Читать онлайн Фредерика, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фредерика - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 92)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фредерика - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фредерика - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Фредерика

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Когда на следующее утро Нэпп раздвинул портьеры в спальне своего хозяина, маркиза возмутил сначала солнечный свет, а потом сообщение камердинера о прекрасной погоде. Он надеялся на дождь, бурю и даже снег – практически на все, что могло бы сделать невозможным подъем воздушного шара. При виде безоблачного неба Элверстоук, не желая расставаться с надеждой, спросил, есть ли ветер. Нэпп ответил тоном человека, принесшего радостное известие:
– Приятный легкий ветерок, милорд! Поистине великолепный июньский день!
– Ну, это для кого как, – заметил его лордство. – В какое время должен подняться этот чертов шар?
– В два часа, милорд, согласно тому, что мастер Феликс сообщил Уикену, – скромно отозвался камердинер.
– Можешь не сомневаться, – мрачно произнес маркиз, – что этот сорванец явится в полдень!
Однако, выйдя в полдень из гардеробной, он обнаружил, что юный Феликс уже прибыл и с аппетитом закусывал под эгидой леди Элизабет. Благодаря стараниям сестер, он был облачен в нанковые брюки без единого пятнышка, лучший жакет и недавно выстиранную рубашку; ногти на руках были подстрижены, а вьющиеся волосы аккуратно причесаны. Не забывая уминать пирог с бараниной, Феликс посвящал хозяйку в тайны воздухоплавания. Он шумно приветствовал Элверстоука, объяснив, что пришел раньше, так как знал, что маркиз и кузина Элизабет хотят успеть занять в парке хорошее место для фаэтона. Услышав в ответ довольно злобное возражение, Феликс с беспокойством осведомился:
– Вы ведь хотите ехать в парк, не так ли, сэр?
– Хочу! – мрачно ответил его лордство. – Но ты – мерзкий юный висельник!
Сочтя это комплиментом, Феликс изобразил на лице ангельскую улыбку и снова занялся пирогом.
– И к тому же обжора! – добавил маркиз, содрогаясь при виде полных тарелок.
– Знаю, сэр. А вот вы знаете, как раньше наполняли шары воздухом и как это делают теперь?
– Нет, – отозвался Элверстоук. – Но не сомневаюсь, что скоро узнаю.
Он оказался прав. Феликс, успевший приобрести потрепанный экземпляр «Истории и практики воздухоплавания», разразился потоком информации, перемежаемой энергичными вопросами. В фаэтоне он поместился между маркизом и Элизой, но обращался в основном к Элверстоуку. Элиза, удобно откинувшись на сиденье, с интересом и некоторым удивлением слушала весьма правдоподобные ответы ее брата своему юному почитателю. Феликс, многим обязанный «Истории» Кавалло, обнаружил, что она прискорбно устарела, и был крайне разочарован, так как, по его же признанию, еще многого не знал об аэронавтике. И почему это шелк считается лучшей оболочкой для шаров, чем парусина?
От достоинств шелка был всего один шаг до клапанов, и тут Элизе начало казаться, что ее спутники перешли на иностранный язык. Отказавшись от попыток что-либо понять, она перестала прислушиваться, покуда Феликс не испугал ее желанием прыгнуть с парашютом.
– Что за ужасная мысль! – воскликнула леди Элизабет. – Я бы до смерти перепугалась!
– Почему, мэм? – удивился Феликс. – Представляете, как это было бы здорово! Кузен Элверстоук говорил, что однажды видел прыжок с парашютом. Жаль, что меня с ним не было!
К этому времени они уже въехали в парк, а когда фаэтон добрался до места подъема, Феликс с радостью увидел, что, хотя шар был уже привязан, бочонки с водородом, которым предстояло наполнить баллон при помощи шланга, все еще находились в окруженном канатами участке. Он удовлетворенно вздохнул, осведомился у Элверстоука, рад ли тот, что они выехали заблаговременно, спрыгнул с фаэтона и побежал к месту действия.
– Надеюсь, его не отошьют, – заметила Элиза. – Это испортило бы ему весь день.
