Читать онлайн Идеальный мужчина, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Идеальный мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

К тому времени, когда Тиффани вернулась в Стаплс, мисс Трент уже настолько овладела собой, что встретила ее, по крайней мере внешне, вполне спокойно. В глазах ее затаился страх, но Тиффани, всецело занятая собой, не обратила на это внимания. Она пребывала в самом радужном настроении, так как по дороге домой они с Кауртни встретили миссис Колебатч и Лиззи, ездящих в допотопном ландо, и теперь она собралась к ним в гости.
— Леди Колебатч спросила, согласны ли мы сегодня приехать на обед в Колби-Плейс… я и Кауртни. Это будет даже не вечер… приедут еще девочки Миклби, с ними Артур и Джек Бэннингем. Так могу я пойти или нет, Анкилла? Ох, да она еще добавила, что будет рада видеть вас тоже. Но, как мне кажется, вы не захотите, потому что все, что мы там намерены делать, — это играть в разные игры. Незнакомых никого не будет, поэтому какие могут быть возражения против того, чтобы мне отправиться туда без вас? Или все-таки есть?
— Нет никаких, если Кауртни поедет с вами.
— Дорогая Анкилла! — воскликнула Тиффани, обнимая ее. — А вам хочется с нами? Знаете, в этом нет никакой необходимости, поверьте!
— Тогда и не поеду, — ответила мисс Трент, слабо улыбаясь.
Кауртни, вошедший в комнату почти следом за Тиффани, при этих словах от удивления воскликнул. Мисс Трент пожаловалась на головную боль, что заставило Тиффани тут же заявить:
— Думаю, вы действительно выглядите не слишком хорошо, чтобы отправиться на вечеринку. Бедная Анкилла! Вот и отдохнете. Вам следует лечь в постель, а я принесу дольки лимона, чтобы вы могли приложить их к вискам.
Мисс Трент отклонила предложение, поэтому Тиффани, горя желанием проявить участие, предложила поискать что-нибудь от головной боли среди тетиных лекарств.
— Благодарю вас, Тиффани, не надо, — твердо отказалась мисс Трент. — Я также не желаю никаких припарок к ногам. Вы же знаете, я не из тех, кто из-за каждого пустяка ложится в постель.
Тиффани была несколько обескуражена столь категоричным утверждением, но спустя секунду, покопавшись в памяти, радостно подняла брови и сообщила с триумфом:
— Спиртовой раствор камфары с лавандой! — и выбежала из комнаты, на ходу окликая няньку.
Мисс Трент вопрошающе взглянула на Кауртни:
— Почему она так хочет отправить меня в кровать? Если вы знаете причину, прошу, не скрывайте ее от меня.
— Ну, другой не знаю, — он ухмыльнулся, — кроме той, пожалуй, что леди Колебатч собиралась пригласить и Линдета. Думаю, Тиффани, как она хвасталась, намерена «поманить его пальцем». Естественно, присутствие наставницы при этом нежелательно.
— Так что же она намеревается выкинуть? — потребовала объяснений мисс Трент.
— «Поманить пальцем». — Его ухмылка стала шире. — Это то, что она обещала мне сделать, когда захочет, чтобы он вновь пал к ее ногам. Только я думаю, что с Линдетом Тиффани здорово дала маху. Она уверена: он пребывает в отчаянии из-за того, что она флиртует с этим столичным щеголем, его кузеном, и охладела к нему, но мне сдается, Джулиана все это не слишком волнует. Точнее, ему на нее… наплевать!
— Только молчок об этом, — взмолилась мисс Трент, возбуждаясь и говоря с неподдельной искренностью. — Прошу вас, ради меня!
— О, даже не надо об этом просить, — заявил Кауртни с одобрительным видом. — Я пообещал маме, что не стану ворошить угли в камине, и сдержу свое слово! Конечно, если только Тиффани не попрет в дурь и не хватит через край, — добавил он после секундного раздумья.
Мисс Трент оставалось лишь надеяться, что ее подопечная не пустится во все тяжкие. Настроение Тиффани на данный момент было солнечным, но на это нельзя было ни в коем случае долго рассчитывать, и хотя она и ее кузен редко ссорились, когда выезжали вместе, зато во всех других случаях находили удовольствие в том, что доводили друг друга до белого каления.
