Читать онлайн Фредерика, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фредерика - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 92)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фредерика - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фредерика - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Фредерика

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Хотя Харри испытывал сомнения в отношении Элверстоука, он без труда пришел к выводу, что кузен и наследник маркиза – отличный парень. Молодые джентльмены понравились друг другу с первого взгляда, несмотря на то что Харри в какой-то мере был предубежден, зная, что Фредерика не благоволит мистеру Донтри. Эндимион не привык размышлять, но если бы он подумал, то решил бы, что ему нравится Харри – впрочем, как и любой родственник Кэрис. Он был на несколько лет старше Харри и обладал столичным лоском, отсутствующим у старшего из братьев Мерривилл, зато не блистал умом и, подобно многим тугодумам, для которых учение было мучительным процессом, взирал с уважением, граничащим с благоговением, на каждого, способного сдать экзамены.
Казалось, разница в возрасте и интеллекте должна была воздвигнуть барьер между двумя джентльменами. Так считала Фредерика, но она не учитывала одного обстоятельства: оба были помешаны на спорте. Судя по тому, как туповатый на вид кузен маркиза описывал скачки, Харри понял, что он опытный наездник. Эндимион, весьма скромный молодой человек, не хвастался своими достижениями – напротив, он говорил исключительно о неудачах, но то, что Эндимион возлагал вину за них на себя, а не на лошадь, свидетельствовало, по мнению Харри, что он хорош в седле, каким бы тупым ни выглядел в гостиной. От конной охоты было недалеко до практически любого вида спорта. После подробных описаний рыбной ловли, в процессе которой каждому удалось поймать лосося сверхъестественных размеров, трудно стало определить, кто из собеседников больше пришелся другому по душе.
Фредерика была недовольна тем, как легко Эндимион завоевал расположение ее непостоянного братца, но Кэрис, с сияющими от радости глазами слушая беседу новых друзей, оставшись наедине с Харри, спросила умоляющим голосом:
– Тебе он нравится, верно, Харри? – Покраснев, она добавила: – Я имею в виду, наш кузен – мистер Донтри.
– Парень что надо! – одобрительно отозвался Харри.
– И очень красивый, не так ли? – робко произнесла Кэрис.
Так как этот вопрос до сих пор не привлекал внимания Харри, ему пришлось немного подумать перед ответом.
– Да, пожалуй. Хотя бедняга слишком крупный – наверняка весит не меньше шестнадцати стоунов! На ринге с ним лучше не встречаться – хотя крупные парни часто неповоротливы.
Слегка обескураженная этим суждением, Кэрис промолвила:
– Но он такой любезный – настоящий джентльмен!
Харри согласился, но добавил ложку дегтя:
– Вот только в башке у него не слишком много. Если бы мы не заговорили об охоте, я бы решил, что он законченный тупица!
– Это не так!
– Знаю. Он отлично разбирается в лошадях и… – Он оборвал фразу, внезапно удивленный необычной горячностью сестры. – Надеюсь, ты не собираешься мне сказать, что снова влюбилась?
– Нет, потому что я еще никогда не влюблялась!
– Никогда? А как же…
– Нет! – повторила Кэрис. – Я ничего не понимала! Это совсем другое!
– Ну, – скептически заметил Харри, – если ты не влюблялась в каждого из хлыщей, которые за тобой приударяли, то могу сказать, что ты отчаянная кокетка! Ты ведь даже намеком не пыталась отшить кого-нибудь из них!
На глазах Кэрис выступили слезы.
– Я не кокетка, Харри! – произнесла она дрожащим голосом. – Просто все они были такими хорошими друзьями! Как я могла быть нелюбезной с теми, кого знала всю жизнь? А если ты имеешь в виду бедного мистера Гриффа, то клянусь тебе, что ни разу его не поощряла!
– Но и ни разу не отталкивала! – заметил Харри.
– Подумай, дорогой, как бы это было жестоко! Он был так робок и чувствителен! Я просто не могла причинить ему боль!
– Зато парчя, который в прошлом году гостил у Тома Рашбери, робким не назовешь! Этому хлыщу хватило наглости петь тебе по утрам серенады и будить нас своим кошачьим мяуканьем!
