Читать онлайн Идеальный мужчина, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Идеальный мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Прибытия Идеального Мужчины в Брум-Холле ожидали долго и нетерпеливо. Наконец молодой мистер Миклби, сын сквайра, сообщил друзьям, что сэр Вэлдо выслал вперед себя лошадей, так как видел своими глазами, как двое конюхов въезжали в ворота усадьбы. Лошади, которых они вели на поводу, были просто оседланы и ничего особенного собой не представляли, и было их только две. За ними последовала дорожная карета, в которой, как выяснилось позже, находилась пара слуг, скромно одетых, а также весьма небольшой, ко всеобщему разочарованию, багаж. Затем стало известно, что сам сэр Вэлдо едет из Лондона, делая небольшие перегоны. И хотя в целом это не противоречило понятиям молодых джентльменов о том, как должен путешествовать известный спортсмен, все же для их ушей «небольшие перегоны» прозвучали слишком обыденно, так как не вязались с представлением о спортивном экипаже, в облаке пыли с гулким эхом пролетающем через городок.
Но вот ничем не приметный конюх из имения Кроун стал в конце концов свидетелем прибытия сэра Вэлдо в Оверсет. Правда, его отчет об этом событии оказался самым прозаическим и даже обескураживающим. Вместо двухколесного экипажа, запряженного четверкой лошадей, что, даже они, провинциалы, знали, было последним криком моды, сэр Вэлдо прибыл в фаэтоне и вовсе не на бешеной скорости. Подъехав самой скромной рысью, он остановил упряжку возле Кроун, чтобы узнать, как проехать в Брум-Холл. По словам конюха Тома, это был вовсе не высокий фаэтон, а самый обычный, запряженный четверкой хоть и хороших, но отнюдь не роющих копытами мостовую лошадей. С сэром Вэлдо находился еще один джентльмен, и их сопровождал грум, ехавший позади. Сэр Вэлдо оказался очень вежливым и обходительным, но вовсе не таким бросающимся в глаза, каким ожидал его увидеть конюх Том: он и вполовину так не смотрится, как, например, мистер Эш или даже мистер Андерхилл.
Это подействовало удручающе, но худшее было впереди: когда сквайр нанес обещанный визит, он был приятно удивлен сэром Вэлдо. Между тем любое обстоятельство, которое доставляло удовольствие сверстникам сквайра, не могло не рассматриваться такими молодыми людьми, как мистер Андерхилл, мистер Бэннингем и, уж конечно, мистер Артур Миклби, как тусклое событие, не вызывающее ничего, кроме тоски. Никакой неординарной выходки со стороны столь прославленной личности, видимо, и в помине не было, так как в противном случае сквайр не преминул бы упомянуть о ней с осуждением. Артур осмелился спросить, а действительно ли тот светский лев.
— Откуда, черт возьми, мне об этом знать? — окрысился на него отец. — Он вовсе не пижон, если ты именно это имеешь в виду. — Сквайр долго ел глазами накрахмаленную донельзя сорочку Артура и шейный платок, повязанный затейливым манером, и добавил с ужасным сарказмом: — Куда ему до тебя, ты затмишь его полностью! Боже, на твоем фоне он будет смотреться как свеча за фартинг по сравнению с солнцем.
Однако к жене он проявил большую снисходительность. Миссис Миклби не менее рьяно, чем сын, стремилась выяснить, что собой представляет сэр Вэлдо, но отделаться от нее было сложнее. Понукаемый ею, сквайр заявил:
— Модный? Ничего подобного! Держится великолепно и выглядит джентльменом гораздо больше, чем Артур, так как тот только обезьянничает, пытаясь подражать истинным денди.
— О, не будь таким занудой! — воскликнула миссис Миклби. — Мой кузен говорит, что он элегантен в высшей степени. «Первый из девятки» — вот его слова, ты же знаешь, как он образно выражается.
— Не знаю, как насчет «первой девятки», и почему их только девять? Зато теперь уверен — он не посеет смуту среди таких порядочных и тихих людей, как мы, дорогая.
