Читать онлайн Цена счастья, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цена счастья - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цена счастья - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цена счастья - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Цена счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Когда майор Киркби, около трех часов дня переехав через мост, приблизился к Лаура-Плейс, он был удивлен, не увидев там Фоббинга с фаэтоном Серены. Еще более майор удивился сообщению Либстера, что леди Серена уехала на пикник. «А леди Спенборо, — добавил дворецкий, — находится в гостиной и просила провести майора наверх». Он заметил, что майор привязывает поводья к перилам, и тут же добавил, что пришлет конюха миледи присмотреть за лошадью.
Затем он провел мистера Киркби на второй этаж, объявил о его приходе и удалился, покачивая головой. По мнению дворецкого, происходило что-то подозрительное, какая-то мышиная возня, которую он очень не одобрял. Едва дверь за Либстером закрылась, Фанни вскочила с дивана и импульсивно рванулась к майору.
— О, Гектор, я рада, что ты пришел! Я так волнуюсь!
— В чем дело, дорогая? — спросил он, взяв вдову за руки. — Фанни, да ты вся дрожишь! Любимая…
Она тяжело вздохнула, высвободила руки и бросила на мистера Киркби умоляющий взгляд:
— Гектор, не надо… Мы не должны… Любовь моя, ты же помнишь!..
Он отошел к окну и встал там, глядя на улицу.
— Да, прости меня. Но что так тебя расстроило, моя дорогая?
— Все дело в Серене, — ответила она осипшим голосом. — Гектор, она совсем рехнулась.
Он повернул голову:
— Господи, что она натворила? И где она?
— Именно это и не дает мне покоя, потому что я не знаю, где она. То есть я хочу сказать, что с ней могло произойти все, что угодно! И если ее не убили разбойники или не похитил мистер Горинг, — в конце концов, мы же так плохо его знаем! — Серена вполне может быть сейчас где-нибудь на полпути к Уолверхэмптону.
— На полпути к Уолверхэмптону? — ошеломленно переспросил майор. — Но, Фанни, ради Бога… Почему она туда отправилась? Кто такой этот мистер Горинг?
— Он крестник миссис Флур или что-то в этом роде. Могу только сказать, что он весьма достойный молодой человек. Но уж больно скучный, чинный и респектабельный.
Гектор не смог удержаться от улыбки:
— Ну, если этот господин такой скучный и чинный, то вряд ли он похитит нашу Серену.
— Нет, я, конечно, не думаю, что все обстоит так уж плохо. Но что, если они не догонят их до того, как эти двое прибудут в Глостер? Она же не может мчаться верхом всю ночь напролет. Теперь она где-то там, за много миль от Бата, без вещей, с одним только мистером Горингом и испорченной репутацией! Но тебе лучше прочитать ее письмо.
— Пожалуй, ты права…
Фанни достала из ридикюля листок бумаги и протянула его майору:
— Она пишет, что я должна рассказать тебе, что там произошло. Поэтому ты просто можешь прочитать ее письмо. Гектор, я так сердита на Серену!
Он развернул листок и пробежал глазами первые строчки:
— Эмили… Джерард… Гретна-Грин… Боже всемогущий! Что это? А-а, понимаю! Монксли нанял карету до Уолверхэмптона. Но Серена же не пишет, что собирается отправиться туда.
— Да она способна на все! — в отчаянии воскликнула Фанни.
Майор, нахмурившись, продолжал читать. Дойдя до конца, он сложил письмо и молча вернул его Фанни.
— Что мне делать? Что я могу теперь сделать? — спросила она.
— Думаю, никто из нас пока ничего сделать не может. Если бы я был уверен, что это принесет хоть какую-то пользу, то отправился бы следом за Сереной. Но сейчас она либо уже возвращается назад, либо заехала слишком далеко. Фанни, а она часто ведет себя так экстравагантно?
— Слава Богу, нет. Вообще-то до этого я ни разу не слышала, чтобы она уезжала куда-нибудь с незнакомыми мужчинами — даже просто с обычными знакомыми — одна, даже не взяв с собой Фоббинга! Конечно, и Джерард, и Эмили поступили дурно, совершив этот побег. Но не дело Серены заботиться об этой девочке. И если Эмили так боится, что отвратительная матушка толкнет ее в объятия Ротерхэма, если она захотела поэтому сбежать с Джерардом Монксли, я не могу осуждать этого несчастного ребенка. Меня всегда поражало, как это Серена может верить, что девочка будет счастлива с Ротерхэмом!
— Ты полагаешь, что Серену так уж сильно волнует счастье Эмили? — задумчиво произнес майор. — А мне кажется, ее прежде всего интересует счастье Ротерхэма. — Он снова взял из рук Фанни письмо и развернул его. — Вот она пишет: «Я не могу позволить и не позволю им сыграть такую злую шутку с Айво. Немыслимо, чтобы его дважды бросали невесты. И на этот раз бросили ради такого кретина, как этот Джерард, — фальшивого, глуповатого мальчишки, да еще и его воспитанника!..»
Майор опустил письмо и взглянул на Фанни:
— Уверен, дорогая, что Серена благословила бы Эмили на побег, если бы это не касалось лорда Ротерхэма. Боже, какой запутанный клубок!
