Читать онлайн Цена счастья, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цена счастья - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цена счастья - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цена счастья - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Цена счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Ротерхэм снова уселся за стол и налил вина себе и майору. Гектор встал рядом с ним, держась рукой за спинку стула.
— Ее нужно переубедить! — воскликнул он горячо.
— Не знаю, обладаете ли вы даром убеждения, но, боюсь, вам это не удастся.
— Если бы Серена знала, что мы с вами действуем заодно…
— Именно это заставит ее упрямиться еще больше. А кроме того, я не согласен с вами. Не понимаю, почему Серена должна быть лишена того, что ей принадлежит по закону. — Ротерхэм поднял стакан и откинулся в кресле, вытянув ноги и засунув другую руку в карман бриджей. Он разглядывал майора с явной иронией, — Дорогой сэр. Серена — дочь чрезвычайно богатого человека, и все годы до смерти своего отца она жила в роскоши. И я не вижу причины, по которой она должна провести оставшуюся часть жизни в стесненных обстоятельствах. Вдобавок я сильно сомневаюсь в ее способности так жить… Однако это не мое дело. Конечно, постарайтесь убедить ее, если считаете, что сможете это сделать, и верите, что сумеете содержать ее после этого.
Повисло тягостное молчание. Майор тоже уселся в кресло и некоторое время невидящим взором смотрел на стакан, который машинально крутил в руке. Наконец он глубоко вздохнул и заговорил решительным тоном:
— Лорд Ротерхэм, когда я попросил Серену выйти за меня замуж, то был убежден в том, что, хотя ее состояние больше, чем мое, оно все же не так огромно, чтобы мое предложение выглядело наглостью. Я удивлен вашей… назовем это снисходительностью. Прекрасно понимаю, в каком свете я могу предстать перед любым, кто не знаком с обстоятельствами этого дела. В свое оправдание могу сказать вам, что всегда любил Серену и мою память о ней — с того самого момента, как впервые увидел эту девушку. Она тоже привязалась ко мне и вышла бы за меня замуж еще тогда, однако мое сватовство сочли нежелательным, что справедливо — ведь я тогда был просто мальчишкой и младшим сыном в семье. Мы расстались, и я не надеялся снова встретить Серену, но забыть ее я не мог! Она оставалась несбыточной мечтой, прекрасным божеством, недоступным для меня! — Майор замолчал, покраснел и с некоторым усилием продолжил: — Но мне не нужно объяснять вам все это. Я знаю… Серена говорила мне…
— Если Серена когда-либо говорила вам, что я считаю ее божеством, значит, она либо обманывалась, либо просто поддразнивала вас, — перебил его маркиз.
— Да нет, она… Я просто подумал…
— Тогда не думайте так больше! Я правильно понял, что, когда вы получили наследство, то уже не считали, что Серена для вас недоступна?
Майор покачал головой:
— Такая мысль мне и в голову не приходила. Я даже не предполагал, что Серена помнит меня. Но вот мы встретились — здесь, в Бате, — хотя никто из нас даже не мечтал, что подобное произойдет. — Майор Киркби мельком взглянул на сумрачное лицо Ротерхэма и покраснел от смущения. — Мне показалось, будто все эти годы исчезли. Исчезли для нас обоих!
— Понимаю, — улыбнулся маркиз, — значит, ваша мечта стала явью.
— Конечно, это звучит глупо. Я не хотел говорить вам все это. Но то, что случилось сегодня вечером…
— Ничего, ничего. Вам очень повезло, мистер Киркби. На своем опыте могу сказать, что воплощение в жизнь такой мечты часто влечет за собой горькое разочарование. Стало быть, Серена такова, какой вы ее себе вообразили? Что ж, похоже, вы знаете ее гораздо лучше, чем я.
— Как я могу?.. Как могу в ней разочароваться?! — вскричал Гектор с излишней горячностью.
— Судя по всему, вы не разочарованы!
— Нет, конечно! Это просто немыслимо!
— Тогда оставим это. Что ж, я признателен вам за то, что вы доверились мне, хотя в этом и не было необходимости. Я не думал, что вы, майор, собираетесь жениться на Серене из-за ее денег. Она не такая дурочка, чтобы дать себя обмануть всяким искателям богатых невест. К тому же она совсем не обязана отчитываться передо мной за свои поступки.