– О, Харри! – с упреком сказала Кэрис. – Ты же знаешь, что у него был очень красивый голос! Он мне ни капельки не нравился, и я была добра к нему только потому, что ты вылил ему, на голову кувшин воды, притворившись, будто принял его за кота! Признаюсь, один или два раза мне казалось, что я влюблена, но теперь я знаю, что ошибалась. Я никогда никого не любила и не полюблю так, как моего дорогого Эндимиона!
– Еще как полюбишь! – усмехнулся Харри. – Я ведь тебя отлично знаю, Кэрис! Через неделю у тебя появятся нежные чувства к другому парню!
Слезы заструились по щекам Кэрис. Отвернувшись, она печально промолвила:
– А я-то надеялась, что ты поймешь!
– Ради бога, не строй из себя обиженную! – взмолился Харри при виде этих тревожных признаков расстройства. – Из-за чего тут плакать? Фредерика говорила мне, что Донтри на тебе помешался – хотя это любому дураку ясно!
– Фредерике он не нравится! – всхлипывая, сказала Кэрис.
– Очевидно, она не знает, что ты втрескалась в него по уши! Почему бы тебе не рассказать ей об этом? Надеюсь, ее ты не боишься?
– Конечно нет! – ответила Кэрис. – Но она мне не поверит, Харри, как не веришь и ты! Все это просто ужасно! Ведь мы приехали в Лондон из-за меня, потому что Фредерика решила устроить мне хороший брак! Она считает, что мне будет плохо с Эндимионом и что я забуду его через две недели, если не буду с ним видеться! Но ведь Фредерика все для меня делала – тратила деньги, устраивала приемы, отказывала себе во всем! Как же я могла быть настолько неблагодарной, что…
– Чушь! – прервал Харри, которому нельзя было отказать в здравомыслии. – Если ты не перестанешь все время делать то, что хотят другие, тебе не поздоровится, Кэрис! Кроме того, Фредерика слишком любит тебя, чтобы ставить палки в колеса, даже если бы могла это сделать!
– Но она может, Харри! Конечно, она никогда бы так не поступила, если бы не считала, что я горько пожалею, выйдя замуж за Эндимиона! Она не препятствует его визитам только потому, что думает, будто он скоро мне надоест!
Так как Харри был во многом согласен с Фредерикой, он мог лишь сказать:
– Нет причины впадать в уныние! Как только Фредерика поймет, что ты влюблена по-настоящему, она не будет возражать!
Кэрис снова затряслась от рыданий.
– Все гораздо хуже, чем ты думаешь! Я боюсь, что Эндимиона заставят порвать со мной!
– Ну это уж чересчур! – возмутился Харри. – Что за ерунду ты мелешь? Фредерика заставит Эндимиона порвать с тобой?
– Нет-нет, не Фредерика! Кузен Элверстоук!
Харри уставился на нее:
– За каким чертом ему это делать?
– Эндимион его наследник, – печально объяснила Кэрис.
– Ну и что из этого? – Внезапно в нем пробудилось уже исчезнувшее подозрение. – Может, он сам волочится за тобой?
Она выглядела изумленной.
– Элверстоук?! Господи, конечно нет! Ему гораздо больше нравится Фредерика, но он не волочится ни за ней, ни за мной. Думаю, если кузен когда-нибудь женится, то только на очень знатной и богатой леди, так как все говорят, что он очень гордый. Не сомневаюсь, что он заставит Эндимиона поступить так же. И миссис Донтри ему в этом поможет. Хлоя говорила мне, что мать твердо намерена подыскать для него блестящую партию. Она его сестра и очень хорошая девушка. Хлоя говорит, что мать постоянно занята поисками богатой наследницы! Конечно, ее трудно порицать! Эндимиона богатым не назовешь, а если кузен Элверстоук откажет ему в содержании, он станет и вовсе бедным. Меня это ничуть не заботит, и Эндимион говорит, что его тоже, но, Харри, он ведь привык вращаться в высшем обществе, ездить на великолепных лошадях и не думать о деньгах, так что, боюсь, ему не по силам будет соблюдать экономию.
Харри начал думать, что Фредерика умнее, чем он предполагал, но, зная, что Кэрис снова заплачет, если он это скажет, решил ограничиться утешительным замечанием:
– Все равно я не вижу повода для отчаяния! Десять к одному, что Элверстоук не станет возражать! В конце концов, он ведь не пытался вмешиваться, верно?