Фанни уставилась на него:
— Но ведь это невозможно, Гектор! За несколько месяцев до того, как Серена снова встретила тебя, она говорила мне, что только однажды испытывала чувство к мужчине. И этим мужчиной был ты! И когда вы встретились… Гектор, ты не можешь сомневаться, что в ту минуту она опять в тебя влюбилась…
— Да, тогда я не сомневался ни в ее, ни в своих чувствах, Фанни, — грустно ответил он.
— Я убеждена, Гектор, что ты ошибаешься. Она не может любить Ротерхэма! Что касается его, то он ни разу не показал, что сожалеет о разрыве с ней. Скорее наоборот — ему нет никакого дела до Серены! Разве он не демонстрировал это? Ротерхэм не проявляет к ней ни нежности, ни даже простой заботливости. Он…
— А ты думаешь, что Серена нуждается в заботе? Порой мне казалось, что ничто на свете не раздражает ее больше, чем чья-то заботливость.
— Нет-нет, — возразила Фанни, — вовсе не раздражает! Ей просто не нравится, когда ей потакают, хотя… — Она остановилась в нерешительности. — Может быть… Но ведь Ротерхэм даже не восхищался ее красотой. Ты помнишь, он ужинал у нас, и Серена тогда выглядела просто ослепительной красавицей! А он сказал, что она похожа на сороку, и он всегда говорит ей подобные гадости! Уверена, ты пытаешься отыскать чересчур глубокий смысл в ее письме. Серена вовсе не сожалеет о своем разрыве с Ротерхэмом. Она считает, что когда-то поступила с ним нехорошо, и поэтому так остро переживает это, особенно сейчас, когда ей кажется, что маркиза могут обмануть во второй раз. Конечно, все это было просто ужасно — расторгнуть помолвку почти в последнюю минуту. Даже представить не могу, что у нее хватило на это смелости.
— У Серены всегда хватает смелости. — Майор снова задумчиво посмотрел на письмо и положил его на стол возле локтя Фанни. — Думаю, она привезет назад эту глупую девочку. Или они все же перехитрят ее? Нет! Сказать по правде, я не могу представить, чтобы кто-то мог ее перехитрить! — Он тихо вздохнул, но потом продолжил нарочито веселым тоном: — Мы ничего не можем сделать, дорогая. Остается только надеяться, что этот человек — Горинг — позаботится о ней. Пожалуй, сейчас мне даже лучше уйти. Если она вернется к ужину, как обещала, дай мне знать через лакея. Если же не вернется…
— Если не вернется, — решительно произнесла вдова, — я сама отправлюсь за ней!
— Фанни, Фанни, — улыбнулся майор, — нет, моя милая, ты никуда не поедешь.
— Я должна! — трагически объявила она. — Это мой долг, Гектор! Я знаю, что не найду Серену, но если меня не будет в этом доме, то я потом могу покривить душой и сказать всем, что была вместе с ней. Прошу тебя, Гектор, не оставляй меня здесь одну. Я же знаю, что скоро сюда явится Ротерхэм, а он способен привести меня в дрожь, даже если моя совесть чиста. Он же уставится на меня, как удав на кролика, и станет задавать жалящие вопросы. И я все ему выдам…
— Но, Фанни!..
— Умоляю тебя, не говори, что я всего лишь должна решить, что ему ответить. Ты же знаешь, что я глупа. А когда Ротерхэм смотрит на меня этим своим взглядом, я вообще становлюсь полной идиоткой. Нет, Гектор, я не могу стать твоей женой, но буду твоей тещей. Поэтому ты не можешь бросить меня на растерзание Ротерхэму!
Он опустился на колени рядом с ее креслом, взял ее руки в свои и начал покрывать их поцелуями.
— Фанни! Фанни! — дрожащим голосом заговорил Гектор. — Когда ты так на меня смотришь, как я могу?.. Милая, глупенькая моя Фанни, да откуда ты взяла, что Ротерхэм приедет сегодня в Бат? Мне не следует оставаться здесь, пойми! Кроме того, я не могу заставлять твоего лакея прогуливать мою лошадь до самого вечера!
— А ты прикажи Джону, чтобы он отвел ее в конюшню, — попросила Фанни. — Ну пожалуйста, милый, не лишай меня сейчас своей поддержки. Если я останусь здесь одна, стану думать, что произошло с Сереной, и вздрагивать при каждом стуке в дверь, думая, что это Ротерхэм, мои нервы могут просто не выдержать.
Против такой мольбы майор не устоял. Ему казалось не очень вероятным, что маркиз приедет в Бат. Тем не менее он решил все-таки составить компанию Фанни и уселся играть с ней в триктрак.
Однако она оказалась права — вскоре после того, как часы пробили пять раз, Либстер приоткрыл дверь и доложил о приходе лорда Ротерхэма.
Вдова была застигнута врасплох: ни она, ни майор не слышали стука в парадную дверь. Она только что взяла горстку шашек и, услышав голос дворецкого, вздрогнула так сильно, что выронила свои шашки, и
они покатились по полу в разные стороны. Майор ответил на ее испуганный взгляд ободряющей улыбкой хотя сам чуть не расхохотался — настолько комично выглядела Фанни в своей растерянности.
Маркиз дошел до середины гостиной, испытующе поглядел сначала на вдову, потом на майора и наклонился, чтобы поднять шашку, лежавшую у самых его ног.
