Читать онлайн Фредерика, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фредерика - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 92)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фредерика - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фредерика - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Фредерика

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

За дверью находился неровно выложенный каменными плитками коридор, в конце которого дубовая лестница вела на верхний этаж. Джессами после своего дерзкого вторжения оказался лицом к лицу с костлявой женщиной, чьи резкие черты лица обладали всеми признаками хронического дурного настроения. В ответ на ее сердитый вопрос Джессами, запинаясь, пробормотал:
– Прошу прощения, но здесь мой брат… Мальчик, которого доставили сюда…
Этот ответ отнюдь не умиротворил женщину, скорее подействовал наподобие спички, поднесенной к бочонку с порохом. На ее щеках появился гневный румянец, а глаза сердито блеснули.
– Ах вот как? Тогда я рада вас видеть, юный сэр, так как надеюсь, что вы заберете его отсюда! Этот дом не больница и не постоялый двор, а мне хватает забот и без ухода за больными мальчиками! К тому же я не сиделка и не желаю брать на себя ответственность!
Внезапно монолог, грозивший обернуться долгой обличительной речью, прекратился, а челюсть женщины отвисла. На пороге появился Элверстоук. Расстегнутая накидка из белой шерстяной ткани эффектно подчеркивала его импозантную фигуру, облаченную в плотно облегающий жилет, светлые панталоны и отполированные до блеска ботфорты. Разумеется, подобный наряд подходил для Бонд-стрит, а не для деревни, где выглядел абсолютно неуместным, однако на мисс Джадбрук он произвел ослепительное впечатление.
– Вы и в самом деле не обязаны это делать, – вежливо, но с легким оттенком высокомерия промолвил маркиз. – Должно быть, вы мисс Джадбрук. Я – лорд Элверстоук. Если вы будете так любезны, я хотел бы повидать доктора.
– Да, милорд. – Ошеломленная мисс Джадбрук присела в реверансе. Однако, будучи особой не робкого десятка, она быстро пришла в себя. – Надеюсь, я не бесчувственная женщина, милорд, и знаю свои обязанности, но не мое дело ухаживать за мальчиками, которые падают с воздушных шаров! Джадбруку следовало это знать, прежде чем привозить его сюда, не предупредив меня, а тем более забирать Бетти из сыроварни, чтобы она сидела с ним! Пусть не думает, что я стану выполнять ее работу! Мне очень жаль юного джентльмена, но у меня нет ни времени, ни терпения ухаживать за ним, пока он лежит в таком состоянии, о чем я и сказала доктору Элкоту. А если миссис Хакнолл перешагнет порог этого дома, ноги моей здесь не будет, можете не сомневаться!
– Все эти дела, несомненно, можно будет уладить, когда я побеседую с доктором, – сказал Элверстоук.
Мисс Джадбрук негодующе фыркнула, однако скучающий вид его лордства обескуражил ее.
– Надеюсь, милорд! – отозвалась она более миролюбиво. – Доктор в моей гостиной – возится с бинтами, лубками, водой и еще бог знает с чем. Сюда!
Женщина открыла дверь в левой стене коридора и окликнула:
– Милорд Элверстоук и брат мальчика хотят видеть вас, доктор! И я буду вам признательна, если вы прекратите проливать воду на мой новый ковер!
– Уйди, женщина! – раздраженно отозвался доктор.
Вопреки ожиданиям Джессами, в комнате находились только врач и младший из двух воздухоплавателей. Последний сидел у стола с пластырем на лбу, покуда доктор бинтовал ему руку в лубке.
– Феликс!.. – вырвалось у Джессами. – Где мой брат?
Доктор устремил на него пронизывающий взгляд из-под косматых бровей.
– Вы его брат? Ну, вам незачем беспокоиться – он не смог убить себя. – Посмотрев на Элверстоука, доктор удостоил его кивка. – Добрый день, милорд. Вы родственник мальчика?
– Кузен и… э-э… опекун, – ответил маркиз.
– Тогда должен вам сказать, милорд, – заметил доктор, продолжая работу, – что вы очень беспечный опекун.
– Похоже на то, – согласился Элверстоук. – Мальчик сильно пострадал?
– Пока еще рано об этом говорить. У него сильная контузия, открытая рана на лице, но кости целы, за исключением пары ребер. Конечно, ушибов множество. Полчаса назад он пришел в сознание и жаловался на головную боль. Это может означать…
– Должно быть, это из-за высоты, – вмешался его теперешний пациент. – Многие страдают от головной боли, когда…
– Я не невежда! – огрызнулся доктор. – Сидите спокойно!
