Читать онлайн Достойная леди, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Достойная леди - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Достойная леди - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Достойная леди - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Достойная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

На следующий день в «Кэмден-Плейс» зашел лорд Бекнем, чтобы извиниться перед мисс Уичвуд за то, что он обидел ее. Визит его оказался совсем не ко времени, поскольку все слуги были заняты приготовлениями к предстоящей вечеринке. Лимбери или лакей Джеймс сообщили бы ему, конечно, что мисс Уичвуд не принимает, но, поскольку Лимбери был занят в буфетной подготовкой приборов и посуды, которая понадобится для приема тридцати гостей, а Джеймс вместе с мальчиком-посыльным и двумя горничными выносили из гостиной лишнюю мебель, дверь лорду Бекнему открыла младшая горничная, чью робкую попытку объяснить, что хозяйки нет дома, лорд Бекнем даже не заметил. Он с величественной снисходительностью заявил, что мисс Уичвуд непременно уделит ему пару минут своего драгоценного времени, и прошествовал мимо горничной в дом. Бедняжке ничего не оставалось, как отступить перед столь решительным натиском и проводить визитера в библиотеку в задней части дома, чтобы затем разыскать хозяйку. Обойдя все этажи, она наконец нашла мисс Уичвуд в подвале, где та обсуждала меню предстоящего вечера с поваром, так что Бекнему пришлось поскучать в библиотеке довольно долго, прежде чем мисс Уичвуд вышла к нему.
Настроение ее не было безоблачным, и, кратко поприветствовав гостя, она сказала, что сможет уделить ему лишь несколько минут, и попросила его безотлагательно сообщить ей, по какому поводу он хотел ее видеть.
Его ответ обезоружил ее. Он сказал, не выпуская ее руки из своих ладоней:
– Я понимаю, ведь вы сегодня устраиваете небольшой прием. Я не задержу вас надолго, я всего лишь хотел извиниться за то, что я сказал вам во время нашего разговора в галерее.
– Ну конечно же я прощаю вас, Бекнем! Даже и не думайте больше об этом! Все мы иногда говорим то, чего нам говорить вовсе не следовало бы.
Он поднес ее руку к губам.
– Слишком добра, слишком милосердна! – произнес он, и по его голосу было видно, как глубоко он тронут. – Когда я узнал от Гарри, что вы пригласили его и молодого Хоксбери на ваш прием, а меня не соизволили, я подумал, что я обидел вас слишком глубоко.
– Ерунда! – ответила она. – Я не пригласила вас, потому что этот прием я устраиваю для Люсиллы, и присутствовать на нем будет только… молодежь в сопровождении своих заботливых братьев или обожателей, да еще их мамы и папы. Вам было бы невероятно скучно на такой вечеринке!
– Мне не может быть скучно в вашем обществе, – с обезоруживающей прямотой ответил он.
И ей тут же представилось, как он весь долгий вечер один сидит дома и чувствует, что он никому не нужен, тогда как его брат со своим другом отправились на веселую вечеринку, и эта картина показалась ей настолько грустной, что она уступила внезапному порыву и сказала:
– Тогда приходите, если, конечно, вас не утомляют дети и почтенные матроны!
Но как только она произнесла эти слова, она тут же пожалела о них. Слишком поздно она вспомнила об особенностях нрава Бекнема.
Уже не надеясь убедить его отклонить ее приглашение, мисс Уичвуд все же сказала:
– Должна предупредить вас, сэр, что дядя Люсиллы тоже будет присутствовать. Возможно, вы предпочли бы не встречаться с ним.
– Я надеюсь, – произнес он с бесконечно терпеливой улыбкой, – что я достаточно владею собой, чтобы не затеять ссору с Карлтонном под крышей вашего дома и тем самым не огорчить вас, дорогая мисс Эннис!
После этого, еще раз заверив ее в своей бесконечной преданности, он удалился. Мисс Уичвуд оставалось только упрекать себя за то, что, поддавшись импульсу сочувствия, она тем самым поощрила Бекнема в его притязаниях.