— Как поживаете? — спросил он. — Боюсь, я напугал вас, леди Спенборо?
— Нет, что вы! — Фанни покраснела и поднялась с кресла. — То есть да… Я просто не ожидала вас. Умоляю, не волнуйтесь из-за этих дурацких шашек…
Ротерхэм бросил на игральную доску пару поднятых им с пола шашек и пожал ей руку. Потом повернулся к мистеру Киркби и обменялся с ним рукопожатиями.
— Вижу, Серена уехала. Когда она собиралась вернуться?
Фанни бросила на майора красноречивый взгляд. «Я же говорила тебе!» — читалось в этом взгляде. Гектор тут же поспешил ей на помощь.
— Вряд ли кто отважится делать предположения на сей счет, — улыбнулся он. — Серена уехала с друзьями на прогулку, и нельзя сказать, когда точно она вернется в город.
— А куда они поехали?
К глубокому восхищению Фанни, майор ответил без запинки:
— Кажется, у них шел разговор о том, чтобы добраться до Вуки-Хоул.
— Странно, что вы отпустили ее.
Эти слова, прозвучавшие, правда, как простая реплика, а не как упрек, слегка покоробили майора. Фанни из чувства солидарности тут же кинулась ему на подмогу:
— Она будет сожалеть, что не увиделась с вами. Какая жалость, что вы не известили нас заранее о том, что собираетесь приехать сюда!
— Серена увидится со мной, потому что я подожду ее… Если, конечно, не помешаю вам.
— Нет-нет, нисколько! — фальшивым голосом промямлила Фанни. — Присядьте, пожалуйста, лорд Ротерхэм.
— Спасибо! — Маркиз сел в кресло напротив дивана. — Не хочу мешать вашей игре.
— А мы как раз закончили играть. Вы… вы надолго приехали в Бат?
— Не могу сейчас сказать. А что, мисс Лейлхэм тоже поехала в Вуки-Хоул, не знаете?
— Не знаю… То есть я забыла… Кажется, да! — Фанни почувствовала, что ее загоняют в угол. Она ощущала на себе пристальный взгляд этих холодных глаз и дрожащими руками стала укладывать шашки в коробку.
— Да, кстати, кто-нибудь встречал в Бате моего старшего воспитанника? — вдруг спросил Ротерхэм.
Майор вовремя подхватил одну шашку, выпавшую из рук вдовы и покатившуюся к краю игральной доски.
— Спасибо, мистер Киркби! Я такая неуклюжая! Вы говорите о Джерарде, лорд Ротерхэм? Нет, я его здесь не видела. А вы что, надеялись встретить мальчика в Бате?
— Я не был уверен в этом. Потому и спросил вас.
Фанни была вынуждена поднять на него глаза и мгновенно потерялась. Властный взгляд Ротерхэма сразу впился в ее лицо, однако в глазах маркиза не было обычной угрюмости, сейчас в нем скорее таилась насмешка.
— Верю на слово, что вы его не видели, леди Спенборо. А кто-нибудь другой?
— Вы говорите о юноше по фамилии Монксли? — вмешался в разговор майор. — Да, я видел его. Серена даже познакомила нас. Он сказал, что остановился у друзей, живущих где-то за городом.
— Значит, Джерард солгал мне. Он тоже поехал в Вуки-Хоул?
— Нет-нет, он не поехал, — торопливо проговорила Фанни, — я думаю, он уехал из Бата.
— О Господи, ну почему я не наскипидарил хорошенько этого мальчишку, пока его еще можно было излечить от трусости? — В голосе маркиза прозвучало сильнейшее раздражение. Он резко поднялся с кресла. — Джерард прослышал, что я еду сюда, и тут же удрал из Бата. Так ведь? Мне бы очень хотелось, чтобы вы перестали играть со мной в прятки, леди Спенборо. Рано или поздно я все равно выясню, что здесь происходит. И хотелось бы, чтобы это случилось все-таки пораньше. На Бофорт-сквер меня уже отказались принять. Но там я узнал, что мисс Лейлхэм появится дома только поздно вечером, что миссис Флур уехала в гости к друзьям и что леди Лейлхэм приедет в Бат только ближе к вечеру. Теперь я выясняю, что и Серена не вернется до самого вечера, мой воспитанник поспешно убрался из города. Все это совершенно абсурдно! Если у мальчишки хватило духа притащиться сюда, какого черта он не мог… — Тут Ротерхэм внезапно умолк и нахмурил брови: — Боже милосердный, она что, выпроводила его?
Фанни снова бросила умоляющий взгляд на майора. Тот тоже поднялся и посмотрел прямо в глаза маркизу:
— Следует ли мне понимать, лорд Ротерхэм, что вы знали о влюбленности молодого мистера Монксли в мисс Лейлхэм? — спросил он.
— Знал ли я? — Маркиз усмехнулся и отошел к окну. — Как можно что-то знать о таком пустозвоне? Он разыграл передо мной настоящую трагедию. Но легче выдоить голубя, чем найти хоть крупицу искренности во всей его напыщенности! Наверняка разыгрывал перед вами свои обычные трюки, так ведь? — Ротерхэм пожал плечами. — Мне следовало сразу догадаться об этом.
— Нет, дело было совсем не так, — осторожно ответил майор.
