Читать онлайн Идеальный мужчина, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Идеальный мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Анкилла ехала домой как в счастливом сне, ничуть не беспокоясь, наблюдала ли миссис Чартли за ее встречей с Идеальным Мужчиной или пет, и с легким сердцем отметя прочь все предостережения этой леди. Миссис Чартли, как теперь убедилась мисс Трент, глубоко заблуждалась насчет сэра Вэлдо, впрочем, как и она сама тоже. Возможно, тому послужило их обоюдное глубокое предубеждение против «коринфян». Во всяком случае, как это ни странно, лично ей отказал здравый смысл. Ни она, ни миссис Чартли не обладали романтическим складом ума. Анкилла еще в ранней молодости убедилась, что глупо предаваться романтическим грезам, которые воплощаются в жизнь только на страницах волшебных сказок. А разве это не фантастика — предположить, будто Идеальный Мужчина, подобно нежному красавцу, принцу, денно и нощно мечтает о Золушке? А с другой стороны… Неискушенная в искусстве флирта, Анкилла могла только размышлять, сомневаться и догадываться, может ли случиться такое, чтобы Идеальный Мужчина именно ее предпочел всем тем благородным и красивым леди, которые лелеют надежду получить предложение его руки и сердца? Поверить в такое казалось настолько трудно, что граничило с невозможным. И все же… Она тщетно попыталась дать другое объяснение всему тому, что он ей сказал. Но тогда в голове, как молния, сверкнула мысль, что с ее стороны ничего не может быть нелепее, чем ринуться навстречу любви.
Мисс Трент вернулась в Стаплс, витая в облаках. Даже миссис Андерхилл, как правило не отличавшаяся наблюдательностью, была поражена румянцем на ее щеках и блеском в глазах, а посему не замедлила отметить, что никогда еще не видела Анкиллу такой прекрасной.
— Только не говорите мне, что он с вами не объяснился! — воскликнула она.
— Нет, не объяснился, — засмеялась Анкилла, зардевшись еще больше.
— Ну, если он этого еще не сделал, то, вероятно, вы подозреваете, что такое входит в его намерения. Чем же иным можно объяснить, что вы так похорошели? — резонно предположила миссис Андерхилл.
— Разве я изменилась? Вот не знала! Дорогая миссис Андерхилл, умоляю… молю, не задавайте мне вопросов, я все равно не в состоянии на них ответить.
Миссис Андерхилл весьма великодушно воздержалась от дальнейших расспросов, но не смогла не посетовать на превратности судьбы, которые вынуждают ее покинуть Стаплс именно тогда, когда ей больше всего хотелось бы остаться дома.
— Как можно полностью полагаться на джентльмена в таком важном деле? — заявила она. — Вдруг он просто не решается и его надо подтолкнуть? А я вполне могла бы это сделать.
Мисс Трент только порадовалась в душе, что ее работодательницы не окажется поблизости, чтобы выполнить добровольно взятую на себя миссию. Однако она не могла не признать, что миссис Андерхилл движут доброта и желание ей помочь. Анкилла поблагодарила хозяйку со всей нежностью, на которую была способна, но заметила, что не хотела бы получить предложение от мужчины, которого надо «подталкивать».
— Согласна, — не замедлила отозваться миссис Андерхилл. — Но легко говорить, когда только и остается, что ответить «да» или «нет», как это полагается женщинам теоретически. Только не учитывается, что джентльмен, дошедший до точки и, вполне возможно, не сомкнувший ночью глаз, чтобы составить речь в подобающих случаю выражениях и выучивший ее наизусть, тем не менее нуждается в некотором поощрении, потому что стесняется и не желает выставить себя дураком при всем честном народе. А иначе можно и не дождаться, пока он сам рот откроет. Вот так-то, моя дорогая!
Мисс Трент никак не могла представить себе Идеального Мужчину страдающим от застенчивости, но не поделилась этим с собеседницей. Ей не хотелось продолжать мучительной для нее дискуссии, которая легко могла выйти за рамки дозволенного, поэтому она направила мысли миссис Апдерхилл в другое русло, заговорив о том, что предстоит еще сделать перед отъездом, чтобы добрая леди могла покинуть Стаплс со спокойной душой. К счастью, список дел оказался длиннющим и, в частности, включал в себя весьма сложную проблему зимних штор для гостиной.