– У него… поврежден мозг? – спросил Джес-сами таким тоном, словно боялся услышать ответ.
Доктор снова бросил на него пронизывающий взгляд:
– Нет причин предполагать такое. Конечно, он не в себе – этого следовало ожидать, но, думаю, знает, что с ним произошло. Болтает, что он чего-то «не смог» и о падении.
Воздухоплаватель опять вмешался, ббратившись к Элверстоуку:
– Я думал, что он в безопасности, милорд! Все шло хорошо, пока мы не начали спуск и нас не отнесло в сторону! Понимаете, когда спускаешься близко к земле…
– Да, я знаю, что там часто сталкиваешься с ветрами, которых нет на большей высоте, – прервал Элверстоук. – Очевидно, вас отнесло к деревьям. Не важно, почему это случилось – просто расскажите, что произошло, когда вы запутались в ветвях… кажется, вяза, не так ли?
– Возможно, милорд. Я не разбираюсь в деревьях. Когда мистер Аултон увидел, что мы не можем подняться, так как клапан застрял, когда он пытался его закрыть, он крикнул, чтобы я хватался за ветку и выбирался на нее из гондолы. «Вы первый, Биниш, а потом дадите руку мальчику!» – велел мистер Аултон. Я так и сделал – это не составило труда, да и опасности особой не было: вес гондолы без пассажиров резко уменьшился, так что она не могла сломать ветки и рухнуть наземь. Клапан был открыт, и газ выходил быстро, поэтому не приходилось опасаться, что шар опять взлетит. А мальчишка нисколько не боялся – клянусь вам! Он был абсолютно спокоен и думал только о способах управления шаром! «Не волнуйтесь за меня! – сказал он. – Я справлюсь!» Я в этом и не сомневался, милорд. Мистер Аултон помогал ему выбраться из гондолы, а я как раз подумал, что мальчику не понравится, если я подам ему руку, когда он вдруг словно голову потерял! Вроде бы он крепко держался за ветку, хотя все случилось так быстро, что я ни в чем не уверен. Я только знаю, что он крикнул: «Не могу!» – и упал! Клянусь, милорд, я сделал все, что мог! Я пытался поймать его, но потерял равновесие и тоже свалился с дерева!
Джессами слушал с возрастающим недоверием.
– Быть такого не может! – воскликнул он. – Феликс лазает по деревьям, как кошка!
– Молодой человек, – покачал головой доктор, – если вы не понимаете, почему ваш брат не смог удержаться за ветку, то я вам объясню. Его руки онемели от холода.
– Господи! – простонал Биниш. – Он ни разу не говорил…
– Очевидно, он чувствовал, что у него замерзли руки, но не понимал, что не может ими пользоваться. Он ведь всего лишь мальчик, а тут еще такое приключение…
Биниш, глядя на маркиза, явно разрывался между чувством вины и желанием оправдаться.
– Мы не виноваты, милорд! – снова заговорил он. – Может быть, мне следовало сразу его прогнать, но паренек ведь не причинял никакого вреда и оказался таким смышленым! Мистер Аултон вам может подтвердить – мальчик не просто хотел поглазеть, как взлетит шар, а интересовался, как он устроен, как им управлять, и вообще…
– Пожалуйста, не думайте, что я в чем-то вас виню! – прервал маркиз. – Если кто-то и виноват, так это я, потому что мальчик был на моем попечении.
– Виноваты не вы, а я! – сдавленным голосом произнес Джессами.
– Мы просто не подозревали, милорд, что он собирается такое проделать! Правда, я сказал, что мы были бы рады, если бы он полетел с нами, но ведь это не всерьез! Дело в том, что мальчуган умолял нас взять его, а мистер Аултон довольно резко ответил, что он еще слишком мал, и… ну, он выглядел таким жалким, если ваше лордство понимает, что я имею в виду…
– Отлично понимаю, – мрачно отозвался маркиз.