Миссис Миклби открыла было рот, чтобы возразить, но увидела грозный огонек в глазах сквайра и поспешно его закрыла.
Довольный достигнутым успехом, сквайр смягчился:
— Меня бесполезно спрашивать, какой на нем сюртук или как он повязывает шейный платок, потому что на подобную чушь я не обращаю внимания… вернее, обратил бы, если бы он напялил жилет типа той пестрятины, что был на Эше последний раз, когда я того видел. Мне кажется, сэр Вэлдо выглядел так, как подобает. Ничего неординарного! — Он сделал паузу, как бы во что-то вникая. — Есть в нем, пожалуй, что-то особенное, — заявил далее. — Правда, не понимаю, что именно. Пригласи-ка его на обед, и сама увидишь. А я сказал ему, что надеюсь, он придет поесть вместе с нами говядины.
— Так и сказал?! О боже! Не может быть! «Поесть с нами говядины»? Из всей вульгарщины, принятой здесь… И что же он ответил?
— Заявил, что с радостью так и сделает, — сообщил сквайр, наслаждаясь своим триумфом.
— Как вежливо с его стороны! Все же я надеюсь показать ему, мой дорогой Нед, что хотя мы, возможно, и скромные люди, но вовсе не дикари. А кто тот молодой человек, что приехал вместе с ним?
Но, кроме того, что сэр Вэлдо упомянул кузена, который составил ему компанию, сквайр больше ничего не мог рассказать. Он не видел этого молодого человека и не посчитал для себя возможным наводить о нем подробные справки. Позже жена сквайра заявила в некотором раздражении миссис Чартли, что ее мужу не кажется удобным выяснять что-либо о сэре Вэлдо. Она никак не могла взять в толк, о чем же они тогда беседовали битый час.
Следующей персоной, кому довелось лицезреть сэра Вэлдо, оказался Кауртни Андерхилл, причем в обстоятельствах, не оставляющих места для сомнений, что это был именно он, Идеальный Мужчина. Как редкий подарок судьбы, Кауртни повезло увидеть в его исполнении такое искусство управления экипажем, какое, как он признался друзьям, ему и не снилось. Он ехал верхом вдоль дороги, когда заметил приближающийся фаэтон сэра Вэлдо. Так и подумал, что фаэтон должен быть его, поскольку не узнал лошадей.
— Такая упряжка! Никогда не видел подобных рысаков — просто сказка! Волосок к волоску и идут нога в ногу! Мне было все отлично видно, так как дело происходило на длинном участке дороги за полумилю до заставы в сторону Лидса. Ну, Идеальный Мужчина приближался быстрой рысью — то есть не он, а его лошади, собираясь обогнать фермерскую повозку. Возница повозки сделал все, чтобы освободить ему как можно больше места для обгона, но вы же знаете, насколько там узка проезжая часть, да и обочины крутые — настоящие ямы. Я думал, что Идеальный Мужчина все-таки заколеблется и захочет сперва убедиться, хватит ли ему места, но он продолжал ехать как ни в чем не бывало!
— Пошел на обгон телеги? На такой дороге! — с ужасом потребовал подтверждения мистер Бэннингем.
Молодой мистер Миклби покачал головой:
— Лично я бы даже и пытаться не стал. В том-то месте уж точно.
— Да, думаю, ты не стал бы, это уж как пить дать! — отозвался мистер Бэннингем, разразившись грубым смехом.
Этот недобрый намек на его недавнюю неудачу заставил Артура вспыхнуть от гнева, но прежде, чем он успел дать достойную отповедь, Кауртни с нетерпением продолжил:
— Да, пошел на обгон, спокойно, как на тракте, словно в его распоряжении целые ярды свободного пространства! Хотя там и свободных дюймов-то было в обрез. В жизни не видел ничего подобного! Скажу вам еще одну вещь: он своим кнутом перехватил кончик плети возницы прямо у себя над головой. Надо будет попрактиковаться.
