Читать онлайн Фредерика, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фредерика - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 92)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фредерика - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фредерика - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Фредерика

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

После того как опасность миновала и Феликс стал постепенно набирать силы, жизнь на ферме Монка претерпела некоторые изменения. Отпала необходимость постоянного дежурства, и, хотя Фредерике, все еще спавшей в маленькой кровати на колесиках, приходилось вставать к Феликсу три или четыре раза за ночь, она больше не нуждалась ни в смене, ни в помощи и не должна была днем все время находиться в доме. Феликс много спал и не капризничал, когда просыпался, так как был слишком слаб. Это обстоятельство настолько тревожило Джессами, которому наконец позволили принимать участие в уходе за братом, что он обратился за советом к маркизу.
– Я не хочу тревожить Фредерику, сэр, – объяснил Джессами, – но это совсем не похоже на Феликса! То, что он слушается вас и Фредерику, это естественно, но он делает все, что ему говорю я, и даже не спорит! Вам не кажется, сэр, что у него поврежден мозг?
Сохраняя серьезный вид, маркиз постарался его успокоить, но Джессами не был полностью удовлетворен вплоть до того дня, когда он попросил брата выпить лекарства, и Феликс назвал его скотиной.
– Теперь я знаю, что все в порядке! – радостно сообщил маркизу Джессами. – Думаю, скоро он запустит в меня стаканом!
– Надеюсь, если это доставит тебе удовольствие, – отозвался Элверстоук. – Только предупреди его, чтобы он не бросал стакан в меня!
Еще одно изменение было предоставлено Нэп-пом. Скука, от которой камердинер страдал в «Солнце», и его ревность к Карри, проводившему дни на ферме с маркизом, наконец одержали верх над гордостью, и он предложил свои услуги.
В результате Феликса (на которого это не произвело никакого впечатления) стал обслуживать лакей редкостных качеств, кухня удостоилась присутствия особы, в которой мисс Джадбрук безошибочно признала первостатейного «джентльмена для джентльменов», а Фредерика пожаловалась маркизу, что ей стало нечего делать.
Казалось, можно было ожидать, что его лордство теперь вернется в Лондон, однако этого не произошло. Он продолжал жить в «Солнце» в крайне непривычных для него условиях и проводить дни на ферме Монка. Как только Фредерика сочла возможным оставлять Феликса на пару часов на попечении брата, маркиз убедил ее дышать воздухом, катаясь в его фаэтоне, а позже, когда она оправилась от усталости, отправляться с ним на прогулки. Фредерика беседовала с ним непринужденно, как со старым другом, обращалась к нему за советом по любой проблеме, но полное отсутствие смущения показывало, что ей и в голову не приходит рассматривать его как поклонника. Элверстоуку казалось, будто она относится к нему как к старшему брату или (унизительная мысль!) к доброму дядюшке.
На свой собственный счет у него не оставалось сомнений. Чем чаще он виделся с Фредерикой, тем сильнее любил ее, как никогда еще не любил ни одну женщину. Даже самая красивая из его любовниц ни разу не внушала ему желания защищать ее от любой неприятности; даже самая забавная из них не могла заставить его отказаться от своих привычек, и в любом случае он никогда не задумывался о постоянных отношениях с какой-либо из этих леди. Но спустя чуть более двух месяцев после первой встречи Фредерика настолько изменила его образ жизни, что он стал испытывать новое и не слишком приятное чувство нерешительности. Ввязавшись в фантастическое приключение ее младшего брата, маркиз все еще пребывал в состоянии неопределенности, однако, проведя в обществе Фредерики более недели в условиях, которые нельзя было назвать ни романтичными, ни комфортабельными, Элверстоук перестал колебаться: он хотел оставаться рядом с ней всю жизнь, потому что она была той самой совершенной женщиной, которую он никогда не надеялся встретить.
Короче говоря, его лордство влюбился по уши. Но для него было новым опытом и то, что Фредерика не обнаруживала никаких признаков ответных чувств. Маркиз знал, что нравится ей, и даже иногда надеялся, что девушка питает к нему нежность, но не был в этом уверен, помня, что, едва заподозрив Элверстоука в попытке ухаживания, она тут же поставила его на место. Конечно, с тех пор Фредерика могла изменить свое отношение, но он уже не рисковал демонстрировать свой интерес. Более того, при обстоятельствах, в которых они оказались на ферме Монка, это выглядело бы неуместно. Во-первых, трудно было выбрать менее подходящий момент для ухаживания, а во-вторых, если бы Фредерика отвергла эти ухаживания, в их отношениях возникла бы неловкость, совершенно излишняя, учитывая необходимость его помощи в уходе за Феликсом.