— Гектор! — панически вскрикнула Фанни. Ротерхэм резко обернулся к ней, быстро взглянул на испуганное лицо вдовы, потом устремил свой тяжелый испытующий взгляд на майора:
— Ну же! Выкладывайте!
Фанни вскочила с места, шелестя шелковыми юбками, и вцепилась в руку мистера Киркби:
— Гектор, ты не должен… Умоляю тебя!
Тот накрыл ладонью ее пальчики.
— Думаю, что должен, — мягко ответил он. — Разве не ты говорила с самого начала, что этот брак не приведет ни к чему хорошему? Ваш воспитанник, маркиз, по нашим сведениям, этим утром сбежал с вашей невестой.
— Что? — прогремел Ротерхэм, и Фанни вздрогнула. — Это шутка?!
— Вы так думаете? Разумеется, нет. Они уехали из Бата в карете, запряженной парой лошадей, и — как мы предполагаем — отправились в Гретна-Грин.
— Бог мой, я был несправедлив к этому мальчишке! — воскликнул маркиз. — Так вот, значит, почему меня не впустили в дом к миссис Флур! Ну надо же — Гретна-Грин! — Он снова насупился. — Да они никогда туда не доедут! Клянусь, у нашего молодца было всего пятьдесят фунтов, которые дал ему я. Какого черта он не попросил у меня сотню? Безмозглый разиня! Сейчас ведь он окажется на мели еще задолго до того, как доберется до Карлайла.
Фанни отпустила руку майора и в изумлении воззрилась на маркиза.
— Кажется, юноша смог заказать карету только до Уолверхэмптона. — Майор изо всех сил пытался сохранить серьезный вид. — Возможно, он предвидел что останется без гроша, и собирался оттуда ехать почтовым дилижансом.
— Господи, дай мне терпение! — гневно завопил Ротерхэм. — Если бы я только предполагал, что этот тупица не придумает ничего лучшего, чем увезти девушку в Уолверхэмптон, — в фабричный Уолверхэмптон! — а затем засунуть ее в почтовый дилижанс. И если все кончится плохо, то обвинят в этом именно меня. Но, черт возьми, как я мог предположить, что Джерард такой кретин? Он ведь всегда упрямо стоит на своем, пока я не вдолблю ему в голову что-нибудь умное!
— Вероятно, — сказал майор, теперь уже не сдерживая своих чувств, — ему показалось несколько неудобным обращаться к вам за советом.
Ротерхэм оглушительно расхохотался.
— Да, точно! — Тут маркизу пришла в голову еще какая-то мысль, и он помрачнел. — А каким образом во всей этой истории участвует Серена? Вы же не хотите сказать, что она поехала следом за этой парочкой, чтобы приглядеть за Эмили?
— Нет, она поехала, чтобы привезти девушку обратно, — ответил Гектор. — Она сразу же помчалась за ними вдогонку.
— И вы ей это позволили?
— Я не мог остановить леди Серену, так как сам узнал обо всем только во второй половине дня и уже никак не мог догнать ее. Могу лишь надеяться, что с ней ничего не случится.
— Это с Сереной-то? — усмехнулся Ротерхэм. — Уж за нее вы точно можете не волноваться! С ней никогда ничего не происходит!.. Так, значит, она собирается вернуть Эмили? Очень мило с ее стороны.
Маркиз медленно отошел от окна. Лицо его с плотно сжатым ртом было омрачено тяжелыми раздумьями.




Он заметил, что Фанни, не отрываясь, смотрит на него, и добавил:
— Скорее всего, она уже в ближайшее время будет здесь. На вашем месте, леди Спенборо, я бы не волновался так за Серену. Она вполне способна позаботиться о себе сама. Я не буду ждать ее.
Он протянул руку Фанни, но прежде чем та ее пожала, майор встал и взял со стола письмо Серены.
— Лучше прочитайте сами, что она написала. Думаю, это многое прояснит вам.
Ротерхэм взял листок бумаги, испытующе посмотрев на майора исподлобья. Потом перевел взгляд на письмо и с угрюмым видом начал его читать. Однако скоро выражение его лица изменилось. Напряжение исчезло, уступив место гневу, смешанному с изумлением. Не произнеся ни слова, он дочитал все до конца. Казалось, что маркизу было трудно удержать себя в руках. Наконец он поднял голову, и сердце у Фанни ушло в пятки — столько ярости было в его взгляде!
— Нет, я обязательно дождусь Серену! Мне следует лично поблагодарить ее. Ведь она так старалась ради моего блага! — Он резко повернулся к майору. — А кто такой этот Горинг, о котором она пишет?
— Я его никогда не видел. Но леди Спенборо говорит, что он крестник миссис Флур и весьма трезвомыслящий и достойный уважения молодой человек. Мы с вами можем быть уверены, что он привезет ее назад живой и невредимой.
— Можем быть уверены, говорите? — гневно воскликнул Ротерхэм. — Скорее она доставит его обратно — еле живого! Любой мужчина, который позволяет Серене втянуть себя в ее чертовы игры, круглый идиот!
Он замолчал, но тут же вскинул голову, и взгляд его метнулся к окну. Цокот копыт, становившийся все громче и громче, внезапно стих рядом с домом. Маркиз быстро подошел к окну и, распахнув его, уставился на экипаж, остановившийся перед парадными дверьми. Повисла напряженная тишина. Скомкав в руке письмо Серены, Ротерхэм громко объявил:
— Ее светлость пожаловали домой в наемном экипаже! — потом захлопнул окно и обернулся. Фанни вскочила с места.
