Читать онлайн Идеальный мужчина, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Идеальный мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 20

Анкилла отвернулась, чувствуя, что залилась краской. А сэр Вэлдо продолжил, размышляя:
— Не припомню, испытывал ли я когда-либо прежде такой приступ хандры.
Она понимала, что разумнее всего помолчать, и все-таки не удержалась:
— Сэр Вэлдо, мне в это трудно поверить. Вы не производите впечатление человека, способного предаваться унынию.
— Где уж нам! — засмеялся он. — А вот вы сейчас, похоже, совсем сникли.
— У меня не приступ хандры. Я зла как черт, как был бы зол любой на моем месте, окажись он выброшенным в кювет!
— Пора бы привыкнуть, — подковырнул он. — По-моему, нечто подобное вы испытываете второй раз. Разве у вас не было такого же чувства, что вас выбросили на обочину, когда прошлой ночью вы возвращались с этого злополучного бала?
— Вот и не угадали! — с опаской откликнулась она. — Ничего похожего я не испытывала. Просто у меня сильно болела голова.
— Опять? — удивился Идеальный Мужчина. — Моя дорогая мисс Трент, убежден, вам следует проконсультироваться с врачом.
Она сделала все возможное, чтобы сдержаться, но он все-таки расслышал, как она подавила смешок, и не замедлил прокомментировать:
— Знаете, из всех ваших идиосинкразий
type="note" l:href="#note_6">[6]
способность давиться от смеха вызывает у меня подлинное восхищение. Не могли бы вы повторить этот фокус?
Только мысль о том, что она имеет дело с подлинным мастером обольщения, удержала Анкиллу от выполнения его просьбы. Страшась признаться себе, что, несмотря на все свое воспитание и твердые принципы, она готова поддаться неодолимым чарам Идеального Мужчины, Анкилла, не глядя на него, ответила:
— Сэр Вэлдо, обстоятельства вынудили меня оказаться в вашем экипаже. Соглашаясь поехать, я доверилась вашему рыцарству и чувству приличия, полагая, что оно удержит вас от поползновений вновь коснуться запретной темы.
— Вот как? — с явным сочувствием спросил он. — И в конце концов обнаружили, что обманулись в своих ожиданиях? Разумеется, это плохо, хотя утрата иллюзий — не худшая из ваших бед! Однако позвольте поинтересоваться, что натолкнуло вас на такую нелепую мысль?
Преподобный Уильям Трент, которому нельзя было отказать в наличии здравого смысла и серьезном отношении к жизни, неоднократно предупреждал старшую сестру, что чрезмерное чувство юмора зачастую приводит к пренебрежению принципами. Сейчас мисс Трент убедилась, что он был прав, и теперь со страхом пыталась попять: не из-за того ли, что сэр Вэлдо неизменно смешил ее, она не могла смотреть на него с отвращением и постоянно боролась с искушением отбросить всякую осторожность и посвятить ему свою жизнь безвозвратно?
— Так что же вас так тревожит, сердце мое? — мягко поинтересовался он после небольшой паузы.
Изменившийся тон его голоса выбил мисс Трент из колеи, но все же она нашла в себе силы, хотя и еле слышно, сказать:
— Ничего!
— Нет, не говорите так! Что же я все-таки сделал такого, чтобы вызвать у вас столь резкую перемену чувств? Я голову сломал, чтобы найти ответ… напряг память — тщетно! Видит бог, я далеко не святой, но и не думаю, что большой грешник. Так просветите же меня!
Из этих слов Анкилла поняла, что они вновь находятся на разных полюсах. Подумав, что бесполезно вступать в дискуссию, даже если бы она была в состоянии заставить себя коснуться столь деликатного предмета, она ответила, с трудом сохраняя остатки самообладания:
— Сэр Вэлдо, умоляю вас, давайте не будем об этом говорить! Я не желаю выходить замуж!
— Но почему?!
Конечно, ей бы следовало догадаться, что он постарается расстроить все ее планы. Лихорадочно подбирая благовидный предлог, мисс Трент после паузы, которая выдала ее замешательство, проговорила:
— Я же педагог-теоретик. Вероятно, вам кажется странным, что я предпочитаю и впредь заниматься моей работой, но… это так!
— Моя дорогая девушка, вам это вовсе не возбраняется, я же ничего не имею против, даже наоборот!
— Вряд ли вы пожелаете, чтобы ваша жена преподавала в школе как простая учительница!
— Нет, определенно нет! Но если руководить воспитанием молодежи — ваше призвание, я могу в избытке обеспечить вас «материалом», на котором вы сможете полиостью проявить свои профессиональные способности, — весело возразил он.
На какой-то миг Анкилла отказывалась поверить своим ушам. Потом повернула голову, пристально вглядываясь в Идеального Мужчину, и, когда разглядела знакомый блеск в его глазах, ощутила прилив ярости и еле выдохнула:
— Да как вы осмелились?
Слова еще не успели сорваться с ее губ, как она уже пожалела о них, но не могла не испытать удовлетворения, хотя и слабого, заметив, что блеск из его глаз моментально исчез. Сэр Вэлдо остановил упряжку.
— Прошу вашего прощения! — недоуменно вырвалось у него.