— А! — со знанием дела протянул мистер Бэннингем. — Нервные возницы! Мой кузен говорит, что это наилучший способ их успокоить, только вот не у многих такое получается. Не думаю, что и ты станешь исключением. А какая одежда была на Идеальном Мужчине? Что-нибудь первоклассное, специальное для езды на упряжке?
— Нет. По крайней мере, мне так не показалось. На нем была куртка для козел невзрачного белого цвета. Грег утверждает, что оригиналы, подобные Вэлдо, имеют не менее дюжины специальных кепок к своим курткам для козел, но я не заметил ничего особенного. И никакого букетика в петлице — вместо него несколько наконечников для хлыстов.


Между тем у Идеального Мужчины, который пока что оставался в неведении относительно вызванного к себе интереса, в Брум-Холле оказалось гораздо больше дел, чем он ожидал. И это вынудило его продлить свое пребывание в Йоркшире.
Сам дом, вопреки тому, что ему рассказывали, находился в неплохом состоянии, хотя и нуждался в основательном ремонте. В центральной части, как уверял Ведмор, он даже был вполне пригоден для жилья и крыша там нигде не протекала. Правда, о западном крыле, где большинство комнат пустовало, и о флигеле, предназначенном для прислуги, он не решился утверждать столь же категорически. По его словам, хозяин в последние годы мало уделял внимания этим частям здания. На их крышах кое-где отсутствовала черепица. Все, что смогли пока сделать супруги Ведмор, — это поставить на чердаке, в местах, где предполагались наиболее сильные течи, ведра. И конечно, нельзя отрицать наличие сырости в этих помещениях.
— Надеюсь, гниль еще не завелась, — отозвался на этот доклад сэр Вэлдо. — Мы должны срочно вызвать инспектора, чтобы он все проверил и дал заключение. Держал ли ваш хозяин управляющего?
— Нет, сэр! — извиняющимся топом ответил Ведмор. — Правда, здесь был некий мистер Хакинг, весьма почтенный человек, но…
— Не в последние годы? — предположил сэр Вэлдо.
Ни худые крыши, ни отсутствие управляющего никоим образом нельзя было поставить в вину дворецкому, но Ведмор был робким, нервным человеком и настолько привык отождествлять себя со всеми неполадками в хозяйстве, что прошло несколько секунд, прежде чем он смог поверить, что сэр Вэлдо улыбается. С чувством огромного облегчения дворецкий расцвел в ответной улыбке и сообщил:
— Хозяин был очень эксцентричным, сэр, если вы мне простите такое выражение. Мистер Хакинг считал, что есть вещи, которыми необходимо заниматься безотлагательно, но никак не мог убедить хозяина выделить на это деньги, пока не надорвал свое здоровье. Он частенько повторял: «Плохие помещики и слуг делают никуда не годными, и я убеждаюсь в этом на себе…» Ну, сэр, осмелюсь сказать, что вы собственными глазами убедились в состоянии дел.
— Да. Уже увидел достаточно, чтобы убедиться, что буду по уши занят несколько ближайших педель, — довольно мрачно подтвердил сэр Вэлдо. — А теперь мне бы хотелось обсудить с миссис Ведмор, что, по ее мнению, надлежит сделать в первую очередь. Вы не будете возражать, если я, с вашего разрешения, приглашу ее сюда?
— Вэлдо, надеюсь, ты не собираешься приводить в порядок это вконец разваленное хозяйство? — поинтересовался лорд Линдет, как только Ведмор удалился. — Возможно, я зеленый юнец и знаю, что сижу в седле не так давно, но и не сизый голубок, который только и ухитрится не заметить, что этот старый скупец, мой дражайший, почивший в бозе родственник довел свое имение до ручки! Правда, мы еще не успели толком осмотреться, но разве не ты мне говорил, что старый Джозеф если когда и тратил хоть фартинг на свою землю, то только скрепя сердце и при условии, что этот фартинг вырывали у него из рук? И о том, что он раздавал свои фермы в краткосрочную аренду жалким беднякам, которые стремились к одному — урвать с земли все, что можно, не вложив ничего взамен. А знаешь, я их даже не виню! За что? Если бы хоть один из моих арендаторов жил в такой развалюхе, которую мы видели во время вчерашнего объезда, я бы… я бы… О боже! Я бы не решился смотреть людям в глаза!