— Но разве не для этого — не для того, чтобы оградить ее от подобного искателя, каким я мог оказаться, — отец Серены назначил ее опекуном именно вас?
Губы Ротерхэма скривились в усмешке.
— Нет, не для этого. Несомненно, лорд Спенборо надеялся, что я, по крайней мере, помешаю ее браку с какой-нибудь нежелательной личностью. Но простое неравенство вашего и ее состояния, полагаю, не подходит под определение «нежелательности» в глазах закона. Серена выйдет замуж за того, кого она сама выбрала, даже если я поклянусь, что она не получит ни пенни сверх того, что ей назначено на карманные расходы, — маркиз усмехнулся, — а потом будет сражаться со мной в апелляционном суде. — Он поднялся на ноги. — По сути дела мы уже все обсудили! Пойдемте?
— Да. То есть я должен подумать. Еще до того, как я узнал размеры этого потрясающего наследства, меня терзали сомнения, что мне не следует… Если бы не леди Спенборо, я бы и до сих пор не решился…
Ротерхэм, шагавший к двери, остановился и посмотрел на майора:
— Так это леди Спенборо подвигла вас на то, чтобы объявить о своих чувствах?
— Да, я очень колебался. Мне показалось, что она самый подходящий человек для того, чтобы попросить совета.
— Бог мой!
— Вы считаете, что она чересчур молода? Но я знаю, как она предана Серене! Мне трудно найти слова, чтобы описать ее доброту, ее сочувствие. Конечно, леди Спенборо будет тяжело расстаться со своей падчерицей, но она никогда не думает лично о себе. Она так юна и застенчива, но в то же время обладает такой силой характера и таким умением понимать людей…
— Превосходная женщина! — согласился маркиз. — Замужество Серены, несомненно, явится для нее потерей. И она в самом деле не умеет жить одна.
— Совершенно верно! Чувствуется, что леди Спенборо нуждается в защите от… Но я опасаюсь, что родственники навяжут ей сестру, а судя по тому, что мне известно, трудно отыскать девушку более неприветливую и ворчливую, чем ее сестра.
— Неужели? Да, это невеселая перспектива. Но я уверен, что леди Спенборо скоро снова выйдет замуж.
— Замуж? — Майор казался потрясенным, однако после секундного замешательства заговорил снова: — Ну да, конечно! Мы должны надеяться на это.
— Я-то уж точно надеюсь, — отрывисто бросил Ротерхэм и открыл дверь.
Когда мужчины поднялись вверх по лестнице, их встретили звуки музыки. Фанни сидела у открытого окна, созерцая сгущающиеся сумерки, а Серена играла на пианино в дальнем углу гостиной. Увидев входящих джентльменов, она перестала было играть, но майор быстро подошел к ней:
— Не останавливайся. Ты играла сонату Гайдна, которую я порекомендовал тебе.
— Всего лишь пыталась играть. Ее пока нельзя слушать.
— Попробуй еще раз, — попросил Гектор, — а я стану переворачивать ноты.
Серена позволила ему уговорить себя. Ротерхэм подошел к окну и сел рядом с Фанни. Несколько мгновений он с непроницаемым видом слушал игру Серены.
— Леди Спенборо, я понял, что вы одобряете этот брак? — спросил он, понизив голос.
— Да, я… Я уверена, что он сделает Серену счастливой.
— Правда?
— Иначе и быть не может, — ответила Фанни. — Майор так добр и… И так преданно любит ее.
— Да, мне говорили.
— И это сущая правда! Он просто обожает ее и сделает все, чтобы доставить ей удовольствие!
— Превосходно! А они ссорятся?
— Да что вы! У мистера Киркби чудесный характер, Он — само воплощение терпения. А его нежность и снисходительность настолько велики, что Серена просто не может с ним ссориться. — Фанни увидела, как насмешливая улыбка тронула губы маркиза, и спросила еле слышно: — Он не нравится вам, лорд Ротерхэм?
Тот пожал плечами:
— А что в нем может не нравиться?
— Я так рада, что вы не отказали майору.
— Все равно это было бы бесполезно.