Вот и на этот раз они в полном согласии отправились в фаэтоне Кауртни, заранее договорившись, что раз вечер не формальный, то это средство передвижения предпочтительнее, чем вышедший из моды крытый экипаж, влекомый парой кляч, используемых обычно для работ в усадьбе, который только и оставался в их распоряжении после отъезда миссис Андерхилл. Мисс Трент, мнение которой об искусстве молодого мистера Андерхилла править упряжкой было не очень высоким, вздохнула с облегчением, увидев, что фаэтон запряжен только парой, и отметив, что ночь обещает быть лунной, — казалось маловероятным, что он заедет в кювет. Проводив их, она ушла к себе, чтобы предаться размышлениям над своими не очень веселыми проблемами.
Вскоре Анкилла обнаружила, что не способна думать о повесе, чьи незаконнорожденные дети будут препоручены заботам прихода, и о восхитительном мужчине с чарующей улыбкой как об одном и том же человеке. Тщетно она напоминала себе, что шарм в обхождении и манерах — неотъемлемое качество обольстителя, и в равной мере столь же тщетно корила себя, что поддалась его чарам. Из всего этого возникал пугающий вывод: сколько бы ни чернила она мысленно сэра Вэлдо, ее любовь к нему не ослабевала, как этого хотелось бы ожидать, оставаясь все такой же сильной, и это делало ее несчастной.
Однако в одном пункте решимость мисс Трент была незыблемой: о замужестве с ним не могло быть и речи, даже если мысль о женитьбе засела у него в голове, что, правда, после откровений Линдета казалось весьма сомнительным. И все-таки, думая об этом, Анкилла отказывалась верить, что он способен предложить ей что-то другое — для ее достоинства позорное и оскорбительное. Распутником сэр Вэлдо, может быть, и был, но уж никак не глупцом, поэтому, безусловно, отдавал себе отчет, что она не из тех, кому можно предложить сомнительный вариант как женщине легкого поведения. Мисс Трент терялась в догадках, с чего это вдруг он захотел на ней жениться? И пришла к ужасной мысли: вероятно, Идеальный Мужчина решил, что пора обзавестись семьей, а выбрав жену без пенни за душой, сможет продолжать вести прежний образ жизни распутника. Ей же, благодарной за жизнь в комфорте и роскоши, надлежит закрывать глаза на его «похождения» и в то же время вести себя с достоинством и приличием, как подобает леди, носящей его имя.
К тому времени, когда Тиффани и Кауртни вернулись из Колби-Плейс, у нее и на самом деле не на шутку разболелась голова. Только чувство долга удержало мисс Трент от того, чтобы отправиться в постель, не дождавшись их. Поэтому она вздохнула с облегчением, когда Тиффани, вместо того чтобы надоедать ей болтовней о вечеринке, зевнула, передернула плечами, заявила, что там было невыносимо скучно, и пошла спать. Выразительная гримаса на лице Кауртни дала компаньонке понять, что тому есть что ей рассказать, однако она чувствовала себя совершенно не способной разбираться в данный момент с проблемами Тиффани, поэтому не осталась его выслушивать и поднялась наверх вместе со своей переменчивой подопечной.
На следующее утро Тиффани не удостоила почтить своим присутствием столовую, где, как обычно, был накрыт завтрак. Ее горничная объяснила мисс Трент, что та страдает от головной боли, а старая нянька интерпретировала это заявление в «одно из ее проклятых выкрутасов». Таким образом, Кауртни получил возможность подробно поведать мисс Трент о перипетиях вечеринки.
— Линдета не было, — сообщил он, очищая вареное яйцо. — Он уведомил леди Колебатч, что уже приглашен в другое место, принес искренние извинения, ну и все такое прочее. Но, мэм, Пэтинс ведь тоже не было! И у нее оказались дела, связанные с предыдущей договоренностью. Но мы все дружно решили, что этот вечер они оба проводят в доме пастора, так как никто не мог предположить ничего другого. Все были в Колби-Плейс — Артур Миклби с сестрами, Софи и Джек Бэннингем, Эши. Так, спрашивается, куда же мог поехать Линдет, если не в дом пастора? Ясно как день! А Мэри Миклби… ах нет, это была не Мэри! Джейн Миклби — вот кто, это она у нас любительница позлословить! Ну, так вот, Джейн сказала со своим глупым хихиканьем, что уверена, Пэтинс и Линдет в этот вечер договариваются о помолвке. Такое никому и в голову не пришло, а если вы, мэм, спросите меня, откуда она это взяла, — заявил Кауртни, пребывая в самом радужном настроении, — то я отвечу. Джейн сказала так не только для того, чтобы свести счеты с Тиффани, но еще и потому, что зла как мегера, так как Линдет никогда не обращал на нее внимания. Не важно, права она или нет, но если бы вы только видели в этот момент физиономию Тиффани!