Но теперь Феликс поправлялся, и маркизу больше не требовалось оставаться в Хартфордшире. Повинуясь импульсу, он решил испытать судьбу.
Элверстоук прогуливался с Фредерикой, и они остановились передохнуть у забора. Прислонившись к перекладине, она смотрела вперед с обеспокоенным выражением лица.
– Фредерика! – окликнул его лордство, устремляясь в атаку.
Она не прореагировала, но, когда он повторил ее имя, обернулась и сказала:
– Простите, я задумалась. Вы о чем-то спросили, кузен?
– Еще нет, – ответил Элверстоук. – Я просто пытался привлечь ваше внимание. О чем вы так глубоко задумались?
– Старалась вспомнить название превосходного желе, которое миссис Энсделл, жена нашего викария, рекомендовала мне, когда Джессами и Феликс болели корью, – серьезно сказа Фредерика. – Оно очень им помогло и, наверное, пошло бы на пользу Феликсу, если бы я могла… Вспомнила! «Укрепляющее свиное желе доктора Рэтклиффа»! Как я могла забыть?.. Что я такого сказала, чтобы вас рассмешить, кузен?
– Ничего! – отозвался маркиз, все еще смеясь.
– Ну а что вы хотели мне сказать? – осведомилась она, недоуменно нахмурившись.
– Ничего, Фредерика! – повторил Элверстоук. – Как удачно, что вы вспомнили название этого желе! Может быть, мне сразу отправиться в Хемел-Хэмстед, чтобы раздобыть его для вас?
– Боюсь, вам это не удастся. Если я получу одобрение доктора Элкота, то напишу Харри и попрошу его привезти мне несколько банок.
– Значит, Харри собирается нас посетить? – спросил маркие.
– Разве я вам не говорила? Карри утром принес мне письмо с почты. Харри пишет, что может приехать в почтовой карете и вернуться в Лондон вовремя, чтобы успеть пообедать с Кэрис. Он бы приехал сразу же, если бы его не отговорил Джес-сами, что было к лучшему. Если бы Харри увидел Феликса в таком тяжелом состоянии, он бы только расстроился и не знал, что делать, так как сам болеет очень редко и понятия не имеет, как ухаживать за больными. Я напишу Харри, что он может приехать, только пусть ни в коем случае не берет с собой Кэрио. Я очень скучаю по сестре, но не могу допустить, чтобы она тоже приехала сюда болеть.
– А почему Кэрис должна болеть? – удивился Элверстоук.
– Потому что ее укачает в карете, – объяснила Фредерика. – Кэрис начнет тошнить, прежде чем они доберутся до Эджуэра, и потом она два дня будет приходить в себя.
Поняв, что сейчас не слишком подходящий момент для объяснения, маркиз благоразумно сдержался и, покуда они шли назад к ферме, разговаривал на незначительные темы.
Харри, который приехал, захватив с собой солидный запас свиного желе доктора Рэтклиффа, пришел в такой ужас при виде бледного и исхудавшего Феликса, что потребовались объединенные усилия Фредерики и Элверстоука, дабы убедить его, что мальчик не пребывает на пороге смерти. Харри заявил, что Фредерика слишком легкомысленно относится к здоровью брата, и стал настаивать, чтобы послали за лондонским врачом, напомнив даже, что он, а не она, является опекуном Феликса. Вынужденный прийти на помощь Фредерике, Элверстоук отвел Харри в сторону и терпеливо объяснил ему, что сейчас нет никакой надобности вызывать другого врача. Харри не выглядел полностью удовлетворенным, но повеселел, когда маркиз сказал, что они обратятся к лондонскому специалисту, если Феликс, вернувшись домой, не будет быстро поправляться.
Харри приехал на ферму Монка не только для того, чтобы повидать Феликса, но и чтобы уплатить долг маркизу.
– Вам пришлось здорово потратиться, сэр, и я вам очень обязан за то, что вы действовали в моих интересах, – сказал он. – Я бы хотел выписать вам чек на мой банк, если это вам удобно.
