Читать онлайн Арабелла, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Арабелла - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.06 (Голосов: 113)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Арабелла - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Арабелла - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Арабелла

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Благодаря мистеру Бьюмарису, по чьей просьбе колесных дел мастер немедленно взялся за ремонт экипажа, оставив на время другие заказы, Арабелла пробыла в Грэнтхэме всего один день. Сам мистер Бьюмарис встретился здесь со своими друзьями-охотниками на следующее утро после знакомства с Арабеллой, и она, сидя в гостинице, через окно могла наблюдать за тем, как великолепно он смотрелся верхом на своей прекрасной, тонконогой и широкогрудой лошади. Он был отличным наездником и, конечно же, самым элегантным из всех. Отвороты его высоких ботфортов сияли белизной. Ни у кого из провинциальных охотников не было такой ухоженной обуви. Лорд Флитвуд тоже был здесь, но Арабелла, как это ни странно, будто и не замечала его.
Компания охотников покинула Грэнтхэм, и девушки, не зная, чем заняться, пошли прогуляться по городу. Потом они обедали и зевали в библиотеке над скучными книгами. К счастью, на следующее утро у гостиницы стоял дядюшкин экипаж с новой дрогой и они смогли продолжить свой путь, который уже приближался к концу.
Все путешествие оказалось таким долгим и утомительным, что даже мисс Блэкбурн почувствовала облегчение, когда забрызганный грязью экипаж остановился наконец у дома леди Бридлингтон на Парк-стрит. Она была достаточно хорошо знакома с большими городами, поэтому огни и звуки Лондона не произвели на нее такого впечатления, как на Арабеллу, которая тут же забыла об усталости и волнениях, как только они пересекли границу города. Молодой девушке, не видевшей никогда более крупного населенного пункта, чем Йорк, все здесь казалось удивительным и невероятным. От уличного движения у нее закружилась голова, уши заложило от множества разных звуков – звона почтовых колокольчиков, грохота колес по булыжным мостовым, громких выкриков разъезжающих повсюду торговцев всякой всячиной. Все закружилось у нее перед глазами, и она, удивившись тому, как здесь могут жить люди, едва не потеряла сознание. Но когда они, изредка останавливаясь, чтобы спросить дорогу у не всегда вежливых горожан, достигли наконец центральной части города, уличный шум заметно утих, и Арабелла с надеждой подумала, что в Лондоне, наверное, все-таки можно будет заснуть ночью.
Дом леди Бридлингтон на Парк-стрит поразил Арабеллу своими размерами. Его высота показалась ей, привыкшей к ^небольшим двухэтажным строениям провинции, невероятной и потому пугающей. Дворецкий, который провел ее через роскошный холл к огромной лестнице, выглядел так важно, что девушка почувствовала себя неловко и едва не рассыпалась в извинениях за беспокойство. К счастью, у лестницы ее встретил только один лакей, так что она поднималась за ним на второй этаж уже несколько успокоенная. А когда в гостиной появилась леди Бридлингтон, Арабелла и вовсе забыла о своих страхах. Крестная прижала ее к своей пышной груди, расцеловала в обе щеки и стала восклицать, как похожа Арабелла на свою маму. Ее радость была настолько искренней, что от скованности Арабеллы не осталось и следа. Впрочем, леди Бридлингтон почти всегда пребывала в добродушном и веселом настроении, поэтому даже к своей горничной обращалась с доброй улыбкой.
Когда мама познакомилась с леди Бридлингтон, та была хорошенькой девушкой, правда довольно ветреной, но с таким внушительным приданым и с таким легким характером, что никто из ее друзей не удивился, узнав об ее удачном замужестве. Время изменило лишь фигуру маминой подруги, но в остальном она осталась прежней – такой же веселой, беззаботной пустышкой. И Арабелла очень скоро поняла, что за житейской мудростью крестной, о чем так любила говорить мама, не скрывалось ничего более существенного. Леди Бридлингтон читала все новинки прозы и поэзии, и хотя понимала лишь десятую часть того, что было написано в книгах, любила поболтать о прочитанном. Она знала всех лучших оперных певцов, а ее тайной любовью был балет. Она любила рассуждать о том, что на английской сцене нет равных Кину в роли Гамлета, хотя сама предпочитала этому серьезному спектаклю театральные фарсы. Она не могла напеть простейшую мелодию, но никогда не упускала возможности во время светского сезона побывать на концертах старинной музыки, а также раз в году с удовольствием посещала Королевскую академию и Сомерсет-хаус, где безошибочно узнавала знаменитых художников на их не менее знаменитых полотнах, хотя представление о живописи у нее было весьма примитивное, и хорошей картиной она могла назвать любой портрет или пейзаж, понравившийся ей особенным сходством с оригиналом.