Залившись краской, она пролепетала:
— Мне не следовало так говорить! Я не намеревалась… Прошу, забудьте об этом, сэр!
— Забыть об этом?! Скажите на милость, как этого добиться? Во имя дьявола, что я такого сказал, что вынудило вас наброситься на меня? Вы ведь даже не знаете, о чем шла речь, так как я все еще не открыл вам мой самый страшный секрет. Надеюсь, вы помните, что я обещал посвятить вас в него?
— Как же, помню! — пробормотала она сдавленным голосом. — Вы еще сказали, что «стремитесь к тому, чтобы начисто выложить мне всю подоплеку ваших истинных дел». Но, уверяю вас, в этом нет никакой необходимости. Я уже знаю, в чем состоит ваш… ваш «страшный секрет», сэр Вэлдо!
— В самом деле знаете? Кто же из моих кузенов взял на себя труд вас просветить? — мрачно осведомился он. — Лоури?
— Нет, нет! Он даже словечком не обмолвился! Не надо меня больше спрашивать!
— Да мне и незачем. Тогда остается Джулиан — больше некому! Этого надо было ожидать, тут я дал маху! Если и есть на свете трещотка… Но все же, разрази меня гром, если я могу понять — почему?..
— Ох, умоляю! — прервала она его в отчаянии. — Джулиан очень просил меня ничего не говорить вам. Это, может, и неправильно, но я ему обещала. Правда, он считал, что для меня это уже не новость, поэтому и не видел в своих словах никакого вреда. Уверена, ему и в голову не могло прийти, что я взгляну на это… ну не так легко, как он сам, как и вы, кстати, тоже. Вы заявили мне тогда, что у меня либеральный взгляд на вещи, а значит, рассчитывали — никакого осуждения с моей стороны не последует. Вам, вероятно, казалось, что таким образом вы сделали мне как бы комплимент, но тут вы ошиблись. Может, я и либеральна, но не настолько. Мне ведомо, что в некоторых кругах, где вы, несомненно, вращаетесь, такие вещи не осуждаются. Но только не в том кругу, к которому принадлежу я и моя семья тоже. Поэтому вы должны мне поверить — я никогда не выйду замуж за человека, кото… чей образ жизни внушает мне отвращение!
Первую часть ее речи он слушал недоуменно, хмуря брови, но ближе к концу морщины на его лице разгладились, а в глазах появилось откровенно насмешливое выражение.
— Вот оно что! — произнес сэр Вэлдо, еле сдерживаясь от смеха. Затем вновь тронул с места упряжку. — Ну сверну же я шею Джулиану, как цыпленку! Надо же быть таким болтуном! Так все же, что он вам наговорил?
— На самом деле он сказал мне не больше того, что и вы сами, — искренне призналась она. — Только, пожалуй, то, что люди вряд ли одобрят конечную цель, для которой вы рекомендуете Брум-Холл. Кроме похвал в ваш адрес, я ничего от него так и не услышала, могу вас заверить! Правда, он еще обмолвился, что один из ваших кузенов считает, это не дело… ну, поселить несчастных детей по соседству с респектабельными обывателями…
— Джордж, — не замедлил уточнить сэр Вэл-до. — А вы уверены, что он не охарактеризовал их как «несчастных деток Вэлдо»?
— Полагаю, как-то в этом роде, — неохотно призналась она.
— Между прочим, не стоит искажать цитат! Продолжайте!
Она неприязненно уставилась на его профиль.
— А больше и сказать нечего. Могу только повторить, что Линдет говорил о вас с восторгом и восхищением.
— Я так и предполагал! Да хранят меня Небеса от не в меру превозносящих меня и восхищающихся мною родственников! Даже Лоури не мог бы мне подложить большую свинью! Итак, вы не желаете помочь мне в создании школ для моих «несчастных деток», мисс Трент?
— Школ? — в изумлении переспросила она.
— Ох, не смотрите так испуганно! Те из моих «несчастных деток», что обосновались в Суррее, уже обеспечены всем необходимым, и школой в том числе. На очереди следующие.
Совсем сбитая с толку, она спросила напрямик:
— Сколько же их у вас?
— Точную цифру назвать затрудняюсь. Было около пятидесяти, когда я покидал Лондон, сейчас, не исключено, стало больше на одного или двух.
— Пятьдесят?!
— Пока да. Однако ожидаю, что в скором времени это число удвоится, — охотно доложил он.
— Сэр Вэлдо, вы не прочь пошутить по этому поводу? — Ее глаза полыхнули. — Только я шутить не намерена!
— Даже и не думаю шутить. Это то, к чему я отношусь со всей серьезностью.
— При всем желании вы не можете иметь пять… — Она остановилась на полуслове, и вдруг глаза ее расширились. — Школы… несчастные дети… эксцентричность, зашедшая слишком далеко… и знает только один пастор!.. О, какая я дура! — воскликнула Анкилла, засмеявшись и одновременно заплакав. — Да и Линдет говорил, когда мы отвозили того мальчика в больницу, что вы тот самый человек, который необходим в такой ситуации. Как я могла не догадаться, что вы интересуетесь сиротами?