Вдова встревожено на него взглянула и произнесла, собравшись с духом:
— Мне кажется, вы не очень довольны. Конечно, мистер Киркби уступает ей с точки зрения своего состояния. Однако по своим достоинствам, уверяю вас…
Он прервал Фанни:
— Наоборот, я и не ожидал, что буду так доволен. Если бы я знал… — Ротерхэм умолк.
Вдова заметила, как улыбка исчезла с его лица и он снова насупил брови. Несколько минут маркиз сидел в мрачном раздумье. Ей показалось, что лицо Ротерхэма окаменело, но тут, словно почувствовав, что Фанни наблюдает за ним, маркиз вышел из своей задумчивости и, повернув голову, встретился глазами с ее вопрошающим взглядом.
— Таким людям, как вы и майор Киркби, можно позавидовать. Да, оба вы можете ошибаться, однако это не грубые ошибки, виной которым — необузданный нрав! Простите, я должен идти. Не провожайте меня!
Вдова сидела в полном замешательстве.
— И вы не останетесь на чай? — робко вымолвила она.
— Спасибо, не могу. Сейчас еще не совсем темно и скоро будет полная луна. Я хочу сегодня же вернуться в Лондон. — Ротерхэм поцеловал Фанни руку и отошел, чтобы попрощаться с Сереной и майором.
— Ты уезжаешь так рано? — удивилась девушка, быстро поднимаясь из-за пианино. — Боже, неужели я прогнала тебя своей ужасной игрой?
— Я ее не слушал. Хочу заночевать сегодня в Мальборо или в Ньюбери и поэтому не могу задерживаться.
Серена улыбнулась, но не выпустила его руки из своей ладони:
— Айво, ты не пожелал мне счастья.
Секунду они оба молчали, глядя друг другу в глаза.
— Разве? Я желаю тебе счастья, Серена. — Он на мгновение сжал ее пальцы, потом выпустил их и пожал руку майору. — И вам тоже. Думаю, вы будете счастливы.
После столь короткого прощания маркиз удалился. Серена захлопнула крышку пианино. Гектор наблюдал за тем, как она собирала ноты.
— Больше не будешь играть? — спросил он ласково.
Девушка поглядела на него, словно не осознавая, что делает. Потом положила ноты в шкаф.
— Нет, не сегодня, — наконец откликнулась она. — Я должна немного порепетировать, прежде чем снова сыграть тебе эту сонату. — Серена повернулась и, взяв Гектора под руку, прошла вместе с ним в переднюю часть гостиной. — Ну что же, все прошло довольно сносно, не так ли? Конечно, было бы лучше, если б я не сорвалась, но ведь он сам спровоцировал меня. Ты его возненавидел?
— Маркиз мне не понравился, — признался майор. — Хотя, думаю, что он отнесся к моим претензиям со снисходительностью, которой я от него не ожидал…
— Претензиям? Пожалуйста, не говори таких глупостей! — раздраженно бросила Серена. Гектор насупился, и она сжала его руку. — Ты ведь знаешь, что мне скоро двадцать шесть? — спросила она более спокойным тоном. — Я чрезвычайно благодарна тебе за предложение. Ведь я уже и не надеялась на респектабельный брак.
Майор улыбнулся, но продолжил твердым тоном:
— Так не пойдет, Серена. Не пытайся увести разговор в сторону. Эту проблему мы должны серьезно обсудить.
— Только не сейчас! Не знаю почему, но у меня разболелась голова. Не зли меня, Гектор.
— Как можно, милая! Может, пойдешь приляжешь? Я не должен был заставлять тебя играть на пианино. У тебя жар?
Она выдернула руку:
— Да нет же! Просто духота. Ох, наконец-то принесли чай.
Майор посмотрел на нее с тревогой, которую только усилили слова Фанни:
— Разболелась голова? У тебя? Раньше ты никогда не жаловалась на головную боль. Надеюсь, это не солнечный удар? Думаю, тебе действительно надо лечь в постель. Либстер, пожалуйста, пошлите горничную ее светлости принести уксус в ее спальню.