– Я сказал, что мы не можем взять его без согласия отца, и мистер Аултон меня поддержал. Он даже добавил, что если бы мы взяли в полет мальчика без отцовского разрешения, то нас бы отправили в тюрьму! – При этом воспоминании мрачное лицо Биниша осветила улыбка. – Будь я проклят, если плутишка не припомнил ему это, когда мы втащили его в гондолу! «Вас не отправят в тюрьму, – заявил он, – потому что у меня нет отца!» – Биниш снова усмехнулся. – Храбрый парнишка! Когда я увидел его уцепившимся за канат уже поднимающегося шара, то подумал, что он со страху сделает какую-нибудь глупость! Мы стали кричать ему, чтобы он держался крепче, но паренек ничуть не испугался, и нам легко удалось его втащить. Каждая минута полета доставляла ему удовольствие, хотя у него зубы стучали от холода! – Услышав стон Джессами, Биниш обернулся к нему: – Мы делали все, что могли, сэр, но могли-то мы не так уж много.
– Знаю. Вы спасли его, и я вам очень благодарен. Сэр, где сейчас мой брат? Могу я его видеть?
– Конечно можете! – ответил доктор. – Он лежит наверху – первая дверь направо от лестницы. Посидите с ним, а девочке, которую я там оставил, скажите, что она может возвращаться в сыроварню. Сейчас мальчик крепко спит, так что не пытайтесь его будить! И не впадайте в отчаяние из-за того, что у него перевязана голова! Мне пришлось наложить на его лицо пару швов.
– А если он проснется, мне позвать вас? – робко спросил Джессами.
– Он не проснется. Я дал ему снотворное, так как хотел, чтобы он поспал как можно дольше. Ну, бегите! – Доктор проводил взглядом Джессами, скорчил гримасу Элверстоуку и поправил узел бинта на шее Биниша. – С вами я покончил! – сказал он ему. – Пусть это послужит вам уроком! Если бы Господь хотел, чтобы люди летали, он бы снабдил их крыльями! Вам лучше некоторое время посидеть спокойно.
– Со мной все в порядке, доктор! – бодро отозвался Биниш. – Спасибо вам за работу! Я только хочу, чтобы мальчонка выкарабкался. А сейчас я схожу посмотреть, сняли ли с дерева шар.
– Храбрости куда больше, чем мозгов! – проворчал доктор. – Сначала воздушные шары, а потом что?
– На это вам лучше меня сможет ответить Феликс, – сказал Элверстоук, снимая накидку и кладя ее на стул. – А пока что я хотел бы знать, насколько серьезно он пострадал.
– Спросите меня об этом завтра, милорд, – все еще ворчливым тоном ответил доктор, складывая инструменты в сумку. – Я не притворялся, сказав, что об этом еще рано говорить. Хотя даже если бы я что-нибудь знал, то не стал бы говорить при его брате. Мне отлично известна эта порода – больше нервов, чем плоти! – и я не желаю иметь на руках еще одного пациента. Что касается… как его?.. Феликса, то я уже сказал вам, что у него нет переломов, кроме пары ребер, из-за которых не стоит волноваться. Но мальчик перенес тяжелый шок, поэтому я дал ему столько лау-данума, сколько он в состоянии выдержать. Обычно я так не делаю, но в подобных случаях самое главное – полный покой! Я не придаю особого значения жалобам на головную боль, но сейчас еще ничего точно неизвестно, поэтому, милорд, если вы хотите забрать его отсюда, я не советую вам это делать!
– Успокойтесь, доктор, у меня нет подобных намерений!
– Отлично! Но все дело в том, что, если я не ошибаюсь, мальчик будет нуждаться в тщательном уходе. Джадбрук вполне достойный парень, но на его сестрицу нельзя положиться, а я не могу прислать сиделку. Здесь есть только одна, и она находится при роженице…
– Если вы имеете в виду миссис Хакнолл, – прервал Элверстоук, – то нам незачем тратить время, обсуждая ее достоинства! Мисс Джадбрук уже информировала меня, что, если миссис Хакнолл переступит порог этого дома, она тотчас же его покинет! Завтра тетя Феликса или, что более вероятно, его сестра, мисс Мерривилл, приедет ухаживать за ним. А теперь скажите без обиняков: чего вы опасаетесь?
Доктор Элкот застегнул сумку, нахмурился и наконец ответил:
– Того, милорд, что мальчик продрог до мозга костей!
– Мое опекунство – совсем недавнее, но мне известно со слов мисс Мерривилл, что Феликс подвержен грудному заболеванию, которое она именует бронхитом.