— Насчет последнего ты прав, и, честно говоря, крыть мне нечем. Я полностью с тобой согласен! Но и не вижу причин, почему бы этому имению, при хорошем управлении конечно, не приносить прибыль или хотя бы не окупать себя?
— А перед этим пустить кучу денег на ветер? — осведомился, не желая сдаваться, Джулиан.
— Нет, мистер Наставник! Но ты только представь, что будет, если я решусь выставить имение на торги в его нынешнем состоянии? Ты же сам будешь обо мне самого скверного мнения.
— Что да, то да! — рассмеялся Джулиан. — Только не думай, что обманул меня и заставил поверить, будто решил привести имение в порядок, чтобы потом продать его за хорошую цену. Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы дать себя одурачить на сей счет. Ты намерен навести здесь порядок, чтобы оказать медвежью услугу очередным своим бедняжкам сиротам. Пророк из меня плохой, но готов рискнуть и заключить пари, что тебе не удастся даже вернуть то, что ухлопаешь на свою затею.
— Если бы только старый Джозеф мог знать, сколько в тебе от него, Джулиан, — заметил сэр Вэлдо, покачивая головой. — Нет, не пытайся уложить меня на лопатки. Ты знаешь, тебе это все равно не удастся, а вот миссис Ведмор может появиться здесь в любой момент. Так что утешься мыслью, что я еще не решил, подойдет ли это место для моих «бедняжек сирот». Пока что мои намерения сводятся к одному — не слишком прогореть на этом свалившемся на мою голову подарке.
— Подарок? Скорее, «троянский конь»! — воскликнул Джулиан.
— Пусть так, — согласился сэр Вэлдо, насмешливо глядя на него. — У тебя острый язычок, и ты попал… пальцем в небо. Хотя, молодой насмешник, в остроумии тебе не откажешь.
Лорд Линдет, потерпев фиаско в попытке взять верх над собеседником, спросил с надеждой:
— Не будешь же ты спорить, что я пробил брешь в твоей обороне или хотя бы нащупал в ней слабое место?
— Не буду, чтобы не омрачать твое пребывание в этом доме, — поддразнил сэр Вэлдо, отпуская его руку, которую пожал как раз в тот момент, когда открылась дверь. — А, миссис Ведмор! Входите!
— Да, это так, сэр, — подтвердила экономка, делая реверанс. — И если вы меня вызвали из-за той простыни, в которой прошлой ночью застряла нога его светлости лорда, то я очень огорчена, сэр, но они все изношены почти до дыр. Те льняные…
— Речь пойдет и об этом, и о многих других вещах, — прервал ее Вэлдо с одобряющей улыбкой. — Почему бы тебе, Линдет, не признаться в содеянном, как это подобает мужчине? Или боишься, что миссис Ведмор устроит тебе головомойку за порчу принадлежащего мне имущества? Убирайся с глаз долой, а я постараюсь сделать что смогу, чтобы вымолить тебе прощение.
— Ох, сэр! — вспыхнув, запротестовала миссис Ведмор. — Как я могла подумать такое! Я только хотела объяснить вам…
— Конечно, вы хотели. Однако в этом нет необходимости. Все, что я жду от вас, — это то, чтобы вы сказали мне, что нужно купить, чтобы этот дом стал пригодным для жилья, и где все это можно достать за самое короткое время.