— Нет! — почти закричала Серена. — Ради Бога, оставьте меня в покое! Больше всего на свете я ненавижу, когда меня… — Она оборвала себя на полуслове и тяжело вздохнула. — Простите, вы оба так добры, — обратилась она к Фанни и Гектору с деланной улыбкой, — но, поверьте, я не хочу, чтобы мне смазывали виски уксусом или устраивали такой шум по пустякам. Я просто выпью чаю, и мне сразу станет лучше.
Майор собирался что-то возразить, но не успел открыть рот, как Фанни перехватила его взгляд и отрицательно качнула головой.
— Либстер, принесите чашку чая леди Серене, — спокойно произнесла она.
Но Гектор принялся хлопотать над девушкой, стал усаживать ее в высокое кресло, подложил под голову подушку, а под ноги скамеечку. А та, вцепившись в подлокотники так, что побелели костяшки пальцев, крепко стиснула губы. Но когда майор поставил на стол рядом с ней чашку, она снова улыбнулась и поблагодарила его. Фанни негромко заговорила с ним, надеясь отвлечь его внимание от Серены. А та через минуту-другую уже сидела прямо, так, что подушка выскользнула из-под головы, и пила чай. Теперь она говорила уже в своей обычной манере, но, выпив чаю, отправилась в спальню, заявив, что голова у нее прошла и ей просто хочется спать.
Майор озадаченно уставился на Фанни:
— Вы считаете, что Серена серьезно расхворалась, леди Спенборо?
— Надеюсь, нет. Скорее всего, лорд Ротерхэм утомил ее. Если ей не станет лучше, я постараюсь уговорить ее послать за доктором. Хотя лучше всего просто не обращать на Серену никакого внимания, когда ей нездоровится. — Вдова улыбнулась майору ободряюще. — Она ведь не выносит, когда вокруг нее начинают суетиться. Вообще-то я подумала, что Серена накинется на вас, когда вы пытались усадить ее поудобнее. Выпьете еще чаю?
— Нет, благодарю, я должен идти. Утром зайду узнать, как она, — ответил майор.
Когда на следующий день он появился в десять часов утра в Лаура-Плейс, обе женщины завтракали. На Серене был костюм для верховой езды. Она встретила жениха с насмешливой суровостью, потребовав объяснений, почему он подвел ее:
— Целых десять минут я ждала, пока ты появишься на мосту, а столько времени, скажу тебе, я ни одного мужчину не ждала! Хорошо, что ты не явился, а то бы я на тебя непременно обрушилась! Фанни, запрещаю тебе угощать Гектора кофе — он проявил ко мне такое неуважение!
— Но я просто не мог себе представить, что ты сегодня захочешь кататься верхом! — воскликнул майор. — Я приехал только, чтобы узнать, как твое здоровье. Ты уверена, что с тобой все в порядке? Ты ведь ездила кататься не одна?
— Нет, с Фоббингом.
— Сегодня слишком жарко для верховой езды. Лучше бы тебе не ездить.
— Наоборот, это была восхитительная прогулка. Но, конечно, я не стала пускать Мейд Мэриан в галоп.
— Я думал о тебе, а не о лошади.
— Лучше помолчите, мистер Киркби, — засмеялась Фанни. — Потому что, на ее взгляд, вы сказали нечто ужасное.
— И ни единого слова раскаяния, заметь!
— Мое раскаяние слишком глубоко, чтобы выразить его словами. Но ты больше не поедешь верхом, правда? По крайней мере, в полуденную жару?
— Я уговорила Фанни отказаться от питья этой противной минеральной воды и вместе со мной отправиться в Мелкшэм-Форест. Оцени ее героизм!
— И что, ты собираешься везти ее в этом своем фаэтоне?
— Конечно.
— Серена, умоляю тебя, не надо ехать одной.
— Вы с Фоббингом поскачете позади нас, чтобы защитить двух леди от разбойников и чтобы снова поставить фаэтон на колеса, когда я переверну его. Но обещаю — я сделаю это не более двух раз!
Серена несла подобную чепуху весь день. Она от души веселилась и была очень ласкова с майором. И все же, когда они расстались, Гектор подумал, что за весь день ему ни разу не удалось прикоснуться к невесте. Он счел разумным не возвращаться сразу же к щекотливому вопросу ее наследства, и, когда через десять дней отважился затронуть эту тему. Серена, к его удивлению, внимательно выслушала все его взвешенные аргументы и сказала:
— Очень хорошо. Пусть будет так, как ты хочешь. В конце концов, меня это не сильно волнует. Во всяком случае, не настолько, чтобы вызывать у тебя неудовольствие. Когда придет время, сделай все так, как считаешь нужным.
