Читать онлайн Испытание любовью, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Испытание любовью - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Испытание любовью - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Испытание любовью - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Испытание любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4
ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА С ЛЕДИ МАРГАРЕТ

К полудню ему удалось навести в Белреми подобие порядка и провести совещание с Ж ^шерифом. По городу были расклеены объявления, в которых от имени короля Генриха всем, кто присягнет ему на верность, была обещана защита и благосклонность. Большинство жителей решило воспользоваться его милостью, устав от долгой осады и стремясь к скорейшему возрождению города. Расквартировав воинов по всему городу, полководец наконец смог заняться судьбой Алана. По слухам, Монлис был сначала ранен, а потом захвачен в плен всадниками леди Маргарет.
– Ты спасешь его, Симон? – беспокоился Джеффри.
Они сидели во Дворце правосудия, в котором Бовалле временно разместил свой штаб.
– Да, – ответил он. – Она хочет держать его в заложниках, но я зажму ее в тиски. У меня в плену ее дядя.
– Ее дядя? Он участвовал в сражении?
– Он ее маршал. Сэр Галледемейн. Хантингдон взял его в плен. Бернард, принеси перо и бумагу!
Секретарь исполнил приказ и сел в ожидании дальнейших указаний.
– Пиши, – неторопливо велел ему Симон. – “Леди Маргарет Белреми. Именем Его Величества, короля Англии и Франции Генриха Пятого, я, Симон Бовалле, приказываю в течение часа выдать мне ключи от замка Белреми, поклясться в верности Его Величеству королю Генриху и передать в мои руки рыцаря сэра Алана Монлиса”. Написал?
– Да, милорд.
– Теперь отправь письмо с моим герольдом и прикажи ему подождать ответа Маргарет.
– Что за причуды?! – воскликнул Мальвалле, когда Талмейн удалился. – Твое письмо вызовет только насмешки.
– Посмотрим. Это мой официальный приказ. Если она высмеет его сейчас, то позднее ей придется плакать.
Через час герольд вернулся и, преклонив колено, передал Симону ответ леди Маргарет.
Бовалле взломал печать и расстелил перед собой потрескивающий пергамент. Через его плечо Джеффри прочел:
“Симону Бовалле.
Если вы не оставите мой город в течение двенадцати часов, передав ключи моему шерифу Фердинанду Девальме, рыцарь сэр Алан Монлис будет повешен на башне на ваших глазах.
Написано в моем замке Белреми 21 декабря”
Джеффри, грубо выругавшись, схватился за рукоятку меча:
– Мы штурмуем замок, Симон? Бовалле улыбнулся:
– Нет, это будет означать смерть Алана, ты, горячая голова. Пиши следующее письмо, Бернард. – И он продиктовал: – “Если мой приказ не будет выполнен, я, Симон Бовалле, клянусь Богом и всеми святыми, что маршал Жан Галледемейн умрет перед замком Белреми вместе с другими, моими пленниками и каждым третьим главой семьи в этом городе. А если рыцарю сэру Алану Монлису будет нанесен какой-либо вред, клянусь Богом, я сровняю этот город с землей и казню всех его жителей, включая женщин и детей. Чтобы убедить вас в серьезности моих намерений, я убью шестерых детей перед вашим замком, если вы не сдадитесь немедленно”.
Мальвалле расхохотался:
– Вот как? Своими собственными руками, наверное?
– До этого не дойдет, – буркнул Симон. Подождав, пока Бернард запечатает письмо, он передал его герольду: – Если леди Маргарет спросит тебя, что я за человек, скажешь ей, что я всегда исполняю мои обещания. Ты передал мое первое письмо в ее собственные руки?
– Да, милорд.
– Она говорила с тобой?
– Нет, сэр. Она была под вуалью и тут же ушла вместе с сопровождавшими ее джентльменами.
Симон кивнул:
– Иди!
Герольд вскоре возвратился с устным посланием.
– “Скажи милорду Бовалле, – повторил он, – что леди Маргарет, графиня Белреми, готова встретиться с ним в своем замке по законам перемирия, если он придет один”.
– Ты не пойдешь один в эту ловушку! – воскликнул Джеффри.
– Это не ловушка, – отмахнулся Симон.
– Неужели ты поверишь слову женщины?
– Нет. – Лорд угрюмо усмехнулся. – Она не осмелится нанести мне вреда или взять меня в плен. Если я не вернусь через час, выведи сэра Галледемейна и казни его перед замком. А если и после этого не получишь от меня сигнала, можешь разрушить город, чтобы доказать, что я не лгал, бери замок приступом, потому что я буду уже мертв.