– Ну конечно! – фыркнул доктор. – Новое название для старой болезни! Если не случится ничего худшего, он сможет считать, что ему крупно повезло! Пока что я больше ничего не могу вам сказать, милорд. Посмотрим! Полли Джадбрук – упрямая старая дева, но, по крайней мере, ей хватило ума закутать мальчика в одеяла и положить ему в ноги нагретые кирпичи. На вид он крепкий паренек, так что, может быть, все обойдется… – Он резко добавил: – Если хотите, милорд, можете послать за вашим лондонским врачом – я не возражаю! Только сейчас он не скажет вам ничего, кроме того, что сказал я, и не даст никаких других указаний. Держите мальчика в тепле и покое, давайте ему столько ячменного отвара, сколько он захочет, – я уже велел Полли приготовить его, и она это сделает, можете не беспокоиться! – а если у него будет жар, дайте ему раствор соли – я сам приготовлю нужную дозу и пришлю сюда. Только никакого горячего вина и других старушечьих снадобий! – Он сделал паузу и с сомнением посмотрел на маркиза. – Насколько я понимаю, ваше лордство собирается остаться с ним?
– Естественно! Но так как я мало понимаю в болезнях и у меня нет опыта в уходе за больными, я был бы вам обязан, доктор, если бы вы мне сказали, чего мне следует ожидать, что делать и где вас можно найти в случае нужды.
– Где меня найти, вам здесь всякий скажет. Если в состоянии мальчика наступят какие-нибудь тревожные изменения, Джадбрук пошлет за мной одного из своих парней. Я сразу приду, – добавил доктор, – так как вы кажетесь мне разумным человеком, который не станет ударяться в панику, если мальчик начнет немного бредить под действием снотворного. Завтра утром я его навещу.
После ухода доктора маркиз провел несколько минут, обдумывая ситуацию. Она была весьма необычной, и, хотя он был готов справиться с ней, не теряя головы и хладнокровия, при взгляде на инструкции врача, нацарапанные на листе бумаге, ему захотелось, чтобы они были более развернутыми. С печальным вздохом Элверстоук спрятал бумагу в карман и отправился на поиски Карри.
– Похоже, милорд, мы здорово влипли! – сказал ему слуга. – Старая ведьма и Бетти говорили мне, что мастер Феликс может помереть, но я надеюсь, что это не так!, – Я тоже, Карри. Но сейчас я собираюсь отправить тебя в Лондон.
– В Лондон, милорд? – Карри уставился на него.
– Да, и как можно скорее, – подтвердил Элверстоук, вынимая часы. – Ты должен добраться туда задолго до полуночи, поэтому меняй лошадей так часто, как сможешь! Возьми с собой мастера Джес-сами – здесь от него никакого толку, а мисс Мерривилл может подумать, что дело обстоит хуже, чем на самом деле, если ни он, ни я к вечеру не вернемся в Лондон. Джессами может помочь ей и, безусловно, составит сестре компанию, когда она завтра поедет сюда ухаживать за мастером Феликсом.
– Как бы мастер Джессами не перепугал ее до смерти, – с сомнением промолвил Карри. – Он всю дорогу метался, точно муха в коробке, милорд!
– Да, но, если я в нем не ошибаюсь, он не будет так делать, когда почувствует себя ответственным за сестру. До Уотфорда вы доберетесь в фаэтоне и оставите его там, а дальше поедете в почтовой карете.
Взяв пачку денег, Карри нахмурился:
– Вам они могут понадобиться здесь, милорд.
– Не сразу. А завтра ты привезешь мне пополнение – мистер Тревор об этом позаботится. Когда приедете на Аппер-Уимпоул-стрит, постарайся поговорить с мисс Мерривилл. Скажи ей, что моя карета заедет за ней завтра в любое назначенное ею время, но не позволяй ей выезжать на ночь глядя! Думаю, ей хватит ума этого не делать. Потом отправляйся в Элверстоук-Хаус и передай мистеру Тревору письмо, которое я ему напишу. Он сделает все остальное. Завтра ты будешь сопровождать сюда мисс Мерривилл – или, возможно, мисс Уиншем – до Уотфорда; там заберешь мой фаэтон и серых и доставишь их мне. Запомни, Карри: если мисс Мерривилл захочет нанять почтовую карету, ты скажешь ей, что я распорядился, чтобы она ехала в моей карете, которая понадобится, когда мастера Феликса можно будет забрать домой. Теперь попытайся раздобыть перо, чернила и писчую бумагу у этой весьма нелюбезной женщины и принеси их в гостиную. Это может придать мне важности в ее глазах!