– Он ничего не знает! – ответила Кэрис, никак не желая утешаться. – Миссис Донтри что-то подозревает, но, по словам Хлои, она надеется, что это всего лишь глупый флирт. Но если бы Фредерика знала о моих чувствах и попросила кузена Элверстоука вмешаться… – Она вздрогнула и судорожно стиснула кулаки. – Он мог бы, например, отправить Эндимиона за границу, и тогда бы я, наверное, умерла! Никто не может нам помочь, кроме тебя, дорогой брат, и я рассчитываю на твою поддержку!
Харри уже искренне сожалел о временном исключении из колледжа. Перед ним маячила весьма вероятная перспектива оказаться замешанным в ситуации, которой он всеми силами хотел бы избежать.
– Да, – отозвался он, – но я не вижу, что тут можно сделать.
Кэрис, по-видимому, тоже не слишком ясно себе это представляла, так как она то умоляла брата ничего не рассказывать Фредерике, то просила его убедить ее получше относиться к Эндимиону и запретить ей обращаться за помощью к Элверстоуку.
Харри не мог вообразить себя запрещающим Фредерике делать это или что бы то ни было еще, но, естественно, не стал об этом говорить. Не сказал он Кэрис и того, что Фредерика едва ли поддастся его уговорам. Вместо этого Харри заявил, что сделает все от него зависящее. Он выполнил обещание при первой же представившейся возможности, сказав Фредерике, что не удивился бы, если бы такой славный малый, как Эндимион, оказался подходящим женихом для Кэрис.
– Славный малый! – воскликнула Фредерика. – Только потому, что знает толк в лошадях и гончих? Как ты только можешь говорить подобные нелепости, Харри? Он ведь просто смазливый олух!
– Я и не утверждаю, что у него ума палата, – согласился Харри. – Но, черт возьми, Фредди, у Кэрис в голове немногим больше!
Фредерика не могла это отрицать, но заметила:
– Тем более ей следует выйти замуж за толкового мужчину! Пожалуйста, Харри, не поощряй ее в этом глупом увлечении! Ты ведь знаешь Кэрис! Возможно, она ослеплена его внешностью – он действительно очень красивый молодой человек и к тому же появился перед ней при всем параде, – но если она какое-то время не будет с ним видеться, то начисто о нем забудет! Неужели ты серьезно желаешь своей сестре брака с пустоголовым ничтожеством, не имеющим ни состояния, ни перспектив?
– Я бы так не сказал, – возразил Харри. – Он ведь наследник Элверстоука, не так ли?
– Да, в настоящее время. Но что будет, когда Элверстоук женится и заимеет сыновей?
– Не думаю, что это возможно, – покачал головой Харри. – Он ведь уже достаточно стар, верно?
– Стар?! – воскликнула Фредерика. – Если ты считаешь стариком тридцатисемилетнего мужчину, значит, ты еще глупее, чем я думала! Он сейчас в самом расцвете лет!
– Ну, во всяком случае, далеко не первой молодости, – сказал Харри, несколько озадаченный ее реакцией. – Я вообще думал, что Элверстоук – убежденный холостяк. Должно быть, за него все эти годы дерутся сотни женщин!
– Весьма вероятно, – равнодушно ответила Фредерика и сразу же сменила тему, спросив, не кажется ли ему, что мистер Нейвенби, обладающий всеми преимуществами происхождения, состояния и воспитания, был бы идеальным мужем для Кэрис.
К несчастью, Харри был невысокого мнения об этом кандидате. Не стремясь стать фигурой в мире моды, он относился с презрением даже к такой умеренной склонности к дендизму, какая была у мистера Нейвенби.
– Этот щеголь? – воскликнул Харри. – Надеюсь, Кэрис хватит здравого смысла не выходить за него! Да Донтри стоит дюжины таких, как он!
Прекрасно зная о тщетности попыток убедить брата, что пристрастие к спорту – не самое желательное качество для мужа, Фредерика промолчала. Ее сдержанность помогла Харри почувствовать, что он выполнил свое обязательство перед Кэрис и может теперь с чистой совестью обратить внимание на более важные дела.