– Насколько я его знаю, он скорее может рассчитывать на поощрение, – отозвался Элверстоук. – В литейном цехе, куда мне пришлось с ним тащиться, его на руках носили, а поездка на пароходе вроде бы увенчалась таким же успехом. Феликса обуревает жажда знаний о всех механических изобретениях, и для своего возраста он отлично подкован в этой области.
– Ты как будто тоже знаешь о таких вещах больше, чем мне казалось.
– Не больше, чем любой умеренно толковый человек. А теперь я собираюсь удалиться в тень деревьев – даже если тебе хочется оставаться как можно ближе к месту взлета.
Элиза рассмеялась:
– Нет уж, благодарю покорно! Хотя боюсь, что Феликс сочтет это проявлением малодушия с пашей стороны!
Было еще рано, но они оказались не первыми прибывшими зрителями. Несколько человек уже собрались вокруг обнесенного канатами участка, а экипажи заняли места под деревьями. Среди них было ландо леди Бакстид, заставившее Элизу воскликнуть:
– Господи, неужели это ландо Луизы? Как только ее уговорили уступить его? Она ведь терпеть не может Мерривиллов!
– Думаю, у нее не было выбора. Конечно, Карлтон – жуткий зануда, но нужно воздать ему должное: он не боится языка Луизы и не подчиняется ей. Во всяком случае, судя по ее жалобам, которые мне приходится выслушивать.
– Не замечала за ним подобной твердости духа. Остановись возле ландо – я бы хотела продолжить знакомство с Фредерикой.
Маркиз выполнил просьбу, поставив фаэтон рядом с ландо. Так как фаэтон был значительно выше, Элиза была не в состоянии пожать руку Фредерике, но обменялась с ней приветствиями и могла бы поддерживать разговор, если бы не опасалась, что у Фредерики заболит шея из-за того, что ей придется смотреть на собеседницу вверх. Джессами спрыгнул с ландо и с несколько неуклюжей галантностью помог Элизе сойти с сиденья, когда она выразила желание поболтать с его сестрами.
– Благодарю вас! – улыбнулась Элиза. – Вы, очевидно, Джессами – тот самый, который отлично правит лошадьми?
Покраснев, Джессами склонился над ее протянутой рукой и пробормотал, что ее милость ошибается и он еще молокосос, как, несомненно, говорил ей кузен Элверстоук.
– Вовсе нет! Он говорит, что вы… ну, только слегка заторможены. Здравствуй, Карлтон! Рада тебя видеть, но так как ты наверняка предпочитаешь пойти поглазеть, что они вытворяют с шаром, чем разговаривать с теткой, то уступи мне ненадолго свое место.
Казалось, не было причины, по которой ее милость не могла бы занять место Джессами, но лорд Бакстид, благодушно восприняв ее просьбу, не стал ей на это указывать. Он помог ей подняться в ландо и, повернувшись к дяде, с юмором заметил:
– Могу догадаться, что – или, вернее, кто – привел вас сюда в столь раннее время, сэр!
– Да, непреодолимая сила. Но какого дьявола ты прибыл так рано?
– По сходной причине! – ответил Карлтон, бросив взгляд на Джессами, который не обратил на него внимания, будучи занятым лошадьми и конюхом его лордства. – Я знал, что наш юный кузен хочет видеть всю подготовку, – продолжал лорд Бакстид, понизив голос, – и решил, что от меня будет мало пользы, если мы приедем, чтобы наблюдать только сам подъем.
Маркиз почувствовал, как им овладевает знакомое ощущение скуки. На его языке вертелся язвительный ответ, однако оставшийся невысказанным. Устремив на племянника насмешливый взгляд, он понял, что тот вполне искренен: Карлтон верил, что доставляет Джессами большое удовольствие, и, судя по его следующим словам, постарался, чтобы оно было как можно более поучительным.
– Зная, что мне придется отвечать на всевозможные вопросы, я вчера на всякий случай заглянул в свою энциклопедию, – не умолкал Карлтон. – Должен признаться, что меня захватила эта тема. Конечно, информация там достаточно устаревшая, но приключения первых воздухоплавателей меня просто очаровали! Только что я развлекал моих компаньонов рассказом об экспериментах профессора Чарлза. Думаю, Джессами сможет повторить вам, на какую высоту ему удалось подняться, верно, Джессами? – добавил он, повысив голос.