— Слава богу, что не видела, — отозвалась мисс Трент.
Кауртни усмехнулся:
— Да, вы правы! Боже, какой дурой она выглядела! По-моему, она и не подозревала, что у Линдета может быть нежное чувство к Пэтинс. Должен признаться, мне даже стало ее немного жалко.
— Очень благородно с вашей стороны, — вежливо отметила мисс Трент.
— Пожалуй, это и впрямь делает мне честь, — признался Кауртни, — так как я не люблю ее и никогда не любил. Но она моя кузина, в конце концов, и, будь я проклят, если не предпочитаю иметь родственницей такую, как она, нежели такую, как Джейн Миклби! — Он помедлил, нанизал на вилку ветчину и, остановив ее на полпути ко рту, многозначительно произнес: — Но это еще не все!
Мисс Трент ожидала с бьющимся сердцем, пока он прожевывал внушительный кусок.
— Ну и?..
— Артур! — проговорил Кауртни все еще с полным ртом. Потом справился с ветчиной, протолкнув ее в желудок с помощью глотка кофе, протянул чашку, чтобы ее наполнили вновь, и наконец пояснил: — Он явно охладел к Тиффани.
— Ничего удивительного. Она плохо отозвалась о его сестрах.
— Мне об этом известно, но сдается, что причина кроется не только в этом. Мне кажется… Вы же знаете, мэм, каких болванов корчили из себя он, Джек и Грег перед этой вертихвосткой?
— Да, знаю, ну и что?
— Ну вот, похоже, они поумнели. Не ведаю, с чего это вдруг, но рискну предположить, что Джек мне это все равно расскажет, даже если Грег не решится. Не то чтобы они были неучтивы к моей дражайшей кузине, или… или… Разрази меня гром, не могу это выразить! Просто меня поразило, что они не так уж спешили оказывать ей знаки внимания. Вот такие дела. Отсюда, — заключил Кауртии, прерываясь, чтобы вонзить зубы в горячую булочку, — и ее заявление, что она умирала от тоски.
Мисс Трент не могла разделить с ним чувство удовлетворения. А так как она знала не больше его, что послужило причиной внезапного охлаждения к Тиффани всех ее местных поклонников, то ей оставалось только надеяться, что он ошибается, или, возможно, эти джентльмены, которыми постоянно помыкали, решили изменить тактику, с тем чтобы добиться ее благосклонности.
— Присутствовал ли там мистер Калвер? — поинтересовалась Анкилла.
— Нет, он и не был приглашен. Сэр Ральф терпеть его не может, сам так мне и сказал. Еще добавил, что не допустит, чтобы в Колби-Плейс шаркали ногами всякие там щеголи.
В предчувствии недоброго поднималась мисс Трент по лестнице, чтобы навестить Тиффани. Никогда еще эта взбалмошная красавица не получала отпора, и каковы будут последствия этого, она могла только с дрожью догадываться.
Анкилла застала Тиффани полуодетой. Горничная с рассерженным видом расчесывала ее шикарные черные локоны. Тиффани ни словом не обмолвилась о вчерашней вечеринке, зато пожаловалась на бессонную ночь, головную боль и тошнотворную скуку.
— Я хочу вернуться в Лондон, — неожиданно заявила она. — Ненавижу Йоркшир! Предпочитаю терпеть Бафордов вместо того, чтобы прозябать в Стаплсе. Здесь становится просто невыносимо из-за провинциальной скуки и однообразия. Это ужасное, гнусное, отвратительное место!
Про себя мисс Трент решила не напоминать воспитаннице, что Бафорды вряд ли в середине июля, находятся в Лондоне и что они отнюдь не горят желанием вновь заполучить племянницу. Вместо этого она сказала Тиффани, что впереди у нее званый вечер у Эшей, а до бегов в Йорке осталось не так уж много времени. Девушка не проявила интереса к перечисленным событиям, поэтому, после нескольких столь же безуспешных попыток поднять настроение капризной красавице, мисс Трент ушла, надеясь, что хоть один из поклонников Тиффани все же заявится днем в Стаплс и тем самым ее взбодрит.
У подножия лестницы она столкнулась с Тоттоном, который сообщил ей, что приехал сэр Вэлдо, чтобы осведомиться, нет ли известий от миссис Андерхилл.
— Он хотел видеть мисс Тиффани, мэм, но я сообщил ему, что у нее болит голова, — признался Тоттон. — Тогда сэр Вэлдо сказал, что если вы дома, то он хотел бы поговорить с вами вместо нее. Я как раз затем и шел, чтобы вас найти, мэм. Он сейчас в саду в беседке.