Они были сшиты нуждающейся вдовой, живущей в городке в нескольких милях от Стаплса, но частично из-за ее нерасторопности, а частично из-за оплошности магазина тканей, приславшего шелк на подкладку, не гармонирующий с богатой парчой, выбранной самой миссис Апдерхилл, вызвали серьезное недовольство хозяйки.
— Не то, так другое! Видите ли, «покорнейше заверяют», что пришлют на этой неделе другой оттенок. А где гарантия, что их новая ткань подойдет? — рассердилась она вновь.
— Возможно, вы пожелаете, чтобы я написала в магазин и попросила их послать новую ткань миссис Таутон, чтобы она могла решить…
— Ну уж этого я как раз не желаю! — перебила Анкиллу миссис Андерхилл. — Как же, решит! Да она не отличает черного от белого! Глупейшее создание, которое я когда-либо встречала. И такая копуха! Я знала, чем все кончится, когда миссис Чартли попросила меня дать этой вдове возможность заработать. Прежде никого не нанимала ради благотворительности, и правильно делала. Теперь это обошлось дороже, а сшито хуже, чем если бы я отправила заказ в Лондон. Ведь хотела же запустить руку в карман и сделать нуждающейся женщине подарок, но миссис Чартли побоялась, что будет задета гордость этой дурехи. И вот результат. Вам когда-нибудь приходилось встречать человека, который корчит из себя благородного, а сам все делает шиворот-навыворот, да потом еще считает, что ему плюнули в душу, если вы говорите, что его работа вас не устраивает?
— Нет, не приходилось, — призналась мисс Трент. — Если вы доверяете моему вкусу, я сама отвезу шелк, который пришлют, миссис Таутон и посмотрю, гармонирует ли он с парчой. Или вы предпочитаете сами посмотреть на эту ткань после возвращения?
— Нет, ни в коем случае! — категорично отрезала миссис Андерхилл. — Я хочу эти шторы уже нынешней зимой, а не следующей. Хотя мне и не по душе просить вас выполнить мои обязанности, на что вы, пожалуй, вправе обидеться.
— Я не столь уж знатная особа, мэм! Считайте, этот вопрос решен. Остаются еще фрукты, которые надо передать…
— О господи! Это навело меня на мысль о старом Мэтью! — воскликнула миссис Андерхилл. — Ну, ничего удивительного, что у меня все вылетело из головы со всей этой суматохой, тревогой за Шарлотту, сборами и прочим. Он слег с ревматизмом. Вот здесь склянка с лекарством и кусок фланели, которые надо доставить ему в коттедж. Мне непременно надо выкроить на это время, потому что он пенсионер, а мистер Андерхилл всегда заботился, чтобы никто из них не был забыт.
— Буду только рада прогуляться и отправлюсь к нему завтра же утром, как только вы с Шарлоттой благополучно разместитесь в экипаже, — пообещала Анкилла.
В связи с тем, что миссис Андерхилл редко выезжала из Стаплса и поэтому по мере приближения отъезда все более и более расстраивалась, претворить в жизнь это намерение Анкиллы оказалось труднее, чем можно было ожидать. Отъезд все время откладывался, так как приходилось бесконечно распаковывать бессчетное количество чемоданов и баулов, чтобы лишний раз убедиться, уложены ли те или иные вещи, поскольку миссис Андерхилл, несмотря на заверения служанки, упорно доказывала, что их забыли. Наконец, всего лишь после одного ложного старта, когда Шарлотта вспомнила, что забыла взять дорожные шахматы, путешественницы отбыли, оставив позади себя запыхавшихся и выбившихся из сил домочадцев.
— Пуф! — выдохнул Кауртни, пряча в карман платок, которым махал отъезжающим. — Можно подумать, что они собрались на другое полушарие! — Он обернулся к хихикающей кузине и с важным видом человека, вознамерившегося выполнять инструкции, полученные от матери при расставании, заявил: — Я отправляюсь к Кроушайсам, если хочешь, можешь поехать со мной. Только не заставляй меня бить каблуками в дверь твоей комнаты, не волынься с переодеванием!