Ему пришлось повторить вопрос, чтобы отвлечь внимание Джессами от лошади, но ответить все равно пришлось Элверстоуку.
– На две тысячи футов, – пришел он на помощь Джессами. – Я не напрасно провел утро в компании твоего брата, Джессами! Поэтому не пытайся сообщить мне, что Лунарди наполнял свой шар газом, добытым из цинка, что Тайлер поднялся на полмили в Эдинбурге или что Бланшару пришлось сидеть на верхушке дуба, так как я уже полностью информирован об этих и многих других случаях.
– У Феликса такой пытливый ум! – снисходительно улыбнулся Бакстид. – Где этот плутишка?
– Возможно, принимает активное участие в весьма утомительных приготовлениях к подъему.
– Едва ли его пустят за ограждение, но нам, пожалуй, лучше проследить, чтобы у него не было неприятностей, Джессами. Да и тебе неплохо бы посмотреть, как наполняют шар, – посоветовал Карлтон.
Он повернулся, чтобы предложить дамам пойти с ними, а Джессами, вздохнув, сказал маркизу:
– Хотел бы я быть на месте Феликса! Он просил вас повезти его на фаэтоне, запряженном серыми? Я говорил ему, что вы не согласитесь, так что теперь очко в пользу этой маленькой обезьяны!.. Да, кузен Бакстид, я иду!
Дамы отклонили предложенное развлечение, поэтому Бакстид и Джессами ушли вдвоем, но через несколько минут Джессами возвратился. Элверсто-ук, который спустился с фаэтона и разговаривал с Фредрикой, повернулся к нему.
– Надеюсь, ты не прикончил Карлтона? – осведомился он.
– Нет, – с трудом удержавшись от смеха, ответил Джессами. – Но это было настолько невыносимо, что я извинился и отошел. Было достаточно трудно выдержать, когда он распространялся об этой треклятой аэронавтике, – как будто я не достаточно наслушался о ней от Феликса, – но когда он начал читать Феликсу лекцию и просить у тех, кто возится с шаром, прощения за то, что позволил мальчику приставать к ним, я знал, что мне не хватит терпения, и предпочел уйти.
– А Феликс действительно пристает к ним? – спросила Фредерика. – Может, мне лучше его увести?
– Он не согласится – особенно теперь, когда ему велел сделать это кузен Бакстид! Он начал говорить, что люди заняты важным делом и не хотят, чтобы «маленькие мальчики» путались у них под ногами. Неудивительно, что Феликс тут же взъерепенился!
– Да, замечание не слишком удачное, – серьезно согласился Элверстоук.
– Вы ведь не стали бы называть его в глаза маленьким мальчиком, не так ли?
– Конечно, не стал бы! – весело воскликнула Элиза. – Помню, что сегодня он назвал его мерзким юным висельником.
– В том-то и дело, мэм! – кивнул Джессами. – Это для него ничего не значит, как и те ругательства, которые я отпускаю на его счет. Но как бы я ни злился на Феликса, я бы не рискнул называть его маленьким мальчиком!
– Боюсь, – печально промолвила Фредерика, – наши с Кэрис старания, чтобы Феликс выглядел прилично, пропали даром.
– Выглядит он как уличный мальчишка, – честно признал Джессами. – Но он вовсе не мешает этим людям, а, напротив, нравится им! И даже если бы это было не так, какое Бакстиду до этого дело? Какое он имеет право вести себя как наш опекун? Цепляется, словно… – Джессами не окончил фразу, стиснул зубы и после минутной борьбы с собой продолжал более спокойно: – Мне не следовало так говорить. Кузен Бакстид – респектабельный джентльмен и даже не рассердился на меня, когда я был с ним ужасно невежлив. Но я решил не позволять ему спровоцировать меня снова и поэтому отошел.
– Правильно сделал, – одобрил Элверстоук. – А ты узнал, когда должен подняться этот чертов шар?
– Нет, сэр. Я слышал, как кто-то говорил, что ветер слишком слабый, и кажется, они стали обсуждать, не отложить ли полет. Но я слушал не очень внимательно.
– Очень жаль, – сказал Элверстоук. – Мне эта история так же мало нужна, как и тебе, и я бы с радостью убрался отсюда. Но ведь если полет отложат, Феликс заставит меня повторить все заново!