— Проще было вообразить, что я распутник? — предположил сэр Вэлдо, еще раз останавливая упряжку. — Позвольте заявить вам, моя дорогая, я больше не намерен покорно глотать ваши оскорбления. И если впредь услышу хоть одно слово в осуждение «коринфян», вам не поздоровится!
А поскольку одновременно с этими грозными словами он обнял Анкиллу, она ничуть не устрашилась. Переполненная чувством облегчения, мисс Трент забыла о правилах приличия и с благодарностью утонула в объятиях сэра Вэлдо, уцепившись за фалды его дорожного сюртука. Потом сказала прямо ему в плечо:
— О, ничего подобного вы не сделаете! И не думайте, что я с легкостью во все поверила. Просто люди говорили… и вы подлили масла в огонь намеками на то, что хотите облегчить свою душу, да и Линдет туда же! Не сердитесь на меня! Если бы вы только знали, как я была несчастна!
— Представляю! А вы вот не знаете, что если сейчас же не отнимете лицо от моего сюртука и не взглянете на меня, то будете еще более несчастной.
Она засмеялась и, всхлипнув, подняла голову. Идеальный Мужчина еще крепче обнял ее и поцеловал. Фаэтон дернулся, а пока сэр Вэлдо наводил порядок среди своих не в меру ретивых гнедых, мисс Трент, почти не дыша, выскользнула из-под его руки и с невольной дрожью сказала:
— Ради бога, осторожней! Если мне второй раз придется вылететь в кювет, я тебе этого не прощу!
— Придется тебе как-нибудь выбрать время и научить меня управляться с моей скотиной, — ответил он, тоже переходя на «ты». — Но сдается, твои уроки, мисс педагог-теоретик, будут здорово смахивать на все попытки Лоури добиться толку от Тиффани.
— О господи! Тиффани! — воскликнула мисс Трент. — Я совсем забыла о ней! Вэлдо, сейчас не время прохлаждаться, да и место для выяснения отношений явно неподходящее. Ты опасная личность! С той минуты, как мы встретились, я развращаюсь медленно, но верно. Умоляю, помолчи! Мы должны спешить в Лидс, и ты это знаешь не хуже меня. Трудно сказать, что может выкинуть Тиффани, если ее терпение иссякнет!
— Скажу тебе честно, меня абсолютно не интересует, что она может сделать.
— Тебя — да, но я не могу себе позволить отнестись к этому с такой же легкостью. Она оставлена на мое попечение, и, если с ней что-то случится, вся вина за это ляжет на меня, да и совесть не даст мне покоя!
— Поэтому чем быстрее ты от нее избавишься, тем будет лучше! Ладно, такая скорость тебя устроит или гнать упряжку во весь опор?
— Ох нет! Хотя в этом я тебе, конечно, не указчик. Расскажи мне лучше о своем сиротском приюте. Линдет сказал, что ты ухлопал на «своих несчастных деток» целое состояние. Думаю, так оно и есть, коли ты собираешься содержать не менее сотни ребятишек. Речь идет о младенцах?
— Нет, я не намерен соперничать с богадельнями для подкидышей. И на моих «несчастных деток» я вовсе не ухлопаю целое состояние. Брум-Холл, например, будет сам себя окупать, если хочешь знать.
— Извини за вопрос. — Она улыбнулась. — Во что же тебе обойдется привести имение в порядок?
— Не больше, чем я могу себе позволить, — не замедлил сэр Вэлдо с ответом, — Боишься оказаться на мели, когда выйдешь за меня замуж? Можешь не волноваться! Линдет ввел тебя в заблуждение. На столь милую моему сердцу благотворительность я истрачу не более половины моего состояния, а моя тетушка Линдет первым делом тебе сообщит, что мои богатства «несметны», если, конечно, не использует для определения его размеров более крепкие выражения, как зачастую это делает в припадке раздражения.
— Ну вот, прямо на душе полегчало! А теперь, когда мне не угрожает опасность после свадьбы пойти по миру с протянутой рукой, хочу тебя спросить: что же послужило толчком, что ты занялся сиротами и стал создавать для них приюты?
— Затрудняюсь ответить, — задумчиво произнес он. — Думаю, традиция и воспитание. Мой отец, а до него и дед были известными филантропами. Моя же мать была очень дружна с леди Спенсер, той самой, что умерла два года тому назад и которая была буквально помешана на идее дать беднякам образование. Так что ты с полным основанием можешь сказать, что я вырос в атмосфере благотворительности. А дело, которое я избрал для себя, показалось мне наиболее стоящим: собрать всех беспризорников, каких только смогу найти в Лондоне, и предоставить им все возможности, чтобы они стали уважаемыми гражданами. Правда, мой кузен Джордж клянется и божится, что они все равно будут «тюремными пташками», и действительно у нас уже было несколько таких прецедентов, но не так уж много. Самое главное — подыскать для них подходящий род занятий, позаботиться, чтобы они не попали в плохие руки. — Сэр Вэлдо замолчал, а потом рассмеялся. — Надо же, заставила будущего мужа оседлать любимого конька! У нас есть и более важные дела, подлежащие обсуждению, нежели мои «несчастные детки», уважаемый педагог-теоретик!.. Между прочим, моя мать встретит тебя с распростертыми объятиями и, скорее всего, начнет обхаживать, чтобы ты насела на меня и заставила основать приют для сирот-девочек. У нее их скопилось уже около дюжины в Манифолде. Так как скоро ты сможешь оставить Стаплс? Сразу же предупреждаю, я не намерен ждать во имя блага миссис Андерхилл, поэтому если ты лелеешь хоть малейшее намерение оставаться там, пока Тиффани не вернется в Лондон, то…
— Нет, ни малейшего! — прервала его Анкилла. — Можешь в этом не сомневаться, как и в том, что миссис Андерхилл не станет даже и заикаться, чтобы я осталась.
