Читать онлайн Испытание любовью, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Испытание любовью - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Испытание любовью - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Испытание любовью - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Испытание любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10
НАВЕДЕНИЕ ПОРЯДКА

Следующим шагом лорда Бовалле было смещение начальника стражи Николаса Конрада. На его место он назначил Бэзила Мордаунта – легкого и щедрого человека, которого все любили и уважали. Так с оппозицией в основном было покончено.
Выйдя от хозяина, Николас, очень недовольный отставкой, расшумелся на все поместье, угрожая, что не подчинится новому лорду-выскочке и останется на своем месте во главе своих людей. Однако поддержки среди стражников, которые устали от его постоянной ругани и придирок, не нашел. Они молча выслушали его, а когда Конрад ушел, выяснилось, что большинство только рады от него избавиться. Хотя, побаиваясь Николаса и не зная характера нового лорда, продолжали ему подчиняться, пока не станет ясно, чья возьмет. Некоторые открыто заявили, что они на стороне Николаса, но это были его друзья, и их было немного.
Бывший начальник стражи отправился к воинам с намерением поднять их на мятеж. Гонтрей не был его приятелем, но среди его людей человек шесть-семь, недовольные тем, как их новый капитан Уолтер Сантой взялся круто наводить дисциплину, вполне могли стать его сообщниками.
– Морис Гонтрей – мой друг и станет за меня стеной! – громко заявил им Николас. – Если его уволили, он точно будет со мной. Вместе мы уничтожим нового лорда!
– Говорят, Гонтрей теперь маршал, вместо Эдмунда, – неприязненно заметил один из этих воинов.
Конрад расхохотался:
– Сказки! Он поклялся встретить нового лорда в штыки, проклинал его имя. Вот увидите, Морис будет моим союзником. – Николас направился через двор и тут же встретил Гонтрея, возвращавшегося из замка. – Привет, Морис, приятель! – завопил так, чтобы все слышали, забыв старую неприязнь. – Мне нужно кое-что с тобой обсудить.
Гонтрей обождал, когда Конрад подойдет поближе, и тогда холодно произнес:
– У меня приказ проследить, чтобы ты убрался отсюда в течение семи часов. Поэтому уходи подобру-поздорову.
Николас побледнел, но попытался все обратить в шутку:
– Вот это новость, черт возьми! Чьи приказы ты выполняешь, Морис?
Гонтрей твердо посмотрел ему в глаза:
– Милорда Бовалле, сударь.
– Вот как? Что ты говоришь? Ведь еще вчера ты выступал против него!
– Со вчерашнего дня многое изменилось, Конрад. Моих слов против милорда я искренне стыжусь, а ты должен покинуть поместье сегодня же, – заявил Гонтрей и пошел дальше.
Николас заметил на его шее цепь, говорящую о его маршальском чине.
Вернувшись в казарму стражников, он нашел Бэзила Мордаунта и обрушился на него с гневом, не знающим границ. Но никто его не поддержал – все поняли, что милорд слов на ветер не бросает. В конце концов, уже через час Конрад покинул Бовалле, призывая все кары Неба на голову Симона.