Остаток дня прошел без происшествий, если не считать прибытия Элизы Брайем, нанятой в качестве горничной для Люсиллы. Эннис была готова к тому, что старые слуги примут эту миловидную женщину с неприязнью, но Джерби, хотя и сказала осторожно, что еще рано судить о новенькой, все же добавила, что мисс Брайем, похоже, знает свое дело, а миссис Уордлоу и Лимбери искренне одобрили ее первые шаги.
– Очень милая молодая женщина, и как раз такая, какая наверняка понравится мисс, – сказала миссис Уордлоу.
– Очень скромная, – заявил Лимбери и тихо добавил: – И похоже, мисс Эннис, что она пришлась по душе мисс Джерби.
Мисс Брайем продемонстрировала свое искусство, когда одевала Люсиллу для приема, – ей удалось не только уговорить ее надеть нежно-розовое муслиновое платье вместо гораздо более экстравагантного желтого, которое выбрала Люсилла, но и смогла убедить девушку, что бусы из бисера, которые та купила накануне, гораздо менее подходят к вечернему платью, чем жемчужное ожерелье. Затем мисс Брайем долго расчесывала волосы Люсиллы, пока те не заблестели, и уложила их в такую простую и одновременно милую прическу, что мисс Уичвуд, которая зашла в комнату Люсиллы перед тем, как спуститься к обеду, не могла этого не оценить.
Люсилле она принесла очаровательный браслет, украшенный жемчугом, и застегнула его на запястье девушки со словами:
– Это мой небольшой подарок по случаю твоей первой вечеринки!
– О! – Люсилла едва не задохнулась от восторга. – О, мисс Уичвуд, спасибо, спасибо вам! О, какой он красивый! Как же вы добры ко мне! Посмотрите, Брайем!
– Действительно очень красиво, мисс. Как раз то, что надо, если мне будет позволено так выразиться, – ответила Брайем, окинув взглядом эксперта наряд самой мисс Уичвуд.
На мисс Уичвуд было платье из небесно-голубого крепа поверх белоснежной атласной нижней юбки. На шее сверкало сапфировое ожерелье, а ее огненно-золотые волосы украшала сапфировая же диадема. Потрясенная ее красотой, Люсилла тут же заявила, что она выглядит великолепно. Услышав это, мисс Уичвуд рассмеялась, сказав, что она, пожалуй, оделась слишком вычурно для небольшого домашнего приема.
– Ну, тогда… тогда я скажу, что вы выглядите прекрасно! – поправилась Люсилла.
– То же я могу сказать и о тебе, – ответила мисс Уичвуд. – Давай спустимся вниз и ослепим Найниэна! Мне доложили, что он пришел несколько минут назад.
Они нашли Найниэна в гостиной. Он был приглашен на обед, и было ясно, что молодой человек уделил огромное внимание своей одежде. Увидев его, Люсилла восхищенно воскликнула:
– О, Найниэн?! Ты сверкаешь, как новый пенни, это точно! Не правда ли, мэм?
– Да, действительно! Ты выглядишь потрясающе! – ответила мисс Уичвуд. – А галстук – просто верх элегантности. Сколько же тебе потребовалось времени, чтобы достичь такого совершенства, Найниэн?
– Несколько часов! – ответил он, краснея. – Понимаете, это восточный узел, и мне действительно кажется, что сегодня он мне удался. Прошу вас, мэм, перестаньте меня рассматривать, будто я манекен какой!
Он повернулся, взял со стола два туго перевязанных бальных букетика и с неуклюжей грацией преподнес их дамам со словами:
– Прошу вас, мэм, окажите мне честь и примите от меня эти скромные цветы! А этот букет для тебя, Люси!
Дамы приняли этот дар с подобающими случаю словами благодарности. Люсиллу особенно поразило, что ее букетик был составлен из розовых и белых гиацинтов. Это обстоятельство даже заставило ее воскликнуть:
– Какой же ты молодец, Найниэн! Как ты догадался, что я собираюсь надеть розовое платье?
– Это не я, – признался он. – Это девушка, которая продавала цветы. Она спросила у меня, как ты выглядишь, и, когда я сказал ей, что у тебя темные волосы и что ты еще не выходила в свет, она сказала, что тебе лучше всего подойдут белые и розовые цветы. И я должен сказать, – добавил он галантно, – что розовое тебе действительно идет, Люси! Я никогда не видел тебя такой красивой!