— Рад слышать. Впрочем — ну как тут не помянуть дьявола? — в понедельник я должен буду уехать вместе с Джулианом. Я обещал мальчику поддержать его при объяснении с моей теткой и думаю, мое присутствие там окажется более чем кстати. Хотелось бы повременить с отъездом, пока не смогу лично сопроводить тебя в Дербишир, но карты выпали так, что мне придется оставить тебя здесь, пока я не улажу дела Джулиана, а заодно и пару своих собственных. Одно-то дело уж точно! Я вернусь сразу же, как только смогу, но…
— Меня вполне устроит, если ты задержишься, — отозвалась она, не дав ему закончить фразу. — И еще больше устроит, если мы никому не сообщим в Оверсете, за исключением миссис Андерхилл — о Небеса, надеюсь, она сумеет удержать язык за зубами! — о наших намерениях. Можешь счесть это глупостью с моей стороны, если хочешь, но я чувствую, что не вынесу пересудов! Ты же знаешь, в какие штыки встретят эту новость, и… Ну, нет нужды говорить тебе о тех гадостях, которые будут высказаны в мой адрес некоторыми леди из числа наших общих знакомых! Кроме того, есть еще и Тиффани. Вэлдо, она ничего не должна знать, хотя бы до тех пор, пока немного не оправится от шока, в который ее повергло известие о помолвке Линдета! Было бы слишком жестоко так обойтись с девочкой после того, как ты сам поощрял бедняжку, флиртуя с ней. Меня бросает в дрожь от одной мысли, какую жизнь она устроит в Стаплсе, когда узнает, что ты предпочел меня ей. Нам надо уехать, никого не приводя в смятение. Я должна буду дать время миссис Андерхилл подыскать мне замену. Даже не проси меня покинуть ее в спешке, так как я на это все равно не соглашусь. Кроме доброты, я от нее ничего не видела — запомни это! Но как только я улажу с ней все дела, тут же отправлюсь в Дербишир, к себе домой, и мы сможем встретиться там. О, как мне хочется познакомить тебя с мамой и Уильямом! А насчет того, чтобы меня сопровождать… Дорогой мой, я же взрослая и не нуждаюсь в сопровождающем. Это же сущий пустяк, а не путешествие — каких-то пятьдесят миль, да и того не будет. До Мэнсфилда на дилижансе, а оттуда…
— Ни о каких дилижансах не может быть и речи! — оборвал ее сэр Вэлдо. — Я пришлю за тобой мою карету, с моими слугами, разумеется.
— Это уж точно! — засмеялась она. — Всадники по бокам и глашатай впереди! Будь же благоразумен, дорогой!
Так, мило препираясь, они наконец достигли «Кингс-Армс». Оставив Идеального Мужчину возле конюшни, мисс Трент поторопилась в гостиницу. Прежде она несколько раз останавливалась здесь с миссис Андерхилл, чтобы передохнуть, и первым, на кого натолкнулась, был знакомый ей пожилой швейцар. Поприветствовав его улыбкой, она подчеркнуто дружелюбно поинтересовалась:
— Добрый день, Джон! А что, мисс Вилд и мистер Калвер все еще здесь или меня не дождались? Я должна была приехать раньше, да вот, ничего не поделаешь, опоздала, и намного! Надеюсь, они в гостинице?
Произнося эти слова, мисс Трент ощутила какую-то напряженность и поймала несколько любопытных взглядов, которые украдкой бросали в ее сторону находящиеся в холле постояльцы. Сердце ее упало. Швейцар кашлянул в явном смущении и сообщил:
— Нет, мэм! О нет, они еще не уехали. Джентльмен в кабинете — том самом, где вы были как-то на днях на полднике.
— А мисс Вилд?
— Ну и она тоже здесь, мэм! Мисс Вилд в самом лучшем спальном номере… Она немного не в порядке. Хозяйка не знала, что делать, поэтому попыталась уложить ее в постель, закрыла все ставни… У нее что-то вроде приступа ипохондрии. Но хозяйка, мэм, вам лучше расскажет.
Сэр Вэлдо, вошедший в этот момент в гостиницу, увидел страдальческие глаза мисс Трент и поинтересовался:
— В чем дело?
— Не смогу толком ответить, сэр! — признался швейцар, опустив глаза. — Но джентльмен в кабинете, сэр. Хозяйка наложила ему пластырь, а младший слуга понес коньяк — самый лучший коньяк, сэр! Джентльмен, как я понимаю, подвергся нападению… или, так сказать, стал жертвой несчастного случая.