На следующей неделе в поместье начались странные и серьезные перемены. О всех случаях неповиновения немедленно докладывалось хозяину, и он твердой рукой наводил порядок. Когда виновники пытались сопротивляться, они быстро убеждались, что крепко связаны по рукам и ногам, – новые помощники лорда Бовалле беспрекословно подчинялись только ему. Неделя прошла в ворчании и небольших ссорах, но уже к ее концу все признали Симона хозяином. Новые правила поначалу раздражали, однако, как постепенно признали все недовольные, оказались справедливыми. Милорд беспощадно требовал их соблюдения, был суров, но при этом доступен каждому. Разговаривал он со всеми ровно и вежливо и старался побольше находиться в гуще своих подданных, все лучше их узнавая. Крестьяне снова вышли на поля и работали охотно, поскольку оплата их труда стала вполне приличной. Уолтер Сантой начал регулярно тренировать воинов. Они ворчали, но подчинялись и очень скоро втянулись в работу. Никто не знал, когда среди них окажется Симон, но он, казалось, успевал внимательно наблюдать из-под густых бровей за всеми, не очень щедрый на похвалу, но всегда воздающий должное тому, кто этого заслужил. Крестьяне сначала зароптали, когда он отдал приказ тоже учить их стрельбе из лука. Но вскоре приутихли, как только милорд пришел к ним с огромным луком в руках и поразил всех своим мастерством. А когда объявил, что тому, кто пустит стрелу дальше его, он подарит участок плодородной земли, между крестьянами началось настоящее соревнование. Ежедневно тренируясь, они быстро сравнялись в искусстве стрельбы с профессиональными воинами.
В самом замке царил полный порядок. Господин Хьюберт отбыл, осыпая всех проклятиями, на его место заступил новый управляющий. Работы было много, но пища подавалась хорошая, вина и эля хватало, а все свободное время занимал спорт. Люди в Бовалле привыкли к новому порядку удивительно быстро и были всем довольны.
Через месяц Симона посетил Монлис. Он появился перед замком около десяти часов утра без предупреждения, в сопровождении сына и кузена. Милорд Бовалле был в это время со своими людьми на стрельбище, поэтому принявший гостей Гонтрей послал за ним пажа Арнольда.
Одетый в новую зелено-красную ливрею, паж поспешил на стрельбище, где застал хозяина выпускающим стрелу из лука.
Наблюдая за полетом стрелы и не поворачивая головы, Симон спросил:
– В чем дело, Арнольд?
Этот трюк всегда производил на людей милорда сильное впечатление. Как бы бесшумно они ни подбирались к нему, он всегда чувствовал их приближение и, не оглядываясь, угадывал, кто именно к нему подходит. Поэтому Арнольд нисколько не удивился.
– Милорд, у нас в замке гости! Милорд Монлис, сэр Алан и милорд Гранмер. Господин Гонтрей послал меня за вами.
Симон поднялся с колена.
– Сейчас приду, – пообещал он, но остался еще на несколько минут, чтобы поговорить с Сантоем. Затем последовал с пажом в замок.
Арнольд хотел забрать его лук, но Бовалле, улыбаясь, отрицательно покачал головой:
– Ты недалеко его унесешь, мой мальчик. Вытянувшись изо всех сил, паж все равно оказался вдвое меньше лука.
– Поверьте, милорд, я донесу его!
– Не сомневаюсь в твоем рвении, – ответил хозяин, но так и не расстался с оружием. Арнольд недовольно поплелся следом. В характере Симона произошла странная перемена – он полюбил детей. Его пажи наперебой старались услужить ему и были вне себя от радости от одного его приветливого кивка, а самый маленький из них совсем загордился, когда милорд перенес его через широкую канаву. Это был сын Гонтрея – темноволосый кудрявый мальчик восьми лет, по имени Седрик, который добился положения пажа собственной дерзостью. Когда отец отказался замолвить за него словечко перед хозяином, он решил сам с ним поговорить. Круглолицый мальчишка с веселыми глазами направился к замку и подкараулил Симона у выхода. Он очень позабавил милорда, напомнив ему его собственный приход к Фальку Монлису. С согласия Гонтрея он сделал Седрика своим пажом, и мальчик каким-то образом ухитрился занять в его дремлющем сердце большое место. Во всем поместье только он мог открыто дерзить хозяину. И однажды, когда расплакался, милорд даже усадил его к себе на колени. Отец мальчугана и секретарь, видевшие это, были потрясены.
И вот сейчас Седрик развлекал гостей хозяина, беседуя с ними самым серьезным образом.
– Кто же ты такой, юный Мальчик-с-Пальчик? – поинтересовался Фальк.
Мальчуган ответил с важным видом:
– Я паж милорда. Мне удалось заставить его взять меня в пажи.