Мисс Уичвуд, любуясь своим букетиком, составленным из весенних цветов разнообразных оттенков от бледно-кремового до пурпурного, подумала, внутренне усмехнувшись, что Найниэн, похоже, описал ее цветочнице как даму солидного возраста. Она удержалась от того, чтобы расспросить его об этом, и деликатно промолчала о том, что букетики, обернутые в серебряную бумагу и туго перевязанные атласными ленточками, дамы обычно носят на балах, а не на приемах.
Где-то часа через два мисс Уичвуд с легким сердцем сказала себе, что не только вечеринка удалась во всех отношениях, но и ее протеже понравилась буквально всем. Мисс Уичвуд встречала гостей вместе с Люсиллой, и хозяйке ни разу не пришлось покраснеть за манеры своей подопечной. Не в первый уже раз она вознесла в душе благодарность миссис Эмбер, которая, несмотря на все свои недостатки, совершенно очевидно сделала все, чтобы ее воспитанница усвоила все правила поведения в обществе. Розовый румянец, заливавший щеки Люси, когда она смущалась, и порой проскальзывавшая неловкость в движениях нисколько не повредили дебютантке в глазах самых требовательных и влиятельных батских дам. Даже старая миссис Мандевилль, суровейший критик всего и вся, которая оказала Эннис большую честь своим появлением на приеме, сказала ей:
– Милая девочка, очень милая девочка. Не знаю, откуда вы ее взяли и почему оказываете ей покровительство, но если она из Карлтоннов, то явно родилась в рубашке, и вам будет совсем нетрудно выдать ее за приличного джентльмена!
Мистер Карлтонн появился одним из последних. Мисс Уичвуд к этому времени отпустила Люсиллу, но сама еще стояла у входа в гостиную, когда он не торопясь поднялся по ступенькам. Лорд Бекнем, который с момента своего появления не отходил от мисс Уичвуд, тут же удалился, как только увидел, кто к ней приближается, пробормотав себе под нос, что будет лучше, если он и «этот тип» не будут сталкиваться лицом к лицу. Его исчезновение не укрылось от орлиного взора мистера Карлтонна, и он, кланяясь хозяйке и поднося к губам ее затянутую в перчатку руку, произнес:
– Если бы взгляды могли убивать, я бы уже лежал бездыханный на этом пороге! Здравствуйте, мэм! Примите мои поздравления по поводу того, что вам удалось собрать такое блестящее общество, и притом далеко не в разгар сезона! – Он поднес к глазам лорнет и медленно обвел взглядом собравшихся в гостиной. – Весь цвет батского общества, насколько я понимаю, – заметил он. – Господи, кто эта внушительная дама в парике и с таким количеством перьев, что их хватило бы на целого страуса?
– Сэр, это – миссис Уэндбери, – произнесла мисс Уичвуд, с трудом удерживаясь от желания рассмеяться, – один из столпов батского общества. Произвести хорошее впечатление на нее и на миссис Мандевилль – вот что самое главное для девушки, которая готовится к выходу в свет в Бате. Она привела с собой дочь-вдову и внучку, и это я считаю своим триумфом!
Он опустил лорнет и внимательно посмотрел на свою собеседницу.
– Мне хотелось бы знать, почему вы так беспокоитесь из-за моей несносной племянницы? – неожиданно спросил он.
– Я не считаю ее несносной, – ответила мисс Уичвуд. – На самом деле она меня очень забавляет! Когда я познакомилась с ней, мне было настолько скучно, что все окружающее стало безразлично, а теперь благодаря ей все это в прошлом. Пойдемте, я должна познакомить вас с миссис Стинчкоумб! Ее старшая дочь и Люсилла стали просто задушевными подругами, и я уверена, что она очень хотела бы с вами познакомиться.