– Что ты задумал? – забеспокоился Джеффри. – Как только ты окажешься в замке, тебе придет конец!
Симон рассмеялся:
– Ты так думаешь? Оказавшись внутри замка, я подчиню ее своей воле. – Он встал и договорил: – В мое отсутствие ты здесь хозяин, Джеффри, но должен выполнять мои приказы.
Выйдя из комнаты, он увидел Седрика, отдыхающего на скамейке и пересказывающего свои приключения Эдмунду, который слушал, впитывая каждое слово. Увидев Симона, они оба вскочили.
Бовалле внимательно осмотрел Седрика:
– Тебя ранили?
– Пустяки, сэр, – покраснел слуга. Его рука была перевязана.
– Врач видел рану? Юноша заерзал:
– Нет, милорд. Я к нему не обращался, потому что он был занят с другими, более серьезно раненными.
Симон развязал его руку. Под повязкой оказалась большая рана, из которой все еще сочилась кровь.
– Принесите воду и чистую ткань, – коротко приказал Бовалле.
Эдмунд, выбежал из комнаты и быстро вернулся, исполнив приказ. Потом внимательно пронаблюдал, как Симон промыл рану Седрика и быстро перевязал ее. Седрик побледнел и стиснул зубы, потому что Бовалле действовал довольно грубо.
– Ложись в постель и оставайся в ней, – приказал хозяин. – Эдмунд, принеси мой панцирь. Ты начистил его?
– Да, милорд.
– Принеси его и подготовься. Я еду в замок.
Седрик, который уже прилег на скамью, приподнялся на локте:
– Милорд!
Симон смерил его холодным жестким взглядом:
– В чем дело?
– Возьмите… возьмите меня с собой!
– Со мной поедет Эдмунд, а ты лежи.
– Но, сэр!..
– Это будет твоим наказанием за плохое поведение. – Симон был непреклонен.
– Но, милорд! Я не могу позволить вам поехать в замок без…
– “Позволить”? Это что еще за разговоры? Замолчи, Седрик, если не хочешь рассердить меня. Глаза юноши наполнились слезами.
– Милорд, я согласен на любое наказание, только возьмите меня с собой! Если с вами что-нибудь случится…
– Чем ты можешь мне помочь? – насмешливо поинтересовался хозяин.
Слуга дрожащими пальцами теребил одеяло.
– Я… по крайней мере я буду с вами. И если… если вас убьют, то я…
– Это тебе урок за непослушание, Седрик. Юноша молча отвернулся к стене и снова заговорил, только когда Симон был уже в полном военном снаряжении. Он обратился к Эдмунду, который также переоделся во все зеленое и красное.
– Если что-нибудь случится с милордом, я изобью тебя до полусмерти! – свирепо прошипел Седрик.
Бовалле вышел из комнаты, посмеиваясь про себя.
Вскоре в сопровождении Эдмунда Симон приблизился к замку. Мост был опущен, и они неторопливо проехали по нему во двор, где Бовалле спешился и передал лошадь слуге. Затем в одиночестве проследовал за управляющим, который провел его через пустой огромный холл в приемный зал графини. Откинув занавес у входа, управляющий торжественно объявил:
– Милорд Бовалле!
Симон вошел, шагая твердо, но по-кошачьи упруго. Оказавшись в зале, он быстро огляделся, положив руку на рукоятку меча. На возвышении, в кресле, напоминающем трон, сидела, как ледяная статуя, леди Маргарет. Она по-королевски гордо и высоко держала голову в рогатом головном уборе с золотой вуалью, украшенной жемчугом, из-под которой выбивались смоляные локоны. Ни один мускул не дрогнул на ее длинной белоснежной шее. Лицо графини напоминало бледную овальную маску, с тонкими, презрительно искривленными губами и черными глазами, сверкавшими из-под полуопущенных век. Длинные изогнутые ресницы отбрасывали тени на безупречную кожу. Короткий прямой нос с изящно вырезанными ноздрями слегка вздрагивал. Она была одета в шелковое платье винно-красного цвета, облегающее прекрасную форму ее груди и длинную линию бедер. Ткань свободно спадала к ногам, прикрывая их, и расширялась на кистях в огромные рукава, касавшиеся пола. Белые руки лежали на подлокотнике кресла, нервно их сжимая. На груди Маргарет сиял огромный рубин, оживляя ее неподвижную фигуру.