Харри упрямо выпятил подбородок, а в глазах его появился намек на вызов, но маркиз предвидел эту просьбу и вежливо ответил:
– О, разумеется! Я представлю вам счет по возвращении в Лондон. Вам нужны подробности или хватит общей суммы?
– Нет-нет, сэр, никакие подробности не нужны! – воскликнул обескураженный Харри. – Только… вы не забудете об этом?
– Если забуду, вы мне напомните, – отозвался маркиз.
Харри пришлось этим удовольствоваться, но он сказал Фредерике, чтобы она велела доктору Эл-коту не представлять свой счет Элверстоуку.
– Я привез тебе деньги, – добавил он, – а если тебе понадобится еще, напиши мне, так как я не хочу, чтобы Элверстоук тратился на нас. Хорош бы я был, если бы не мог позаботиться о братьях и сестрах!
Она согласилась, но заметила:
– Ты не должен чувствовать себя обязанным.
– Что за вздор!
– Это правда. Ты ведь знаешь, что мы живем в столице благодаря доходам с Грейнарда, но пришлось посещать столько приемов, что расходы оказались куда большими, чем я думала.
– Ну и что? Кого это заботит?
– Меня! Я никогда не собиралась жить за твой счет, Харри! Конечно, я все тебе верну, но боюсь, что мне опять понадобятся деньги…
– Не болтай чепухи, Фредди! Можно подумать, что я на мели!
– Нет, но я не уверена, что ты не наделал долгов.
– Ничего серьезного! – слегка покраснев, заявил Харри. – Тебе незачем волноваться по этому поводу! Что до твоих расходов, то я всегда могу достать деньги – Сэлком все устроит!
– Ты имеешь в виду, возьмет деньги из фонда? Он этого не сделает!
– Ну так найдет какой-нибудь другой способ! Сколько тебе нужно?
– Дорогой, я пока еще тоже не на мели! Просто я предупреждаю тебя, что мне, возможно, придется обратиться к тебе за помощью. Дело в том, что я не смогу держать Феликса в Лондоне, а я ведь сняла дом на шесть месяцев! Я думала, что мы сможем остаться там на лето, живя очень экономно, когда окончится сезон, но доктор Элкот советует мне вывезти Феликса из города, пока он полностью не поправится. Столичные развлечения ему противопоказаны – мне придется следить, чтобы он не тратил силы. Сейчас Феликс выздоравливает, но мы ведь знаем, что после ревматической лихорадки организм ослабевает.
– Господи, так ведь было с мамой! – воскликнул Харри. – Фредди, Феликса нужно показать лондонскому врачу, который в этом разбирается!
– Я тоже так считаю. Да и доктор Элкот рекомендовал мне сделать это, прежде чем покинуть Лондон. Поэтому мы попросим сэра Уильяма Найтона зайти на Аппер-Уимпоул-стрит, как только Феликс достаточно окрепнет для возвращения. Надеюсь, скоро он сможет выдержать путешествие – тем более в роскошной карете Элверстоука. И если сэр Уильям одобрит этот план, я повезу Феликса в какое-нибудь спокойное, немодное местечко – может быть, на море. Но нам придется взять с собой Кэрис и Джессами, и я боюсь, что это будет дорого стоить, даже если нам удастся найти дешевое жилище. Я бы попросила тебя, Харри, узнать, какой из приморских курортов нам лучше подойдет, съездить туда и подобрать нам меблированные комнаты или дом для аренды.
Но Харри не чувствовал себя компетентным в этом вопросе. Он считал, что Фредерике лучше самой выбрать жилище, великодушно предложив сопровождать ее.
