, мадам, а моя жизнь – сплошное страдания.
– А что скажет Джеффри? – поинтересовалась миледи.
Мальвалле улыбнулся:
– О, мадам, девушки – само совершенство, а жены – настоящие ведьмы.
– Негодник! – Жанна набросилась на него с кулаками.
Фальк разразился хохотом:
– Ну что, Жанна, получила свое? Боже, посмотри, они опять целуются! Марго, уйдем отсюда. Меня тошнит от этих нежностей! Дай мне руку, дитя.
Они удалились, держась за руки.
– Он… он прозвал меня амазонкой, – сообщила Маргарет, когда они шли по холлу.
– Симон? Как он посмел, этот мошенник?! Она слабо улыбнулась:
– И все-таки вы его любите.
– Я? Ты с ума сошла? Как можно любить этого упрямого юного сорванца? Клянусь, что…
– Ну и кто из нас лжет? – негромко спросила графиня.
Фальк стиснул ее руку:
– Ты поймала меня, девочка. В конце концов, он отличный парень, и я от всей души желаю ему счастья, Марго.
– Правда?
– Да. И не думай, что капризной, своенравной девчонке удастся покорить сердце моего львенка! Даже не надейся на это, Марго!
– Я… я вовсе… не капризная девчонка, – негромко возразила она.
– Разве нет? А кто…
– Я хорошо разбираюсь в своих чувствах.
– И что это за чувства?
– А вот этого я вам и не скажу.
– Меня вполне устроит, если ты все расскажешь Симону, – грубовато заявил Фальк.


В начале апреля король еще раз побеседовал с Аланом о Симоне. Вызвав его утром в свой кабинет, он улыбнулся и показал ему объемистый пакет:
– Заходи, мой поэт. Это письмо пришло сегодня от моего брата Глочестера. Симон жив и здоров.
– Слава Богу! – обрадовался Алан. – Какие еще новости от вашего брата, сир?
– Их много. Первого апреля он начал осаду Шербура. Вот, послушай! “Город настолько хорошо укреплен, что немедленная атака была бы абсурдом. Поэтому, с Вашего высочайшего соизволения, я решил начать его осаду и вынудить его покориться голодом. Насколько я понимаю, эта задача потребует много времени и трудов. Поэтому вряд ли мне удастся захватить Шербур раньше лета. Любимец Вашего Величества Симон Бовалле, которого я посылал на помощь сэру Джону Робсарту в покорении городов Карентин и Сен-Совер-Ле-Ви-конт, присоединился ко мне три дня назад с хорошей новостью, что эти города теперь находятся во власти Вашего Величества. Бовалле показал себя с самой лучшей стороны, потеряв всего семь человек, трое из которых умерли от болезней. Прошу вас, дорогой король и брат, если вам нужен Бовалле, послать за ним. А у меня достаточно сил, поскольку теперь ко мне после покорения Кутанса, который капитулировал перед Вашим Величеством шестнадцатого марта, присоединился Хантингдон”. – Генрих положил письмо на стол. – Это хорошие новости, Алан.
– Да, сир, за исключением того, что Шербур так сильно укреплен.
– Глочестер справится с этой задачей. Я уже приготовил ему ответ. – Он коснулся листа бумаги, лежавшего на столе. – Я приказываю Симону присоединиться ко мне со всем его войском.
Алан поклонился:
– И каковы дальнейшие планы вашего величества на него?
Генрих сел за стол:
– Я долго размышлял над этим, мой поэт. И кажется, нашел решение, которое удовлетворит и меня и его. Я назначу Бовалле губернатором этой страны.
Алан широко раскрыл глаза:
– Вы так решили, сир?
– Ты знаешь, что я организую здесь герцогство, Алан. Морган будет лордом хранителем печати, Латрелл – сенешалем, а во главе военного правительства я поставлю Симона, поскольку он солдат и будет править железной рукой. Поэтому он останется в Нормандии. Ты доволен?
Алан преклонил колено и поцеловал руку короля.
– Ваша доброта не знает границ, ваше величество, – сказал он. – Неудивительно, что вас так любят.