Рядом с ней стоял франтовато одетый брюнет, смотревший на Симона с насмешкой на полных губах. Он теребил пальцами розу, изредка поднося ее к носу. Другие пышно одетые джентльмены, находящиеся в зале, с любопытством уставились на вошедшего. Позади графини замерли так же неподвижно, как и она, три придворные дамы.
Симон решительно шагнул вперед. Его огромная фигура с льняными волосами, вся в золотом, за исключением развевающегося плюмажа и длинного зеленого плаща, казалась неуместной в этом элегантном собрании. Остановившись перед возвышением, он спокойно глянул на графиню из-под шлема.
– Мадам, я пришел, чтобы принять вашу капитуляцию, – произнес Бовалле на грубоватом французском.
Надменные губы изогнулись в усмешке. Графиня сделала жест правой рукой, и франтовый джентльмен вышел вперед. Он ответил Симону на ломанном английском:
– Вы слишком торопливы, милорд. Моя кузина хочет предъявить вам свои условия.
Маргарет слегка шевельнулась, и Симон заметил, как блеснули ее глаза.
– Вот мои условия, – сказал он, обращаясь к ней. – Если вы передадите мне ключи от вашего замка и присягнете на верность моему королю Генриху, – он поднял руку к шлему, салютуя, – я обещаю вам его милосердие и защиту.
На ее виске заметно забилась предательская жилка.
– Кузен, – обратилась она тоже по-английски к джентльмену с розой, – скажите ему, что это я буду ставить условия. – Ее голос прозвучал ясно и холодно. При этом она даже не взглянула на Симона.
Франтоватый джентльмен повиновался:
– Согласитесь, милорд, графиня в более выгодной позиции, чтобы выставлять условия. Бовалле нахмурился:
– Нет, сэр. Я не согласен. И мадам, и все вы в безвыходном положении.
Француз улыбнулся, изящно приподняв розу:
– Вы же один против сотни…
Симон пронзил его острым, как рапира, взглядом, и, несмотря на свою самоуверенность, француз невольно сделал шаг назад.
– Я пришел, сюда по законам перемирия, – резко проговорил Бовалле.
Шевалье де Флериваль пришел в себя, небрежно пожав плечами:
– Мы на войне, милорд… Явившись сюда, вы проявили неосторожность.
– Если я не выйду отсюда через час, сэр Галледемейн умрет перед вашими воротами.
Шевалье побледнел, но продолжал улыбаться.
– Так вы, милорд, решили покорить этот замок в одиночку?
– Через час.
– Но что же делать? – Шевалье негромко засмеялся. – Мой отец сэр Галледемейн стар, милорд. Старики легко умирают.
– Молодые тоже легко умирают. Слова упали тяжело, как камни, и графиня шевельнулась в кресле.
– Это просто глупая угроза! – Шевалье залился веселым смехом. – А мы не глупцы, милорд.
– Если вы не сдадите замок и не отдадите мне сэра Алана Монлиса, то вы действительно будете глупцами, – спокойно заявил Симон. – Вы увидите, как мои солдаты сожгут Белреми дотла и вырежут все его население. Это не пустая угроза.
Шевалье деликатно понюхал розу, не сводя глаз с лица отважного полководца.
– Но если вы умрете, милорд, для вас это ничего не изменит. Я уже слышал такие угрозы раньше.
Симон улыбнулся:
– Вы плохо знаете меня, сэр, если думаете, что мои капитаны не подчинятся моему приказу, жив я или мертв.
– Вы не вежливы, милорд. Поверьте, графине не нужна ваша смерть, она предлагает вам вывести войска из Белреми и поклясться никогда не возвращаться сюда. Как только вы покинете город, графиня передаст сэра Алана Монлиса в ваши руки.
– Я благодарю госпожу графиню! – повысил голос Симон. – Но она переоценивает свои силы.
– Короче говоря, милорд, вы отказываетесь принять наши условия?
– Да.
Снова прозвучал ясный голос с трона:
– Скажите ему, кузен, чтобы он хорошо подумал. Если он откажется принять мои условия, с сэром Аланом Монлисом будет очень скоро покончено, а потом и с ним тоже.
Симон промолчал, а в глазах шевалье мелькнуло торжество.
– У вас нашлась пища для размышления, милорд?
Не обращая на него внимания, Бовалле посмотрел на леди Маргарет:
– Это ваше последнее слово, мадам?