Она посчитала вопрос исчерпанным, но майор думал иначе. Едва она уступила, его начали одолевать сомнения. Слова Ротерхэма звучали в его ушах: какое он имеет право настаивать на том, чтобы Серена отказалась от наследства, в то время как она может жить так, как привыкла. Девушка слушала его терпеливо — насколько данное слово было применимо к ней, — но наконец не выдержала:
— Гектор, чего ты хочешь? Сначала говоришь, что тебе будет невыносимо, если я стану пользоваться своим состоянием. Я сдаюсь — и теперь ты заявляешь, что для тебя невыносима мысль о том, что ты лишаешь меня моих денег!
— Я кажусь тебе нелепым? Видимо, так оно и есть. Я не могу ничего предпринимать на таких условиях. Только если ты сама захочешь этого.
— Ну нет, ты требуешь от меня слишком многого! Если бы я захотела чего-нибудь в этом роде, это означало бы, что у меня напрочь отсутствует здравый смысл.
— Дорогая, если это кажется тебе глупым, как я могу позволить своей невесте пожертвовать собой ради моей гордости?
Серена поглядела ему прямо в глаза:
— А теперь спроси себя, могу ли я позволить тебе пожертвовать своей гордостью ради моих экстравагантных привычек? С легкостью! Но это позволит мне управлять тобой. А знаешь, я ведь действительно могу попробовать сделать так, как ты хочешь. Смотри же — я тебя предупредила! И поступила честно, не так ли? Поэтому давай не будем больше возвращаться к этой теме. Только сообщи мне, когда ты решишь, что надо делать.
Больше они об этом не говорили. Но майор думал о проблеме наследства Серены постоянно, хотя та, похоже, просто выбросила этот вопрос из головы. Если ее равнодушие и было маской, она эту маску никогда не снимала. Гектору казалось, что девушка сейчас расцвела и душой и телом, энергия в ней била ключом, и порой он чувствовал усталость от того, что старался не отстать от нее. Однажды майор сказал Фанни полушутя-полусерьезно, что никогда не может предугадать, что Серена станет делать в следующий миг или где она будет в это время.
— Думаю, — ответила Фанни, — это происходит отчасти оттого, что она очень счастлива. В ней всегда было много энергии, но никогда я не видела ее такой неутомимой. Она просто не в силах усидеть на одном месте.
Миссис Флур тоже заметила это, однако сделала свои собственные выводы. Однажды она столкнулась с Фанни в галерее и, безжалостно прогнав мистера Райда — наиболее страстного обожателя вдовы, — уселась на стул, который тот был вынужден ей уступить.
— Ну что ж, вот я и нажила себе врага, — беззаботно бросила миссис Флур. — но между нами говоря, и вы, и леди Серена так вскружили головы всем мужчинам этого городка, что все остальные юные леди просто постарели на глазах!
Фанни рассмеялась, но не согласилась с ней:
— Вовсе нет, мадам. Они ведь ухаживают не за мной, а за леди Сереной.
— Ну конечно, слетаются на нее, как мухи на мед. Но есть, уж поверьте, и другие, и им больше нравитесь вы. А что до этого юнца, который с таким скрипом уступил мне местечко, то он переплюнул самого майора, который является сюда каждый день, чтобы встретиться с ее светлостью.
— Этот мистер Райд — просто мальчик, причем ужасно глупый, — поспешно сказала Фанни.
— Глуповат, ничего не скажешь. Не то что майор. — Миссис Флур пристально взглянула на Фанни. — Сначала я подумала, что это просто курортный флирт. Но будь это только флирт, с чего бы леди Серена так расцвела? Так, значит… — Старая леди хитро подмигнула.
Добросердечная Фанни ответила с напускной холодностью:
— Боюсь, я не понимаю, что вы имеете в виду, мадам.
— В секрете держат, да? — захихикала миссис Флур, и ее толстое тело заколыхалось. — Да ведь тут только слепой ничего не заметит! Ну-ну, мэм, я не стану лезть к вам с вопросами. Но наблюдать за этой парочкой и кое о чем кумекать мне никто не запретит.