Миссис Ведмор даже и припомнить не могла, слышала ли она еще когда-либо так ласкающие ее слух слова. У нее перехватило дыхание, и она вымолвила прерывающимся голосом, не в силах скрыть переполняющие ее чувства:
— Да, сэр! Не представляете, как я буду рада, если, конечно, правильно вас поняла. — Она прочла подтверждение на его лице, сделала глубокий вдох и пустилась в подробное перечисление всего, что ей было крайне необходимо.
Последствия этого интервью (если бы только сэр Вэлдо знал об этом!) привели к новым пересудам и сплетням. Но он привык к тому, что прислуга в Манифолде воспринимала безотлагательное приобретение всего необходимого для дома как должное. И никто из соседей не считал подобные действия заслуживающими внимания, за исключением случаев из ряда вон выходящих, как, например, когда его мать установила новейшее, по последнему слову техники, оборудование для кухни. Поэтому ему и в голову не могло прийти, что щедрый аванс, выданный им Ведморам, внезапно станет предметом оживленного обсуждения во всей округе.
Началось с миссис Андерхилл — именно она принесла новости в Стаплс после визита в дом пастора, который посетила, чтобы на досуге и без помех посплетничать с миссис Чартли. Миссис Ведмор из Брум-Холла и миссис Хонивик из дома пастора были старыми приятельницами. Поэтому миссис Ведмор и изложила в благосклонные уши подруги все подробности до мельчайших деталей неслыханного доселе мотовства, захлестнувшего поместье.
— Помимо приобретения постельного белья, льняных скатертей и китайского фарфора, сэр Вэлдо еще вызвал в Брум-Холл строителей, чтобы выяснить, что можно сделать с крышами, и тщательно осмотреть в доме все дерево. Так что, похоже, моя дорогая, он собирается здесь остаться, — не замедлила сделать вывод миссис Андерхилл.
Мисс Трент охотно с ней согласилась.
— Да, но с другой стороны, — недоумевала миссис Андерхилл, — он сказал Ведморам, что не собирается принимать гостей, поэтому нет никакой необходимости подыскивать толкового швейцара. Ну, конечно, сэр Вэлдо одинокий мужчина, но любой вправе ожидать, что он станет приглашать друзей, чтобы проводить с ними время. Разве это не логично?
Увы, вопреки ожиданиям миссис Андерхилл, у мисс Трент по этому поводу еще не сложилось никакого мнения, так как она ни о чем подобном просто не задумывалась.
— Да, — кивнула миссис Апдерхилл, и ее глаза затуманились. — Но есть и другой повод для беспокойства, мисс Трент… Вдобавок ко всему прочему, что меня тревожит. Вместе с ним приехал лорд.
— Как, в самом деле? — поинтересовалась мисс Трент, пытаясь сохранить самообладание. — Ну и что за… Я хотела спросить, какой лорд, мэм?
— Этого я вам сказать не могу, так как миссис Хонивик не смогла вспомнить его имя и сообщить своей хозяйке. Сказала только, что он кузен сэра Вэлдо, очень молодой и симпатичный. Ну, жена нашего сквайра может теперь задрать нас, что, не сомневаюсь, произойдет, ведь знаете, дорогая, она считает, что мы ей не ровня по положению, но и мы, со своей стороны, согласитесь, не можем делать вид, будто молодые лорды, разгуливающие по нашим окрестностям, для нас привычное явление. Нет, не то чтобы меня волновала эта модная компания. Когда был жив мистер Андерхилл. мы принимали у себя множество самых разных гостей, не говоря уже о том, что и сами посещали ассамблеи в Харрогите и скачки в Йорке, так что лорды для меня не в новинку — я их дюжинами перевидала. Более того, моя дорогая, несмотря на всю ту важность, которую напускает на себя миссис Миклби, ей никогда и не снился обед, который я закачу, можете мне поверить. Кстати, это напомнило мне о другом. Миссис Миклби разослала всем открытки с приглашением на обед, не обмолвившись ни словечком в той, что адресовала мне, о Тиффа-ни. Миссис Чартли полагает, будто я считаю, что моей племяннице еще рановато присутствовать на таких приемах. Так может рассуждать только тот, кто не знает, какой скандал закатит в этом случае Тиффани. Причина, конечно, в другом: она не желает, чтобы та, явившись туда во всем своем блеске, затмила ее дочек. Не могу сказать, что осуждаю миссис Миклби за это — больших простушек, чем обе ее дочери, надо еще поискать!