Арабеллу немного шокировало то, что жизнь ее крестной состоит из одних удовольствий, а все ее мысли заняты лишь тем, как развлечь себя. Но было бы несправедливо назвать ее эгоисткой. У нее был добрый нрав, она любила видеть вокруг себя счастливые а значит веселые лица, поскольку терпеть не могла уныния. Она хорошо платила своим слугам и никогда не забывала поблагодарить их за сверхурочную работу, что случалось довольно часто. Они могли, например, целый час выгуливает под дождем ее лошадей по Бонд-стрит, пока она делала покупку или не ложиться спать до четырех-пяти утра, ожидая свою хозяйку, которая веселилась на очередном вечере. Она всегда радостью шла навстречу своим друзьям, если от нее это, конечно, не требовало чрезмерных усилий.
Леди Бридлингтон действительно с радостью встретила Арабеллу, поскольку приезд этой девушки сулил ей только приятное. Она знала, что поступила благородно, согласившись ввести в общество свою крестницу, хотя никогда подолгу не размышляла об этом. Только иногда, сидя в уединении в своей комнате она с удовлетворением думала о том, что в глазах своих друзе выглядит великодушным человеком. Она обожала совершат визиты, делать покупки, посещать разные зрелища, принимать гостей у себя дома, и никогда не скучала даже на ассамблеях. Конечно, как и все светские женщины, она осуждала страсть картам, но сама с удовольствием посещала игорные комнаты заводила новые знакомства, сплетничала, охотно принимал участие в играх.
Так что роль дамы, сопровождающей молодую девушку на балах, приемах, ассамблеях, военных парадах, запусках воздушных шаров и других светских мероприятиях, которые проводились во время лондонского сезона, как нельзя лучше подходил ей. В первый же вечер она долго рассказывала Арабелле о пред стоящих развлечениях и на следующий день, едва дождавшись пока уедет мисс Блэкбурн, вызвала свой экипаж и повезла Арабеллу по лучшим магазинам Лондона.
Эта поездка произвела на девушку огромное впечатление. Все крупнейшие магазины Харрогита казались ей теперь простыми лавочками. Пришлось собрать всю силу воли, чтобы спокойно смотреть на изумительные товары, которые были выставлены в лондонских витринах. И только практичность, при сущая почти всем северянам, помогала ей устоять пере; бесчисленными соблазнами. А леди Бридлингтон, которая век жизнь жила в достатке и могла позволить себе сделать любую покупку, не понимала, почему Арабелла не хочет купить зеленую бархатную шляпку, украшенную перьями и кружевом, цена которой перекрывала стоимость всех ее шляпок, сшиты умелыми руками мамы и Софии. Леди Бридлингтон согласилась с тем, что это очень дорогая вещь. Но разве можно отказать себе в удовольствии купить то, что тебе так идет? Однако Арабелла стояла на своем, заявив, что у нее и так достаточно головных уборов. И еще она честно призналась, что должна экономить, поскольку папа и мама не смогут больше прислать ей денег. Леди Бридлингтон очень опечалилась, что такая хорошенькая девушка не сможет выгодно оттенить свои достоинства. В конце концов она так расстроилась, что купила ей ридикюль и букетик искусственных цветов. Она хотела еще подарить ей прекрасную шаль из нориджского шелка, но вещица эта стоила двадцать гиней. Цена, правда, была не слишком высокой, но леди Бридлингтон вспомнила, что у нее есть шаль получше этой, за которую она заплатила пятьдесят гиней. Ее можно одолжить Арабелле. Кроме того, предстояли расходы на бальное платье для девушки. И хотя можно было сэкономить, подыскав для нее что-то в своем гардеробе, леди Бридлингтон все-таки решила, что шаль достаточно дорогая. Потом оказалось, что и качество у нее неважное, в общем, это не та вещь, которую леди Бридлингтон хотелось бы подарить своей молодой крестнице. Они ушли из магазина без покупки, и Арабелла вздохнула с облегчением. Она, конечно, хотела бы получить эту шаль, но ввести крестную в такие расходы казалось ей немыслимым.