— Это Серена? Слава Богу! Какое счастье! — воскликнула она, но тут же инстинктивно сделала шаг в сторону майора, так как во взгляде Ротерхэма, обращенном к ней, сверкнула неприкрытая угроза.
— Повремените благодарить Бога, леди Спенборо. Сейчас Серене будет угрожать опасность куда большая, чем в течение всего этого дня!
— Нет, нет, остановитесь! — вскрикнула Фанни. — Что вы собираетесь сделать?
— Убить ее! — ответил маркиз сквозь зубы и быстро вышел из комнаты.
Фанни метнулась было за ним, однако майор схватил ее за руку:
— Нет, дорогая. Оставь его.
— Гектор, беги за ним! Его лицо… Он выглядит сущим дьяволом. Бог знает, что он может натворить в припадке гнева. Ты должен что-то сделать! Гектор, это твой долг — защитить Серену!
— Я бы мог защитить Серену, если бы ее жизни угрожала опасность, — рассмеялся майор, — однако сейчас мне кажется, что в этой ссоре я буду третьим лишним.
Ротерхэм, сбежав вниз по лестнице, достиг двери в холл как раз в тот момент, когда Серена, минуя дворецкого Либстера, вошла в дом. Под жесткими изогнутыми полями высокой шляпы ее лицо казалось немного бледным, а во взгляде чувствовалась усталость. Молодая женщина положила хлыст на столик и стянула с рук перчатки.
— Где ее светлость, Либстер? — поинтересовалась она.
— В гостиной, мадам. Там также и…
— Ну что, Серена, загнала-таки свою вислозадую кобыленку до смерти?
Она быстро обернулась:
— Айво? Ты здесь?
— Как видишь! — Он подошел к ней. — Горю желанием сказать тебе пару слов.
— Боже мой, ты опять не в духе? — небрежно поинтересовалась Серена, но ее глаза смотрели на маркиза настороженно. — Ты злишься, потому что Эмили из-за твоего приезда в Бат не отказалась от нашей поездки? Но это довольно глупо!
— Крошка моя! — угрожающе начал Ротерхэм. — Думаю, тебе лучше прекратить считать меня идиотом, которого ты можешь одурачить своими россказнями. Заходи-ка! — Он распахнул дверь в столовую и, к ужасу Либстера, втолкнул Серену внутрь, захлопнув дверь перед самым носом дворецкого. — Выкладывай все, Серена! И сию же минуту! Что, дьявол тебя побери, ты делала все это время? Не лги мне! Я знаю, что за прогулка была у тебя. — Он разжал левую руку и показал ей смятое письмо. — Узнаешь? Тогда говори правду!
— Тебе мало того, что ты запугал бедную Эмили? — возмутилась Серена. — Теперь ты заставил Фанни отдать тебе это письмо, не так ли? Если я узнаю, что ты запугал ее, то очень скоро ты вспомнишь, с кем имеешь дело, когда врываешься в мой дом и устраиваешь здесь скандал! Я тебе не жалкая школьница, которую ты можешь до смерти напугать своей мрачной физиономией!
— Нет, ты вздорная мегера! — рявкнул в ответ Ротерхэм.
Глаза Серены сверкнули, но она удержалась от язвительного ответа, переборола себя и подчеркнуто спокойным голосом произнесла:
— Сейчас не время для перепалки, Айво. Может быть, это и к лучшему, что ты прочитал мое письмо. Конечно, сейчас ты очень зол. И Бог знает, почему ты сделал именно меня козлом отпущения? Ничего, я вполне могу выдержать пару ударов. Ох, Айво, какой же ты был дурак! Ведь в том, что случилось сегодня, ты можешь винить только себя. И не обращай свой гнев против Джерарда. Я отослала мальчишку в Лондон, дав ему такой нагоняй, который он не скоро забудет, уверяю тебя…
— Ты отослала его? О, я так… так бесконечно тебе обязан! Продолжай!
— Ты обязан мне даже больше, чем предполагаешь. Можешь выбросить Джерарда из головы — Эмили любит его не больше, чем я. Если бы у тебя хватило ума заявиться в Бат, не оповещая ее о своем приезде письмом, которое, как любой идиот знает, способно было до смерти напугать этого ребенка, то она вообще никогда бы не обратила на Джерарда никакого внимания! Она уцепилась за этого мальчишку просто как за возможность удрать от тебя. Да, Айво, ты повел себя, словно форменный молокосос! И это ты! У тебя самый необузданный характер на свете, однако я не представляла, что ты можешь проиграть первому встречному юнцу. Неужели ты не догадался, что, если продемонстрируешь Эмили свой нрав, она поведет себя точно так же, как молодая кобыла, в которую ты вонзил свои шпоры? Да, в ее глазах ты мгновенно превратился в чудовище, хотя мог заставить эту девочку обожать себя. Вместо этого ты просто запугал ее до смерти… И мне пришлось выполнять это чертовски трудное дело — всю дорогу от Глостера до Бата я убеждала малышку, что она дурочка. Не могу сказать, удалось ли мне это, но это было все, что я могла сделать. Остальное зависит только от тебя! Будь с ней помягче, и, думаю, все уладится.