Было очевидно, что миссис Андерхилл раздирается между надеждой заполучить для сына богатую невесту, какой была Тиффани, и сильным желанием насолить жене сквайра. Ее интеллект оставлял желать лучшего, но она обладала достаточной проницательностью, чтобы попять, что кажущаяся обходительность манер миссис Миклби вызвана не простой вежливостью, а снисходительностью. Миссис Миклби хотя и была выше ее по положению, да и то не всегда, но отнюдь не по своему происхождению, как однажды в припадке раздражения миссис Андерхилл объяснила мисс Трент.
Возможно, миссис Миклби и состоит в родстве с влиятельными особами и сама — жена сквайра, но Стаплс намного превышает по размерам ее Мэнор, а сама миссис Андерхилл способна на большее, чем нанять кухарку, чтобы готовить обеды для себя или для своих гостей, как это сделала миссис Миклби.
Мисс Трент ни на миг не усомнилась в последнем, поэтому не удивилась, что миссис Андерхилл сразу же сменила тему и пустилась обсуждать, какое количество персон ей следует пригласить на обед, из скольких блюд он должен состоять и надо ли по окончании его устроить танцы. Вопрос заключался только в том, что предпочитает сэр Вэлдо. Какое мнение по этому поводу у мисс Трент?
— Полагаю, сэр Вэлдо предпочитает не выделяться, мэм, — честно ответила Анкилла. — Так что вопрос надо ставить по-другому: что предпочитаете вы?
— Ну, вот уж никогда не думала, что услышу от вас такую бессмыслицу! — воскликнула миссис Андерхилл. — Разве вечер не устраивается в его честь?! Не то чтобы я не сообразовывалась со своими вкусами, без этого не обойтись, однако нельзя забывать, что мы закатываем вечера не для своего удовольствия… я, по крайней мере.
— Конечно, мэм, вы действительно устраиваете их не ради себя, — лукаво согласилась Анкилла. Улыбка делала ее еще более молодой, глаза светились озорными искорками. — В основном чтобы доставить удовольствие Тиффани. Знаете, вам бы не следовало этого делать.
— Вам легко говорить подобные вещи. А я уверена — ей хочется немного веселья для разнообразия, пусть даже ее тетка Бафорд и не рвется в этом году забрать девочку отсюда. Более того, моя дорогая, я пошла на многое, чтобы заполучить Тиффани, в том числе и согласившись на вас. Нет, теперь я нисколько об этом не жалею и только рада, что вы здесь. Ну так вот, если Тиффани покажется, что у меня ей слишком скучно, можно не сомневаться — она попросит дядю забрать ее к себе, что он и не замедлит сделать, потому что, по моему убеждению, он отправлял ее ко мне скрепя сердце, и это не удивительно.
Анкилла смешалась на момент, а затем, подняв глаза на миссис Андерхилл, слегка смущаясь, спросила:
— Я понимаю вас, мэм, конечно, но… Так ли вы уверены, что мистер Кауртни выкажет хоть малейшую склонность к… Ну, скажем так, пожелает ли он остановить свой выбор на собственной кузине? И… будете ли вы чувствовать себя хорошо с такой невесткой?
— Вряд ли, но дело не в этом. Такова была воля их отцов… Но она еще молода! Надеюсь, с возрастом Тиффани станет более покладистой, — заявила миссис Андерхилл с оптимизмом. Затем ее мысли вновь обратились к более насущной проблеме. После глубоких раздумий, занявших несколько секунд, она произнесла: — В моей гостиной могут поместиться двадцать четыре пары гостей и даже больше. Но дело в том, что в округе не так уж много молодежи, если, конечно, не принимать во внимание таких, как Баттерлоу, которых мне ни за что в жизни не хотелось бы приглашать. Возможно, сэру Вэлдо и все равно, с кем сидеть за роббером или вистом, но ведь с ним еще и молодой лорд. Вот поэтому меня и беспокоит вопрос о танцах.