— Мы пройдем к нему, — поспешно заявила мисс Трент.
— Зловещее предзнаменование! — заметил сэр Вэлдо, следуя за ней по лестнице. — А где, между прочим, виновница учиненного переполоха?
— Лежит на кровати в лучшем спальном номере, — доложила мисс Трент. — На попечении жены хозяина гостиницы.
— Час от часу не легче! Думаешь, Тиффани пырнула беднягу Лоури кухонным ножом?
— Бог ее знает! Это ужасно, и мне не до шуточек. Миссис Андерхилл здесь очень хорошо знают, а эта вздорная девчонка, очевидно, устроила отвратительный скандал. Делай с ней что хочешь, только не дай ей заподозрить, что относишься ко мне по-особому! Прошу тебя, Вэлдо!
— Не бойся! Я буду относиться к тебе с вежливым безразличием, — пообещал он. — Меня больше беспокоит, что она сотворила с Лоури.
Вскоре он получил ответ на этот вопрос. Мистер Калвер полулежал в кабинете на старомодном, но зато удобном диване. Полоска пластыря украшала его бровь, прекрасные завитые локоны находились в удручающем беспорядке! В руке у него был бокал, а бутылка лучшего коньяка — гордость «Кингс-Армс» — стояла вблизи на полу. Едва переступив порог, мисс Трент наступила на осколки стекла, а на столе в центре комнаты красовались часы в элегантном корпусе, который, однако, был слегка покорежен. Мисс Вилд напала на мистера Калвера не с ножом — она запустила в него часами.
— Сорвала с камина и чертовски метко запулила мне в голову, — доложил Лоуренс.
Идеальный Мужчина покачал головой.
— Должно быть, ты пытался увернуться, — предположил он. — Если бы стоял спокойненько на месте, часы просвистели бы мимо тебя минимум в нескольких футах.
— А я вот счел за лучшее все-таки увернуться, — окрысился Лоуренс, обдав кузена полыхающим взглядом. — На моем месте ты поступил бы точно так же.
— Никогда! — категорически заявил сэр Вэл-до. — Когда женщины швыряют мне что-нибудь в голову, я остаюсь на месте как вкопанный! Э… не будет ли нескромным поинтересоваться, с чего это вдруг ей захотелось запустить в тебя часами?
— Да, мне следовало догадаться, что ты сочтешь случившееся весьма забавным!
— Надо же, тебя даже на это не хватило, — делано удивился Вэлдо, насмешливо сверкнув глазами.
Мисс Трент, почувствовав, что ее возлюбленный позволил себе впасть в игривое настроение, явно неуместное в данной ситуации, предостерегающе нахмурилась и обратилась к пострадавшему денди:
— Я так огорчена, мистер Калвер! Ложитесь, пожалуйста, опять на диван, по вашему виду ясно, что с вами не все в порядке, и, по возможности, не волнуйтесь. Ваш кузен находит случившееся с вами забавным, но я лично очень вам благодарна! Не представляю, как вам удалось задержать так надолго этого невыносимого ребенка?
— Это было нелегко, мэм, — слегка оттаяв, признался Лоуренс. — Уверен, она сумасшедшая! Как, например, вам понравится такое? Пожелала, чтобы я продал или заложил ее жемчужное ожерелье — хотела нанять карету до Лондона. Мне пришлось солгать, что я вместо него заложил мои часы.
— Благодарю вас, это было благоразумно с вашей стороны, — не замедлила польстить ему мисс Трент. — Умоляю вас, ложитесь, сэр! И пожалуйста, расскажите, конечно, если вы можете, что побудило ее… ну, скажем так, впасть в такое состояние?
— Куда впасть? — насмешливо переспросил Вэлдо.
Вместо ответа, мисс Трент демонстративно повернулась к нему спиной, затем села на стул возле дивана и ободряюще улыбнулась Лоуренсу.
— Можете задавать любые вопросы, мэм, каминные часы мне скорее вправили мозги, чем поставили их набекрень. — Он негодующе глянул на кузена. — Если ты воображаешь, что я пытался заняться с ней любовью, то у тебя с головой непорядок — ничем другим это не объяснишь. Во-первых, я не из тех, кто увивается за юбками, а во-вторых, будь я даже дамским угодником, и то не стал бы крутить амуры с дочерью дьявола!
— Конечно, не стали бы, — поддакнула мисс Трент.
— Ну так вот, я и не крутил! Более того, моей вины в том, что произошло, нет никакой! Можете мне поверить, удержать ее здесь было очень непросто! Все же мы довольно хорошо ладили, пока ей внезапно не приспичило попить чаю. Почему ей вдруг взбрело в голову побаловаться чайком в такое время дня — одному Богу известно, но я не стал возражать, лишь бы оставалась на месте. И все прошло бы гладко, не спроси она болвана, который явился с подносом, в какое время прибывает в город лондонская почтовая карета. А я даже не мог подмигнуть этому олуху — он совсем не смотрел в мою сторону — и стоял далеко, чтобы пнуть его ногой или толкнуть в бок локтем. В общем, глупый козел проблеял, что кареты не будет до утра. Тут-то все и началось! Звон колоколов — ничто по сравнению с тем, чем она наполнила мои уши! Ругательства посыпались из нее, как мелочь из распоротого кошелька! Можно было подумать, что я прожженный аферист! — Тут Вэлдо не сдержал ухмылки, а Лоуренс тем временем продолжал: — Лакей стоял с широко разинутым ртом как истукан, пока я не велел ему убраться вон. О, как я тогда жалел, что не могу сделать то же самое — вылететь за ним следом! — Содрогнувшись, он подкрепил силы парой глотков коньяку. — А уж как она меня крыла! Диву даюсь, где только научилась таким ругательствам?! У меня язык не повернется повторить их в вашем присутствии, мэм!