Фредерика не стала настаивать, подумав, что было бы в самом деле неразумно, если не просто глупо, довериться неопытному суждению брата. Она спросила его о Кэрис. Харри сказал, чтобы она не беспокоилась, но признал, что Кэрис пребывает не в лучшем настроении. Она носит черные перчатки и отказывается от посещений приемов, на которые приглашали ее и Фредерику. Не то чтобы она хандрила, но… Кстати, что это за странный тип все время торчит у порога, спрашивает о Феликсе, передает Баддлу цветы и записки для Кэрис и строит из себя дурака? Натли или как там его…
– Господи! Наш сосед! – в отчаянии воскликнула Фредерика. – Весьма респектабельный молодой человек, но ужасно навязчивый! Я не могу порицать его, так как Кэрис сама его поощряла – не из-за того, что он ей нравится, а потому, что она мягкосердечная дурочка! Я пыталась ему намекнуть…
– Ну а я сделал большее! – заявил Харри. – Чтобы такое ничтожество волочилось за моей сестрой! Когда он сказал, что желает служить ей в этот час испытаний – какая наглость! – я ответил, что она не нуждается ни в чьих услугах, кроме моих! Рад сообщить, что он сразу скис!
– Бедный мистер Натли! А мистер Нейвенби заходил к вам?
– Да, и приводил свою мамашу! Она вроде как посмеивалась над историей с Феликсом, а он вообще сначала не хотел этому верить, а потом выпучил глаза от изумления! Ведь об этом писали газеты – к счастью, не очень много, но достаточно!
– Так я и думала! – вздохнула Фредерика. – Наверное, все были шокированы?
– Едва ли – во всяком случае, не леди Элизабет. Могу назвать тебе еще двоих, которые не были шокированы, – Барни Пеплоу и Эндимион Донтри. Они считают, что Феликс молодчина, но я попросил их не вбивать это ему в голову!
– Надеюсь, Эндимион Донтри не торчит у порога?
– Конечно нет! Но будь я проклят, если знаю, почему ты предпочитаешь этого бездельника Нейвенби Эндимиону! На твоем месте, Фредди, я бы дал ему мое благословение! Партия, может, и не блестящая, но вполне достойная. Если Кэрис не беспокоит, что он не ума палата, так почему это должно беспокоить тебя? По крайней мере, он не хлыщ!
– Да, но Кэрис забудет о нем через месяц, если они перестанут видеться, – вздохнула Фредерика. – Ладно, не будем спорить – все равно на этот счет нам не прийти к единому мнению. Лучше расскажи, что сегодня делает Кэрис. Она с леди Элизабет?
– Нет, но она не одна. Хлоя Донтри проведет с ней весь день, а утром они собирались прогуляться в парке.
– Как бы я хотела, чтобы ваш безмозглый кузен их не сопровождал! – позднее сказала Фредерика Элверстоуку, сообщив ему о разговоре с братом.
– Думаю, что их может сопровождать мой далеко не безмозглый секретарь, – усмехнулся он. – Их роман с Хлоей все еще продолжается?
Фредерика бросила на него быстрый взгляд:
– А вы против него возражаете?
– Какое мне до этого дело, дорогая моя? Признаюсь, я считаю, что Чарлз мог бы найти партию получше, и уверен, что он столкнется с отчаянным сопротивлением со стороны мамаши Хлои. По-моему, ему следует твердо стать на ноги, прежде чем связывать себя браком, но я не имею ни малейшего намерения вмешиваться.
– Рада это слышать. Я с вами согласна – да и Хлоя слишком молода, чтобы думать о браке, если она действительно о нем думает. Она чересчур молода даже для официальной помолвки! Но мне кажется, их привязанность будет продолжительной. Что касается миссис Донтри, то я знаю, как можно убедить ее согласиться на этот брак. У меня есть отличный план!
Маркиз с опаской посмотрел на нее:
– Если ваш план включает меня, Фредрика…
– Только самую малость! Сколько времени вы не видели Диану?
– Очевидно, очень давно, так как я не могу припомнить никого с таким именем, – признался Элверстоук. – Но вы знаете, какая у меня скверная память! Кто такая… э-э… Диана и каким образом она связана с этой историей?
– Диана – сестра Хлои! – воскликнула Фредерика. – Как вы могли это забыть?
– Очень легко! – заверил он ее и с триумфом добавил: – Но теперь я припоминаю, что у Лукреции трое детей!
Глаза Фредерики смеялись, но она сурово заметила:
– Вы ужасный человек, сэр!
– Безусловно! Вы так часто мне это повторяете, что я полностью уверовал в ваше суждение!
Фредерика задохнулась от смеха.
– Пожалуйста, будьте серьезны хотя бы минуту!
– Я абсолютно серьезен!