— О Господи! — сдавленным голосом воскликнул Ротерхэм. — Да за что мне попалась дурочка, которая расстроила все мои планы? Значит, ты убедила Эмили, что маркиз Ротерхэм не так страшен, как он ей показался? Премного тебе благодарен! А я-то считал, что если есть на свете такой человек, который сможет убедить несчастную девочку не выходить за меня замуж, так это ты! Я должен был догадаться, что ты обведешь меня вокруг пальца, если у тебя появится такая возможность.
— Ротерхэм! — потрясенно произнесла Серена, вцепившись в спинку кресла. — Ты хочешь сказать… У тебя хватает наглости заявить мне, что ты нарочно запугал Эмили, чтобы она порвала с тобой?
— Ну конечно, я сделал это умышленно! Ты думаешь, что я рехнулся? Ну что ж, спасибо. Неужели, Серена, ты подумала, что я всерьез собираюсь жениться на этой глупенькой девочке?
— Зачем же тогда, черт тебя возьми, ты делал ей предложение?
— Мне нужно было это сделать. Серена, я готов был просто свернуть тебе шею!
Она недоуменно уставилась на маркиза:
— Но почему? Ты что, Айво, сошел с ума? Любой бы решил, что ты из-за хорошенького личика совсем потерял голову.
— Я терял голову только из-за одного личика, да поможет мне Бог. У меня непростой характер, это верно — слишком часто я срывался. Но я сделал предложение Эмили потому, что узнал о твоей помолвке с этим майором Киркби. И если бы ты не была такой дурочкой, то догадалась бы об этом сама.
— Ложь! Я написала тебе, что помолвлена, только после того, как объявление о твоей помолвке появилось в «Газетт», — торопливо возразила Серена.
— И ты подумала, что я не знал об этом, пока ты мне не сообщила? Так вот, я все знал! Ты же не можешь жить здесь, как в норе, чтобы люди не судачили о каждом твоем шаге. Из трех разных источников я знал обо всех твоих проделках.
— Если ты предпочитаешь собирать сплетни…
— Нет, я просто слушал их — до тех пор, пока не узнал, кто появился в Бате. Вот тогда-то я не только стал слушать. Я вытянул из Клейпола всю правду.
— Но ведь ты же не вспомнил Гектора, — растерялась Серена.
— Как же, не вспомнил! — зло бросил Ротерхэм. — Я еще кое-что вспомнил — неизвестную особу, имя которой ты отказалась мне назвать, когда я впервые приехал сюда.
— Неизвестную особу? — повторила она недоуменно. — О Господи! Ты имеешь в виду миссис Флур? Но тогда я еще не встретила здесь Гектора! Каким же ты был глупцом, Айво!
— Да, я был глупцом. Но не настолько, чтобы не поверить Клейполу.
— И тогда ты обручился с Эмили только потому, что я… Нет, Айво, это невозможно! Использовать девочку, которая годится тебе в дочери, как орудие мести — да как ты смеешь стоять здесь и спокойно рассказывать мне о таком грехе!
— Это было не так уж плохо, — покраснел Ротерхэм. — Тогда я искренне хотел жениться на ней. И если бы этот чертов Адонис завоевал твое сердце, то какое бы имело для тебя значение, на ком я женился? Я должен был жениться на ком-нибудь, и Эмили годилась для этого как любая другая девушка. Она была даже лучше некоторых! Я знал, что смогу вылепить из нее все, что мне потребуется. Я также знал, что Эмили будет довольна тем, что я сумею ей дать. Я знал, что эта хищница Лейлхэм ухватится за мое предложение обеими руками. И, наконец, я знал, что все это приведет в ярость тебя, Серена. Да, я поступил дурно, но сделал это потому, что был вне себя от злости. Но у меня и в мыслях не было обмануть эту девочку.
Он положил ей руки на плечи и крепко сжал их, глядя прямо в глаза Серены.
— Много лет назад ты вообразила, что по уши влюблена в дьявольски красивого парня. Я и тогда не думал, что он подходит тебе, и укрепился в этой мысли, когда увидел вас вместе здесь. Но когда я услышал о его возвращении в Англию и о том, как ты встретила его, я был потрясен так, как никогда раньше. Надеюсь, что больше не испытаю такого потрясения. Но в тот самый миг, когда я увидел вас обоих, то понял, что бесился совершенно напрасно. Не знаю, какое затмение нашло на тебя, но знаю точно: ты не любишь этого Киркби, никогда его не любила и никогда не полюбишь.
Она отстранилась от маркиза:
— Так ты знал это? Неужели? Может, ты подумал, что я люблю тебя?
— Нет. Но я знал, что все еще люблю тебя. Я понимал, что ты неизбежно порвешь с майором Киркби… Боже, Серена, если бы я сам не запутался во всем, то от души посмеялся бы над этой историей. Бедняжка, неужели ты всерьез думала, что сможешь быть счастливой с мужчиной, который позволит тебе помыкать им? И как долго ты наслаждалась тем, что он никогда тебе не перечит? Когда тебе это стало надоедать?
— Позволь мне сказать тебе, Ротерхэм! Гектор стоит дюжины таких мужчин, как ты!