Решительно направившись туда, где на изящной кушетке у стены сидели миссис Стинчкоумб и миссис Мандевилль, она представила своего гостя дамам. К ее удивлению, миссис Мандевилль заявила:
– Нет нужды представлять его мне, деточка! Мы с его мамой были лучшими подругами, и я знаю его с колыбели! Что ж, здравствуй, Оливер! Это ты – опекун этого милого ребенка! Когда Эннис сказала мне, что ее фамилия Карлтонн и ее опекает дядя, мне действительно пришло в голову, что этим дядей мог бы оказаться ты, но я посчитала это просто невозможным!
– Невозможным, мэм, – печально ответил мистер Карлтонн.
Она бросила на него проницательный взгляд.
– Это заставляет чувствовать себя старше, чем ты есть на самом деле, правда? Что ж, тебе уже пора повзрослеть, если все, что я слышала о тебе, правда. Но это не мое дело! Мне нравится твоя маленькая племянница: еще не оперилась, но весьма многообещающая девочка. Вы согласны со мной, мэм?
– Совершенно согласна, – ответила миссис Стинчкоумб. – Она затмевает собой всех остальных девиц. – Улыбнувшись мистеру Карлтонну, она заметила: – Вам потребуется много сил, сэр, чтобы избавляться от нежелательных поклонников, когда она выпорхнет в свет!
– Тебе не следовало приглашать сегодня Кил-брайда, Эннис, – со свойственной ей прямотой заявила миссис Мандевилль. – Он очаровательный пройдоха, я согласна, но при этом весьма опасен для юных девушек.
Старясь не смотреть мистеру Карлтонну в глаза, Эннис ответила как бы между прочим, хотя в душе не была спокойна:
– Дело в том, что меня заставили сделать это, мэм!
– Каким образом, мисс Уичвуд? – спросил мистер Карлтонн, в голосе которого зазвенела сталь.
Она подняла на него глаза, прочла осуждение в его взгляде, и тут же раздражение заставило ее ответить ему весьма резко:
– Меня заставила Люсилла, сэр, она сама пригласила Килбрайда и просила меня подтвердить ее приглашение! А поскольку в этот момент он стоял рядом с ней, то мне ничего не оставалось делать, кроме как сказать, что я буду счастлива видеть его у себя. Но прошу вас, не надо винить ее в этом, – добавила она, заметив, как он нахмурился. – Она ведь знала, что он мой хороший знакомый, и, кроме того, я сказала ей, что она может пригласить кого захочет.
– Что ж, очень жаль, – отреагировала миссис Стинчкоумб, – но я не думаю, что это причинит малышке какой-то вред. Судя по всему, ему придется очень нелегко, если он надумает флиртовать с ней! Молодой Элмор охраняет ее не хуже сторожевой собаки!
Мисс Уичвуд вскоре сама убедилась, что это так. Найниэн решил, что он должен охранять Люсиллу, и это могло бы даже позабавить хозяйку, будь она в соответствующем настроении. Оберегал ли он ее от Килбрайда или от Гарри Бекнема, было непонятно. Оба они не отходили от девушки, а она, что с удовлетворением отметила Эннис, не отдавала предпочтения ни одному из увивающихся вокруг нее щеголей. Люсилла всего лишь невинно наслаждалась новым для нее ощущением успеха.
Холодный ужин был сервирован в столовой. Он не был официальным, но многие из молодых людей решили сопроводить туда своих дам, и как раз когда мисс Уичвуд, как внимательная хозяйка, подыскивала подходящих сопровождающих для сидящих в зале матрон, перед ней вырос лорд Бекнем и предложил ей проводить ее в столовую. Захваченная врасплох, она приготовилась было вежливо улыбнуться и позволить ему взять себя под руку, как тут же из-за спины раздался голос мистера Карлтонна:
– Слишком поздно, Бекнем! Мисс Уичвуд уже пообещала, что позволит мне сопровождать ее! Вы готовы, мэм?
Она мгновенно решила, что готова на все, лишь бы избежать скандала! Поэтому она заставила себя улыбнуться и примирительно произнесла:
– Я действительно пообещала мистеру Карлтонну спуститься вместе с ним, Бекнем! Не окажете ли вы мне огромную любезность сопроводить в столовую Марию вместо меня?