— А ты не ей, мне повтори. Ну и как она тебя честила? — вмешался явно заинтересованный сэр Вэлдо. — Как, Лоури?
— А меня вот не интересует, — поспешно произнесла мисс Трент, причем подчеркнуто холодно. — Не будете ли вы столь любезны, сэр, воздерживаться от пустяковых и даже неуместных вопросов? Мистер Калвер, что я могу сказать, кроме того, что мне очень стыдно?! Как гувернантка мисс Вилд, я несу ответственность за ее поведение, но этому…
— Она научилась от вас. Так вы хотели сказать, мэм? — снова высказался неисправимый сэр Вэлдо.
— Очень умно! — огрызнулся на него Лоуренс. — Хотел бы посмотреть, как ты запел бы на моем месте!
— Умоляю, не обращайте внимания на вашего кузена, — взмолилась мисс Трент, — говорите только со мной и расскажите поскорей, что же произошло?
— Ну, до нее дошло, что я водил ее за нос, это уж точно, и ей потребовалось не больше минуты, чтобы понять, почему я удерживаю ее здесь на привязи. Даю вам слово, мэм, будь у нее кинжал, она не медля вонзила бы его в меня! Слава богу, ничего подобного, как я знал, у нее с собой не было. Тогда она заявила, что сейчас же отправится закладывать жемчуг, чтобы успеть уехать до того, как вы сюда явитесь. И она бы это сделала! Более того, я очень жалею, что ей помешал!
— Ничуть не удивляюсь этому! Но вы воспрепятствовали ей — и это делает вам честь, сэр!
— Не знаю, рыцарь из меня ни к черту, мэм! — мрачно признался Лоуренс. — Она не затеяла бы такого скандала, если бы у меня хватило ума убраться с ее дороги! Но к этому времени она уже меня довела. Я решил, что скорее дам себя повесить, чем струшу перед этой глупой девчонкой. И заявил: если она сунется к двери, я немедленно сообщу хозяйке, кто она и что затевает. Вот тогда-то эта дрянь и запустила в меня часами. Тут же появились владелец гостиницы, пара официантов, швейцар и целая свора горничных — вероятно, вся эта компания подслушивала под дверью. И прежде чем я успел сказать хоть слово, маленькая дрянь — ох, простите, мэм! — запела на другой лад. Ни дать ни взять сама невинность. Заявила, что я чуть не вывернул ей руку, не позволяя выйти из комнаты, но ей удалось вырваться и тогда она запустила в меня часами.
— Ох нет! — воскликнула мисс Трент, меняясь в лице. — Как она могла!
— А по-моему, мэм, нет ничего такого, на что она не была бы способна! Мне ничего не оставалось, как выложить владельцу гостиницы, что она племянница миссис Андерхилл — ее тетку он хорошо знает, — рассказать, что она пытается удрать в Лондон, а я удерживаю ее здесь в ожидании, когда прибудете вы и возьмете это чудо под свое крылышко. Он поверил, потому что я посылал мальчишку-рассыльного с запиской к Вэлдо. Но как только ваша подопечная убедилась, что владелец гостиницы на моей стороне, она тут же закатила истерику. Боже, таких воплей вы в жизни своей не слышали!
— Чего другого, а ее воплей я наслышалась предостаточно, — разуверила его мисс Трент. — Где она, сэр?
— Понятия не имею. Жена хозяина куда-то ее увела. У меня спрашивать бесполезно.
— Тогда пойду поищу жену хозяина. — Мисс Трент встала со стула. — Но позвольте мне еще раз поблагодарить вас, мистер Калвер. В самом деле, я так вам обязана! Вам пришлось столько вытерпеть в обществе этой отвратительной девчонки, что я просто удивляюсь, как вы выдержали.
— Такой уж я баран, уперся на своем — и все тут! — пояснил Лоуренс. — Кроме того… иначе Вэлдо задал бы мне жару!
Он наблюдал, как мисс Трент пересекает комнату, направляясь к двери, и как его кузен бросился, чтобы распахнуть ее перед ней. Все более мрачнея, Лоуренс отметил подчеркнутую вежливость, с которой Вэлдо отвесил гувернантке легкий поклон, и деланое безразличие, с которым та отреагировала на его любезность.
Сэр Вэлдо закрыл дверь и широкими шагами вернулся обратно на середину комнаты. Вытащив из кармана табакерку, он постучал по ней пальцем и, щелкнув, открыл крышку. Взяв изрядную понюшку и устремив на Лоуренса насмешливый взгляд, он спросил:
— Скажи, Лоури, почему ты послал за мной, а не за Андерхиллом, как следовало бы?