— Может быть, даже трех дюжин. Но разве это имеет какое-то значение?
— Имеет! Я помолвлена с ним и выйду за него замуж. Поэтому советую тебе не терять зря времени и попытаться вновь завоевать расположение Эмили. А я еще не поверила сегодня ее излияниям! — Серена почти задыхалась от негодования. — Конечно, ты осознанно пытался заставить эту девочку порвать с тобой!
— А как же еще, черт побери, я мог выпутаться из этой женитьбы, которая погубила бы нас обоих, да и Эмили тоже?
— Ты же сам расстелил постель…
— И ты думаешь, что мы все втроем могли бы в нее улечься? — спросил он гневно. Серена вздохнула:
— Боже мой, неужели ты не испытываешь угрызений совести? Ты же предложил ей положение в обществе…
— Да, предложил. И если ты считаешь, что мать заставила ее принять мое предложение, то ошибаешься, девочка. Не думай — я никогда не играл ее чувствами. Если бы я понял, что она хоть что-то чувствует ко мне, все сложилось бы иначе, но этого не было. Эмили ничего не требовала от меня, кроме титула и состояния, и не скрывала этого.
— Айво, разве ты не ухаживал за ней? Не говорил ей, что, если она будет вести себя ветрено после свадьбы, то ей не поздоровится?
— Это было позднее, — холодно ответил тот. — Маленькая дурочка подумала Бог весть что о том, как я буду с ней обходиться.
— Господи, как бы мне хотелось, чтобы Эмили дала тебе пощечину! — гневно крикнула Серена.
— Я тоже этого хотел. Серена, я даже внушал этому ребенку, что буду таким ревнивым мужем, что ей лучше выйти замуж за Синюю Бороду. Я употребил всю гамму чувств — нетерпение, ревность, необузданную страсть, скрытые угрозы. Но что бы я ни делал и ни говорил, в глазах ее матери все это не могло перевесить диадему маркизы.
— О да! Не отрицаю, что леди Лейлхэм приложила к этому руку. И…
— Но не обольщайся. Серена. Пока я не убедил Эмили, что ей придется наслаждаться лишь малой частью того, что она надеялась приобрести, я мог быть с ней ужасно грубым и жестоким — все равно она вышла бы за меня замуж.
Серена ахнула:
— Прием в Делфорде! Айво, ты… дьявол! Когда она рассказала мне о нем — помпезность и церемонии, которыми ты поразил Эмили, люди, которых ты пригласил в свой дом, все эти светские ритуалы, на соблюдении которых ты так настаивал… Я подумала тогда, что либо она преувеличивает все, чтобы произвести на меня впечатление, либо ты просто рехнулся.
Ротерхэм усмехнулся в ответ:
— Видела бы ты этот прием! Я закрыл свои комнаты и открыл все парадные залы, отыскал золотое блюдо и…
— Как ты можешь стоять здесь и хвастать передо мной? Неудивительно, что бедная Эмили недоверчиво уставилась на меня, когда я сказала, что ты совсем не любишь подобные церемонии.
— Ей нужно было великолепие — она получила его сполна и даже через край! В тот вечер леди Лейлхэм просто упивалась им, но не Эмили. Именно тогда я заметил, что чаша весов начала колебаться. А потом девочка заболела. Кстати, тогда я услышал лучшую фразу, которую когда-либо произносил Джерард. Я сказал ему, что Эмили свалилась с приступом гриппа, а он парировал, что это был приступ не гриппа, а маркиза Ротерхэма. Я и не подозревал, что этот мальчишка способен нанести мне такой двойной удар…
— Или сбежать с Эмили. Это ведь тоже твоих рук дело? Я вполне склонна поверить, что ты способен даже на это.
— Нет, мне не могло прийти в голову, что у парня хватит духу на такой подвиг. Я лишь попытался раздразнить его, чтобы Джерард примчался сюда и разыграл перед Эмили целую трагедию. Он разглагольствовал о чувствах, будто бы связывавших его с Эмили, и, судя по тому, что я уже знал, это вполне могло быть правдой. Если это было так и если бы у него хватило мужества приехать сюда вопреки моему запрету, подумал я, то мальчишка вполне мог стать той песчинкой, которая перевесила бы чашу весов не в пользу этой чертовой диадемы! Я выждал пару дней — как ты правильно заметила, радость моя — на то, чтобы запугать ее до смерти. Но не могу сказать, что я ожидал их побега.
— А если ожидал? Думаешь, я поверю, что ты не использовал бы несчастного мальчишку подобным бесчестным образом? — Кипя от гнева, Серена увидела, что маркиз спокойно обдумывает ее слова.
— Нет. Все-таки я бы не стал помогать Джерарду устроить побег в Гретна-Грин, — наконец решил он.
— О, это уже кое-что! Хочешь сказать, если бы я не разрушила этот безумный план, ты бы сейчас отправился на север?