– Еще бы, милорд! – ухмыльнулся Карри. – Эта баба – сущая ведьма! Но когда я ей сказал, что ваше лордство щедро платит за исполнение его желаний, она сразу сменила тон!
– Рад это слышать. Скажи ей, чтобы наняла в деревне женщину, – если хочет, нескольких женщин: я за все заплачу. А где ее брат? Ты видел его?
– Еще нет, милорд. Он ушел со своими парнями снимать шар с дерева и погрузить его в свой фургон, что не понравилось его сестрице.
– Неудивительно! – заметил его лордство.
Письменные принадлежности, которые Карри вскоре доставил в гостиную, оставляли желать лучшего: чернила были выцветшими, перо – затупившимся, а бумага – грязноватой и с загнутыми краями. Маркиз смирился с этим, но взбунтовался против набора разноцветных печатей, решив просто сложить письмо Чарлзу Тревору вдвое. Он мог писать тупым пером и на грязной бумаге, но только не запечатывать письмо розовой, зеленой или ярко-синей печатью.
Передав послание Карри, Элверстоук собирался подняться наверх, но его задержало появление на сцене мистера Аултона, прибывшего в сопровождении фермера. Ему пришлось терпеливо выслушать объяснения, обвинения и извинения аэронавта, но Джадбрук оказался немногословным и доброжелательным человеком.
– Вы только скажите, что вам нужно, милорд, – заверил он, – и я обо всем позабочусь. У моей сестры свои причуды, но хозяин здесь я, так что можете не беспокоиться!
Феликса отнесли в большую комнату с низким потолком. Он лежал в широкой кровати с бордовым пологом, укрытый лоскутным одеялом. Мальчик крепко спал, тяжело дыша, с перевязанной головой и выглядел таким маленьким и трогательным, что гнев Элверстоука испарился, сменившись жалостью. Несколько секунд он наблюдал за Феликсом, потом обернулся, увидев, что Джессами смотрит на него. В его глазах ощущался не только мучительный вопрос – в них отражалось доверие. Этот странный мальчик, иногда казавшийся гораздо старше своих лет, во всем полагался на своего «опекуна», не сомневаясь, что Элверстоук, всю жизнь избегавший утомительной ответственности, крайне редко предпринимавший какие-либо усилия ради других и ничего не знавший об уходе за больными, в состоянии позаботиться о Феликсе, о нем самом, о докторе и даже справиться с враждебно настроенной мисс Джадбрук. Это было верхом абсурда, но не забавляло его лордство – ему казалось, что доверие Джессами делает его почти таким же трогательным, как его брат. Если бы только мальчик знал, как он не хотел брать на себя эту ответственность, чувствуя себя абсолютно к ней не пригодным! А впрочем, возможно даже лучше, что он этого не знал!
Маркиз улыбнулся Джессами и произнес вполголоса:
– Можно было догадаться, что чертенок отделается парой сломанных ребер и царапинами на физиономии!
Лицо Джессами прояснилось, но он покачал головой:
– Доктор сказал, что еще рано быть в чем-то уверенным. Феликс выглядит скверно и дышит тяжело…
– Это из-за снотворного, – успокоил его Элверстоук.
– Вы в этом уверены, сэр?
– Да, – ответил маркиз, убаюкивая совесть тем, что спокойствие Джессами сейчас важнее правды. – Конечно, доктор разделяет твои опасения. Было бы чудом, если бы Феликс не заработал сильную простуду. Поэтому, мой мальчик, сейчас необходимо как можно скорее доставить сюда вашу сестру. Она знает, что надо делать в таких случаях.
– Я бы тоже хотел, чтобы Фредерика была здесь! Она все знает! Но как…
– Я собираюсь отправить тебя в Лондон, чтобы ты завтра привез ее сюда, – объяснил Элверстоук.
Джессами отпрянул:
– Нет-нет! Я не оставлю брата! Как вы могли подумать…
– Я думаю о Фредерике, а не о тебе, Джессами.
– Да, сэр, но не могли бы вы поехать в Лондон и оставить меня заботиться о Феликсе? Это моя обязанность!
– Ошибаешься! Он был на моем попечении, поэтому я и должен заботиться о нем. – Увидев на лице Джессами упрямое выражение, маркиз насмешливо добавил: – По-твоему, ты сможешь сделать это лучше меня?
