Читать онлайн Фредерика, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фредерика - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 92)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фредерика - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фредерика - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Фредерика

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Вскоре размышления маркиза были прерваны осторожным царапаньем в дверь. Открыв ее, он впустил Джадбрука, который принес поднос, бесшумно поставил его на стол и прошептал, что его сестра, кроме ячменного отвара, прислала раствор уксуса на случай, если у бедного молодого джентльмена заболит голова. Посмотрев на Феликса, Джадбрук печально покачал головой.
– Похоже, парень совсем плох! – пробормотал он.
– Надеюсь, не так плох, как выглядит. Не могла бы ваша сестра прислать мне холодного мяса или что-нибудь вроде того?
– Что вы, ваше лордство, даже не думайте об этом! Она просила передать вам, что ваш обед будет подан в гостиной через полчаса, и извиниться, что это не то, к чему привыкло ваше лордство, так как у нее не было времени приготовить мясо или цыпленка. Мы сами обедаем днем, – виновато объяснил он, – но Полли прекрасно знает, как обслуживать джентльменов, так как она пятнадцать лет прослужила в Лондоне экономкой. Иногда я жалею, что Полли там не осталась, потому что ей никогда не нравилось жить в деревне – из-за этого она и чудит! Однако Полли сочла своим долгом переехать ко мне, когда моя жена умерла. В душе она женщина добрая, милорд, несмотря на все ее выходки. Полли разозлилась, что я доставил сюда юного джентльмена, не предупредив ее. А как я мог ее предупредить, милорд? Ведь это произошло, когда я работал в поле, в четверти мили отсюда! – Фермер улыбнулся и промолвил: – Ваше лордство ведь знает, каковы женщины! – В этих словах было куда больше правды, чем он полагал.
– Увы, хорошо знаю! – согласился маркиз. – Но думаю, я сумею поладить с мисс Джадбрук. Что касается моего обеда, пожалуйста, попросите ее не беспокоиться! Холодного мяса и сыра будет вполне достаточно. Только, если можно, принесите мне их сюда.
– Я бы мог посидеть с юным джентльменом, пока ваше лордство пообедает в гостиной.
Элверстоук покачал головой.
– Это очень любезно с вашей стороны, но мальчик может встревожиться, если проснется и увидит незнакомое лицо, – тактично объяснил он.
– Как скажете, милорд. – Поколебавшись, Джадбрук добавил: – Вот только не знаю, что предложить выпить вашему лордству. У нас есть только вино из первоцвета, которое делает Полли, а она говорит, что вам оно не подойдет. Я мог бы послать одного из моих парней в пивную, но сомневаюсь…
– Ни в коем случае! Разве у вас в доме нет пива? Это все, что мне нужно!
Джадбрук облегченно вздохнул:
– Ну, если так, милорд, я сразу же принесу вам кувшин!
Вместе с кувшином он принес второй поднос, нагруженный доказательствами радушия его сестры, и к тому времени, когда маркиз окончил трапезу, начавшуюся с тарелки отличного супа и включавшую спешно приготовленную баранину и двух голубей, поджаренных на вертеле, длинный летний день уже клонился к концу. Элверстоук с удовлетворением отметил, что его подопечный пошевелился, слегка изменив положение и повернув голову на подушке. После этого маркиз провел долгие переговоры с фермером, чьи упорные отказы принять плату за гостеприимство при других обстоятельствах смертельно бы ему наскучили, и послал за мисс Джадбрук, дабы поблагодарить ее за кулинарное искусство в надежде, что маленькая лесть позднее пойдет на благо Фредерике. Однако она не дала ему повода поздравить себя с успешным маневром, и, хотя разговаривала вежливо, ее лицо оставалось суровым, даже когда он сообщил ей, что прибытие мисс Мерривилл на ферму Монка вскоре снимет с нее всякую ответственность. Затем Джадбрук показал маркизу свою спальню, чтобы тот будил его в случае надобности, снабдил его достаточным количеством свечей и пожелал ему доброй ночи, появившись снова в ночной рубашке (за что, покраснев, попросил прощения) и передав раствор соли, доставленный слугой доктора.