Главным среди них была настоятельная необходимость представить карточку Элверстоука в доме 13 на Бонд-стрит, где Джон Джексон уже многие годы давал уроки искусства самозащиты. Харри еще не родился, когда Джексон в последнем из трех своих публичных матчей победил великого Мендосу за десять с половиной минут, однако, подобно каждому молодому любителю (а тем более профессионалу), мог описать во всех подробностях каждый раунд этой и двух предыдущих схваток. Был он осведомлен и об уникальном положении, занимаемом боксером, чьи приятные манеры и высокий интеллект заработали ему прозвище Джентльмен. Любой после уплаты гонорара мог получить урок на Бонд-стрит, 13, но отнюдь не каждый мог надеяться на внимание самого Джентльмена Джексона, на которое рассчитывал Харри, вооруженный карточкой Элверстоука. Если он питал какие-то сомнения относительно ценности этого талисмана, то их развеяло почтение, с которым обследовал карточку его умудренный знаниями друг, мистер Пеплоу. Элверстоук, как сообщил приятелю мистер Пеплоу, пользовался среди любителей репутацией опытного боксера, преуспевая и в других видах спорта. Кроме того, он превосходно играл на скрипке и одевался с неподражаемой элегантностью, хотя и придерживаясь собственного неброского стиля, чуждого последним крикам моды.
– Он сам устанавливает свой стиль, – добавил мистер Пеплоу, слишком молодой, чтобы знать о том, что маркиз взял за образец мистера Браммелла. – Никогда не следует чьему-то примеру. К тому же он жутко высокомерен и считает себя выше окружающих, хотя при случае может дать любому такую отповедь, что ему не поздоровится!
– Тебе он нравится? – осведомился Харри.
– Мне?! – воскликнул шокированный мистер Пеплоу. – Господи, Харри, да я даже не знаком с ним! Просто рассказываю тебе, что говорят другие!
– Ну, мне маркиз не давал никаких отповедей, а мои младшие братья клянутся, что он отличный парень, и нисколько его не боятся!
– Ах да, ты ведь его родственник, верно?
– Да, но это ничего не значит. Один из его племянников – Грегори Сэндфорд или Сэнд-ридж, точно не помню, мне он вроде кузена, – волочится за моей сестрой Кэрис, и мне кажется, его знакомство с маркизом исчерпывается взаимными поклонами при встрече. Вот я и думаю… – Харри не договорил. Тактичный мистер Пеплоу не стал на него давить и через несколько секунд был вознагражден доверием друга. – Должен откровенно сказать тебе, Барни, что, учитывая его поблажки Джессами и Феликсу и карточку, которую он дал мне для Джексона, я не могу избавиться от мысли, что Элверстоук тоже не прочь приволокнуться за Кэрис!
Его искушенный в светских делах друг задумался над этой гипотезой и наконец покачал головой.
– Едва ли. Подумай сам – ведь она его подопечная! Зачем ему это, если только он не хочет жениться?
– Если и хочет, то, во всяком случае, не на Кэрис. Она говорит, что ему больше нравится Фредерика, но тоже не слишком. – Харри внезапно усмехнулся. – Подумать только – Фредерика! Нет, она отличная девчонка, и голова у нее что надо, но замуж ей никогда не выйти! Ей ни разу и не делали предложения! Она не из того сорта!
Однако и он и Кэрис искренне заблуждались: старшая мисс Мерривилл уже получила два весьма выгодных предложения – от лорда Бакстида и мистера Дарси Мортона, – а лорду Элверсто-уку она нравилась отнюдь не «не слишком». Но Фредерика тоже считала, что брак не для нее, и сказала это лорду Бакстиду, отклоняя его руку. Она заявила, что рождена для того, чтобы быть тетей, на что он улыбнулся и заметил:
– Очевидно, вы имеете в виду сестрой.
– Да, сейчас, но я с нетерпением ожидаю того времени, когда буду заботиться о моих племянниках и племянницах, если их родители, допустим, поедут на континент.
Улыбка Карлтона стала еще шире.
– Уверен, что вы будете самой любимой тетей на свете, потому что ваша душевная бодрость очарует детей так же, как чарует и взрослых. Но побудьте немного серьезной и подумайте, не явится ли муж преимуществом для вас, как для сестры. У вас есть три брата – хотя я знаю, что Харри совершеннолетний, все же не думаю, что он настолько взрослый, что не нуждается в руководстве, – и со свойственными вам и вызывающими мое восхищение мужеством и благородством вы приняли ответственность за них. Но в состоянии ли женщина, даже самая любящая и с самым возвышенным умом, успешно выполнить подобную задачу? Едва ли. Рискну предположить, что вы часто ощущаете нужду в мужской поддержке.