Фредерика засмеялась:
– Не бойтесь! Я не позволю ему снова вам досаждать!
– Пустое обещание! Он убедит вас – и меня тоже, – что не намерен мне досаждать и…
– И что только попросит тебя! – вставила Элиза.
– Да, предложит мне это как величайшее удовольствие и будет выглядеть как нищий сирота, если я откажусь! – сердито закончил его лордство.
– Конечно, он снова проделает тот же трюк, прекрасно зная, что сможет вас обмануть, сэр! Почему бы вам не выставить его за дверь?
– Вместо того чтобы поощрять его уверенность, будто он всегда сможет заставить вас сделать так, как ему хочется! – поддержала Фредерика. – Может быть, ты все-таки попробуешь увести его, Джессами? Наверное, он там всем надоел!
Джессами покачал головой:
– Вовсе нет. Кто-то сказал кузену Бакстиду, что Феликс им хорошо помогает! Фактически, они поощряют его ничуть не меньше, чем кузен Элверстоук. Господи, теперь от него месяц житья не будет!
– Думаю, было бы пустым сотрясением воздуха говорить, что я его не поощрял и что мне абсолютно незачем было это делать! – сказал Элверстоук. Увидев, что к ним приближается его племянник, он осведомился, сколько им еще здесь торчать.
– Думаю, что недолго, – ответил Бакстид. – Я говорил со старшим аэронавтом, очень приятным человеком. Их двое – старшего зовут Аултон. Он сообщил мне много интересных фактов о трудностях и опасностях воздухоплавания: неожиданных воздушных течениях на большой высоте, хрупкости клапана, рискованном спуске при сильном ветре, когда крючья иногда вырывают целые кусты и шар быстро поднимается снова… Нужно быть поистине бесстрашным, чтобы подниматься в небо, – признаюсь, я бы не решился па такое ни за что на свете!
– Просто ужас! – поежилась Кэрис.
– А какой скорости они достигают! – продолжал он. – Пятьдесят миль в час! Но сегодня им это вряд ли удастся – ветер очень слабый. Боюсь, полет будет кратким, если только на высоте не окажется сильного воздушного течения. Интересно, Кэрис, знаете ли вы, на какую невероятную высоту им удавалось подниматься?
– Феликс говорил, что на полмили. Надеюсь, сегодня этого не произойдет! Мне страшно даже подумать об этом!
– Ну-ну, Карлтон! – вмешался маркиз, правильно расценив выражение лица племянника. – Неужели ты надеешься удивить сестру Феликса? Если она внимательно слушала все его лекции за прошлую неделю, то, безусловно, может повторить все данные! – Он посмотрел на Кэрис и улыбнулся. – Только умоляю вас, Кэрис, этого не делать!
– Об этом и речи быть не может! В таких вещах я абсолютно ничего не смыслю!
– Или, возможно, ваш юный брат не совсем правильно понял то, что пытался вам сообщить, – предположил Бакстид. – Опасность создает не высота, а хрупкость клапана, который ее контролирует. Из-за атмосферного давления с канатом, прикрепленным к этому клапану, нужно обращаться с величайшей осторожностью. Если клапан не удается вовремя открыть, можно пропустить место спуска, а если потом его не закрыть так же быстро, газ с такой скоростью выходит из баллона, что шар падает на землю со скоростью, которая грозит катастрофой!
Кэрис побледнела при мысли, что может оказаться свидетелем подобной катастрофы, но ее, к счастью, отвлек возглас Джессами:
– Смотрите! Шар начинают наполнять!
В самом деле, шелковая оболочка, которая только что лежала распростертой на земле, теперь поднялась над головами зрителей. В толпе послышались восторженные возгласы, ибо, хотя стоявшие вблизи знали, что гондола раскрашена красным и голубым с золотыми завитками, только когда шар стал наполняться, его цвета, казавшиеся беспорядочными на земле, превратились в вертикальные красные и белые полосы с опоясывающей их, подобно кушаку, широкой голубой лентой.
– Ваше испытание почти окончено, кузен, – заметила Фредерика.