Анкилле хотелось попросить дворецкого сообщить сэру Вэлдо, что он не нашел ее, но она сумела подавить этот порыв. Раз уж не смогла сбежать из Стаплса, бросив свой пост, как ей этого хотелось, надо было идти навстречу неминуемому разговору с открытым забралом. Она уже настроила себя на то, что должна предстать перед Идеальным Мужчиной во всеоружии. Сейчас такая возможность как раз представилась.
Сэр Вэлдо стоял в середине беседки возле столика и просматривал последний номер «Ливерпульского Меркурия». Когда дверь открылась, он поднял глаза, тут же отложил газету и произнес с той самой улыбкой, которая заставляла трепетать ее сердце:
— Наконец-то!
— Прошу прощения! Надеюсь, не заставила вас долго ждать? — Она решила держаться вежливо, но холодно, рассчитывая таким образом избежать его бесполезных объяснений.
— Заставили! Почти неделю! Да, знаю, вам не совсем удобно принимать посетителей, но я был крайне предусмотрителен. Сначала сообщил дворецкому, что приехал узнать, нет ли новостей от наших путешественниц, а потом зашел так далеко, что спросил, дома ли мисс Вилд.
— У нас от них нет еще никаких известий.
— Да и откуда им взяться так быстро, не так ли? Но, увы, это был единственный предлог, который я мог придумать. — Сэр Вэлдо сделал паузу, смешинки играли в его глазах. Но вдруг лицо его стало серьезным, он внимательно посмотрел на Анкиллу и спросил уже совсем другим тоном: — Что такое?
— Ничего, — ответила она с наигранной легкостью.
— Не пытайтесь меня обмануть. Расскажите! — продолжал он настаивать. — Что-то случилось? И это выбило вас из колеи? Вам опять не дает житья эта испорченная девчонка?
Она понимала, что разговор для нее окажется нелегким, но после того, как он внезапно прочитал тревогу на ее лице и заговорил с таким искренним участием, сердце ее чуть не разорвалось от боли. И все-таки Анкилла умудрилась изобразить подобие смеха.
— Помилуй бог! Нет, конечно нет! В самом деле, сэр…
— Тогда что же?
Как можно спросить мужчину, есть ли у него несколько незаконнорожденных детей? Это представлялось невозможным. Даже самая дерзкая женщина не решится на такое! Да это было бы и бесполезным, помимо всего прочего. Ответ и так был уже хорошо известен, и не из какого-нибудь сомнительного источника — сам Линдет сообщил об этом, вовсе не помышляя очернить кузена, а так, между прочим, слегка сожалея о его безобидной причуде. Эта мысль укрепила ее решимость — и она произнесла уже более твердым голосом:
— Ничего серьезного, так, пустяк — головная боль. Думаю, в воздухе пахнет грозой. У меня всегда от этого начинает болеть голова. У Тиффани тоже. И в самом деле, мне следует находиться с ней, а не беседовать с утренними посетителями. Надеюсь, вы не сочтете это невежливым с моей стороны, но я должна бежать, сэр Вэлдо, и…
— Невежливой вас не считаю, а вот неискренней — другое дело! Почему вы меня величаете утренним посетителем, когда отлично знаете, сколько я дожидался возможности поговорить с вами без посторонних… и уж определенно не с намерением болтать светские пошлости? — Он улыбнулся ей. — Так уж боитесь погрешить против правил приличия? Вы же пока не миссис. А даже самой опекаемой девушке, как вам известно, дозволяется получить предложение выйти замуж в отсутствие бдительных стражей.
Она простерла руки в умоляющем жесте, отвернулась и жалобно произнесла:
— Нет, не говорите так! Умоляю, не говорите этого!
— Но, моя дорогая…
— Сэр Вэлдо, я очень признательна вам… весьма польщена… но не могу принять ваше… ваше лестное предложение.
— Почему же? — спросил он спокойно.
В отчаянии она вдруг подумала, что должна была предвидеть, что он скажет нечто совсем неожиданное, тогда так не растерялась бы, не лепетала бы бессвязно.
— Я не… Я никогда не смогу… У меня нет намерения… даже мысли о замужестве.
Некоторое время он молчал. Между его бровями образовалась морщинка, глаза неотрывно изучали ее профиль. Наконец сказал:
— Возможно, вы просто всерьез не задумывались о замужестве? Это совсем нетрудно понять. Я намного старше вас, и, представьте, вот сколько лет никогда не помышлял о женитьбе. Но встретил вас, полюбил и теперь ни о чем другом и думать не могу. Простите меня! Меньше всего хочу выглядеть самонадеянным, но я отказываюсь верить, что вы и в самом деле ко мне равнодушны.