Признание Арабеллы в том, что у нее нет лишних денег, заставило леди Бридлингтон задуматься. Сразу она не стала ничего говорить. Но вечером, когда они сидели у камина в маленькой гостиной и пили чай, крестная решилась сказать то, о чем размышляла.
– Знаешь, моя дорогая, – сказала она. – Я все продумала и решила: как только ты немного привыкнешь к Лондону – а я уверена, что это случится очень скоро, ведь ты такая умница! – я выведу тебя в свет. Сезон еще не начался, и в городе пока не найти хорошей компании. Но я думаю, что это даже к лучшему. Ведь ты не знаешь многих тонкостей… Так вот, тихий скромный вечер – без танцев, просто музыка, карты – это как раз то, что нужно для первого появления в обществе. Я приглашу только самых близких своих друзей. Я уверяю, тебе потом будет гораздо легче появиться на большом балу. Очень неприятно оказаться в обществе, где нет ни одного знакомого лица.
Арабелла, конечно же, согласилась с крестной и горячо поблагодарила ее за такую возможность.
– Да, мадам! Если вы хотите… О лучшем и мечтать нельзя. Я действительно не знаю, как вести себя в таких случаях. Но постараюсь научиться как можно быстрее.
– Конечно! – просияла леди Бридлингтон. – Ты умная девушка, Арабелла. И я надеюсь, у тебя все сложится удачно… как я и обещала твоей маме. – Она увидела, что Арабелла покраснела, и добавила:
– Буду говорить откровенно, любовь моя. Ты же понимаешь, как важно для тебя хорошо устроиться в Лондоне. Восемь детей! Не представляю, как твоей маме удастся найти хороших мужей для твоих сестер. А на сыновей сколько нужно расходов! Уж я-то знаю! Каких денег нам с мужем стоило поставить на ноги нашего дорогого Фредерика! То одна проблема, то другая…
Лицо Арабеллы стало задумчивым. Она вспомнила о своих братьях и сестрах и серьезно сказала:
– Да, мадам, вы абсолютно правы. И я сделаю все возможное, чтобы не разочаровать маму.
Леди Бридлингтон наклонилась к Арабелле, положила свою пухлую ладонь на руку девушки и слегка сжала ее.
– Я знаю, что ты будешь чувствовать себя обязанной. Именно поэтому я хотела поговорить с тобой. – Она снова откинулась на спинку кресла и, потеребив в руках бахрому своей шали, сказала, не глядя на Арабеллу:
– Дело в том, любовь моя, что все зависит от первого впечатления, – если не все, то очень многое! В обществе, где каждый хочет найти для своей дочери хорошего мужа, а красивых девушек так много, что у молодых людей есть возможность выбора, очень важно не совершить ни одного опрометчивого поступка, не сказать лишнего. Поэтому я и хочу, чтобы твой дебют прошел в более спокойной обстановке. Знаешь, моя дорогая, провинциалов видно сразу. А молодые люди, я уж не знаю, почему, но поверь мне на слово, не очень-то жаждут близкого знакомства с невинными девушками из провинции.
Арабелла была удивлена, поскольку книги учили обратному. Она осмелилась возразить крестной, но та покачала головой.
– Нет, любовь моя, ты ошибаешься. Все это хорошо для романов, я сама люблю их читать, но не имеет никакого отношения к реальной жизни. Поверь мне. Но я не об этом хотела сказать тебе. – Она снова поиграла бахромой своей шали и продолжила со знанием дела:
– Я не советую тебе, моя дорогая, рассказывать всем о Хейтраме и о доме твоего отца. Запомни: нет ничего утомительнее, чем выслушивать рассказы о людях, которых ты никогда не видел. Я, конечно, не призываю тебя к лицемерию, но, на мой взгляд, совершенно необязательно объяснять всем, в каком финансовом положении находится твой папа, да лучше вообще никому не говорить, поскольку сразу станет ясно, что никаких видов на большое наследство нет. А это может оказаться губительным для тебя.