Прежде чем маркиз успел ответить, оба вздрогнули, испуганные воплем Кэрис. Фредерика вовремя повернулась, успев подхватить сестру, падающую в обморок. Оглядевшись, она увидела, что шар, освобожденный от удерживавших его пут, быстро поднимается вверх вместе с маленькой фигуркой, вцепившейся, словно обезьяна, в середину одного из канатов, который привязывал его к земле. Фредерика застыла, парализованная ужасом, не в силах ни говорить, ни двигаться. Ее взгляд не отрывался от уменьшающейся фигурки Феликса; она не слышала ни испуганных возгласов зрителей, ни внезапного молчания своих компаньонов.
Тишину нарушил Джессами, такой же бледный, как Кэрис.
– Они поднимают его! – закричал он. – Не пытайся карабкаться вверх, дурень! О боже, ему не удержаться! – Джессами закрыл лицо руками.
– Удержится, – спокойно заговорил Элверстоук. – Не беспокойся – они быстро поднимают его!
Подобно Фредерике, маркиз не сводил глаз с крошечной, едва различимой па фоне неба фигурки Феликса. Из-за напряжения секунды казались часами.
– Я ничего не вижу! – воскликнул Бакстид.
– Зато я вижу! – прервал Джессами. – Они втягивают его в гондолу! Ну погоди, звереныш! Я еще доберусь до тебя! – Он внезапно сел на траву и опустил голову на колени.
Элверстоук, поднявшись на ступеньку ландо, стиснул запястье Фредерики.
– Пошли! – властно произнес он. – Вам незачем падать в обморок – сейчас он в безопасности!
– В безопасности? – воскликнул взволнованный Бакстид. – Ну, сэр, если, по-вашему, безопасно находиться в…
– Заткнись, болван! – прервал Элверстоук, бросив на племянника такой угрожающий взгляд, что бедняга едва не задрожал от страха.
Фредерика взяла себя в руки и заговорила хрипловатым, но спокойным голосом:
– Я никогда не падаю в обморок. – Вспомнив о Кэрис, безвольно склонившейся ей на плечо, она воскликнула: – Должно быть, у меня отказали мозги! Я совсем забыла…
– Возьмите это, – сказала Элиза, винимая из ридикюля флакон с нюхательной солью. – Хотя не надо. Прислоните ее к подушкам. Ради бога, Вернон, что делать?
– Привести в себя Кэрис, – порекомендовал он.
– Я не это имела в виду! – огрызнулась она, развязывая ленты капора Кэрис и отбрасывая изящный головной убор в сторону. – Фредерика, поменяйтесь со мной местами или позвольте Вернону увести вас из кареты!
Потрясенная Фредерика спустилась с ландо. Элверстоук все еще держал ее за руку, но у нее так сильно дрожали колени, что она была этому рада.
– Прошу прощения, – сказала Фредерика, пытаясь улыбнуться. – Я, кажется, потеряла способность соображать, поэтому скажите, кузен, что я должна делать.
– Вы ничего не можете сделать, – ответил маркиз.
Она уставилась на него, но затем промолвила:
– Вы правы – ничего! Я даже не знаю, куда они летят! Кажется, задача воздухоплавателей определить, насколько далеко им удастся отлететь от места взлета, не так ли?
– По-моему, так, но пусть это вас не тревожит. Им так же не терпится доставить Феликса на землю, как вам – вернуть его. Не могу точно определить, где они спустятся, но, судя по слабому ветру, это должно произойти где-то в районе Уотфорда.
– Уотфорд! Разве это не далеко отсюда?
– Менее двадцати миль. Они едва ли рискнут приземляться в пределах столицы и пригородов. Одно дело – подняться в воздух в Гайд-парке, и совсем другое – спустить этот чертов шар прямо в городе или в деревне.
– Да, понимаю. А они примут все меры предосторожности?
– Несомненно.
Фредерика снова попыталась улыбнуться.
– Я не очень опасаюсь несчастного случая. Но лорд Бакстид говорил нам, что на большой высоте очень холодно. Феликс крепкий мальчик, но легко простужается, а потом долго кашляет. Наш доктор говорит, что у него не чахоточное телосложение, и называет это бронхитом, который пройдет с возрастом, но я не могу забыть, как тяжело он болел два года назад.. А на нем ведь только тонкий жакет… – Она сделала паузу. – Я говорю глупости – ведь все равно уже ничего не поделаешь!