— Боюсь, что… — Анкилла вспыхнула. — Что я… что я дала вам повод предположить, будто хочу получить от вас предложение. Даже если я поощряла вас, то вовсе не потому, что в мои намерения входило такое. Обстоятельства сложились так, что нам много времени пришлось провести вместе. И… и я нашла вас занимательным, приятным собеседником, а это привело к тому… тому, что я стала обращаться с вами с некоторой фамильярностью, которую вы ошибочно приняли за нечто большее, чем простая симпатия.
— Вы не правы, — возразил он. — Вы были весьма далеки от того, чтобы поощрять меня или обращаться фамильярно. Вы старались держать меня на расстоянии вытянутой руки. Но в ваших глазах… Простите, не могу объяснить, но я не мог ошибиться, ведь я не слепой и не зеленый юнец.
— Не сомневаюсь, сэр, что у вас богатый опыт в вещах подобного рода, но в данном случае, уверяю, вы ошибаетесь.
— Да, у меня есть опыт, — слегка рассердился он, пристально глядя на нее. — И это то, что засело у вас в голове?
— Нет… это то… Сэр Вэлдо, должна откровенно вам сказать, что если я даже захочу выйти замуж, то никогда не свяжусь с человеком, чьи вкусы… стиль жизни… находится в резком противоречии со всем тем, чему меня учили, и всем тем, что я привыкла ценить в первую очередь.
— Моя дорогая Анкилла, — произнес он с болью, — на самом деле я далеко не такой никчемный человек, каким вы, по-видимому, меня считаете. Да, признаюсь, в дни далекой юности я наделал немало глупостей и грешил экстравагантностью, но, поверьте, все это в прошлом. Не считаю, что мои дурачества были хуже, чем те, которые совершают каждые девять из десяти молодых людей, но, к несчастью, в силу определенных обстоятельств я приобрел дурную славу, которой большинству молодежи удается избежать. Я был рожден с естественной склонностью к спортивным утехам, на которые вы взираете с таким отвращением, и, увы, слишком рано стал наследником состояния, размеры которого позволили мне удовлетворять все мои желания. К сожалению, все это привлекло ко мне огромный интерес. Все, что бы я ни делал, замечалось и становилось предметом разговоров, а в юности, как вам известно, такое только подогревает. В те времена я охотно давал пищу для множества сплетен. Но воздайте мне должное за то, что теперь я ясно вижу сделанные мною ошибки и раскаиваюсь в содеянном.
— Да… ох да! Но, сэр Вэлдо, прошу вас, больше ничего не говорите. Я уже приняла решение, и дальнейшая дискуссия будет только мучительной для нас обоих. Во многом я сама виновата… и могу только просить у вас прощения. Если бы я знала, что вы не просто флиртовали со мной…
— Но теперь-то вы это знаете! — перебил он ее. — Вы не дурочка и не могли вообразить, когда я заявил, что хочу поговорить с вами наедине, потому что у меня есть для вас предложение, будто это несерьезно. Конечно, вы думали иначе! Значит, что-то произошло с тех пор, и именно это вызвало в вас такую разительную перемену… и мне кажется, что я догадываюсь, в чем дело.
Ее глаза быстро скользнули по его лицу и вновь опустились.
— Скажите мне, — требовательно произнес он. — Вас обвинили в том, что вы пытаетесь подцепить меня на крючок? Простите, понимаю, это обескураживающий вопрос, но все-таки? Нетрудно представить, как некая леди с мордочкой хорька, ваша знакомая, намекнула на это. Уж если она сделала нечто подобное в моем присутствии, могу догадаться, что позволила себе, разговаривая с вами! Ну что, не так? Неужели из-за этого вы могли меня отвергнуть?
— Нет! И вовсе не из-за страха потерять ваше уважение уверяю, что это на меня никак не повлияло.
— Значит, здесь кроется что-то другое, о чем мне пока неизвестно, не так ли?
Анкилла смогла только покачать головой, не в силах довериться своему голосу. Затем увидела, что он протягивает ей руку, и неохотно подала ему свою. Он поднес ее к губам и поцеловал пальцы.
— Я хочу вернуть ваше уважение, — сказал сэр Вэлдо. — Ничего еще так не желал в своей жизни. И возможно, это не за горами. Должен предупредить вас, я не привык отступать!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт


Комментарии к роману "Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100