Арабелла вспыхнула, дерзкие слова были готовы сорваться с ее уст, но она тут же остыла, вспомнив, как ей пришлось вести себя в доме мистера Бьюмариса. Опустив голову, она сидела молча, раздумывая, стоит ли признаться крестной во всем. Но в конце концов решила, что говорить об этом нельзя.
Леди Бридлингтон, по-своему расценив смятение Арабеллы, быстро сказала:
– Если тебе удастся серьезно увлечь какого-нибудь молодого человека, ты, конечно, расскажешь ему все, как есть, и я уверена, что он отнесется к этому вполне спокойно. И не думай, пожалуйста, что я учу тебя лгать. Просто глупо каждому знакомому рассказывать о своих проблемах. Да и не нужно это.
– Я понимаю, мадам, – подавленно ответила Арабелла.
– Я знала, что ты благоразумная девушка. Ну, не будем больше говорить об этом. Давай лучше решим, кого пригласить на наш вечер. Посмотри, пожалуйста, нет ли на том маленьком столике моей записной книжки. И поищи карандаш, будь так любезна.
Взяв в руки карандаш и записную книжку, леди Бридлингтон принялась составлять список гостей. Поскольку все имена были незнакомы Арабелле, она лишь молча слушала крестную, которая перечисляла своих друзей и знакомых, рассуждая о том, кому из них предстоит послать приглашение. Супругов Фарнуортов приглашать бесполезно – у них нет детей. У леди Киркмитчел всегда очень убогие приемы, и можно не рассчитывать на то, что она пригласит когда-нибудь Арабеллу, даже если устроит бал для своей долговязой дочери. А вот Аккрингтонов обязательно нужно пригласить, и Бакстонов тоже, – прекрасные семьи и всегда на виду во время светского сезона.
– И еще я хочу послать приглашения лорду Дьюсбери и сэру Джефри Мокэмбу – кто-то из них обязательно придет. И мистер Поклингтон, по-моему, вот уже второй год ищет невесту. И ничего страшного, что он немного староват… В общем, мы пригласим его. Это ведь ни к чему не обязывает. Ну и, конечно, леди Сефтон – она очень влиятельная дама. Может быть, еще Эмили Каупер, супругов Чарнвудов, мистера Кэтвика и чету Гатоп, если они сейчас в городе.
Арабелла старалась казаться заинтересованной, но поскольку ее участие в разговоре заключалось лишь в молчаливом согласии, очень скоро перестала вслушиваться в монолог крестной. И вдруг знакомое имя заставило ее встрепенуться.
– Я приглашу мистера Бьюмариса, – говорила леди Бридлингтон. – Если узнают, что он был на твоем дебюте, а уж об этом я позабочусь, тебе это здорово поможет. Да что там поможет! Если он придет, побеседует с тобой хоть несколько минут и ты ему понравишься – все, моя дорогая, считай, что ты устроена. Его слово очень много значит. А поскольку сейчас почти нет приемов, я думаю, он придет. Я знакома с ним уже не один год и очень хорошо знала его мать – леди Мэри Калдикоут – дочь покойного герцога Уиганского. Прекрасная женщина! А сам мистер Бьюмарис даже как-то раз был у меня дома, на приеме. Он почтил нас своим присутствием целых полчаса! Конечно, сейчас он может не принять наше приглашение, но будем надеяться.
Леди Бридлингтон остановилась на минуту, чтобы перевести дыхание, и Арабелла, чувствуя, как предательски краснеют ее щеки, смогла, наконец, сказать:
– Я… немного знакома с мистером Бьюмарисом, мадам. Леди Бридлингтон была так удивлена, что даже уронила карандаш.
– Ты знакома с мистером Бьюмарисом? – переспросила она. – Дорогая, о чем ты говоришь? И когда ты могла встретиться с ним?
– Я… я просто забыла сказать вам, мадам, – начала Арабелла срывающимся голосом, – что когда сломалась дрога – об этом я вам говорила! – мы с мисс Блэкбурн пережидали дождь в его охотничьем домике. И лорд Флитвуд был там. Нас пригласили к обеду…
Леди Бридлингтон от изумления даже рот открыла.
– Бог мой! Арабелла! И ты ничего мне не сказала? Быть в доме мистера Бьюмариса! Обедать там! И не обмолвиться мне ни словом!
Арабелла не могла объяснить, почему она постеснялась рассказать обо всем крестной. Она лишь, запинаясь, попыталась оправдаться тем, что этот случай просто вылетел у нее из головы после всех впечатлений от лондонской суеты.