— Если бы ты не влезла в это дело и не спутала мне все карты, я бы сейчас благодарил Бога за избавление от женитьбы! — резко ответил он. — Я надеялся обнаружить здесь Эмили, играющую Джульетту перед своим Ромео-Джерардом. Его напыщенные тирады не произвели впечатления на меня, но ей эти речи вполне могли придать мужества. К тому времени, когда мать прислала Эмили сюда в Бат, ей требовался кто-нибудь, кто поддержал бы ее, когда она решится порвать со мной. Я-то, дурак, понадеялся на то, что ты сумеешь предотвратить то, что — как ты видела — стало бы наихудшим из всех возможных вариантов. Ты с упоением клянешь меня за мои поступки. Прибереги лучше часть своего гнева для себя, вздорная девчонка! Вместо того, чтобы убедить Эмили, что ей лучше повеситься, чем выходить замуж за мужчину, который — как ты знала — будет ей ужасным мужем, ты изо всех сил пыталась внушить ей, что я обладаю изумительными достоинствами, которых на самом деле у меня нет (и кому, как не тебе, знать об этом)! К тому времени, когда Джерард налетел на меня, я уже знал, что ты не оправдала моих ожиданий. Но я никогда не мог и представить, что ты выступишь на стороне этой хищной гарпии Лейлхэм. Какие мысли сидели при этом в твоей рыжей головке, моя прелестная мегера? Злость на меня?
Серена замахнулась на него, но Ротерхэм был быстрее и перехватил ее занесенную руку.
— Нет, этого ты не сделаешь! Ударишь меня только тогда, когда я тебе позволю! Почему ты все время подталкивала меня к этой женитьбе? Отвечай, черт побери!
— Я никогда не подталкивала тебя к чему-либо, — выпалила Серена. — Мужчины поумнее тебя влюблялись в хорошеньких пустышек. И ты еще говоришь мне о злости! Мне и в голову не пришло, что ты сделал предложение Эмили, потому что хотел отомстить мне и надеялся, что мне будет больно от этого. Ты сделал свое дело, Ротерхэм! Может быть, я действительно такая, как ты меня столь любезно обзываешь. Но я думала исключительно о том, чтобы спасти тебя от того унизительного состояния, в котором ты бы оказался, если бы тебя обманули во второй раз. Можешь отпустить меня! Я не дотронусь до тебя, как не дотронулась бы до жабы!
Маркиз рассмеялся:
— Не дотронешься, говоришь? Ну, это мы еще подсмотрим. А теперь послушай. Для меня нет лучшего занятия, чем продолжать ссору с тобой. Однако благодаря твоим благородным, но безмозглым стараниям, этот узел уже невозможно развязать — теперь его можно лишь разрубить. Сделав это, я вернусь, и тогда ты сможешь ругать меня всласть.
— Не смей больше ступать на порог моего дома! — воскликнула Серена.
— Посмотрим, как ты удержишь меня от этого. — Он выпустил ее руку и так стремительно вышел из комнаты, что Либстер, болтавшийся в узком холле, не успел принять равнодушный вид. — Какое редкое развлечение для тебя! — насмешливо бросил маркиз.
— Прошу прощения, ваша светлость, — с видом оскорбленной невинности пробормотал дворецкий.
— Ладно уж… Передай лучше леди Серене, что сегодня вечером я ужинаю у нее.
— Да, милорд.
В этот миг Серена сама появилась в холле, в ее зеленых глазах горел гнев:
— Либстер! Ты ни при каких обстоятельствах не впустишь лорда Ротерхэма в этот дом!
— Да, миледи, — невозмутимо ответил тот, отпирая парадные двери и выпуская маркиза на улицу.
Серена повернулась к лестнице. Фанни, вышедшая было на площадку второго этажа, тут же юркнула назад и неслышно затворила за собой двери.
— Ты слышал, что она приказала Либстеру? — прошептала она майору.
— Слышал. Но я слышал и его ответ, — сказал мистер Киркби.
Снаружи послышались торопливые шаги. Фанни с тревогой уставилась на дверь, но Серена прошла мимо гостиной и поднялась этажом выше.
— О Боже, у нее опять приступ ярости! — простонала Фанни. — Что же мне теперь делать? Какой сегодня ужасный день!
Майор Киркби улыбнулся:
— Я так не думаю, любовь моя. На твоем месте я бы сделал то, что ты собиралась сделать — переодеться к ужину.
— Гектор, но ты же не оставишь меня одну ужинать с этой парой? — в испуге вскрикнула Фанни.
— Конечно нет. Думаешь, меня не интересует исход этой битвы? Я ужинаю сегодня с тобой, любовь моя!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цена счастья - Хейер Джорджетт



Приятный роман,слегка ассоциируется с произведениями сестер Бронте.Середина немного затянута(возможно показалось,что мало времени на чтение).Гл.героев 2 пары,обе симпатичные.Но более всего понравился маркиз Ротерхэм,как ни "пыталась" автор показать его вздорным,неприятным,все равно вызывал симпатию своим поведением,"неожиданным"добром,пониманием,нравственностью.О развязке любовных интриг догадалась почти сразу,но было интересно узнать насколько изящно может сделать это автор.В общем 10 поставить можно.
Цена счастья - Хейер ДжорджеттГандира
13.10.2013, 8.34





Понравилось! 10 баллов.
Цена счастья - Хейер Джорджеттлена
14.03.2014, 14.27





Вполне адекватный любовный роман....
Цена счастья - Хейер ДжорджеттОльга
15.03.2014, 10.43





а мне не очень понравилось.на мой взгляд как то суетливо.читается не очень хорошо.
Цена счастья - Хейер Джорджетттатьяна
7.06.2014, 22.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100