– Разумеется, мы ничего не можем сделать, но можете рассчитывать, что воздухоплаватели закутают его потеплее.
Маркиз говорил обычным тоном холодного равнодушия, и это возымело действие – Фредерика заметно успокоилась. Однако на Бакстид а это произвело противоположный эффект.
– И это все, сэр, что вы можете сказать в таком ужасном положении? – сердито осведомился он.
Элверстоук посмотрел на него, приподняв брови.
– Все, – ответил он и, заметив, что Бакстид стиснул кулаки, добавил с улыбкой: – Я бы тебе не советовал.
На момент казалось, что Карлтон поддастся импульсу, но ему удалось сдержаться.
– Вы не сознаете опасности, которой подвергается мальчик, или просто бесчувственны? – спросил он.
– Ни то ни другое, – отозвался Элверстоук. – Рад видеть, что у тебя в жилах кровь, а не вода, но, если ты не придержишь язык, у меня появится искушение взглянуть, какого она цвета.
– Успокойтесь, вы, оба! – взмолилась Элиза. – Слушайте меня, Кэрис! Феликс в безопасности! Нечего плакать!
Но Кэрис, придя в сознание, разразилась истерическими рыданиями. Казалось, она то ли не в состоянии их сдержать, то ли не понимает, что ей говорит Элиза.
– Нам только истерики не хватало! – проворчал Элверстоук. – Теперь вокруг нас соберется толпа!
Фредерика быстро поднялась в ландо.
– Позвольте мне, кузина! От увещеваний будет только хуже!
Забрав Кэрис из объятий Элизы, она дала ей сильную пощечину, удивив не только сестру, но и всех остальных. Кэрис перестала всхлипывать и уставилась на нее испуганными, полными слез глазами.
– Феликс… – заговорила она дрожащим голосом. – Что же нам делать, Фредерика?
– Прекрати! – скомандовала Фредерика. – Не говори ни слова, пока не возьмешь себя в руки!
Элиза, выйдя из кареты, вполголоса заметила брату:
– Кажется, мера оказалось действенной, хотя и слишком жестокой! Бедная девочка перенесла ужасный шок, и сразу видно, что она очень чувствительная!
– Даже чересчур! – ответил маркиз.
Джессами, справившись усилием воли с охватившей его тошнотой, поднялся на ноги. Он был смертельно бледен и дышал коротко и быстро, как после долгой пробежки.
– Одолжите мне ваш фаэтон, сэр! – взмолился он, глядя на Элверстоука. – Я не буду править, честное слово! Это может делать Карри!
– Ты намерен гнаться за воздушным шаром? – насмешливо осведомился маркиз.
– Ради бога, Джессами, не говори глупостей! – воскликнул Бакстид. – И так ситуация хуже некуда! Право, я тебе удивляюсь! Сейчас не время для мелодраматических выходок!
– Напротив! – возразил Элверстоук. – Глядя на тебя, можно подумать, что как раз самое время!
– И для дурацких шуток тоже! – побагровев от злости, огрызнулся Карлтон.
– Прошу вас, сэр! – продолжал умолять Джессами.
Элверстоук покачал головой:
– Прости, Джессами, но шар уже за несколько миль отсюда. Да, я знаю, что он все еще виден, но его близость обманчива, можешь мне поверить. Положение вовсе не такое отчаянное, как думает Бакстид, – несчастные случаи скорее исключение, чем правило.
– Но они бывают! – настаивал Джессами. – И даже если полет окончится благополучно, Феликс замерзнет до полусмерти, а при нем нет ни денег, ни… Вы говорили, сэр, что они должны спуститься, как только внизу не будет населенных пунктов. Если бы я мог держать шар в поле зрения…
– Чушь! – фыркнул Бакстид.
– Это возможно? – спросила брата Элиза.
– Думаю, да, но что это даст? Шар опустится на землю гораздо раньше, чем мы сможем к нему приблизиться, а воздухоплаватели ни за что не бросят Феликса, даже если бы им этого хотелось. К тому времени, как мы обнаружим место приземления, – если нам вообще это удастся, в чем я сомневаюсь, – Феликс, вероятно, будет на пути в Лондон в наемном экипаже.