Генрих заставил его подняться.
– Тогда дело сделано! – заключил он. – Ты и Мальвалле будете под командой Симона, таким образом вы все будете вместе, а я буду знать, что мой губернатор имеет двух верных слуг, которые ему беспрекословно повинуются. Поэтому спокойно могу отправиться в Руан. И не благодари меня, дорогой. Такое решение устраивает и вас троих, и меня. Жаль только, что на время придется расстаться с вами.
– Я даже не пытаюсь благодарить вас, сир, – горячо заверил короля Алан. – Никакие слова не выразят то, что я чувствую.
Генрих засмеялся.
– Рад это слышать, – сказал он, жестом отпуская его.
Десять дней спустя Симон прискакал в Байо во главе своих войск и солдат Монлиса. Собравшийся на улицах народ горячо его приветствовал, а когда в ответ он поднял руку в неловком салюте, радостные возгласы удвоились, к ногам его коня полетели цветы, а в воздух – шапки. Прибыв в штаб-квартиру короля, он тут же направился к Алану.
Тот вскочил ему навстречу и целую минуту не выпускал его руку из своих рук.
– Мой Симон!
Улыбаясь, Симон поинтересовался:
– Ну, как твои дела?
– Все отлично. А как ты?
– Глочестер сокрушил всех своих врагов. Ты слышал, что Сен-Ло покорился Хангерфорду?
– Да. Глочестер сообщил нам об этом. Но Домфронт все еще сопротивляется Уорвику.
– Так я и думал! Но Домфронт падет еще до бомбардировки Шербура. Не знаешь, зачем меня вызвал король?
– Разве он не сказал тебе?
– Нет. Его письмо было таким же коротким, какими он считает мои. – Симон достал его из кожаной сумки на поясе и, улыбаясь, прочитал: – “Нашему любимому слуге Симону Бовалле. С удовольствием приказываем вам как можно скорее присоединиться к нам в городе Байо вместе с войсками Бовалле и Монлиса. Генрих Р.”. И тут еще на обороте приписка: “Это моя месть тебе, мой солдат. Надеюсь, ты сгораешь от любопытства?”
Алан расхохотался:
– Ну и что, ему удалось добиться своего. Симон пожал плечами:
– Видимо, мне придется присоединиться к Кларенсу. Мне все равно. Лучше скажи, Алан, что случилось с солдатами? Когда я ехал сюда, они приветствовали меня так, будто я совершил героический подвиг. В чем дело?
– Король тебе сам все расскажет, – ответил Алан. – У тебя есть новости от Джеффри?
– Да. В Белреми все спокойно. Леди Маргарет прогнала своего кузена за попытку убить меня. – Глаза Бовалле сверкнули.
– Да, я слышал. Что бы это могло означать? Симон не ответил.
– Кажется, ненависть леди Маргарет не так уж сильна, – тихо добавил Алан.
– У нее нет ненависти ко мне. Пойду переоденусь перед визитом к королю. – Тяжело ступая, он вышел.
Перед самым ужином к Бовалле пришел паж с приказом явиться к королю. Он немедленно отправился в покои Генриха, где застал его сидящим на возвышении в окружении членов Совета.
Симон остановился на пороге, быстро огляделся, затем прошел вперед и низко поклонился королю:
– Вы посылали за мной, сир?
– Да. – Генрих улыбнулся. – У меня есть для тебя работа, Симон. Бовалле поклонился:
– Это хорошая новость, сир.
– Работа предстоит тяжелая, мой солдат, – предупредил его король.
– Тем лучше, сир.
– Передай мне указ, Филипп, – обратился Генрих к Филиппу Моргану, стоявшему рядом с ним.
Морган вложил в руку короля длинный свиток, который тот передал Бовалле.
– Ты назначен на этот пост, Симон, три дня назад, по моей воле и с одобрения членов Совета.