Лоуренс бросил на него негодующий взгляд.
— Думал, тебе это будет как нельзя кстати! И ты хорошо знаешь почему.
— Ба, как мило с твоей стороны! — заметил сэр Вэлдо. — Вот уж никогда не подумал бы, что тебе так дороги мои интересы!
— Ох, ну, — в замешательстве выговорил Лоури, — ну… может, и не совсем так, но мы же кузены, в конце концов! Не надо обладать особой проницательностью, чтобы заметить, как ты дал осечку на финише и твое дело…
— Какое дело?
Лоуренс в сердцах допил коньяк, поставил бокал на пол.
— Я знаю тебя, родственничек, — сердито отозвался он. — Не пытайся меня обмануть. Все настолько шито белыми нитками, что…
— Ты тоже не вздумай водить меня за нос, — прервал его сэр Вэлдо тоном скорее насмешливым, чем резким. — Знаю, чего ты добиваешься — хочешь обернуть дело так, чтобы я был тебе обязан, а уж под это вынудить меня субсидировать твою лошадиную ферму. Твоя тактика мне понятна.
— Проклятье! А что мне еще остается? — раздраженно осведомился Лоуренс. — Черт возьми, кто еще может подкинуть мне деньжат, чтобы я не упустил подвернувшееся дельце?
Сэр Вэлдо скривил рот:
— Думаю, желающих клюнуть на твой крючок не найдется.
— Да, кроме тебя, некому, — поставил точку Лоуренс. Негодование распирало его. — Подумать только! Ты купаешься в деньгах, у тебя их столько, что ты давно со счета сбился. Для тебя одолжить мне пять тысяч — все равно что мне дать официанту на чай. Ну так как?..
— Нет, — резко ответил Вэлдо. — Я крепкий орешек! Так что не трать понапрасну время и силы, чтобы убедить меня, будто я чем-то тебе обязан. Ничего не выйдет! Ты, конечно, подсуетился, но не настолько. Ты не знаешь меня так хорошо, как тебе кажется, раз вообразил, что я не смогу управиться со своими делами сам, без твоей помощи!
— А вот мне думается, что ты не можешь увязать концы с концами! Даже теперь, когда я свел тебя и мисс Трент, ты, похоже, ничего не добился. Вот и делаешь вид, что ничуть мне не обязан за то, что я предоставил тебе возможность с ней объясниться. А сколько бед я перенес с тех пор, как приехал в Йоркшир, не говоря уже о том, что оказался в Брум-Холле в самый разгар строительных работ со всеми вытекающими отсюда прелестями?! Ну, так вот, будь я проклят, если не вправе считать, что ты мне просто должен эти жалкие пять тысяч, потому что использовал меня в своих целях, и ты не можешь этого отрицать. Да, использовал, хотя и не подавал виду! Ты милостиво позволил мне разбиться в лепешку, чтобы отвадить эту психованную лисицу от Линдета, хотя, ничуть не сомневаюсь, знал не хуже меня, что он порядком устал от нее. А взгляни, к чему это привело?! Не будем пока о тех воплях и сумятице, что выпали здесь на мою долю. Мне тут чуть не раскроили череп! И это после того, как я порядком поиздержался, снимая этот кабинет, потчуя ее чаем и лимонадом, тратясь на билет… А в результате заработал шрам на лбу, который, не исключено, останется на всю жизнь!
— Да, но какое все эти твои злоключения имеют отношение ко мне?
— Самое прямое! Ничего бы этого не случилось, если бы ты вел себя поумнее. Можешь смеяться! Другого я от тебя и не ожидал!
— Тогда о чем речь? — подхватил сэр Вэлдо. — Зачем тянуть руку, если ты знаешь, чего от меня ждать? Я же еще тогда сказал, что не дам денег на твою бредовую затею.
— Нет, я… Ох, Вэлдо, будь хорошим парнем и уважь меня хоть раз! — взмолился Лоуренс, беря октавой ниже. — Ты не можешь быть таким бесчувственным, не можешь отказать, после того как заставил меня бросить мой прежний образ жизни, оставить привычные наклонности!
— Ну и как же, скажи на милость, мне удалось совершить такое чудо?
— Да, чудо — и это твоих рук дело, — продолжал настаивать Лоури, — ты обязал меня дать тебе слово, что я никогда больше не буду играть по-крупному. Догадываюсь, ты, конечно, думал, что меня надолго не хватит, но тут ты дал маху!
— Почему? Я знал, что ты сдержишь слово.
Лоуренс вспыхнул и глянул на него, не скрывая удивления. Затем ухмыльнулся:
— Весьма признателен за доверие! А вот Джордж на такое не рискнул: его мнение обо мне — хуже некуда!
— Джордж иногда говорит одно, а думает совсем другое.
— Что он говорит или думает — меня не волнует. Вэлдо, а если бы я попросил тебя купить мне офицерский чин, ты бы это сделал?
— Хоть завтра!
— И ты бы ожидал, что я верну тебе потраченные на это деньги?
— О боже, конечно нет! Да и с какой стати?