Фальк раскатисто захохотал.
– Ну вот Симон и получил свое! – воскликнул он. – Как же тебе это удалось, малыш?
– Я просто сказал ему, что буду его пажом, и стал им. Он тоже зовет меня “малышом”. Алан улыбнулся, прижав мальчишку к себе.
– Что-то не похоже на Симона, – заметил он. – А ты любишь своего лорда?
– Да, я очень его люблю, так же как отца. – Седрик замолчал, обдумывая следующую фразу. Наконец важно заявил: – Я сидел у его на коленях!
– Святая Богородица! – воскликнул Фальк. – Что стряслось с нашим Симоном?
В эту минуту в комнату вошел сам Бовалле, и Седрик, вырвавшись от Алана, бросился к нему навстречу.
– Милорд, я принимал гостей вместе с отцом, подал им стулья и поэтому не выполнил ваш приказ! – Он хитро улыбнулся, пританцовывая перед хозяином.
Симон отдал ему стрелы.
– Пойди убери их, шалун. Но только не играй с ними! – бросил он вслед убегающему мальчишке, после чего пожал руку Фальку: – Милорд, рад вас видеть у себя и вас, лорд Гранмер.
– Впервые в жизни вижу такие большие изменения за такой короткий срок! – заговорил Фальк. – Мы приехали полюбопытствовать, как продвигаются твои дела. И надо же, поместье в таком порядке, будто это монастырь! По обе стороны дороги на полях трудятся не покладая рук люди, а здесь, в доме, тихо как в могиле! Как ты этого добился, львенок?
– Все очень просто, – ответил Симон. – Я убрал зачинщиков беспорядков. Как дела в Монлисе?
– Не хватает твоей твердой руки, – поморщился Фальк. – Но Алан делает все, что может. Господи! Стоит только вспомнить, что всего месяц назад в этом поместье шныряли пьяные негодяи, а урожай был близок к гибели… Я просто не верю собственным глазам!
– А я не удивлен, – заявил Гранмер. – Зная вас, я был уверен, что вы справитесь за месяц. Кто этот круглолицый паж?
Симон усмехнулся:
– Сын моего маршала.
– Который сидит у тебя на коленях, – поддразнил Алан.
Бовалле взглянул на него:
– Он так и сказал? Это случилось всего лишь раз, когда он расплакался из-за моего нагоняя.
– Симон, – прервал его Фальк, – я требую, чтобы ты, наконец, развязал язык и рассказал мне все, что здесь произошло!
– Ну хорошо, сэр, если вы хотите услышать всю историю, тогда пойдемте отсюда, пока мои слуги накроют на стол.
– Хорошо, – кивнул Фальк и поднялся. – Алан хотел бы побыть у тебя, если ты позволишь.
Алан дружески взял Симона за руку:
– Я останусь здесь независимо от твоего желания.
– Конечно, можешь остаться! – улыбнулся Бовалле и повел всех во двор.
Вскоре они вернулись за стол и хозяин поместья представил гостям маршала, капитана и всех других своих офицеров. А часа через три, когда все поднялись из-за стола, Фальк отвел Симона в сторону.
– Мой мальчик, ты стал мужчиной, – начал он. – У меня есть к тебе предложение.
– Да, милорд?
Фальк похлопал его по плечу:
– Мне кажется, сынок, твоему поместью нужны хозяйка и наследник! Я готов выдать за тебя мою дочь Элен, хотя и обещал ее сыну Джона Белфри. Что скажешь на это?
Симон твердо сжал губы:
– Видите ли, сэр, хотя я и очень благодарен вам за оказанную мне честь, все же лучше выдайте девушку за Роберта Белфри.
– Ты не хочешь? – Фальк не поверил собственным ушам. – В чем дело, дурачок? Она красива, нежна и за ней приличное приданое!
– Да, сэр, но она не любит меня, а я не люблю ее.