– Да, мое последнее слово, – подтвердила она. Реакция Симона была молниеносной. Он выхватил меч из ножен, вскочил на помост и приставил острие меча к белой груди графини.
Закричав от ужаса, мужчины бросились к нему, но остановились, когда Симон отвел меч для удара. Левой рукой он схватил графиню за кисть и, глядя в зал через плечо, произнес:
– Еще один шаг – и графиня умрет. Перемирие окончено.
Маргарет сидела неподвижно, устремив на него вызывающий взгляд.
Шевалье уронил розу, побледнел и сказал, запинаясь:
– Милорд, милорд! Как можно угрожать оружием женщине?
– Она не женщина, а ведьма, достойная сожжения! – рявкнул Бовалле. – Я сожгу эту амазонку, если вы не вернете мне сэра Алана живым и невредимым.
Шевалье вздрогнул, а одна из фрейлин громко зарыдала.
Симон бросил взгляд на гордое лицо графини, полное презрения к нему.
– Мой капитан уже заключил под стражу шестерых детей, мадам, – проговорил он. – Они скоро погибнут у вас на глазах.
Ее ресницы невольно дрогнули, мышцы шеи напряглись.
– Вы не посмеете! Симон расхохотался:
– Если вы, мадам не отдадите приказ своим людям подчиниться мне, то скоро увидите, что я очень даже осмелюсь.
– Негодяй! – Ее грудь вздымалась от гнева. – Как вы можете убивать детей?
– Не я, а вы убьете их, мадам. Она стиснула пальцы.
– Сначала я убью сэра Алана Монлиса! – И, сверкнув глазами, повернула голову: – Генрих Малинкур, пойдите и убейте этого англичанина!
– Да, идите! – Симон приблизил меч к ее груди.
Под его острием появилось крошечное красное пятнышко, но графиня не дрогнула, а только топнула ногой:
– Идите, я сказала!
Один из мужчин сделал шаг вперед.
– Мадам, я не смею, – нерешительно сказал он.
– Трус! Неужели никто из вас не подчинится моему приказу? Тогда не называйте меня своей госпожой, если отказываетесь повиноваться!
Шевалье поднял дрожащую руку:
– Всем оставаться на местах! Милорд, давайте решим это дело как мужчины. Отпустите мою кузину.
Симон только крепче стиснул руку леди, и ее губы искривились от боли.
– Прикажите вашим людям именем Бога поклясться, что они сдаются. Она яростно стиснула зубы:
– Тебе придется сначала убить меня! Он еще сильнее сжал ее руку:
– И ваших подданных? И детей Белреми? Графиня долго вглядывалась в его странные глаза, но так и не смогла ничего в них прочесть.
– Вы думаете, что я сдамся из чувства жалости!
– Только не я, клянусь Богом! Разве у вас есть это чувство, предательница?
Маргарет снова обратилась к мужчинам, которые стояли перед ней неподвижно, будто вросли в землю:
– Вас в десять раз больше! Он не осмелится убить меня! Нападайте на него, я вам приказываю!
Меч вонзился несколько глубже, и красное пятнышко выросло в размерах. Симон угрюмо усмехнулся, глядя на своих врагов. Шевалье оглядел присутствующих в зале людей. В их лицах не было и намека на былое насмешливое высокомерие. Тогда он перевел взгляд на кузину и его губы дрогнули.
– Графиня, придется уступить! Умоляю тебя не упрямиться!
– Уступить? Этому английскому грубияну? Никогда!
– Проявите благоразумие и прислушайтесь к словам вашего кузена, – посоветовал Симон. – Даю вам одну минуту, а потом мой меч пронзит ваше сердце.
– И тогда вам тоже придет конец! – воскликнула она. – Как только я умру, на вас набросятся десять человек!
– Это не имеет значения, – возразил Бовалле. – Если я умру, к утру в этом городе не останется ни одного живого француза. Минута проходит, мадам, подумайте как следует.
Шевалье поднял руку:
– Дорогая, ты сошла с ума! Я объявляю себя регентом на время твоего безумия. Все признают мое право взять власть на себя?
Присутствующие в зале одобрительно зашумели.
– Тогда, милорд, я сдаюсь от имени графини Маргарет!
Графиня резко повернулась в кресле.
– Никогда! – воскликнула она и попыталась броситься на меч Симона, но он быстро отвел его назад и слегка поклонился шевалье:
– Поклянитесь перед Богом, что не будете сопротивляться и препятствовать мне ни сейчас, ни позднее.