Маркиз приготовился к долгим часам скуки, но они оказались не столь продолжительными. Задолго до того, как поднялись работники фермы, он готов был согласиться на неделю скуки взамен тех хлопот, которые обрушились на него, как только действие лауданума начало прекращаться.
Сначала Феликс только бормотал что-то неразборчивое, но постепенно он стал смутно ощущать боль и незнакомое окружение. Мальчик произнес имя сестры и попытался вытащить руки из-под одеяла, вызвав боль в растянутом запястье и слабо вскрикнув, но, когда маркиз сжал его здоровую руку и обратился к нему, он, казалось, его узнал.
– Не дайте мне упасть! Не дайте упасть! – повторял Феликс, глядя в лицо Элверстоуку и хватаясь за него пальцами, цепкими, как когти.
– Не дам, – отозвался маркиз, протягивая руку за раствором соли, который он налил в стакан при первых признаках беспокойства. – Сейчас ты в полной безопасности. – Высвободившись, Элверстоук поднес стакан к губам Феликса. – Открой рот и выпей это!
– Я хочу Фредерику! – заявил Феликс, сердито отвернувшись.
– Открой рот, Феликс! Делай, что тебе говорят! – И Элверстоук, прекрасно зная, что все лекарства отвратительны на вкус (хотя ему и приходилось принимать их крайне редко), безжалостно влил раствор ему в рот.
Феликс закашлялся, и его глаза наполнились слезами, но как будто стал выглядеть разумнее. Элверстоук опустил его на подушку и убрал руку.
– Вот так-то лучше! – сказал он.
– Я хочу Фредерику! – повторил Феликс.
– Она скоро придет, – пообещал Элверстоук.
– Пусть придет сразу же! – потребовал мальчик. – Скажите ей!
– Хорошо, скажу.
Последовала пауза. Маркиз надеялся, что Феликс снова заснет, но, собираясь отойти от кровати, заметил, что мальчик смотрит на него, словно пытаясь разглядеть его лицо. Очевидно, это ему удалось, так как он пробормотал со вздохом облегчения:
– А, это вы! Не уходите!
– Я не уйду.
– Мне так хочется пить!
Элверстоук снова приподнял Феликса, который на сей раз с удовольствием выпил ячменный отвар и сразу же уснул.
Однако сон был нелегким и кратким. Вздрогнув, Феликс проснулся и что-то забормотал. Очевидно, ему привиделся кошмар, в который голосу маркиза далеко не сразу удалось проникнуть.
– Кузен Элверстоук! – произнес мальчик и тут же простонал, что ему холодно.
Маркиз помрачнел, ибо цепляющаяся за него рука была сухой и горячей. Его успокаивающий голос произвел должный эффект. Некоторое время Феликс лежал спокойно, но с открытыми глазами, потом с тревогой заметил:
– Это не моя комната! Она мне не правится! Почему я здесь? Где я?
– Ты со мной, Феликс, – ответил маркиз.
Инстинктивно произнеся первые слова, которые пришли ему в голову, он уже в следующую секунду счел их предельно глупыми. Однако Феликс улыбнулся и сказал:
– Ах да, я забыл! Вы не уйдете, верно?
– Конечно, не уйду. Закрой глаза. Уверяю тебя, ты в полной безопасности.
– Да, потому что я не упаду, пока вы здесь, – сонно пробормотал Феликс.
Элверстоук промолчал и вскоре почувствовал, что мальчик уснул. Осторожно высвободив руку из его ослабевших пальцев, он отошел передвинуть свечу, чтобы ее мерцающий свет не падал на лицо Феликса. Маркизу показалось, будто дыхание мальчика стало ровнее, но надежда, что сон продлится долго, быстро развеялась и более не возобновлялась. Даже неискушенному в болезнях Элверстоуку было ясно, что Феликсу становится хуже; его лицо краснело все сильнее, а пульс заметно участился. Иногда мальчик дремал, но эти интервалы не были продолжительными, и после них он просыпался в состоянии лихорадочного возбуждения – почти на грани бреда. В один из моментов просветления Феликс пожаловался, что у него «все болит», но, когда маркиз стал смачивать ему участки лба, свободные от повязки, он оттолкнул его руку и сердито произнес:
– У меня болит не голова!
Вторая доза соляного раствора принесла некоторое облегчение, но Элверстоук несколько раз порывался позвать Джадбрука и попросить его послать за доктором Элкотом. Его удерживало только воспоминание о предупреждении врача, что мальчик может начать бредить, и сознание, что он еще способен вывести Феликса из помраченного состояния.