– Вылетел из головы? – воскликнула леди Бридлингтон. – Ты обедала с мистером Бьюмарисом в его охотничьем доме, а теперь говоришь мне о каких-то своих впечатлениях? Господи, дитя мое, ты и не представляешь, что все это для тебя может значить! Ну как он? Ты ему понравилась?
Это было уже слишком, даже для молодой девушки, которая обязана вести себя сдержанно.
– Я уверена, что совсем не понравилась ему, мадам. А он мне показался слишком гордым и надменным. И я надеюсь, что вы не станете приглашать его на ваш вечер.
– Не приглашать его на мой вечер? Ты, должно быть, сошла с ума, Арабелла! И прошу тебя, не вздумай сказать ничего подобного о мистере Бьюмарисе в обществе. Может быть, он действительно выглядит несколько чопорным, но это не имеет никакого значения. Зато в обществе нет более влиятельного человека, чем он. И дело не только в его состоянии, которое поистине огромно. Бьюмарисы – один из самых знатных и древних родов Англии. По линии матери он внук герцогини Уиганской, вдовствующей герцогини, я хотела сказать. Значит, он кузен нынешнего герцога. Кроме того, Уайнфлиты и… Да что там говорить! – Леди Бридлингтон безнадежно махнула рукой.
– Просто лорд Флитвуд показался мне более любезным и приветливым молодым человеком, – сказала Арабелла, стараясь хоть как-то объяснить, почему у нее сложилось столь нелестное впечатление о мистере Бьюмарисе.
– Флитвуд?! Должна сказать тебе, Арабелла, что тебе не удастся завлечь его. Все знают, что он женится только на деньгах.
– Надеюсь, мадам, – вспыхнув, воскликнула "Арабелла, – вы не думаете, что я должна завлекать мистера Бьюмариса? Я никогда на это не соглашусь!
– Дитя мое, – искренне ответила леди Бридлингтон, – это совершенно невозможно. Мистер Бьюмарис может сам выбрать любую красавицу Англии. А уж в умении флиртовать ему нет равных. Я только умоляю тебя – не настраивай его против. Можешь думать о нем, что хочешь, но одно невежливое слово – и все пропало! Он может испортить и твою, и мою карьеру… если до этого дойдет дело.
Арабелла, подперев рукой подбородок, задумалась.
– Или сможет помочь мне, мадам? – спросила она.
– Конечно! Если захочет – обязательно! Он очень непредсказуемая личность. Может сделать тебя самой известной женщиной города, а не захочет – ну если ему что-то не понравится, тогда достаточно одного его слова, и ни один мужчина больше не взглянет в твою сторону… Если он только сам не влюбится в тебя, но на это мы не можем рассчитывать.
– Моя дорогая крестная, – мягко сказала Арабелла, – надеюсь, я не так плохо воспитана, чтобы не знать, что надо быть вежливой со всеми, даже с мистером Бьюмарисом.
– Конечно, моя дорогая.
– Обещаю, если мистер Бьюмарис придет, я буду с ним очень корректна.
– Я рада, что ты поняла меня, – сказала леди Бридлингтон. – Хотя я думаю, он вряд ли придет, – уныло добавила она.
– Когда мы прощались, он сказал, что надеется встретиться со мной в Лондоне, – заметила Арабелла.
Леди Бридлингтон подумала немного, а потом покачала головой.
– Не думаю, что это было сказано всерьез, скорее всего – из вежливости.
– Наверное, – согласилась Арабелла, а потом предложила: Может быть, вы пригласите и лорда Флитвуда, если, конечно, знакомы с ним. Он был очень добр и понравился мне.
– Конечно, я знакома с ним! – заявила леди Бридлингтон слегка обиженным тоном. – Но еще раз предупреждаю тебя, Арабелла, – не рассчитывай на него. Да, внешне он очень приятен, но я слышала, Флитвуды совсем разорились. И даже если он будет заигрывать с тобой, предложения от него не жди.
– Что же, я должна ждать предложения от каждого мужчины, с которым познакомлюсь? – спросила Арабелла, едва сдерживаясь.