Фанни была неприятна сама мысль о том, что миссис Флур установила за Сереной и Гектором наблюдение. Поэтому она собралась с духом и решила сделать своей падчерице выговор за ее неблагоразумие. Но не успела она претворить свое намерение в жизнь, внимание старой леди привлекло совсем иное событие. В середине июля она снова явилась в Лаура-Плейс и объявила по прибытии, что не может не поделиться с ними просто сногсшибательной новостью, иначе помрет от нетерпения.
— Точно, помру и охнуть не успею! — заявила она. — Как вы думаете, кто завтра ко мне приедет?
Ни Фанни, ни Серена не могли догадаться, хотя Серена изрядно повеселила миссис Флур, предположив:
— Принц-регент?
— Даже лучше, чем принц! — объявила старая леди, еле отдышавшись от приступа смеха, вызванного этой шуткой. — Ко мне приезжает Эмма!
— Эмили? — воскликнула Серена. — Да, это на самом деле великолепно! Вы, должно быть, очень рады. Значит, Лейлхэмы вернулись в Глостершир?
— Еще лучше! Хотя я и не должна так говорить — ведь остальные малышки, а их трое, свалились с жуткой корью. В результате Сьюки осталась в Лондоне с Эммой — видите ли, в Брайтоне не нашлось дома по ее вкусу. Только мне кажется, что маркизу Брайтон не по душе. Как я не хотела, чтобы Эмма подхватила этот мерзкий грипп, который гуляет по Лондону, а она, бедняжка, все-таки слегла! Через четыре дня, как они вернулись из Делфорда — по словам Сьюки, загородного дома маркиза. «Его гнездо» — так она величает это место. Должна сказать, мне оно не кажется «домом». Ну, это дело вкуса, однако помяните мои слова, дорогуша: когда этот маркиз станет таким же толстым, как я — надеюсь, что этого не произойдет, — он будет горько сожалеть о том, что ему приходится шагать четверть мили от спальни до столовой! Подозреваю, что бедненькая Эмма из-за этого и заболела, она ведь не привыкла к таким длинным прогулкам.
— В Делфорде, конечно, очень большой дом, но леди Лейлхэм немного преувеличивает, — усмехнулась Серена.
— Это уж как пить дать, милочка! Не важно, большой он или маленький, главное, что моя внучка заболела. И кажется, серьезно, потому как Сьюки пишет, что доктора советуют Эмме уехать из Лондона. Там она постоянно устает, да к тому же и с нервами у моей внучки не в порядке.
— Мне так жаль, — сказала Фанни. — Значит, леди Лейлхэм привезет ее к вам, мадам?
— Нет! — Широкое лицо миссис Флур просияло довольной улыбкой. — Поверьте мне, Сьюки скорее увезла бы ее в Иерихон, чем сюда. Но она сама свалилась с гриппом и просто вынуждена отослать Эмму с ее горничной ко мне. Они приедут с почтовым дилижансом, и малышка у меня тут же расцветет, вот увидите!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цена счастья - Хейер Джорджетт



Приятный роман,слегка ассоциируется с произведениями сестер Бронте.Середина немного затянута(возможно показалось,что мало времени на чтение).Гл.героев 2 пары,обе симпатичные.Но более всего понравился маркиз Ротерхэм,как ни "пыталась" автор показать его вздорным,неприятным,все равно вызывал симпатию своим поведением,"неожиданным"добром,пониманием,нравственностью.О развязке любовных интриг догадалась почти сразу,но было интересно узнать насколько изящно может сделать это автор.В общем 10 поставить можно.
Цена счастья - Хейер ДжорджеттГандира
13.10.2013, 8.34





Понравилось! 10 баллов.
Цена счастья - Хейер Джорджеттлена
14.03.2014, 14.27





Вполне адекватный любовный роман....
Цена счастья - Хейер ДжорджеттОльга
15.03.2014, 10.43





а мне не очень понравилось.на мой взгляд как то суетливо.читается не очень хорошо.
Цена счастья - Хейер Джорджетттатьяна
7.06.2014, 22.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100