За неимением лучшего и справедливо опасаясь, что мисс Трент вынудит ее посетить престарелого Мэтью, Тиффани соизволила принять его «учтивое» предложение и помчалась в дом одеться для верховой езды. Избавившись от ответственности за нее хотя бы на одно утро и радуясь возможности остаться наедине со своими мыслями, мисс Трент с корзинкой в руках отправилась навещать старика.
На обратном пути в Стаплс с ней неожиданно поравнялся Линдет, едущий в тарантасе покойного Калвера. Он осадил лошадей рядом с ней; его глаза искрились веселостью.
— Доброе утро! Вы пропустили великолепное зрелище! Забирайтесь в тарантас и позвольте мне отвезти вас домой.
— Благодарю вас, — улыбнулась она, — но я предпочитаю размять ноги. Так что же за зрелище я пропустила?
— Я расскажу вам, — Джулиан засмеялся, — по вы должны позволить мне подвезти вас. По-моему, скоро пойдет дождь, а вы без зонта.
— Ладно, согласна, — ответила Анкилла, хватаясь за протянутую им руку и забираясь на сиденье, — хотя думаю, облака слишком высоко для дождя. Но не испытывайте дольше моего любопытства. Так что же я пропустила?
— Артур Миклби пытался на скаку подкинуть плеть и тут же поймать, — сообщил он, все еще смеясь. — И надо же придумать такое — репетировать этот трюк там, где деревья смыкаются прямо над головой! Растяпа!
— Ну так уж и растяпа! — Она тоже засмеялась. — И что же, зацепился за ветку?
— Разумеется! К тому времени, когда я подъехал, он был в такой ярости, так клял дерево, плеть и свою гнедую, что я не мог не расхохотаться, даже под угрозой смерти! Всякий раз, когда ему удавалось ухватиться за рукоятку и попытаться освободить плеть, гнедая пугалась и шарахалась в сторону. Конечно, Миклби тут же приходилось выпускать рукоятку и успокаивать непонятливую скотину, потом опять заставлять ее пятиться под дерево, так, чтобы плеть оказалась у него над головой и можно было до нее дотянуться.
Мисс Трент, от души посмеявшись, заметила:
— Подумать только, прозевать такое зрелище! Ну и как, удалось ему ее достать?
— О боже, нет, конечно! Плеть там так и висит… А Миклби поскакал домой — за лестницей, я полагаю, хочет успеть снять плеть до того, как кто-нибудь еще не проедет мимо и не начнет теряться в догадках, как она туда попала. Я, например, не мог сдержать любопытства, так он готов был меня убить.
— Бедный Артур! Представляю, как вы над ним поиздевались!
— Вовсе нет! Даже подал ему шляпу, когда она с него свалилась. В общем-то вина за это лежит на Вэлдо — Миклби, должно быть, видел, как он подкидывает плеть над головой и ловит ее. Я уже сказал Вэлдо, что если он задержится здесь еще немного, то возомнит о себе так, что его невозможно будет выносить. Как вы знаете, Миклби и остальные подражают ему во всем, вплоть до мелочей. Если он наденет сюртук наизнанку, то и все они сделают то же самое.
— Да, пожалуй, у них ума на это хватит, — согласилась Анкилла. — К счастью, он никогда не делает ничего экстравагантного. Более того, оказывает весьма благотворное влияние на наиболее рьяных своих поклонников… и это в конце концов снискало ему уважение у их родителей.
Джулиан ухмыльнулся:
— Кому, как не мне, знать об этом? У Вэлдо легкая рука, его любят! Но он быстро утратит в их глазах всякое уважение, когда они узнают, что Брум-Холл ему нужен для его несчастных детей.
— Несчастных детей? — переспросила мисс Трент со странной интонацией.