– Нет, моя дорогая, – вздохнула леди Бридлингтон. – Я и хотела предостеречь тебя, чтобы ты не слишком зазнавалась. Конечно, я сделаю для тебя все возможное. Но хорошие мужья не растут, как грибы, под каждым кустом! Особенно трудно подыскать достойного человека той – надеюсь, ты не обидишься на меня – у которой, увы, нет приличного приданного.
Леди Бридлингтон говорила так убедительно, что Арабелле нечего было возразить, и она промолчала. К счастью, крестная не могла долго концентрировать свое внимание на одной теме, и тут же вспомнила имя какой-то очень важной дамы, которую обязательно нужно внести в список приглашенных. Забыв о проблемах Арабеллы, она долго объясняла, почему так необходимо послать приглашение этой леди Террингтон. О мистере Бьюмарисе она больше не говорила, зато с упоением стала рассказывать Арабелле, какие светские развлечения ждут ее в ближайшее время. Сезон еще не начался, а мероприятий намечалось так много, что у Арабеллы закружилась голова, и она спросила, найдется ли у крестной во всем этом круговороте время, чтобы пойти с ней в воскресенье в церковь. Но напрасно волновалась Арабелла. Леди Бридлингтон не представляла себе воскресного утра без церкви. Правда, очень часто она посещала службу в церкви при дворце, где, по ее словам, можно было не только послушать прекрасную проповедь, но и повидаться со многими друзьями, а иногда увидеть кого-нибудь из королев-скои семьи.
В первое же воскресенье леди Бридлингтон повела туда Арабеллу, о чем восторженная девушка сообщила в своем письме домой, предварительно описав во всех подробностях Гайд-парк, Сент-Пол и другие свои впечатления о шумном и суетливом Лондоне.
«В воскресенье мы были на утренней службе в придворной церкви, – писала Арабелла аккуратным мелким почерком на тонком, высококачественном листе бумаги. – Мы слушали очень хорошую проповедь – отрывок из второго апостольского послания коринфянам: передайте это папе: „Тот, кто скопил много, всегда нуждается в большем. Тому, кто скопил мало, не нужно лишнее!“ Сезон еще не начался, но в церкви много людей из высшего общества. И среди них герцог Кларенский, который подошел к нам после службы. Он был очень приветливым и совсем не высокомерным» Арабелла оторвалась от письма, покусала кончик пера и задумалась. Папе, наверное, будет неинтересно читать о герцоге, но мама и София, конечно же, захотят узнать, как он выглядел, что сказал.
И Арабелла снова склонилась над письмом. «Он, конечно, не красавец, – написала она, – но у него добродушное выражение лица. У него очень странная форма головы, и еще он склоне к тучности. Он напомнил мне моего дядю – так же громко разговаривает и много смеется. Он оказал мне честь, сказав, что у меня очень красивая шляпка. Надеюсь, мама будет рада. Ведь это та шляпка с розовыми перьями, которую она сделала для меня». Больше о герцоге Кларенском писать было нечего. Не станешь ведь рассказывать о том, как он громко разговаривал в церкви. Это вряд ли понравится папе, да и остальным тоже. Арабелла перечитала то, что она написала о герцоге, и поняла, что мама и сестры будут разочарованы. Тогда она добавила: «Леди. Бридлингтон говорит, что он не такой полный, как принц-регент или герцог Йоркский». На этой ободряющей ноте она закончила описание герцога и начала с красной строки:
«Я понемногу привыкаю к Лондону и уже знаю дорогу домой, хотя одна я, конечно, еще никуда не выхожу. Леди Бридлингтон посылает со мной лакея, как и говорил Бертрам. Но я вижу, что молодые девушки ходят по улицам одни. Наверное, потому, что они не из высшего общества. А я все еще боюсь сделать что-то не так – как, например, пойти по Сент-Джеймс-стрит, где расположены все мужские клубы. Но я надеюсь, что никто не узнает о моих страхах. Леди Бридлингтон устраивает вечер, чтобы представить меня своим друзьям. Я очень волнуюсь, потому что все гости очень важные особы. Софии будет интересно узнать, что лорд Флитвуд, с которым я познакомилась по дороге – об этом я писала вам из Грэнтхэма, – навестил нас как-то утром. Хотел узнать, как я устроилась. Это очень мило с его стороны Мистер Бьюмарис тоже приходил, но нас не было дома – мы выезжали в парк. Он оставил свою карточку. Леди Бридлингтон была вне себя от радости и не знала, куда эту карточку положить. Мне это кажется смешным, но я поняла, что здесь так принято, и вспомнила, что говорил папа о причудах высшего общества». Арабелле казалось, что она очень удачно избежала дальнейших упоминаний о мистере Бьюмарисе и, обмакнув перо в чернила, продолжала: «Леди Бридлингтон очень добра ко мне. А лорд Бридлингтон, как оказалось, очень хороший молодой человек, и совсем не распутный, как думал папа. Его зовут Фредерик. Он сейчас путешествует по Германии и посетил много знаменитых мест, где происходили военные сражения. Он пишет своей маме очень интересные письма. Я уверена, папе понравилось бы, потому что он рассуждает о чувстве долга и об ответственности, и о том, что это путешествие, хотя и долгое, помогло ему сделать для себя полезные выводы». На листе оставалось совсем мало места и Арабелла дописала мелко: "К сожалению, должна заканчивать, потому что не могу франкировать письмо. А за второй лист папе пришлось бы выложить шесть пенсов. Большой привет моим братьям и сестрам, и особенно моему дорогому папе.