– Нет, – ответила Фредерика. – Мальчики меня слушаются.
– Ничего себе слушаются, когда один отправляется в Маргейт без разрешения, а другой берет напрокат опасную машину и, как и следовало ожидать, попадает в аварию! – рассмеялся Карлтон.
– Не думаю, что машина была такой уж опасной. Как бы то ни было, я не запрещала никому из них это делать, так что вопрос о непослушании отпадает.
– И они не опасаются последствий своего поведения!
– Ни этого, ни чего-либо другого. Мои братья очень смелые!
– Так и должно быть, и я не пожелал бы вам обратного, но смелые мальчики нуждаются в направляющей руке. Так было и с моим младшим братом, поэтому я знаю, что говорю. Леди Бакстид всегда была строгой матерью, однако согласилась уступить мне воспитание Джорджа, понимая, что мужчине более пристало определить, как и когда применить выговор или наказание.
Фредерика едва удерживалась от смеха. Она не была знакома с Джорджем, но, если верить его младшей сестре, он был веселым молодым джентльменом, которого ничто на свете не раздражало больше проповедей старшего брата. Строгая нотация, прочитанная лордом Бакстидом Феликсу, не только выбила из головы последнего всякое раскаяние в том, что он заставил тревожиться своих сестер, но и превратила Джессами в его горячего защитника. Сразу ощетинившись, Джессами осведомился, какое право имеет кузен Бакстид совать нос в чужие дела, и хотя позднее он извинился перед Карлтоном за свою неучтивость, но искренне соглашался с Феликсом, что их кузен невероятный зануда, а может быть, и тупица.
Вспомнив этот инцидент и сдержав смех, Фредерика ответила:
– Очевидно, вы правы, кузен, но даже если бы я и вышла замуж, то не затем, чтобы снабдить моих братьев… ментором!
– Я заговорил об этом, подумав, что вы, возможно… более благосклонно отнесетесь к моему предложению!
Робкие нотки в голосе Карлтона тронули Фредерику, но она покачала головой, и, когда он начал в высокопарных выражениях перечислять качества ее характера, вызвавшие сначала его восхищение, а затем горячее желание сделать ее своей женой, она остановила его более решительно:
– Я очень признательна вам, кузен, но, пожалуйста, не продолжайте! Только подумайте, как бы отнеслась к подобному союзу ваша мама!
Карлтон помрачнел и вздохнул, однако ответил достаточно твердо:
– Надеюсь, меня нельзя упрекнуть в недостаточном уважении к моей матери, но в таких делах мужчина должен решать сам за себя.
– Нет-нет, вы не должны разочаровать ее неподходящим браком! Вспомните, какие надежды она на вас возлагает!
– Не думайте, что я забываю о сыновнем долге или что я сделал вам предложение без долгих и тщательных размышлений, – серьезно сказал он.
В ее глазах заплясали огоньки.
– Разумеется, я так не думаю! Я необычайно польщена вашим предложением, но дело в том, что я вообще не собираюсь замуж – мне нисколько не хочется расстаться с моей свободой! Мое нынешнее положение подходит мне куда больше, чем я подошла бы вам, Карлтон, – можете в этом не сомневаться!
Бакстид выглядел безутешным и какое-то время хранил молчание. Но, подумав как следует, он улыбнулся и промолвил:
– Я был излишне тороплив, в чем повинно естественное нетерпение влюбленного. Очевидно, до сих пор ваши мысли были настолько посвящены семье, что подумать о собственном будущем вам просто не хватало времени. Сейчас я больше ничего не скажу, но, тем не менее, я не теряю надежды.
Он удалился, а Фредерика с присущим ей благородством воздержалась от рассказа Кэрис об этом эпизоде. Она не хотела никому рассказывать и о предложении мистера Мортона, так как он ей слишком нравился, чтобы обсуждать с кем-то его неудачу. Фредерика отклонила предложение так мягко, как только могла, но когда он со вздохом произнес: «Я этого боялся!» – в ее глазах мелькнули веселые искорки.