Мистер Карлтонн взял ее под руку и увлек к выходу из гостиной. Когда они спускались по лестнице, он укоризненно заметил:
– Знаете, это было слишком, дитя мое! Заставить самого вашего изысканного поклонника сопровождать Марию! Да ведь после этого он может стать вашим врагом на всю жизнь!
– Я знаю, но что я могла сделать, когда она единственная из дам оставалась в комнате, а вы заявили – солгав при этом, как вам прекрасно известно! – что я обещала спуститься к ужину вместе с вами? Вот уж чего мне совершенно не хотелось делать!
– Ну, ну, это уж слишком, – сказал он ей. – Вам не удастся убедить меня в том, что вы предпочли бы компанию Бекнема моей!
– Представьте себе, предпочла бы! – заверила она его. – Потому что я догадываюсь, вы хотите сопровождать меня только потому, что намерены упрекать меня за приглашение Дениса Килбрайда, а я не хочу выслушивать ваши упреки! Какое вы вообще имеете право диктовать мне?
– Спрячьте-ка свои иголки! – посоветовал он ей. – Вы ведь не собираетесь драться со мной, моя девочка, поэтому не надо всякий раз с такой готовностью обнажать топор войны без всякого повода! Мне могут не нравиться ваши поклонники, но я не собираюсь вмешиваться в то, что никоим образом меня не касается. А если я сочту нужным упрекнуть вас в чем-то, то не стану делать это публично, я вам обещаю!
Слегка смягчившись, она сказала уже более спокойным тоном:
– Должна признаться, сэр, что у меня не было никакого желания включать Килбрайда в список гостей. Оставаясь в рамках вежливости, я сказала ему все, чтобы запугать его скукой на «детском» приеме. А когда он, несмотря на мои заверения, все же напросился, я пригласила Гарри Бекнема и его друга майора Беверли… и еще нескольких молодых людей!
– Надеялись, что они оттеснят Килбрайда на второй план, или рассчитывали, что я не замечу Килбрайда среди них?
Его предположение оказалось настолько точным, что она невольно рассмеялась и сказала:
– О, какой вы гадкий! И хуже всего то, что вы делаете гадкой и меня, что уж совершенно непростительно!
– Я ничего подобного не делаю, – ответил он, и уголки его рта дрогнули в едва заметной улыбке. – Не смог бы сделать этого… даже если бы очень захотел.
В этот момент они уже входили в столовую, и его реплика осталась без ответа. Что ее вполне устраивало, поскольку она не могла придумать, что ей сказать. Он ей сделал комплимент? Но тон, которым он произнес эти слова, был холодно-равнодушным. Он оставил ее одну, едва они вошли в столовую, но вскоре вернулся с несколькими пирожными и бокалом шампанского для нее. Вокруг Эннис к этому времени уже собралось несколько гостей, и мистер Карлтонн не стал задерживаться, а вскоре уже разговаривал с Люсиллой, которая поглощала мороженое под присмотром Гарри Бек-нема. Она бурно приветствовала дядю и тут же потребовала у него ответа на вопрос: был ли он когда-нибудь на более восхитительной вечеринке? Этот вопрос явно развеселил его, но он сказал, что нет. Восторг от вечеринки не отбил у Люси охоту к мороженому.
– Принести вам еще, мисс Карлтонн? – с готовностью предложил Гарри Бекнем.
– Да, пожалуйста, – с живостью ответила она. – И можно еще немного лимонада? О, сэр, как вы думаете, мне понравится шампанское? Мистер Бекнем уверяет меня, что нет.
– Он прав, – сказал мистер Карлтонн и протянул ей свой бокал. – Попробуй сама!
Она взяла бокал и осторожно пригубила. Выражение отвращения, тут же появившееся на ее лице, едва не заставило дядю рассмеяться. Она отдала ему бокал со словами:
– О! Это ужасно! Как люди вообще могут пить такой кошмарный напиток? Я думала, что мистер Бекнем подшучивает надо мной, уверяя, что мне не понравится, а ведь и вам, и даже мисс Уичвуд шампанское, похоже, очень даже нравится!