Слегка нахмурившись, Симон снова огляделся, затем, склонив голову, начал читать. В пышных выражениях указ сообщал, что, по распоряжению короля, он назначается губернатором всех земель Нормандии, с тем чтобы поддерживать мир в герцогстве и командовать всеми находящимися в нем войсками во время пребывания короля в Руане. И далее Генрих милостиво отдавал в его подчинение рыцарей, длинный список имен которых возглавляли сэр Джеффри Мальвалле и сэр Алан Монлис. Там было еще много разных деталей, а внизу свитка стояли подпись и печать короля, затем подписи всех членов его Совета.
Бовалле прочитал указ до конца, посмотрел королю прямо в глаза, потом глубоко вздохнул и, не скрывая удивления, негромко спросил:
– Такова ваша воля, ваше величество? Генрих кивнул.
– Сир… – Симон замолчал, не находя слов. – Я… кажется, сделал слишком мало, чтобы заслужить такую честь.
Со стороны членов Совета послышался тихий ропот несогласия. Генрих кивнул Латреллу, который встал. Один за другим члены Совета покинули комнату, оставив Симона наедине с королем.
– Ты не можешь отказаться от моего задания, – сказал Генрих, спускаясь с возвышения. – Это дело решенное. Я должен кого-то оставить здесь вместо себя, поэтому я оставляю тебя.
– Отказаться? – Симон коротко рассмеялся. – Вы не представляете, что это значит для меня, сир! Если вы считаете меня достойным этого поста, я могу только от всего сердца поблагодарить вас.
Генрих взял его за руку:
– Не благодари меня, это ты оказываешь мне услугу. Я только хотел дать тебе один совет.
– Какой же, сир?
– Ты можешь распоряжаться своими помощниками как угодно, но должен разместить свою штаб-квартиру в центральном месте. Белреми для этого очень подходит. Это большой город, он удобно расположен. Поезжай туда, мой солдат.
Симон проницательно посмотрел на него, прищурив глаза:
– Это явно работа Алана? Генрих покачал головой:
– Нет, нет, ты не должен думать, что я оказываю тебе услугу, мой гордый лорд. Такова моя воля. А еще я хотел бы, чтобы ты как можно скорее женился на леди Маргарет. Симон, ты оказался большим проказником! Я долго не мог поверить, что к тебе наконец пришла любовь! Тем более любовь к тигрице!
– Нет, сир! – твердо ответил Симон. – Она не тигрица, а отважная леди!
– Амазонка!
– Нет, просто дитя, несмотря на свой возраст и положение. Генрих рассмеялся:
– Когда я вернусь из Руана, то обязательно познакомлюсь с твоей крошкой. Но Умфравилль называл ее совсем по-другому.
– Он ее не знал, – откликнулся Симон, улыбаясь про себя.
Генрих схватил его за руку:
– Дай Бог тебе счастья, Симон! Пусть твое дитя будет добрым и нежным. Бовалле снова рассмеялся:
– Нежной она никогда не будет, сир, а доброй я сам ее сделаю. Она своенравна, упряма и, чуть что, хватается за кинжал. С такой женой мне будет нелегко справиться, но другая мне не нужна.
– Ты всегда выбираешь самую трудную задачу, – лукаво заметил Генрих. – Желаю тебе как можно скорее добраться до Белреми, и надеюсь, что там ты окажешься в объятиях своей избранницы. Ты напишешь что-нибудь Джеффри?
– Нет, сир. Я хочу преподнести им сюрприз, чтобы миледи не успела вспомнить о своей гордости, а кроме того, ваше величество знает, что я не большой специалист писать письма.
В глазах Генриха появился огонек.
– Я нашел достойный ответ на твои короткие послания, Симон.
– Он меня нисколько не удивил, сир, – парировал Бовалле. – Ваше письмо показалось мне достаточно подробным. В нем говорилось, что я вам нужен, что еще могло меня интересовать?
– Боже мой! Неужели и ты превращаешься в придворного? – удивился Генрих.
– Нет, я сказал правду, – в свою очередь удивился Симон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Испытание любовью - Хейер Джорджетт



Рыцарский роман.Не самый лучший роман Хейер.
Испытание любовью - Хейер Джорджеттиришка
15.12.2013, 10.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100