– И теперь вы повергнуты в уныние?
– Разумеется!
– Но одновременно испытываете некоторое облегчение! Признайтесь!
– Клянусь, что нет, мисс Мерривилл!
– Значит, еще испытаете, – заверила она его. – Вы ведь отлично знаете, как удобно быть холостяком и как бы вас раздражало ощущать себя привязанным к юбке жены!
Он рассмеялся, но покачал головой.
– Я отнюдь не возражал бы быть привязанным к вашей юбке.
– Или играть роль ментора при моих братьях? – с усмешкой спросила Фредерика. – Вам бы пришлось терпеть их в своем доме!
– Да… хотя почему они не могут жить со старшим братом?
– Ну нет! Они доведут бедного Харри до белого каления! Он слишком молод для подобной ответственности и вряд ли сможет требовать от них уважения и послушания. Кроме того, они с Джессами переругались бы через неделю!
– Понимаю. Конечно, я ничего не знаю о воспитании мальчиков, но сделал бы все, что мог! – героически заявил мистер Мортон.
Фредерика рассмеялась и протянула руку:
– Хотя у вас кровь стынет в жилах при одной мысли об этом! Как же вы добры, мой дорогой друг! Благодарю вас! В хорошеньком положении вы оказались, если бы я приняла ваше предложение! Но я его отклоняю, так что можете быть спокойны!
Он взял ее руку и поцеловал ее.
– Увы, это не совсем так. Могу я, по крайней мере, продолжать считать себя вашим другом?
– Я на это надеюсь, – искренне отозвалась она.
После его ухода Фредерика не смогла удержаться от смеха, правда вполне добродушного. Хотя испуганное выражение лишь на момент мелькнуло на лице мистера Мортона, оно подтвердило ее уверенность, что вскоре он возблагодарит небеса за свое избавление. Мысль о вторжении в его безмятежное существование таких предприимчивых юных джентльменов, как Джессами и Феликс, сразу же пробудило в Фредерике чувство юмора. Только Бакстид мог бы взять на себя тяжкую обязанность обуздывания ее младших братьев. Правда, Элверстоук был в состоянии осуществить это, не вызывая в них и тени враждебности, так как мальчики по непонятной причине считали его особой, достойной всяческого уважения. Но в этом месте мысль ее прервалась. Фредерика встряхнулась, повторив про себя обещание не думать об Элверстоуке. Это было не так легко. Знал ли об этом маркиз или нет, но он приобрел раздражающую привычку вторгаться в ее размышления, и позволять ему это делать и далее не привело бы ни к чему хорошему. Фредерика надеялась, что у нее достаточно здравого смысла и гордости, чтобы не прибавлять себя к списку его жертв. Маркиз был куда более убежденным холостяком, чем Дар-си Мортон, в чьей груди билось горячее сердце. В Элверстоуке не было ни тепла, ни нежности. Он мог проявлять доброту и любезность, когда ему этого хотелось, становясь самым очаровательным собеседником, но его обращение с сестрами и со всеми, кто вызывал у него скуку, было поистине безжалостным. Элверстоук просто черствый эгоист и к тому же повеса, если верить слухам! Возможно, они правдивы, но нужно быть справедливым даже к такому распутнику – он никогда не проявлял подобных наклонностей по отношению к ней или ее красавице сестре. Правда, она однажды заподозрила его в попытке флирта, но вскоре решила, что ошиблась. Более того, справедливость требовала признать, что, хотя маркиз согласился покровительствовать ей и Кэрис исключительно с целью позлить свою сестру Луизу, он был необычайно добр к Джессами и Феликсу. Фредерика вспомнила поездку в Хэмптон-Корт, которая наверняка была для него нестерпимо скучной, готовность, с которой он избавил Лафру от безвременной кончины, и опыт, с которым он обошелся с Джессами. В этих действиях было невозможно усмотреть какие-либо низменные мотивы: Элверстоук вел себя так, словно на самом деле являлся их опекуном, поэтому Фредерика постепенно стала считать его таковым, обращаясь к нему при любом затруднении. Это раздражало ее, так как раньше она никогда не искала поддержки и совета на стороне. Фредерика понимала, что если она не хочет потерять собственную