— Ну, так их величает наш кузен Джордж, — со смешком пояснил его светлость. — Он от них далеко не в восторге. Джордж человек хороший, но немного чопорный и помешан на приличиях, вот он какой! Джордж так и заявил Вэлдо: если он предоставит крышу и кров этому «отродью» рядом с респектабельными соседями, то все скажут, что его эксцентричность зашла слишком далеко. Должен признаться, сам бы я на такое никогда не решился. Даже пастор отшатнулся, когда Вэлдо завел с ним об этом разговор. Представляю себе, с какой дрожью мистер Чартли теперь думает о том, что скажут окружающие люди вроде миссис Миклби, когда узнают, что он был в курсе замыслов Вэлдо! — Заметив, что мисс Трент непонятно почему молчит, Джулиан спохватился и умолк. Повернувшись, он увидел, что его пассажирка неотрывно смотрит на его лицо, но каким-то отсутствующим взглядом. Это заставило молодого лорда с беспокойством спросить: — Вэлдо ведь рассказывал вам о своих детях, не так ли, мэм?
Она отвела взгляд и как-то оцепенело ответила:
— Нет! Даже не упоминал.
— О боже! — испуганно воскликнул Линдет. — У меня и в мыслях не было… Ну и влип же я! Бога ради, мэм, не выдавайте меня! Не хочу, чтобы Вэлдо задал мне взбучку!
Последняя фраза прозвучала шутливо. Анкилла заставила себя изобразить слабую улыбку и сказала:
— Не принимайте близко к сердцу, сэр! Я-то уж точно буду держать язык за зубами, хотя бы о том, что услышала новости от вас.
— Он предупреждал меня, что не желает болтовни по этому поводу, — признался Джулиан, испытывая раскаяние. — Сам он никому бы не проговорился, за исключением… — Внезапно его обожгла тревожная мысль, и он с опаской поинтересовался: — Я вас не шокировал, мэм? Надеюсь, когда все эти старые кумушки на все лады начнут толковать о детях, которые должны поселиться в Брум-Холле, вы-то не станете подливать масла в огонь и не будете способствовать подогреванию страстей? Увы, к сожалению, большинство людей совершенно не волнует, что станет с бедными маленькими чертенятами, не говоря уже о том, что и пальцем не шевельнут, чтобы позаботиться о крове для них, кормежке и обучении. Вы, конечно, можете сказать, что Вэлдо слишком многое себе позволяет и что это не лучший способ заставить о себе говорить, но…
Мисс Трент, чувствуя, что с ней вот-вот начнется истерика, прервала его:
— Дорогой лорд Линдет, уверяю вас, нет ни малейшей необходимости говорить дальше на эту тему. Как я понимаю, вы и сэр Вэлдо в скором времени покинете Йоркшир?
Он ненадолго смешался:
— Да, это так, хотя я не совсем уверен. Мне необходимо съездить домой, но… надеюсь вернуться в Йоркшир снова, сразу, как… В общем, скоро.
— В следующем месяце состоятся бега в Йоркшире, — напомнила она. — Возьму на себя смелость предположить, что вы и прежде неоднократно посещали их. Мне же такое удовольствие предоставится впервые. Миссис Андерхилл намеревается организовать выезд и, как вам известно, закатить по этому случаю вечеринку.
Джулиан с радостью ухватился за возможность сменить тему разговора. Остаток короткого пути прошел в ни к чему не обязывающей болтовне, хотя по большей части говорил только он сам. Линдет хотел было въехать в ворота Стаплса, но мисс Трент ему не позволила, сказав, что она с удовольствием пройдется по ведущей дорожке к дому. Анкилла постаралась придать своему голосу такие интонации, а лицу такое выражение, чтобы он не мог и заподозрить, что своей несдержанностью в разговоре невольно принес беду. Весело помахав на прощанье шляпой, лорд укатил прочь.
Она шла по аллее, ничего не видя перед собой, пустая корзинка непомерной тяжестью оттягивала руку. Мысли путались, и, чтобы привести их в порядок, ей хотелось хоть какое-то время побыть одной, отойти от шока, вызванного бесхитростным откровением Линдета.