Фальк выглядел обиженным:
– Ты намерен подыскать невесту с более высоким положением?
– Нет. Я вообще не ищу невесту, я не испытываю любви к женщинам и, видимо, останусь холостяком.
– Что за глупости! – Фальк казался несколько ошеломленным. – Покорная жена – это хорошее приобретение!
– Вы так думаете, сэр? – сухо отозвался Симон. – Меня не интересуют ни нежность, ни покорность.
– Но ведь ты же любишь детей!
– Разве? – Юноша задумался. – Нет, кажется, нет.
– Ты ошибаешься, мой мальчик! Что ты скажешь о своем маленьком паже?
– Седрик? Да, он мне нравится, и все же мне не нужен такой собственный ребенок.
– Симон, Симон, ты городишь чушь! У тебя в Бовалле гораздо больше пажей, чем нужно! Зачем ты собрал вокруг себя столько детей?
– Они… они мне служат, – запинаясь, пояснил он. – Они выполняют мои поручения.
– Сколько же их у тебя? – строго спросил Фальк.
– Шесть, – неохотно ответил Симон.
– Зачем одному человеку шесть пажей? – настаивал Фальк.
– Я… я им всем даю работу.
– Чушь! – возразил Монлис. – Просто тебе нравится, чтобы они крутились вокруг тебя.
– Вовсе нет! Я их отсылаю, когда они мне надоедают.
– Меня не проведешь, Симон, ты любишь детей и должен иметь своих собственных. Тот слегка покраснел:
– Нет.
– А я говорю – да!
– Зря вы пытаетесь убедить меня, милорд. Я не собираюсь жениться.
Фальк хмыкнул, но, хорошо зная парня, прекратил спор.
– Ладно, делай как хочешь. Но когда-нибудь ты убедишься, что я прав и что каждый мужчина должен жениться.
– Я скажу вам, если это случится, – пообещал лорд Бовалле.


Алан прожил в поместье неделю, и Симон с удовольствием проводил время в его компании… Чтобы развлечь друга, он устроил охоту и даже пригласил актеров из соседнего города. Но Алан был готов обойтись и без таких развлечений, а чтобы порадовать гостеприимного хозяина, даже отправился с ним поупражняться в стрельбе из лука. Когда ему надоел этот скучный, по его мнению, спорт, он бросил косой взгляд на Симона. Тот почувствовал его даже не глядя на юношу:
– В чем дело?
– Как тебе удалось завоевать расположение этих людей, Симон?
– Разве это так? Некоторые из них не любят меня.
– Нет, большинство просто обожает тебя. Что же они в тебе нашли? За что все мы тебя любим? Ведь ты холоден, суров и никого по-настоящему не любишь.
– Алан, если ты хочешь болтать о любви, отправляйся к девчонкам, а я в этом ничего не понимаю.
– За что же твои люди любят тебя? – настаивал Алан.
– Не знаю. Может, потому, что я заставляю их склоняться перед моей волей.
– Вполне возможно, – задумчиво произнес Алан. – Но почему к тебе так льнут дети?
– Потому что я не обращаю на них внимания.
– Нет, дело не в этом! Честно говоря, Симон, за много лет нашего знакомства я так и не узнал тебя по-настоящему. Что-то скрывается под твоей холодностью, о чем я не имею понятия.
– Там скрывается холод, – отрезал Бовалле, чтобы прекратить разговор.
Когда Алан вернулся в Монлис, Симон принялся работать с воинами и лучниками с таким усердием, что за полгода ему удалось создать вполне приличную армию, пополнив ее за счет крестьянских сыновей и пришлых солдат. За это время выяснилось, что Уолтер Сантой почти идеальный капитан, а Морис Гонтрей, готовый на все, чтобы угодить лорду, замечательно справляется со своими обязанностями маршала. Бовалле стал меньше уделять времени армии и переключил все свое внимание на сельское хозяйство.