— А почему бы вам, мэм, не принимать пока никакого решения, а положиться на случай? Затем, если вы решите, что гостям неплохо бы потанцевать, я могла бы сыграть для них.
Но миссис Андерхилл имела другое мнение на этот счет.
— Если я буду устраивать танцы, то найму музыкантов из Харрогита, как делала на Рождество, — объявила она. — Еще ни разу на вечерах, которые я устраивала, не было ничего доморощенного — не будет и впредь! Более того, я не желаю, чтобы вы вели себя так, словно не заслуживаете большего, чем прислуживать гостям. Нет, вы займете место за столом и поможете мне занять собравшихся так, словно вы член моей семьи, кем, по правде говоря, я вас и считаю, принимая во внимание то, как вы почтительны и обязательны ко мне, моя дорогая.
Анкилла вспыхнула, словно маков цвет, но покачала головой:
— Благодарю вас! Вы слишком добры ко мне, мэм. Но это никуда не годится. Только подумайте, какими глазами будет взирать миссис Миклби! Мы с Шарлоттой поедим в классной комнате, и я приведу ее вниз, в гостиную, позже, как и подобает хорошей гувернантке.
— Ну вот, какой теперь вздор вы мне говорите, лучше не надо! — рассердилась миссис Андерхилл. — Вас наняли к Тиффани гувернанткой-компаньонкой, а это большая разница, и только по доброте своей вы согласились заниматься с Шарлоттой, за что я вам премного благодарна. Вы же помните, я обещала не остаться в долгу.
— Не чувствую, что заслужила вашу благодарность, — грустно возразила Анкилла. — Я не слишком преуспела в обучении Шарлотты.
— Полно вам! — снисходительно заявила миссис Андерхилл. — Я не сторонница держать девушек взаперти в классных комнатах и придерживаюсь того мнения, что не следует слишком забивать их головки образованием. Вы учите ее, как следует себя вести, — и на этот счет еще не слышали от меня ни одного нарекания! Что до жены сквайра — пусть себе пялится! Хотя, думаю, вряд ли. Она ведь всегда так вежлива с вами по причине того, что ваш дядя — генерал. Не скрою, меня бы даже не удивило, если бы она и вас пригласила к себе на тот самый званый вечер. — Тут миссис Андерхилл остановилась, не в силах сдержать улыбки при мыслях, вызванных у нее своими же словами. — Ах да, этот званый вечер! О, дорогая, что-то надо сделать. Тиффани помешается от злости, когда узнает, что ей нельзя туда ехать. Она такое устроит! Меня в дрожь бросает лишь от одной мысли об этом.
— Да, она склонна легко приходить в ярость, — согласилась Анкилла, — но мне думается, я окажусь в состоянии ее образумить. Конечно, далеко не так, как хотелось бы, но обращение к ее разуму, как это принято в подобных случаях, еще никогда не приносило никакого проку. Я вообще не уверена в наличии у нее здравого смысла, впрочем, и малейших попыток прислушиваться к мнению других пока тоже не замечала.
Миссис Андерхилл пробормотала что-то в знак слабого протеста, но не могла при всем своем желании отрицать, что Тиффани никогда не изъявляла ни малейшего желания считаться с мнением кого бы то ни было. Она воздержалась от того, чтобы осведомиться о методах, с помощью которых мисс Трент намеревалась привести своенравную девицу в хорошее расположение духа, а мисс Трент, со своей стороны, воздержалась от объяснений. Ее методы определенно отличались от ортодоксальных и вполне могли бы заслужить порицание любой матери, озабоченной тем, чтобы ее дочь росла скромной девушкой, нежной и приятной во всех отношениях. Но мисс Трент давно уже поняла, что ее хорошенькая питомица руководствуется только себялюбием и никого, кроме себя, не признает. Возможно, в один прекрасный день сильно влюбившись, Тиффани могла бы измениться к лучшему, но пока же наиболее усердные из ее наставниц смогли вдолбить ей в голову лишь веру, что элегантные манеры для успеха в обществе не менее существенны, чем утонченные черты лица и красота, и с трудом добились, чтобы она хоть как-то держала себя в руках, не набрасываясь с кулаками на тех, кто говорил вещи, неприятные для ее избалованного слуха, и пытался заставить ее поступить вопреки своей воле.