– Нет, я не это имел в виду! Вы знаете, что делать, если Феликс проснется и будет нервничать, – да и вас он воспримет лучше, чем меня. Но может быть, в Лондон поедет Карри?
– Конечно поедет. Сейчас он запрягает лошадей. Вы пообедаете в Уотфорде, а дальше доберетесь в почтовой карете.
– Пообедать? Да мне кусок в горло не полезет! И почему я должен ехать вместе с Карри?
– Тише, а то разбудишь Феликса! Ты должен помочь Фредерике и успокоить ее. Представь себе, как она разволнуется, если ни ты ни я не вернемся в Лондон до ночи! Карри не сможет убедить ее, что Феликсу ничто не угрожает. Фредерике не покажется необычным, если я останусь с Феликсом, но, если останешься и ты, она решит, что он на пороге смерти! Что касается обеда, то ты ведь ничего не ел после завтрака, а от тебя будет мало толку, если ты появишься на Аппер-Уимпоул-стрит, падая в обморок от голода. К тому же тебе не кажется, что голодать из-за того, что Феликс расшибся, было бы несколько мелодраматично?
Худые щеки Джессами покрылись румянцем. Он опустил голову и пробормотал:
– Простите! Мне не следовало досаждать вам своими тревогами! Если вы считаете, что я должен ехать, значит, я поеду!
– Конечно считаю. Ты можешь понадобиться Фредерике. Ведь к поездке сюда нужно подготовиться. Кроме того, она может захотеть, чтобы ты остался в Лондоне с Кэрис, чтобы не оставлять ее одну. Ведь, насколько я понял, ваша тетя проводит все время на Харли-стрит.
– А Харри отправился со своим тупоголовым дружком в Уэллс на скачки! – с горечью сказал Джессами. – Как раз когда он больше всего нужен!
– Его едва ли можно винить за то, что он не предвидел сложившейся ситуации. Не думай, что я недооцениваю Харри, но на месте Фредерики я бы скорее обратился за поддержкой к тебе, чем к нему.
Джессами снова покраснел, на сей раз от удовольствия.
– Благодарю вас! Я сделаю все, что могу! А если Фредерика захочет, чтобы я оставался с Кэрис, я останусь! – Сделав героическое усилие, он добавил: – Я даже сам предложу это ей! – Внезапно его лицо вновь омрачилось. – Только скажите мне, сэр, что именно я должен делать. Я имею в виду наемную карету, посыльных и сколько все это будет стоить. Боюсь, что мне не хватит денег даже на мою поездку!
– Карри об этом позаботится, а тебе не понадобится нанимать экипаж для Фредерики – она приедет сюда в моей дорожной карете, которая останется здесь до тех пор, когда Феликса можно будет забрать домой. Думаю, в моей карете ему будет удобнее, чем в наемной.
– Конечно! Еще раз благодарю! Вы обо всем подумали, сэр! Я вам очень обязан и сделаю все, что вы мне скажете!
Элверстоук улыбнулся:
– Карри передаст тебе мои распоряжения. Иди к нему – вам пора ехать.
Джессами кивнул, но задержался, глядя на Феликса, потом отвернулся и закусил губу.
– Я знаю, сэр, что с вами он будет в безопасности. Вы ведь не оставите его? Прошу прощения! Я и сам знаю, что не оставите!
– Можешь не сомневаться. – Элверстоук мягко подтолкнул его к двери. – Хотя у меня может появиться сильное искушение так поступить, когда он проснется и начнет мне объяснять, как можно приводить воздушный шар в движение с помощью пара!
Джессами рассмеялся, стиснул руку маркиза и быстро вышел.
Элверстоук закрыл дверь и, бросив взгляд на Феликса, подошел к окну. Карри уже подвел фаэтон к дому. В следующий момент появился Джес-сами, вскочил в фаэтон, и Карри тронул лошадей с места. Маркиз наблюдал за фаэтоном, пока он не скрылся из виду, а затем вернулся к кровати и снова посмотрел на Феликса.