силу и энергию, то не должна слишком рассчитывать на помощь маркиза. По какой-то неизвестной причине дружба с Мерривиллами забавляла его, но она в любой момент может ему наскучить, и тогда он стряхнет заботу о них с той же легкостью, с какой возложил на себя. В конце концов, что она о нем знает? Ничего, кроме того, о чем сообщали сплетни; она не знала даже того, нравится ли она ему. Иногда ей казалось, что да, но затем, когда на каком-нибудь приеме маркиз едва находил время, чтобы обменяться с ней несколькими словами, она начинала думать, что он к ней абсолютно равнодушен. По всей вероятности, так оно и было, ибо если Элверстоуку быстро надоедали даже ослепительные красавицы, выражавшие готовность принять его ухаживания, то как же должна была ему наскучить деревенская кузина, не блещущая красотой и к тому же не первой молодости? Когда Фредерика думала о миссис Пэрраком или хорошенькой вдове, которую считали его последним увлечением, она могла лишь удивляться, что он продолжал интересоваться ее делами. Если бы ей сказали, что она быстро становится для маркиза навязчивой идеей, Фредерика ни за что бы этому не поверила.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фредерика - Хейер Джорджетт



легкий, ненавязчивый роман, написанный для современной женщины в стиле "гордости и предубеждения", только более эмоционально... нет стандартной пошлости любовных романов современных авторов, где на первое место выводится описание постельных сцен
Фредерика - Хейер ДжорджеттSophia
10.09.2010, 7.30





Как-то скучновато, и вовсе не из-за отсутствия "постельных сцен" и "стандартной пошлости". Нет интересных сюжетных линий, интриги.
Фредерика - Хейер Джорджеттнадежда
21.09.2012, 22.53





Очень понравилось. Прекрасный отдых от серых будней. Милые герои и все очень мирно. Никто не стреляет. Это умиротворяет.
Фредерика - Хейер Джорджеттлена
6.03.2014, 17.37





Это мой самый любимый роман)На душе становится легко,когда его читаешь)
Фредерика - Хейер ДжорджеттSasha
2.12.2014, 17.08





Нудно,затянуто, бессюжетно. Повесть о богатом, стареющем ловеласе-цинике, уставшем от назойливых "бедных"родствеников и тупо глумящемуся над ними, а у самого ни ума, ни чувства юмора. Ггероиня вызывает жалость своею убогостою...Ничего общего с Джейн Остин! Зря потраченое время. Оценка 1 балл и то просто за сочинительство.
Фредерика - Хейер ДжорджеттФрекен Бок
2.01.2015, 16.08





Нудно,затянуто, бессюжетно. Повесть о богатом, стареющем ловеласе-цинике, уставшем от назойливых "бедных"родствеников и тупо глумящемуся над ними, а у самого ни ума, ни чувства юмора. Ггероиня вызывает жалость своею убогостою...Ничего общего с Джейн Остин! Зря потраченое время. Оценка 1 балл и то просто за сочинительство.
Фредерика - Хейер ДжорджеттФрекен Бок
2.01.2015, 16.08





читала этот роман 10 лет назад .за эти годы прочитала очень много романов . но этот остался в памяти своей чистотой rnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnможет для некоторых читателей нужны страсти или постельные сцены но мне этот роман захотелось перечитать именно за чистые чувства.
Фредерика - Хейер Джорджеттраиса
11.01.2015, 13.44





нудятина...бла...бла...бла, слишком много пустых разговоров
Фредерика - Хейер ДжорджеттИрина
31.03.2015, 12.07





Ирина а в вашей жизни нет пустых разговоров .О особенно в интернете и на сайтах.
Фредерика - Хейер Джорджеттраиса
5.03.2016, 21.44





Вообще автор мне нравится. Но этот роман прочла до середины и последнюю главу. Гл.герой что-то уж слишком упивается своим гедонизмом. Красивая девочка Керис,ну не может или не хочет блистать в светских салонах,по мнению романного общества,- пустоголовая дурочка. И да -слишком много повторов в разных вариациях(то самое бла-бла). В жизни мы все делаем бла-бла,как же без этого! Но читать об этом утомительно.
Фредерика - Хейер ДжорджеттЧертополох
14.09.2016, 11.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100