На рассвете жар немного уменьшился, но боли продолжались. Феликс тихо плакал и звал Фредерику. В пять часов маркиз услышал скрип осторожно открываемой двери и быстро вышел из комнаты, успев перехватить Джадбрука, который шел по коридору на цыпочках, держа башмаки в руке.
Джадбрук очень встревожился, узнав, что Феликсу стало хуже. Он обещал сразу же послать кого-нибудь из его парней к доктору в Хемел-Хэм-стед, который находится всего в четырех милях. Услышав, что нужна свежая порция ячменного отвара, фермер рискнул предположить, что чашка чаю пошла бы мальчику на пользу. Маркиз в этом сомневался, но казавшийся спящим Феликс прошептал:
– Я хочу чаю!
– Сейчас вам его принесут, сэр! – отозвался Джадбрук и добавил вполголоса: – Во всяком случае, это не повредит ему, милорд!
Когда принесли поднос, сомнения маркиза усилились. Он не был знатоком чая, подобно его другу лорду Питершему, но чувствовал инстинктивное недоверие к красновато-коричневому вареву в чайнике и надеялся, что Феликс откажется от него. Однако Феликс не отказался, и чай как будто освежил его. Когда через час прибыл доктор Элкот, он заметил:
– Покуда вы не даете ему горячее вино, у меня нет возражений. А теперь, милорд, прежде чем я пойду к мальчику, скажите, что не так. Вы выглядите встревоженным. Ночь выдалась скверная?
– Очень скверная! – ответил Элверстоук. – У Феликса был жар, иногда он бредил и все время жаловался на боль. Он говорит, что у него все болит, но это, слава богу, вроде бы не голова!
– Слабое утешение! – проворчал доктор.
Он провел некоторое время в комнате больного и, укрыв Феликса одеялом после долгого и тщательного осмотра, весело сказал:
– Ну, молодой человек, я не сомневаюсь, что сейчас вы чувствуете себя хуже некуда, но вскоре вы будете в полном порядке! А теперь я хочу дать вам питье, от которого вы почувствуете себя лучше.
Феликс не бредил, но явно был не в себе. Он энергично возражал против осмотра, утверждая, что к нему нельзя прикасаться, и подчинился только после приказа маркиза. Теперь он протестовал против мерзкого на вид снадобья, которое доктор Элкот налил в маленький стакан. Маркиз взял стакан у Элкота и, когда Феликс снова мотнул головой, сурово произнес:
– Ты становишься нудным, Феликс, а я не выношу зануд, поэтому, если ты хочешь, чтобы я оставался с тобой, делай что я тебе говорю, и немедленно!
Напуганный угрозой, Феликс проглотил снадобье, с беспокойством спросив у маркиза, когда тот опустил его голову на подушку:
– Теперь вы не уйдете?
– Нет.
Феликс казался удовлетворенным, и через несколько минут его веки опустились. Доктор Элкот коснулся плеча маркиза, и оба вышли из комнаты.
– У вас есть дети, милорд? – спросил врач, закрыв дверь.
– Насколько я знаю, нет.
– А я подумал, что есть, так как вы умеете с ними обращаться. Что ж, это именно то, чего я ожидал: ревматическая лихорадка. Бесполезно спрашивать меня, насколько это серьезно, потому что я еще сам этого не знаю. Могу лишь сказать, что он нуждается в тщательном уходе. Вы говорили, что должна приехать его сестра. На нее можно положиться? Простите, что говорю не стесняясь, но это очень важно.
– Вы можете полностью положиться на мисс Мерривилл, – ответил Элверстоук. – Она очень толковая женщина и с раннего детства заменила Феликсу мать. Но так как я ничего не смыслю в болезнях, то вынужден попросить вас просветить меня. Очевидно, ревматическая лихорадка – более серьезная вещь, чем я думал?
– Она может иметь серьезные последствия, – отозвался Элкот. – Но у мальчугана, по-моему, достаточно крепкий организм, поэтому не стоит тревожить его сестру. Когда она приезжает?
– Это мне неизвестно, но, насколько я ее знаю, она приедет сюда как только сможет. Конечно, она захочет вас повидать.
– А я хочу повидать ее. Пока мальчик в приличном состоянии – я дал ему болеутоляющее и надеюсь, что он проспит большую часть утра. Вам также не помешает прилечь, милорд.
– Я предпочитаю побриться, – ответил Элверстоук.
– Тогда сделайте то и другое, – посоветовал доктор.
Но маркиз ограничился бритьем. Он с опаской разглядывал казавшуюся неудобной старомодную бритву, которую одолжил ему Джадбрук, однако лезвие было хорошо наточено, и бритье прошло без несчастных случаев. Тем временем мисс Джадбрук придала презентабельный облик его измятому муслиновому шейному платку, и, хотя маркиз не решился доверить ей свой костюм для глажки, теперь он мог встретить Фредерику в сносном виде, опасаясь, правда, критического взгляда своего слуги.