– А у меня уже много лет как выросли зубы мудрости! – отрезала Фредерика. – Перестань-те меня дразнить и слушайте внимательно! Если я не заблуждаюсь, Диана произведет фурор, выйдя в свет. Она очень красивая девушка! Диана и Эндимион похожи на мать, и, если вы скажете мне, что миссис Донтри в молодости не была бриллиантом чистой воды, я вам не поверю! Не имеет особого значения, если у красивой девуш-ки куриные мозги…
– А у Дианы куриные мозги? – с интересом прервал маркиз.
– Она красивая дурочка! – ответила Фредерика и добавила после паузы: – Скажем так: ее умственные способности не более чем умеренные. Но это не важно – она будет иметь не меньший успех, чем Кэрис, и ее, безусловно, ожидает вы-годный брак – даже без вашей помощи! Есте-ственно, вы дадите бал в ее честь…
– Прошу прощения! Вы сказали «естественно»?
– Разумеется! Ведь вы устроили бал для Хлои!
– Не припоминаю ничего подобного! Я устроил бал для вас и Кэрис.
– Да, и по очень низменному мотиву! Но я слишком вам обязана, чтобы об этом распространяться. Все дело в том, что раз вы дали бал для Джейн Бакстид и Хлои Донтри, то вы, вполне естественно, дадите его и для Дианы!
– И столь же естественно, сделаю это для сестер Джейн? – осведомился маркиз.
Фредерика задумчиво наморщила лоб.
– Должна признаться, – откровенно сказала она, – что эта мысль способна обескуражить! Но вспомните, что у них есть брат, который вполне способен помочь им и, надо отдать ему справедливость, сделает это охотно. От вас же, кузен, требуется, когда придет время, намекнуть миссис Донтри, что ей крайне важно выдать замуж старшую дочь, прежде чем вывести в свет Диану! Разумеется, если у Хлои к концу ее второго сезона не появится новая привязанность. Умоляю вас, постарайтесь об этом не забыть!
Элверстоук с усмешкой посмотрел на нее:
– Боюсь, что не смогу. Вам придется мне напомнить. Но почему вас это заботит?
– Вы имеете в виду, что это не мое дело? Конечно, вы правы, но мне очень нравятся Хлоя и Чарлз, а если какие-нибудь люди вам нравятся, то вы всегда стараетесь им помочь.
Казалось, Фредерика считает само собой разумеющимся, что Элверстоук разделяет ее чувства. Маркиз ничего не сказал, но, думая об их разговоре, пришел к выводу, что ему, очевидно, нравятся очень немногие. Конечно, он не раз оказывал друзьям финансовую помощь, но это не было особой добродетелью, так как не требовало от него никаких жертв. Разумеется, он хорошо относился к Чарлзу и намеревался способствовать его карьере, но и это было для него легче легкого. Единственным человеком, ради которого он прилагал подлинные усилия, был Феликс, и он сделал это потому, что любит Фредерику. Хотя так ли это? Если бы Фредерики не существовало и в помине, разве он доверил бы Феликса невежественной повитухе миссис Хакнолл? Разумеется, нет! Он не нес никакой подлинной ответственности за братьев Мерривилл, но привязался к ним, возможно, потому, что они его интересовали, а может быть, из-за их трогательной веры в его способность решить любую проблему и отсутствие сомнений в его желании это делать. Ни одна из сестер маркиза не нуждалась в том, чтобы он помогал ее отпрыскам, но Фредерика, как бы мало она об этом ни думала, нуждалась в поддержке. Феликса нужно поместить в хорошую школу, а Джессами – найти знающего педагога, вместо того чтобы доверять образование двух мальчиков разных возрастов и способностей первому попавшемуся учителю, готовому взяться за это ради денег.
Покуда эти планы вращались в голове его лордства, еще один поклонник Фредерики, убежденный, что ее необузданные братья срочно нуждаются в умелом руководстве, был на пути к ферме Монка и прибыл туда через два дня после визита Харри.
Лорд Бакстид вошел в гостиную, застав Джессами сидящим у стола с книгами, а Элверстоука задумавшимся над непонятным фрагментом, по поводу которого к нему обратился его подопечный.
– Вы еще здесь, сэр? – воскликнул Карлтон. – А я думал, что вы должны быть в Эскоте!
– В таком случае ты ошибся, – отозвался маркиз. – Что привело тебя сюда, Бакстид?