Поэтому, когда Тиффани, едва сдерживаясь, вошла в классную комнату (а Анкилла знала, какая буря свирепствует в ее душе), чтобы выплеснуть свое негодование по поводу неслыханного поведения миссис Миклби, она выслушала ее с видом явного изумления и воскликнула:
— Но! Боже праведный, уж не хотите ли вы сказать, что желали бы отправиться на этот вечер? Нет, быть такого не может!
Грудь Тиффани тяжело вздымалась от гнева, но в глазах появился недоуменный вопрос, который она и задала, воззрясь на мисс Трент:
— Что вы имеете в виду?
Анкилла недоверчиво выгнула брови.
— Вы что, и впрямь никчемная пустышка? Ох, дорогая, как нехорошо, с моей стороны, так выражаться! Шарлотта, не сидите раскрыв рот. Вы ничего не слышали! И если осмелитесь повторить мои слова, то я силком протащу вас через стадо коров.
Шарлотта хихикнула, а Тиффани сердито топнула ногой:
— Я о вечере для сэра Вэлдо и его кузена, где будут все, понимаете, все!
— Вот именно, все! А теперь перестаньте есть меня глазами. Если вы действительно туда стремитесь, тогда прошу прощения. Но по мне, это не тот вечер, где бы я хотела, чтобы вы появились. Из всех присутствующих вы будете самая молодая леди и можете не сомневаться, если бы миссис Миклби пригласила вас, то позаботилась бы усадить как можно дальше от почетных гостей. Воображаю рядом с вами Хампфри Колебатча, боящегося рот открыть от смущения. Бедный юноша! Другая причина — конечно, не всякий обратит на нее внимание — то, что вы не сможете надеть платье, которое вам больше всего идет. Ну, то самое, с бантами из лент и поясом под цвет глаз.
— Да, я его и надену!
— Нет, только не для гостиной миссис Миклби! — возразила Анкилла. — Вспомните о ее зеленых портьерах и стульях! Весь эффект от платья будет испорчен.
Тиффани, похоже, задумалась, но затем с гримаской проговорила:
— Все равно не понимаю, почему Мэри Миклби или Софи Бэннингем могут быть на вечере, а я не могу? Они же даже еще и носа наружу не высовывали, а я уже целый сезон провела в Лондоне.
— Да, это так, поэтому я не поставлю и ломаного гроша за то, что, когда все встанут из-за обеденного стола, миссис Миклби не отправит молодежь на веранду — поиграть в фантики или тому подобные игры. Там же не планируются танцы, да будет вам известно. Так, немного светской болтовни и вист для джентльменов, вот и все.
— Какое убожество! Неужели вы думаете, что так и будет на самом деле? Какая скука для сэра Вэлдо и его кузена!
— Что да, то да! И как же они будут приятно удивлены, когда прибудут на вечер вашей тети!
— Да, это верно! — оживившись, согласилась Тиффани.
— Сэр Вэлдо! — презрительно фыркнув, воскликнула Шарлотта. — Думаю, глупее ничего не придумаешь! Все из-за него сходят с ума, кроме мисс Трент и меня. Ведь вы же не стремитесь встретиться с ним, мэм?
— Да нет, не особенно. Ведь у меня нет никаких оснований полагать, что он заинтересуется мною больше, чем я им, — весело ответила Анкилла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт


Комментарии к роману "Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100