Ваша любящая дочь Арабелла".
То, о чем написала Арабелла, конечно, заинтересует маму и сестер. А ведь о многом она умолчала! Трудно удержаться от соблазна и не похвалиться тем, что герцог сделал ей комплимент, невозможно не упомянуть о том, что настоящий английский пэр зашел навестить ее. А как не сказать хотя бы слово о знаменитом мистере Бьюмарисе? Но почему-то трудно признаться маме, что все здесь очень любезны и удивительно добры к ней, простой девушке из Йоркшира.
А это действительно было так. В магазинах на Бонд-стрит, во время прогулок в Гайд-парке, в придворной церкви, – везде леди Бридлингтон встречала своих друзей и никогда не упускала возможности представить им Арабеллу. И даже унылые вдовы, которые должны были бы и вовсе не обращать на Арабеллу никакого внимания, оттаивали при виде молодой девушки, улыбались, приглашали в гости. Некоторые знакомили ее со своими дочерьми, предлагали погулять с девушками в Грин-парке. Так что очень скоро Арабелле стало казаться, что у нее в Лондоне не меньше знакомых, чем у самой леди Бридлингтон. Молодые люди тоже не упускали случая пообщаться с Арабеллой. Очень часто в парке они подходили к карете леди Бридлингтон и заводили с ней и ее хорошенькой крестницей непринужденную беседу. А некоторые под самыми разными предлогами приходили к леди Бридлингтон прямо домой.
Леди Бридлингтон была несколько удивлена таким вниманием, но, поразмыслив немного, пришла к выводу, что это целиком ее заслуга. Именно она сделала Арабелле такую рекламу. Впрочем, в том, что эта девушка может очаровать любого муж чину, леди Бридлингтон не сомневалась с самого начала, как только увидела свою крестницу, ее идеальную фигуру, прекрасные черты лица. И еще у Арабеллы обаятельнейшая улыбка, и ямочки на щеках, такие милые и чуть-чуть озорные, могут свести с ума любого, самого бесчувственного холостяка, с завистью думала леди Бридлингтон.
Но как объяснить столь повышенный интерес и даже личные визиты некоторых знатных особ, которые раньше лишь изредка приглашали леди Бридлингтон на свои ассамблеи да приветствовали ее кивком головы, проезжая мимо в своих роскошных экипажах? Особенно удивляла леди Самеркоут. Она приехала в дом на Парк-стрит, когда Арабелла вышла на прогулку с тремя очаровательными дочерьми сэра Джеймса и леди Хорнси, и беседовала с любезной хозяйкой больше часа, восхищаясь ее крестницей, которую она видела в театре вместе с крестной.
– Замечательная девушка! – сказала она. – Прекрасно воспитана! В одежде и манерах нет ничего вызывающего.
Леди Бридлингтон согласно кивнула и хотела заметить, что плохих манер у Арабеллы просто и быть не может. Однако она, как всегда, долго собиралась с мыслями, и леди Самеркоут опередила ее.
– Наверное, из хорошей семьи? – спросила гостья будто между прочим, но ее пристальный взгляд был прикован к хозяйке.
– Конечно! – с достоинством ответила леди Бридлингтон – Очень уважаемая йоркширская семья.
Леди Самеркоут кивнула.