Фредерика прибыла в начале одиннадцатого в карете маркиза и без сопровождения. Элверстоук помог ей спуститься и сказал, все еще держа ее своими сильными руками:
– Славная девочка! Я знал, что вы не задержитесь!
– Я не смогла выехать так рано, как мне хотелось, но ваши форейторы гнали лошадей со скоростью ветра! – Она посмотрела на него и произнесла с улыбкой во взгляде, которая привлекала его все больше: – Я уже столько раз благодарила вас, кузен, что у меня, кажется, не осталось слов.
– Очень этому рад, – отозвался Элверстоук.
– Да, вам скучно, когда вас благодарят, но надеюсь, вы знаете, что творится в моем сердце!
– Не знаю, но хотел бы знать. Фредерика улыбнулась:
– Вы шутите! Я прощаю вас только потому, что вы бы не стали так делать, если бы… если бы положение было отчаянным! Скажите, как он?
– Все еще спит. Утром я послал за доктором, и он дал ему какое-то болеутоляющее средство. Доктор собирается снова навестить его около полудня. Я сказал ему, что вы захотите его повидать, а он ответил, что тоже хочет повидаться с вами. Ему хватило дерзости спросить, можно ли на вас положиться! Входите! Вам уже приготовили спальню и отвели гостиную.
– Если вы будете любезны пройти со мной, мэм, я провожу вас в гостиную, – предложила стоящая в дверях мисс Джадбрук.
Она говорила весьма холодно, но немного оттаяла, когда Фредерика отозвалась, протянув руку:
– Благодарю вас! Я очень вам признательна за то, что вы сделали! Боюсь, вам это причинило много хлопот.
– Что касается хлопот, мэм, то я никогда против них не возражала, – ответила мисс Джадбрук, пожимая протянутую руку и неохотно приседая в реверансе. – Если бы Джадбрук спросил меня, я бы сама ему велела доставить сюда юного джентльмена, но вот ухаживать за ним я не в состоянии!
– Разумеется! – согласилась Фредерика. – Вы и без этого сделали достаточно! – Последовав за хозяйкой в гостиную, она задержалась на пороге, окинула комнату быстрым взглядом и воскликнула: – Какой красивый ковер!
Маркиз, которому ковер казался ужасным, недоуменно заморгал, но быстро понял, что Фредерика сказала именно то, что нужно. Мисс Джад-брук, просияв от удовольствия, ответила, что ковер положили менее месяца назад, и почти любезно пригласила Фредерику подняться наверх.
Маркиз, благоразумно оставшись внизу, отправился поговорить со своим слугой. Он застал Карри, который подъехал в фаэтоне следом за каретой, помогающим одному из работников Джадбрука вытаскивать из кареты багаж, а Нэпп, не утративший достоинства после путешествия на козлах, руководил операцией. Элверстоук велел форейторам отвезти карету в гостиницу «Солнце» в Хемел-Хэмстеде, которую порекомендовал ему доктор Элкот, Нэппу – снять там комнаты, а Карри – ждать с фаэтоном, пока он не будет готов покинуть ферму, и вернулся в дом.
Вскоре Фредерика спустилась в гостиную. Она отказалась от кресла и села к столу, положив на него руки.
– Феликс еще спит, но беспокойно. Прежде чем я вернусь к нему, я хотела бы узнать у вас, кузен, что сказал доктор. У Феликса сильный жар, и я догадываюсь, какую тревожную ночь вы провели. – Увидев, что он колеблется, Фредерика спокойно добавила: – Не бойтесь говорить правду – я не дурочка и не так легко падаю в обморок. – Она постаралась улыбнуться. – Не в первый раз один из моих братьев болеет или прилагает все усилия, чтобы убить себя. Так что говорите!
– Элкот считает, что у Феликса ревматическая лихорадка, – напрямик сказал Элверстоук.
Фредерика кивнула:
– Я этого опасалась. Такое однажды было у моей матери. Потом она уже никогда хорошо себя не чувствовала – лихорадка подействовала на сердце. Тогда я еще была ребенком, но хорошо помню, как болела мама, – по-моему, тяжелее, чем Феликс. Но нашему доктору недоставало опыта, и ей не обеспечили хорошего ухода. Припоминаю, как она с трудом поднималась с кровати, слыша плач Феликса. Но Феликс крепче, чем была мама, да и медицина не стоит на месте. Обещаю вам не впадать в отчаяние, так что вам незачем смотреть на меня, словно вы боитесь, что я вот-вот упаду в обморок!