Едва ли стоило удивляться, что вид мальчика беспокоил его брата. Дело было не только в повязке и затрудненном дыхании, но и в неподвижной позе. Феликс, вытянувшись, лежал на спине; одеяло доходило ему до подбородка. Несомненно, так уложил его доктор – возможно, сломанные ребра не позволяли ему лежать на боку, но это выглядело так, словно его приготовили к похоронам. Однако маркиз не обладал буйным воображением и поэтому сохранял спокойствие. У него сложилось хорошее впечатление о докторе Элко-те, и он полагался на его мнение. Конечно, Эл-кот опасался возможных осложнений, но не предвидел немедленных перемен к худшему и явно не считал состояние Феликса угрожающим. Маркиз чувствовал, что его ожидает не беспокойство, а скука. Если Феликс не проснется еще несколько часов, главное, не заснуть самому. Возможно, лучше сесть в кресло – оно кажется жестким и неудобным. Элверстоук вспомнил, что вечером собирался на прием в Касл-Инн, и криво усмехнулся, сравнивая это развлечение с теперешней ситуацией. Надо надеяться, что Чарлз Тревор принесет за него извинения. Он никогда не забывает о таких вещах. Конечно, Чарлз будет ждать известий, так как Элиза, несомненно, рассказала ему о происшедшем, и он поймет, что могут понадобиться его услуги. Чарлз – отличный секретарь, но его скоро придется отпустить. Надо только напомнить, чтобы он подыскал себе замену.
Его лордство уселся в кресло, отвлекая себя размышлениями о подобных делах.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фредерика - Хейер Джорджетт



легкий, ненавязчивый роман, написанный для современной женщины в стиле "гордости и предубеждения", только более эмоционально... нет стандартной пошлости любовных романов современных авторов, где на первое место выводится описание постельных сцен
Фредерика - Хейер ДжорджеттSophia
10.09.2010, 7.30





Как-то скучновато, и вовсе не из-за отсутствия "постельных сцен" и "стандартной пошлости". Нет интересных сюжетных линий, интриги.
Фредерика - Хейер Джорджеттнадежда
21.09.2012, 22.53





Очень понравилось. Прекрасный отдых от серых будней. Милые герои и все очень мирно. Никто не стреляет. Это умиротворяет.
Фредерика - Хейер Джорджеттлена
6.03.2014, 17.37





Это мой самый любимый роман)На душе становится легко,когда его читаешь)
Фредерика - Хейер ДжорджеттSasha
2.12.2014, 17.08





Нудно,затянуто, бессюжетно. Повесть о богатом, стареющем ловеласе-цинике, уставшем от назойливых "бедных"родствеников и тупо глумящемуся над ними, а у самого ни ума, ни чувства юмора. Ггероиня вызывает жалость своею убогостою...Ничего общего с Джейн Остин! Зря потраченое время. Оценка 1 балл и то просто за сочинительство.
Фредерика - Хейер ДжорджеттФрекен Бок
2.01.2015, 16.08





Нудно,затянуто, бессюжетно. Повесть о богатом, стареющем ловеласе-цинике, уставшем от назойливых "бедных"родствеников и тупо глумящемуся над ними, а у самого ни ума, ни чувства юмора. Ггероиня вызывает жалость своею убогостою...Ничего общего с Джейн Остин! Зря потраченое время. Оценка 1 балл и то просто за сочинительство.
Фредерика - Хейер ДжорджеттФрекен Бок
2.01.2015, 16.08





читала этот роман 10 лет назад .за эти годы прочитала очень много романов . но этот остался в памяти своей чистотой rnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnможет для некоторых читателей нужны страсти или постельные сцены но мне этот роман захотелось перечитать именно за чистые чувства.
Фредерика - Хейер Джорджеттраиса
11.01.2015, 13.44





нудятина...бла...бла...бла, слишком много пустых разговоров
Фредерика - Хейер ДжорджеттИрина
31.03.2015, 12.07





Ирина а в вашей жизни нет пустых разговоров .О особенно в интернете и на сайтах.
Фредерика - Хейер Джорджеттраиса
5.03.2016, 21.44





Вообще автор мне нравится. Но этот роман прочла до середины и последнюю главу. Гл.герой что-то уж слишком упивается своим гедонизмом. Красивая девочка Керис,ну не может или не хочет блистать в светских салонах,по мнению романного общества,- пустоголовая дурочка. И да -слишком много повторов в разных вариациях(то самое бла-бла). В жизни мы все делаем бла-бла,как же без этого! Но читать об этом утомительно.
Фредерика - Хейер ДжорджеттЧертополох
14.09.2016, 11.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100