Год прошел мирно, и наступил канун нового года. Хозяин поместья уже начал поглядывать вокруг, готовый к новым подвигам, когда неожиданно в одно сырое утро его посетил отец, Джеффри Мальвалле. Услышав о его приезде, Симон немедленно направился ему навстречу и преклонил перед ним колено в знак приветствия.
– Милорд, вы оказываете мне большую честь, – торжественно произнес он.
Джеффри поднял его:
– Я не решался приехать к тебе, сын, но тут подвернулся хороший предлог, который, вероятно, и тебе покажется важным.
Симон повел его в свои покои.
– Нет, сэр, я очень польщен вашим приездом.
Джеффри огляделся вокруг:
– Значит, теперь у тебя есть свое поместье, – полученное собственными силами?
– Я все сделал, как обещал, – ответил Симон и послал пажа за элем. – Так что вы хотели обсудить со мной, сэр?
– Я привез тебе письмо от сводного брата. Прочти его, пожалуйста.
– От Джеффри? Отлично! Присаживайтесь, сэр.
Мальвалле сел в кресло у окна и стал смотреть, как Симон распечатывает письмо Джеффри.
“Симону, лорду Бовалле.
Дорогой и любимый брат! Приветствую тебя и поздравляю с новым отличным приобретением. Я знаю твое поместье, и оно мне очень нравится. Желаю тебе полного процветания, которого ты заслуживаешь! Я пишу тебе с призывом снова присоединиться со всем твоим войском к принцу для борьбы с злонамеренным мятежником Оуэном Глендерди, у которого появляется все больше и больше приспешников в этой несчастной стране. Несмотря на твердые обещания королевского Совета, данные в августе, о предоставлении нам нужного количества людей и провианта для успешной атаки мятежников, пока ничего не поступило, и в данный момент наши силы составляют чуть больше ста всадников и двухсот сорока лучников. Теперь, когда ты сам себе хозяин, готов ли ты сражаться рядом со мной, как обещал? Здесь в Уэльсе сложилось очень серьезное положение. Ты, наверное, знаешь, что в декабре прошлого года пали Кардиф, Харлек и Лампадарн – наши наиболее важные крепости. Мятежник Оуэн силен как никогда. И если мы собираемся разбить его, то должны перейти в наступление не позже весны, так что, мой брат, я жду тебя весной и обещаю такую же отличную битву, как при Шрусбери, которая тебе так понравилась.
Написано в Шрусбери.
С любовью и уважением,
Джеффри Мальвалле”.
Симон медленно сложил письмо.
– Ты поедешь? – с интересом спросил Мальвалле.
Бовалле задумался, глядя в окно на мирные поля. Затем перевел взгляд на отца и улыбнулся:
– Скорее всего, да, милорд.
На следующий день он поехал в замок Монлис, посоветоваться с Фальком. К удивлению милорда, Алан принял горячее участие в их беседе.
– Если ты едешь, Симон, то и я тоже! – воскликнул он. – Я уже засиделся дома! Я поведу наших людей в Уэльс и наконец-то испытаю радость битвы!
Оправившись от изумления, Фальк усмехнулся:
– Вряд ли тебе понравится участие в бою. Алан возмутился:
– Если вы не отпустите меня, милорд, я самовольно присоединюсь к Симону. Один!
– Ну, ну, не горячись, – проворчал Фальк. – Если хочешь, поезжай. Когда ты намерен выступить, Симон?
– В конце следующего месяца, милорд, с тем чтобы прибыть в Уэльс в марте.
– И оставишь свое поместье без хозяина?
– Нет. Морис Гонтрей будет управлять вместо меня.
– Так же, как он правил, когда умер Барминстер? – саркастически заметил Фальк.
– Я не Барминстер, – уточнил лорд Бовалле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Испытание любовью - Хейер Джорджетт



Рыцарский роман.Не самый лучший роман Хейер.
Испытание любовью - Хейер Джорджеттиришка
15.12.2013, 10.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100