– Этого я не боюсь – вы слишком крепки духом, чтобы падать в обморок. Просто я опасаюсь, что впереди у вас трудное и беспокойное время. Могу лишь надеяться, что вы его выдержите.
– Благодарю вас! Я вовсе не такое уж беспомощное создание! Меня поддержит Джессами – он приедет, возможно, уже завтра, если Харри вернется в Лондон сегодня вечером, как мы рассчитываем. Бедный Джессами очень хотел поехать сюда со мной, но даже ни слова об этом не сказал. Он понимал, что нельзя оставлять Кэрис одну со слугами, и заявил, что останется на Аппер-Уим-поул-стрит, пока его не сменит Харри. Джессами собирается доехать до Уотфорда в почтовой карете. Он меня очень выручит – я смогу доверить ему следить за Феликсом, пока он спит, и сама прилечь на какое-то время. Видите, как я благоразумна, кузен!
– Я никогда в этом не сомневался. Могу я узнать, какое участие принимает в этой истории мисс Уиншем?
– Очень маленькое, – призналась Фредерика. – Понимаете, мой дядя умер прошлой ночью.
– Примите мои соболезнования! Мне казалось, это должно освободить мисс Уиншем от того, что она считает своим долгом, но, по-видимому, я ошибся.
– Да, потому что тетя Амелия лежит в прострации и впадает в истерику, как только тетя Серафина отходит от нее. У нее спазмы, депрессия и… О боже, мне не следует так говорить! Я сама настолько бесчувственна, что не могу сопереживать людям вроде тети Серафины. Когда я вижу ее, мне хочется…
– Я знаю, чего вам хочется, – усмехнулся маркиз. – Видел, как вы обошлись с Кэрис в аналогичной ситуации.
– Она была совсем не аналогичная! – возразила Фредерика. – Бедняжка Кэрис страдала от сильного шока, и у нее были для этого все основания! А смерти дяди ожидали уже давно – и во всяком случае, я не стала бы давать моей тете пощечину!
– Как бы вам этого ни хотелось, – кивнул он.
– Какая чушь! – Ее сердитому тону противоречили искорки смеха в глазах. – Если бы я не была вам так обязана, то сказала бы…
– Что я самый невыносимый человек в мире?
– Я хотела сказать, самый отвратительный! – Затем ее лицо смягчилось. – Но для нас вы всегда были самым добрым! Ладно, сэр, будем говорить серьезно. Дела не так плохи, как вы думаете. Моя тетя обещала присматривать за Кэрис, но она чувствует, что ее сестра нуждается в ней больше. Ну… очевидно, я тоже должна это чувствовать, поэтому вряд ли могу ее порицать! Тетя считает, что ее присутствие не обязательно, так как Кэрис в такое время не подобает посещать приемы, а на прогулках ее может сопровождать Харри, да и миссис Херли будет заботиться о ней. К тому же ваша сестра – кузина Элизабет – так же добра к нам, как и вы. Этим утром она прислала Кэрис записку с предложением погостить в вашем доме, пока меня не будет, и сопровождать ее сегодня вечером на прием у леди Каслри. Разумеется, Кэрис отказалась – ничто не может заставить ее веселиться в подобных обстоятельствах! – а я знаю, что могу положиться на Харри. Он очень привязан к Кэрис и не даст ей впасть в уныние! – Она поднялась. – Я должна идти. Когда вернетесь в Лондон, пожалуйста, расскажите Кэрис, как обстоят дела, и заверьте ее, что нет оснований для чрезмерных опасений.
– Охотно, но я еще не собираюсь в Лондон. По-вашему, я намерен сбежать? Надеюсь, я не настолько отвратителен! По-вашему, почему я послал за своим камердинером?
– Так это ваш камердинер? А я приняла его за курьера и удивилась, зачем вам понадобилось снабжать меня им!
– В высшей степени нелепое предположение, Фредерика.
– Откуда мне знать, какая причуда может прийти вам в голову? – возразила она. – Никогда не встречала такого экстравагантного субъекта, как вы! Но вам незачем оставаться здесь из-за меня! В этом нет никакой надобности!
– Вы ошибаетесь. После всех хлопот и тревог за последние сутки мне необходимо провести несколько дней в сельской местности. Я остановлюсь в отеле «Солнце» в Хемел-Хэмстеде – и пожалуйста, не спорьте со мной! – Он крепко сжал ее руку. – Сейчас я ухожу, но скоро вернусь убедиться, что вы как следует заботитесь о моем подопечном!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фредерика - Хейер Джорджетт