– Ну, теперь-то ты знаешь, что он не подшучивал над тобой. – Мистер Карлтонн окинул племянницу критическим взглядом и тут же заявил: – Напомни мне, когда я вернусь в Лондон, чтобы я отдал тебе бирюзовый гарнитур твоей матери. Большая часть ее драгоценностей совершенно не подходит для юной девушки, но бирюзовый гарнитур, мне кажется, тебе пойдет. И еще я припоминаю, что там была жемчужная брошь и кольцо к ней. Я пошлю их тебе.
Это неожиданное заявление поразило ее. У нее перехватило дыхание, и ей потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя и поблагодарить дядю, но она сделала это с таким жаром, что он рассмеялся и, проведя пальцем по ее щеке, сказал:
– Смешная девчонка! Тебе не нужно меня благодарить: драгоценности твоей матери принадлежат тебе, а я лишь храню их до тех пор, пока ты не достигнешь совершеннолетия… или пока я не решу, что ты достаточно взрослая, чтобы носить их.
В этот момент к ним снова присоединился мистер Бекнем, и мистер Карлтонн, оставив Люсиллу на его попечение, вернулся к мисс Уичвуд. Она видела все, что произошло между ним и его племянницей, и сделала шаг ему навстречу, произнеся голосом, полным укора:
– Я допустила непростительную небрежность! Я должна была предупредить Люсиллу, чтобы она не пила шампанского!
– Вы действительно должны были это сделать, – подтвердил он.
– Ну, если вы знаете это, то я не понимаю тогда, почему же вы дали ей попробовать из своего бокала! – заявила она довольно резко.
– А вам понравился ваш первый глоток шампанского? – спросил он.
– Нет, думаю, что нет.
– Вот именно! Молодой Бекнем сказал ей, что ей не понравится шампанское, и я просто продемонстрировал ей это.
– Наверное, – произнесла она задумчиво, – это более эффективный способ добиться желаемого, чем просто запретить.
– Конечно, более эффективный.
Она улыбнулась ему и заметила:
– Думаю, пройдет совсем немного времени, и вы станете отличным опекуном!
– Боже упаси!
В этот момент Денис Килбрайд, отделавшись наконец от матрон, подошел к хозяйке дома и сказал нарочито обиженным тоном, с которым совершенно не вязалось смешливое выражение его глаз:
– И как же вы могли так обманывать меня, говоря о своем вечере, о жестокая! Неужели вы хотели добиться, чтобы я не пришел? Я просто не могу в это поверить!
– Бог мой, конечно нет! – ответила она. – Я рада, что вечер не показался вам чертовски скучным, я так боялась этого.
Мистер Карлтонн, саркастически хмыкнув, поклонился хозяйке и отошел в сторону, чтобы дать возможность майору Беверли, который шел в их сторону, подойти к мисс Уичвуд. Затем он побеседовал с миссис Мандевилль и ушел с приема перед тем, как начались танцы, отклонив приглашение присоединиться к игрокам в вист, для которых мисс Уичвуд установила два стола в библиотеке. Раздраженная его бесцеремонным поведением, она удивленно приподняла брови и саркастически заметила, когда он подошел попрощаться:
– Но как вы отваживаетесь оставить Люсил-лу в таком опасном обществе?
– Ничего страшного! – ответил он. – Судя по всему, молодой Бекнем и Элмор позаботятся о ней. А поскольку единственный опасный здесь человек, похоже, сосредоточен скорее на вас, чем на Люсилле, мне нет необходимости изображать заботливого опекуна. Эта роль мне не идет, вы знаете. Примите мою благодарность за приятный вечер, мэм!
С этими словами он еще раз поклонился и вышел. Она была настолько взбешена, что прошло довольно много времени, прежде чем ее гнев улегся, и ей подумалось, что его возмутительное поведение могло быть вызвано уверенностью в том, что она поощряет фамильярности со стороны Дениса Килбрайда. Да, она была готова слегка пофлиртовать с мистером Карлтонном, но, похоже, он имел в виду вовсе не флирт. Ей это казалось невероятным, но не мог же он по-настоящему влюбиться в нее. Его гнев могла возбудить только ревность! Ей стало ясно, что следует отдалить от себя мистера Карлтонна, но в тот момент, когда она подумала об этом, ей пришла в голову совсем иная мысль. Он считает, наверное, что она готова принять предложение от Дениса Килбрайда, – необходимо во что бы то ни стало разубедить его в этом! Напрасно она повторяла себе, что ей все равно, что он думает, – по какой-то странной причине ей это было далеко не все равно.