Провидение милосердно предоставило такую возможность. Тиффани и Кауртни еще не вернулись из гостей, а все слуги, приведя дом в порядок, разошлись по своим комнатам. Никто не видел ее возвращения, никто не потревожил, и она спокойно добралась до своего безопасного убежища — спальни. Там Анкилла прежде всего развязала тесемки на чепце и машинально их разгладила, перед тем как убрать головной убор в шкаф. Но тут заметила, что вся дрожит, села, обмякнув, на стул, оперлась локтями на туалетный столик и уронила голову на руки. До сих пор она даже не подозревала, что шок может поразить на манер лихорадки — знакомой ей болезни, перенесенной много лет назад.
Прошло немало времени, прежде чем Анкилла смогла заставить свой мозг работать, правда, скорее осознавать, чем вспоминать. Теперь было в высшей степени бесполезным заново перебирать все то, что ей говорил Идеальный Мужчина или что он делал, но иначе она не могла — слишком многие его слова вдруг приобрели совершенно новый смысл. Он говорил, что у него для нее особое предложение, что он намерен объясниться с ней начистоту, что ему грозит сильное недовольство соседей, но надеялся — ее голос не присоединится к общему хору осуждающих, так как у нее либеральные взгляды. В приступе отчаяния она размышляла, что же такое могла сказать или сделать, чем внушила ему, да и Линдету тоже, столь превратное представление о своем характере?
Ее первым импульсивным желанием было решительно отвергнуть откровение, что сэр Вэлдо распутник, как абсолютно неправдоподобное. И даже позже, когда она несколько успокоилась и оказалась в состоянии рассуждать более здраво, все равно, вопреки очевидному, сохранила убеждение, что это никак не может быть правдой. Если бы кто другой, а не Линдет сказал ей, что сэр Вэлдо собирается пристроить своих незаконнорожденных детей, она бы ни на секунду не поверила. Но Линдет никогда бы не возвел напраслину на своего кузена, и то, что он сказал, нельзя было пропустить мимо ушей как злопыхательство. Она была изумлена той легкости, с которой он мог говорить о подобных вещах, так как не сомневалась, что Джулиан молодой человек с принципами. Затем вспомнила, что ей говорила миссис Чартли, и поняла, какую сильную поддержку оказали ее предостережения словам Линдета. Особенно ужасно было узнать, что такая прямая и добропорядочная женщина могла смотреть сквозь пальцы на то, что назвала «похождениями». Миссис Чартли знала правду, но от этого не стала думать хуже о сэре Вэлдо. И выложила свои предупреждения не для того, чтобы предостеречь ее от замужества, а из страха, что мисс Трент подобного предложения и не дождется. Миссис Чартли, как, возможно, это будет и с миссис Миклби, вероятно, возмущена, что по соседству поселятся сорванцы сэра Вэлдо, но не считает их препятствием для его женитьбы на женщине, не имеющей ничего общего с теми спутницами, с которыми у него были «похождения». Подобное отношение с ее стороны показалось бы Анкилле невероятным, впрочем, как и всем остальным, если бы она прибыла в Стаплс прямиком из родного дома, где вольное поведение резко осуждалось, но мисс Трент успела провести несколько месяцев в Лондоне, где уяснила, что в аристократических кругах сомнительное поведение рассматривается скорее с усмешкой, нежели с осуждением. Там мужчины открыто говорили о своих амурных приключениях, а несколько надменных леди, кичившихся своим происхождением, не считали зазорным и не скрывали ни от кого, что всучили своим мужьям детей, прижитых от любовников. В том удивительном мире любой соблюдал определенную осмотрительность, каждый мог иметь столько любовниц, сколько ему заблагорассудится, и все же пользоваться уважением. Непростительным и чуть ли не преступлением считалось лишь вызвать скандал. А среди джентльменов находились и такие, кто осуждал других, не отличающихся распущенностью. Даже супруга генерала Трента, почти столь же добродетельная, как и миссис Чартли, взирала без особого осуждения на некую Драри Лейн, находящуюся, как хорошо было всем известно, на содержании джентльмена, которого тетя принимала у себя со всем радушием.
Но мисс Трент придерживалась строгих моральных устоев. Она относилась к распутникам так же, как и к проституткам. Неужели вскоре ей придется размышлять, сможет ли она стать женой такого мужчины?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт


Комментарии к роману "Идеальный мужчина - Хейер Джорджетт" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100