Шевалье, кусая ногти, лихорадочно искал какой-нибудь выход из создавшегося положения, но, не найдя его, бросил на Симона взгляд полный ненависти:
– Клянусь перед Богом не сопротивляться и не препятствовать вам ни сейчас, ни позднее.
– Вы клянетесь за всех ваших людей?
– Клянусь за всех моих людей.
– Ну вот и хорошо. – Симон рывком поднял графиню на ноги.
– Сейчас, мадам, вы поведете меня к сэру Алану Монлису, а эти джентльмены пойдут перед нами.
– Милорд! – Шевалье побагровел от гнева. – Зачем вы так? Отпустите мою кузину! Я же поклялся!
– Нет уж, лучше я попридержу ее и тем самым подкреплю вашу клятву, – отозвался Бовалле.
Регент скривился с видом оскорбленной невинности:
– Кажется, вы не доверяете нам, сэр? Зеленовато-голубые глаза прищурились..
– Сэр, я был бы глупцом, если бы доверял вашему слову. Но, как видите, я не глупец. Шевалье схватился за рукоятку меча.
– Вы ответите мне за оскорбление! – прохрипел он.
Симон заговорил суровым тоном:
– Сэр, я пришел сюда один, как того пожелала графиня, по законам перемирия. Таковы были ее слова. Но как только я оказался в этом зале, и она, и вы все забыли об этих законах. Вы угрожали мне насилием, мне – пришедшему обсуждать условия мира. Я сражаюсь честно, сэр, когда для этого есть условия, и сражаюсь тем же оружием, что и мои враги. Но если враг действует предательски, то мне не до благородства. Идите вперед, шевалье!
Кузен графини направился к двери, вне себя от ярости. Придворные по одному последовали за ним. Последним шел Бовалле, ведя впереди себя Маргарет. Сопротивляясь, она попыталась ударить его по лицу свободной рукой, но Симон вовремя отклонился. Она шла, гордо и высоко подняв голову, с королевским достоинством, шурша длинным платьем.
Они прошли через огромный холл, мимо перепуганных лакеев, к узкой лестнице. Поскольку лестница была слишком узкой, чтобы идти рядом, Симон пустил графиню вперед. Наверху, в комнате на башне, он снова взял ее за руку, а когда она поморщилась, слегка ослабил захват.
Алан лежал на диване под узким окном, опираясь на локоть и положив голову на руку. Его лоб пересекала повязка, была перевязана и одна рука. Взглянув на приближающихся людей, он плотно сжал губы.
– Значит, лорд Бовалле не поддался на уговоры? А вы были так уверены! – Он рассмеялся и, несмотря на слабость, в его смехе чувствовалась гордость. Потом добавил: – У него крепкие нервы, он отлично знает, что жизнь на ваших условиях была бы для меня позором!
Когда Бовалле вышел вперед, Алан опешил:
– Симон! – На его лице отразился ужас. – Нет, Симон! Только не это! Уж лучше смерть!
– Неужели ты думал, что я оставлю тебя здесь умирать? – спросил его друг. – Я захватил этот замок в одиночку.
Алан упал на подушки, сотрясаясь от хохота:
– Ну, ты просто невозможен! Я в тебе ни минуты не сомневался! Джеффри в безопасности?
– Да, я пришел, чтобы убедиться, что ты жив и за тобой хорошо ухаживают. А сейчас я ухожу вместе с леди Маргарет, она будет заложницей твоей безопасности.
– Боже мой, не может быть! – взорвался шевалье. – Неужели вы подвергнете мою кузину такому унижению?
– Этот храбрец умеет воевать только с женщинами! – отрезала графиня. – Делай что хочешь, но берегись, если ты хоть на минуту зазеваешься, я убью тебя! Клянусь, ты за все заплатишь!
– Куда ты сейчас направляешься, Симон? – поинтересовался Алан.
– К Мальвалле. Если я не вернусь, он уничтожит город. Но не беспокойся, я еще приду сюда со своими воинами. Ты в безопасности, Алан, потому что, если с тобой что-либо случится, леди Маргарет умрет от моего меча.
Графиня выпрямилась, ее грудь бурно вздымалась. Гневно сверкая глазами, она остановила взгляд на лице лорда Бовалле.
– Я не успокоюсь, пока не отомщу, – тихо произнесла она. – Ты, грязное английское животное!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Испытание любовью - Хейер Джорджетт



Рыцарский роман.Не самый лучший роман Хейер.
Испытание любовью - Хейер Джорджеттиришка
15.12.2013, 10.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100