– Вы сказали, что они спустятся в открытой местности, сэр! Это может быть за несколько миль от города! А если они не смогут благополучно приземлиться… Я должен ехать! О, почему здесь нет Харри? – В голосе Джессами послышалась мука.
– Кузен… – начала Фредерика.
Он посмотрел ей в глаза, прочел в них немой вопрос, криво усмехнулся и пожал плечами.
– Хорошо!
Беспокойное выражение сменил взгляд, полный признательности.
– Благодарю вас! Я не имею права просить вас ехать, но…
– А я-то ехал сюда, думая, что буду смертельно скучать! – промолвил маркиз. – Сожалею, Элиза, что вынужден тебя покинуть. Прими мои извинения!
– Обо мне не, думай! – отозвалась она. – Я доставлю наших кузин домой, а потом Карлтон отвезет меня в Элверстоук-Хаус.
Маркиз кивнул и повернулся к Джессами:
– Ну, поехали!
– Вы едете со мной? – воскликнул Джессами. – Благодарю вас! Теперь у нас все получится!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фредерика - Хейер Джорджетт



легкий, ненавязчивый роман, написанный для современной женщины в стиле "гордости и предубеждения", только более эмоционально... нет стандартной пошлости любовных романов современных авторов, где на первое место выводится описание постельных сцен
Фредерика - Хейер ДжорджеттSophia
10.09.2010, 7.30





Как-то скучновато, и вовсе не из-за отсутствия "постельных сцен" и "стандартной пошлости". Нет интересных сюжетных линий, интриги.
Фредерика - Хейер Джорджеттнадежда
21.09.2012, 22.53





Очень понравилось. Прекрасный отдых от серых будней. Милые герои и все очень мирно. Никто не стреляет. Это умиротворяет.
Фредерика - Хейер Джорджеттлена
6.03.2014, 17.37





Это мой самый любимый роман)На душе становится легко,когда его читаешь)
Фредерика - Хейер ДжорджеттSasha
2.12.2014, 17.08





Нудно,затянуто, бессюжетно. Повесть о богатом, стареющем ловеласе-цинике, уставшем от назойливых "бедных"родствеников и тупо глумящемуся над ними, а у самого ни ума, ни чувства юмора. Ггероиня вызывает жалость своею убогостою...Ничего общего с Джейн Остин! Зря потраченое время. Оценка 1 балл и то просто за сочинительство.
Фредерика - Хейер ДжорджеттФрекен Бок
2.01.2015, 16.08





Нудно,затянуто, бессюжетно. Повесть о богатом, стареющем ловеласе-цинике, уставшем от назойливых "бедных"родствеников и тупо глумящемуся над ними, а у самого ни ума, ни чувства юмора. Ггероиня вызывает жалость своею убогостою...Ничего общего с Джейн Остин! Зря потраченое время. Оценка 1 балл и то просто за сочинительство.
Фредерика - Хейер ДжорджеттФрекен Бок
2.01.2015, 16.08





читала этот роман 10 лет назад .за эти годы прочитала очень много романов . но этот остался в памяти своей чистотой rnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnможет для некоторых читателей нужны страсти или постельные сцены но мне этот роман захотелось перечитать именно за чистые чувства.
Фредерика - Хейер Джорджеттраиса
11.01.2015, 13.44





нудятина...бла...бла...бла, слишком много пустых разговоров
Фредерика - Хейер ДжорджеттИрина
31.03.2015, 12.07





Ирина а в вашей жизни нет пустых разговоров .О особенно в интернете и на сайтах.
Фредерика - Хейер Джорджеттраиса
5.03.2016, 21.44





Вообще автор мне нравится. Но этот роман прочла до середины и последнюю главу. Гл.герой что-то уж слишком упивается своим гедонизмом. Красивая девочка Керис,ну не может или не хочет блистать в светских салонах,по мнению романного общества,- пустоголовая дурочка. И да -слишком много повторов в разных вариациях(то самое бла-бла). В жизни мы все делаем бла-бла,как же без этого! Но читать об этом утомительно.
Фредерика - Хейер ДжорджеттЧертополох
14.09.2016, 11.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100