– Я приехал узнать, как поживает мой маленький кузен, и предложить помощь его бедной сестре. Ужасная история! Я виню себя в том, что не употребил власть, дабы заставить мальчика отойти от шара и вернуться со мной в карету.
Маркиз перенес руку, которой он опирался на спинку стула, на плечо Джессами, и тот, правильно поняв этот сигнал, не проронил ни слова.
– Тебе незачем винить себя, Карлтон, – сказал Элверстоук. – Никакой власти у тебя не было, а ответственность лежала и все еще лежит на мне. Вот почему ты нашел меня здесь. Что до остального, Феликс уже поправляется, а Фредерика, несомненно, будет тебе признательна за предложение помощи, которая оказалась бы весьма кстати, если бы я утратил чувство порядочности и покинул моего подопечного в подобных обстоятельствах.
Лорд Бакстид не зависел от своего дяди и не боялся его, но всегда чувствовал себя в его обществе скорее неоперившимся юнцом, нежели главой семейства и разумным наставником братьев и сестер, каковым он себя считал.
– Если бы я знал, сэр, что вы здесь… – покраснев, сказал он. – Рад слышать, что бедный мальчик выздоравливает! Это должно послужить ему уроком, хотя никто не мог бы пожелать ему столь сурового наказания. Не мог бы ты проводить меня в его комнату, Джессами? Я принес Феликсу книгу и головоломки.
– Нет! – невольно вырвалось у Джессами. – Я имею в виду, что это очень любезно с вашей стороны, сэр, и Феликс будет вам благодарен, но… – Он умолк, когда длинные пальцы Элверстоука стиснули его плечо.
– Боюсь, что я не могу тебе позволить повидать его, – сказал маркиз. – Доктор распорядился не пускать к больному посетителей – ему нельзя возбуждаться.
– Разумеется, но я уверяю вас, что не стану его возбуждать! Вы же знаете, что мы с ним старые друзья!
– Едва ли такие старые, как он и Харри, – сухо отозвался Элверстоук. – Мы разрешили Харри навестить брата, но даже это привело к рецидиву. Поднимись наверх, Джессами, и сообщи Фредерике о приезде Бакстида.
Оставшись наедине с дядей, Бакстид, нахмурившись, посмотрел на него и промолвил:
– Должен заметить, сэр, мне кажется весьма удивительным, что вы оставались здесь все это время! Так как мисс Уиншем по-прежнему в Лондоне, я подумал…
– Ты беспокоишься о приличиях? – осведомился Элверстоук. – Могу тебя успокоить! Я остановился в «Солнце», в Хемел-Хэмстеде, – чертовски неудобное место! Надеюсь через несколько дней вернуться в Лондон – как только Феликс сможет обойтись без услуг моего лакея.
Бакстид выпучил глаза.
– Вашего лакея, сэр? Он обслуживает Феликса? Удивительно, что вы можете без него обойтись!
– Не могу, – сказал Элверстоук, – и поэтому связан по рукам и ногам. – Он обернулся, когда Фредерика вошла в комнату, и улыбнулся ей с ироническим блеском в глазах. – А, Фредерика! Я знал, что вы захотите повидать Баксти-да, который проделал этот путь, чтобы узнать о Феликсе!
– В самом деле! – быстро отозвалась она. – Как любезно с вашей стороны, кузен!
Карлтон взял ее за руку:
– Я не мог оставаться в стороне!
Маркиз, невозмутимо наблюдавший эту сцену через монокль, посоветовал Фредерике поведать Карл-тону всю историю болезни Феликса и удалился.
За это дезертирство он получил нагоняй сразу же после ухода Бакстида.
– Как могли вы оставить меня наедине с ним? – возмущенно осведомилась Фредерика. – Это… это просто низость!
– Но вы неоднократно уверяли меня, что давно вышли из возраста, когда нуждаются в компаньонке.
– Разумеется, я не нуждаюсь в компаньонке! Я имела в виду не это, что вам отлично известно! Но так бессердечно покинуть меня…
– Совсем наоборот! Я был не настолько бессердечен, чтобы лишить Карлтона радости побеседовать с вами наедине, чего он явно жаждал. Бедняга заслуживает награды за свою преданность! Он что, снова просил вашей руки?