легкий, ненавязчивый роман, написанный для современной женщины в стиле "гордости и предубеждения", только более эмоционально... нет стандартной пошлости любовных романов современных авторов, где на первое место выводится описание постельных сцен
Фредерика - Хейер ДжорджеттSophia
10.09.2010, 7.30





Как-то скучновато, и вовсе не из-за отсутствия "постельных сцен" и "стандартной пошлости". Нет интересных сюжетных линий, интриги.
Фредерика - Хейер Джорджеттнадежда
21.09.2012, 22.53





Очень понравилось. Прекрасный отдых от серых будней. Милые герои и все очень мирно. Никто не стреляет. Это умиротворяет.
Фредерика - Хейер Джорджеттлена
6.03.2014, 17.37





Это мой самый любимый роман)На душе становится легко,когда его читаешь)
Фредерика - Хейер ДжорджеттSasha
2.12.2014, 17.08





Нудно,затянуто, бессюжетно. Повесть о богатом, стареющем ловеласе-цинике, уставшем от назойливых "бедных"родствеников и тупо глумящемуся над ними, а у самого ни ума, ни чувства юмора. Ггероиня вызывает жалость своею убогостою...Ничего общего с Джейн Остин! Зря потраченое время. Оценка 1 балл и то просто за сочинительство.
Фредерика - Хейер ДжорджеттФрекен Бок
2.01.2015, 16.08





Нудно,затянуто, бессюжетно. Повесть о богатом, стареющем ловеласе-цинике, уставшем от назойливых "бедных"родствеников и тупо глумящемуся над ними, а у самого ни ума, ни чувства юмора. Ггероиня вызывает жалость своею убогостою...Ничего общего с Джейн Остин! Зря потраченое время. Оценка 1 балл и то просто за сочинительство.
Фредерика - Хейер ДжорджеттФрекен Бок
2.01.2015, 16.08





читала этот роман 10 лет назад .за эти годы прочитала очень много романов . но этот остался в памяти своей чистотой rnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnможет для некоторых читателей нужны страсти или постельные сцены но мне этот роман захотелось перечитать именно за чистые чувства.
Фредерика - Хейер Джорджеттраиса
11.01.2015, 13.44





нудятина...бла...бла...бла, слишком много пустых разговоров
Фредерика - Хейер ДжорджеттИрина
31.03.2015, 12.07





Ирина а в вашей жизни нет пустых разговоров .О особенно в интернете и на сайтах.
Фредерика - Хейер Джорджеттраиса
5.03.2016, 21.44





Вообще автор мне нравится. Но этот роман прочла до середины и последнюю главу. Гл.герой что-то уж слишком упивается своим гедонизмом. Красивая девочка Керис,ну не может или не хочет блистать в светских салонах,по мнению романного общества,- пустоголовая дурочка. И да -слишком много повторов в разных вариациях(то самое бла-бла). В жизни мы все делаем бла-бла,как же без этого! Но читать об этом утомительно.
Фредерика - Хейер ДжорджеттЧертополох
14.09.2016, 11.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100