Последние ее гости ушли только в одиннадцать вечера – это было довольно поздно по стандартам Бата. Особый успех имели импровизированные танцы. И конечно – вальс, хотя вальсировали немногие смельчаки.
Мисс Уичвуд ограничила свое участие в этом веселье тем, что следила, чтобы неопытные молодые девушки не танцевали больше двух раз подряд с одним и тем же джентльменом, а также подыскивала партнеров для юных леди, которые оставались неприглашенными. Поскольку многие молодые люди, присутствующие на вечеринке, были очень хорошо знакомы между собой, делать ей приходилось не так уж много. И все же хозяйка следила за тем, чтобы импровизированные танцы не превратились в шумную игру, что было весьма вероятно, если учесть, что большинство присутствующих знали друг друга с колыбели.
Ее несколько раз приглашали танцевать, но она с улыбкой отказала даже одному старинному другу, который по возрасту годился ей в отцы.
– Нет, нет, генерал! – сказала она, улыбнувшись ему. – Дуэньи не танцуют!
– Дуэнья? Ты? – ответил он. – Что за ерунда! Я знаю твой возраст, малышка, с точностью до дня, поэтому не надо так шутить со мной!
– Вы сейчас скажете еще, что качали меня на руках, когда я была младенцем, – пробормотала она.
– В любом случае я вполне мог делать это. Ну же, Эннис! Ты не можешь отказаться станцевать со старым другом. Черт побери, ведь я знал твоего отца!
– Я бы с огромным удовольствием станцевала с вами, но вы должны простить меня! Если я соглашусь танцевать с вами, то как я смогу отказать другому партнеру?
– Ну, это-то как раз нетрудно! – ответил он. – Тебе придется только сказать, что ты согласилась танцевать со мной, потому что не хотела обижать старика!
– Конечно, я могла бы так сказать, если бы всем не было известно, что вы – самый ветреный мужчина в Бате! – парировала она.
Ее слова так понравились ему, что он хмыкнул, слегка выпятил грудь, назвал мисс Уичвуд дерзкой девчонкой и отправился дальше кокетничать с самыми красивыми женщинами.
Мисс Уичвуд очень любила танцевать, но сейчас… На вечере не было никого, с кем ей хотелось бы стать в пару. А если бы мистер Карлтонн не покинул вечеринку в состоянии то ли возмущения, то ли обиды и пригласил бы ее на вальс – согласилась ли бы она? Ей пришлось признаться себе, что соблазн был бы очень велик.
Пока она размышляла над этим, к ней подошел лорд Бекнем и сел рядом со словами:
– Могу ли я составить вам компанию, Эннис? Не приглашаю вас на танец, потому что знаю: сегодня вечером вы танцевать не станете. Не могу не радоваться этому – во-первых, это дает мне возможность поговорить с вами тет-а-тет, а во-вторых, я, по правде говоря, не очень люблю вальс. Понимаю, что сейчас это очень модно, но мне он как-то никогда не нравился. Боюсь, что вы сочтете меня старомодным!
– Доисторическим! – бросила мисс Уичвуд. – И кроме того, чрезвычайно невежливым – ведь вам должно быть известно, что я обожаю вальс!
– О, я не хотел показаться вам невежливым! – заверил он ее. – Все становится изысканным, если это делаете вы!
– Ради бога, Бекнем, прекратите, наконец, мне так бессовестно льстить!
Он снисходительно рассмеялся:
– Уверяю вас, я вовсе вам не льщу. И когда я говорю, что редко видел вас столь же прекрасной, как сегодня, тоже не льщу. – Он снова рассмеялся, а затем накрыл ее руку своей и легонько сжал ее. – Ну же, не надо испепелять меня взглядом! Мне хорошо известно, что вы не любите пустых комплиментов, и эта ваша черта особенно привлекательна в вас, но мои чувства снова лишили меня благоразумия.
Она отняла у него руку и сказала:
– Простите меня! Я вижу, что миссис Уэндбери собирается уходить.