– Вот именно! Это было ужасно! Он так говорил о Феликсе, что я чуть не лопнула от злости, но была вынуждена держать язык за зубами, зная, что у него наилучшие намерения. К тому же он привез Феликсу книгу и головоломку, которая наверняка бы снова вызвала у него жар, а то и вовсе свела с ума, если бы мне хватило глупости передать ее, чего я, конечно, не сделаю. Он начал говорить, с какой радостью снял бы бремя с моих плеч – как будто братья когда-то были для меня бременем! Я могла только вежливо отвергнуть его предложение! Но теперь я жалею о своей вежливости, потому что он сказал, что не отчаивается! Он так же глуп, как Эндимион!
– Нет-нет! – успокаивающе произнес Элверстоук. – Никто не может быть так глуп, как Эндимион!
– Ну, если вы в состоянии представить себе что-нибудь более глупое, чем делать предложение в такое время… Вы бы совершили такой идиотский поступок? Конечно нет! Думаю, что Эндимион тоже не совершил бы!
Несколько секунд маркиз смотрел на нее со странной усмешкой на губах. Потом он ответил:
– Не могу ручаться за Эндимиона, Фредерика, но я бы так не поступил!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фредерика - Хейер Джорджетт



легкий, ненавязчивый роман, написанный для современной женщины в стиле "гордости и предубеждения", только более эмоционально... нет стандартной пошлости любовных романов современных авторов, где на первое место выводится описание постельных сцен
Фредерика - Хейер ДжорджеттSophia
10.09.2010, 7.30





Как-то скучновато, и вовсе не из-за отсутствия "постельных сцен" и "стандартной пошлости". Нет интересных сюжетных линий, интриги.
Фредерика - Хейер Джорджеттнадежда
21.09.2012, 22.53





Очень понравилось. Прекрасный отдых от серых будней. Милые герои и все очень мирно. Никто не стреляет. Это умиротворяет.
Фредерика - Хейер Джорджеттлена
6.03.2014, 17.37





Это мой самый любимый роман)На душе становится легко,когда его читаешь)
Фредерика - Хейер ДжорджеттSasha
2.12.2014, 17.08





Нудно,затянуто, бессюжетно. Повесть о богатом, стареющем ловеласе-цинике, уставшем от назойливых "бедных"родствеников и тупо глумящемуся над ними, а у самого ни ума, ни чувства юмора. Ггероиня вызывает жалость своею убогостою...Ничего общего с Джейн Остин! Зря потраченое время. Оценка 1 балл и то просто за сочинительство.
Фредерика - Хейер ДжорджеттФрекен Бок
2.01.2015, 16.08





Нудно,затянуто, бессюжетно. Повесть о богатом, стареющем ловеласе-цинике, уставшем от назойливых "бедных"родствеников и тупо глумящемуся над ними, а у самого ни ума, ни чувства юмора. Ггероиня вызывает жалость своею убогостою...Ничего общего с Джейн Остин! Зря потраченое время. Оценка 1 балл и то просто за сочинительство.
Фредерика - Хейер ДжорджеттФрекен Бок
2.01.2015, 16.08





читала этот роман 10 лет назад .за эти годы прочитала очень много романов . но этот остался в памяти своей чистотой rnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnможет для некоторых читателей нужны страсти или постельные сцены но мне этот роман захотелось перечитать именно за чистые чувства.
Фредерика - Хейер Джорджеттраиса
11.01.2015, 13.44





нудятина...бла...бла...бла, слишком много пустых разговоров
Фредерика - Хейер ДжорджеттИрина
31.03.2015, 12.07





Ирина а в вашей жизни нет пустых разговоров .О особенно в интернете и на сайтах.
Фредерика - Хейер Джорджеттраиса
5.03.2016, 21.44





Вообще автор мне нравится. Но этот роман прочла до середины и последнюю главу. Гл.герой что-то уж слишком упивается своим гедонизмом. Красивая девочка Керис,ну не может или не хочет блистать в светских салонах,по мнению романного общества,- пустоголовая дурочка. И да -слишком много повторов в разных вариациях(то самое бла-бла). В жизни мы все делаем бла-бла,как же без этого! Но читать об этом утомительно.
Фредерика - Хейер ДжорджеттЧертополох
14.09.2016, 11.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100