— Тогда почему ты не хочешь ссудить мне денег на то, что хочется мне самому? Ты готов заплатить за чин корнета семь или восемь сотен фунтов и никогда не получить их обратно. А вложив пять тысяч как капитал в мое предприятие, пусть и совместное с кем-то, ты вернешь все, да еще с лихвой!
Сэр Вэлдо вздохнул:
— Я уже говорил тебе, Лоури, что… — Он не договорил, так как открылась дверь и вошла Тиффани в сопровождении мисс Трент.
— О, вы, кажется, пришли в себя? — осведомился Лоуренс, глядя на девушку с открытой неприязнью. — Осмелюсь предположить, что вы опять в отличной форме. Все как с гуся вода!
Тиффани выглядела довольно бледной и определенно была заплаканная, но, судя по всему, к ней вернулось хорошее настроение. Не удостоив вниманием Лоуренса, она улыбнулась ангельской улыбкой Идеальному Мужчине и кокетливо произнесла:
— Благодарю вас, что поспешили мне на выручку. Могла бы догадаться, что вы непременно так и сделаете, и сейчас очень рада, хотя сначала и не хотела никого видеть. Но Анкилла утверждает, что я закатила такой скандал, что ничего теперь не остается, кроме как отвезти меня к моему дяде Бафорду, а именно этого я и добивалась. Она говорит, что немедленно напишет тете Андерхилл, и как только мы получим ее согласие, сразу же уедем.
— Господь да поможет вашему бедному дяде Бафорду! — ввернул Лоуренс.
— Не надейтесь, что я вам отвечу, так как делать этого не собираюсь, — проинформировала его Тиффани. — И не стану просить у вас прощения за то, что бросила в вас часы, как бы меня об этом ни просила Анкилла. Я не намерена перед вами извиняться, потому что вы беззастенчиво мне лгали. И поделом вам, что я швырнула их в вашу голову! Но как бы то ни было, все обернулось к лучшему — я поеду в Лондон. Поэтому мне не о чем печалиться. А когда вы собираетесь в Лондон, сэр Вэлдо?
— Почти сразу же! — твердо ответил он.
На миг его глаза встретились с глазами мисс Трент, которые искрились смехом. Обмен взглядами был таким мимолетным, что Тиффани ничего не заметила. Посмотрев на Идеального Мужчину из-под слегка опущенных ресниц, она жеманно пролепетала:
— Думаю, вполне вас понимаю.
Однако от Лоуренса не ускользнуло, что кузен и мисс Трент понимают друг друга без слов, и он воскликнул:
— Выходит, я не зря старался! Ну, родственничек, похоже, у тебя выгорело? Возможно, хоть теперь ты признаешь, что…
— Лоури, — поспешно прервал его сэр Вэлдо. — Должен тебя предостеречь, если желаешь преуспеть в торговле лошадьми, то подержи язык за зубами!
Лоуренс в недоумении уставился на него.
— Ты что, дразнишь меня? — пробормотал он, не веря своим ушам.
— Нисколько. Просто предупреждаю!
— Не пойму, о чем вы тут толкуете, — пожаловалась Тиффани, раздосадованная тем, что на нее перестали обращать внимание.
— Ну а кому здесь нужно, чтобы ты понимала? — не замедлил обрадовать ее Лоуренс, умышленно переходя на «ты». — Выходит, что я даже не могу поговорить с моим кузеном без того, чтобы нахальная, возомнившая о себе бог знает что девчонка не сунула свой нос в то, что ее не касается?
— Нахальная? Ничтожная? — завопила Тиффани, заливаясь краской. — Да как вы смеете так называть меня?! Я… я не… я…
— Полное ничтожество, — закончил за нее Лоуренс с таким видом, словно у него гора с плеч свалилась. — Вдобавок еще и припадочная!
— Тихо! — прикрикнул на него сэр Вэлдо.
— Ладно, умолкаю, — не замедлил подчиниться Лоуренс.
— Согласна быть кем угодно, но только не такой, как вы! «Ни рыба ни мясо» — так вас называет Кауртни. И также…
— Я сказал: тихо!
Тиффани была так поражена этим не терпящим возражений повелительным тоном, что у нее перехватило дыхание. Она застыла, уставившись на Идеального Мужчину, как бы не веря, что он обращается не к своему кузену, а к ней. Затем с шумом сделала вдох и сцепила руки. Мисс Трент с мольбой глянула на будущего мужа, но он оставил ее намек без внимания. Сэр Вэлдо широкими шагами подошел к разъяренной красавице и взял ее за подбородок.
— А теперь выслушайте меня, девочка, — произнес он твердым голосом. — Вы становитесь чертовски невыносимой, а я не люблю зануд и не выношу, когда людям действуют на нервы! Еще больше не терплю скандалисток! Если не хотите, чтобы вас отшлепали по мягкому месту, не устраивайте при мне безобразных сцен!
На секунду воцарилась удивительная тишина, которую нарушил Лоуренс. Схватив кузена за руку, он начал с жаром ее трясти.
— Я знал, что ты настоящий человек! — объявил он. — Да еще какой! С большой буквы! Не зря ты заслужил свое прозвище, ты действительно Идеальный Мужчина!


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт


Комментарии к роману "Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100