С этими словами мисс Уичвуд поднялась, пересекла комнату и подошла к почтенной даме. Попрощавшись с ней, она заметила, что миссис Мандевилль жестом просит ее подойти, и села рядом с ней.
– Что ж, моя дорогая, очень приятный вечер! – сказала миссис Мандевилль. – Поздравляю вас!
– Благодарю вас, мэм! – произнесла Эннис с признательностью. – Ваша похвала стоит многого! Могу ли я также поблагодарить вас за то, что вы почтили меня сегодня своим присутствием? Уверяю вас; я очень ценю это и надеюсь только, что вам здесь было не очень скучно!
– Напротив, мне было очень весело! – с усмешкой ответила старая леди. – Что заставило Карлтонна уйти так рано и в такой ярости?
Эннис слегка покраснела:
– А он был в ярости?! Я подумала, что ему просто скучно.
– Нет, нет, ему было вовсе не скучно, дорогая! Мне показалось, что вы с ним поссорились!
– О, мы с ним всегда ссоримся, как только встречаемся! – небрежно заметила Эннис.
– Да, он легко наживает врагов благодаря своему злому языку, – кивнула миссис Мандевилль. – Конечно, он испорчен! Слишком многие женщины добивались его! Мой младший сын – его друг, и он сказал мне еще много лет назад, что нет ничего удивительного в том, что Карлтонн так ожесточен: ведь половина мамаш и их дочек яростно боролись между собой за его внимание. Как бы то ни было, я еще не поставила на нем крест, потому что в нем нет ничего такого, чего не мог бы излечить брак с женщиной, которую он полюбит по-настоящему.
– Я так поняла, что любви в его жизни как раз хватало с избытком, мэм!
– Бог мой, деточка, я ведь не говорю о его содержанках, – презрительно заметила миссис Мандевилль. – Мужчины редко по-настоящему любят этих пустышек, даже если их содержат! Что касается меня, то я всегда была весьма снисходительна к повесам, и я уверена, что права! При этом, заметьте, я не имею в виду подлецов, которые совращают невинных девушек, этих-то я не выношу! Карлтонн к таким как раз не относится. Он что, поручил свою очаровательную маленькую племянницу вашим заботам?
– Нет, нет! Она просто гостит у меня, прежде чем отправиться к одной из своих теток или кузин… я точно не знаю!
– Рада это слышать. Вы еще слишком молоды, чтобы обременять себя девушкой ее возраста, моя дорогая!
– Мистер Карлтонн считает так же! Только он идет еще дальше, чем вы, мэм, и, не церемонясь, заявляет мне, что считает меня совершенно неподходящим человеком для того, чтобы заботиться о Люсилле!
– Да, мне говорили, что он может вести себя крайне невежливо, – кивнула миссис Мандевилль.
– Невежливо! Да он – самый грубый из мужчин, каких я когда-либо встречала в своей жизни! – откровенно заявила мисс Уичвуд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Достойная леди - Хейер Джорджетт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Достойная леди - Хейер Джорджетт



ПОТРЯСАЮЩАЯ КНИГА!!!!ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ ЕЕ КНИИ!ЮМОР ДИНАМИКА И ДОСТОВЕРНОСТЬ!!!
Достойная леди - Хейер ДжорджеттTORRY
12.11.2011, 21.09





Один из редких случаев- не дочитала!!! Такое нудное начало, на 1,5 главы меня хватило
Достойная леди - Хейер ДжорджеттАрмина
6.09.2012, 15.26





Роман периода Регенства с типичным образом жизни и этикета того времени. Компаньонка-болтушка списана с персонажа "Эммы" Джейн Остин (не наоборот же).
Достойная леди - Хейер ДжорджеттВ.З.,65л.
10.10.2013, 12.02





Миленький.
Достойная леди - Хейер Джорджеттлена
10.02.2014, 14.40





Такие тяжеловесные диалоги,а роман замечательный,но опять-таки концовка... чего-то еще хотела
Достойная леди - Хейер ДжорджеттРАЯ
4.04.2015, 21.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100