– Я так и думала. Прекрасные манеры. А какая скромность! Это мне особенно понравилось. Ни тени высокомерия! А ее платье! Это как раз то, что, по моему мнению, должны носить молодые девушки. Никакой вульгарности. А ведь сейчас это сплошь и рядом – каждая мисс, едва из школы, норовит нацепить на себя дорогие украшения. Как приятно видеть девушку, волосы которой украшает простой букетик цветов. Мой супруг был просто поражен. Нет, действительно, он буквально влюбился в нее. Дорогая леди Бридлингтон, вы должны привести ее на Гросвенор-сквер на следующей неделе. Ничего официального, вы же знаете: несколько друзей, ну, может быть, молодежь. Пусть потанцуют.
Видимо, это лестное для любого приглашение и было главной целью визита леди Самеркоут. Получив согласие леди Бридлингтон, она тут же ушла, оставив хозяйку наедине с ее мыслями. У леди Бридлингтон было достаточно проницательности, чтобы понять – это приглашение прозвучало неспроста и не являлось лишь знаком уважения к ней самой. Леди Самеркоут была матерью пяти взрослых сыновей, а имение семьи – и это знали все – было заложено на очень жестких условиях. Так что эта мать могла искать для своих отпрысков только богатых невест. Что же получается, думала леди Бридлингтон в полном смятении. Она, желая помочь Арабелле, перестаралась, слишком тщательно скрывая ее истинное финансовое положение? Но разве приходилось ей в разговоре с кем бы то ни было обсуждать вопрос о приданом ее крестницы? Наоборот, она точно знала, что никогда даже не упоминала об этом.
Достопочтенная миссис Пенкридж пришла к своей подруге, леди Бридлингтон, чтобы лично пригласить ее и Арабеллу на званый вечер. Извиняясь, она объяснила, что только лишь по вине ее нерасторопного секретаря письменное приглашение все еще не дошло до адресата. Об Арабелле эта дама говорила, пожалуй, еще более восторженно, чем леди Самеркоут.
– Очаровательна! Просто очаровательна! Она затмит всех красавиц Лондона! Эта естественность! Вас можно поздравить, моя дорогая!
Слышать такие отзывы было тем более приятно, что гостья не только считалась одной из влиятельнейших дам света, но и славилась своим острым языком. И еще леди Бридлингтон окончательно убедилась, что ее подозрения, возникшие после визита леди Самеркоут, напрасны. У Пенкриджев не было детей. Однако леди Бридлингтон, в адрес которой миссис Пенкридж не раз отпускала едкие замечания, недостаточно знала жизнь своей знакомой и понятия не имела о том, что у той есть племянник, мистер Хорас Эпуорт – единственный человек, к которому она питала хоть какие-то чувства.
Этот элегантный молодой человек, образ которого всегда дополняли бакенбарды, многочисленные брелоки, монокль и надушенный носовой платок, приехал недавно навестить свою тетушку. Это случалось очень редко, поэтому она, удивленная и растроганная, обещала выполнить любую его просьбу.
– Не могли бы вы сделать, мадам, так, чтобы я познакомился с одной пташкой, которая залетела недавно в ваши края? – прямо спросил племянник. – Чертовски хороша, говорят, да к тому же богатая наследница.
Миссис Пенкридж, сразу насторожившись, воскликнула:
– О ком ты говоришь, мой дорогой Хорас? Если ты имеешь в виду крошку Флинт, то у меня есть сведения…
– Да что вы, тетя! – прервал племянник и махнул белой холеной рукой. – У нее же не больше тридцати тысяч фунтов. Она и в подметки не годится той, которую я имею в виду. «Леди – тугой кошелек» – так ее называют.
– Кто же ее так называет? – недоверчиво спросила тетя. Мистер Эпуорт снова махнул рукой в ту сторону, где, по его мнению, должен был находиться север.
– Где-то там, мадам, в Йоркшире… или что-то вроде этого. В общем, на краю земли. Говорят, она дочь торговца шерстью или хлопком. И чертовски хороша! Но я, к сожалению, сам не видел!
– Первый раз слышу! Кто она? Кто сказал тебе, что она красива?
– Лорд Флитвуд вчера на вечеринке, – небрежно ответил он.
– Этот болтун? Советую тебе держаться подальше от подобных бездельников и кутил. Предупреждаю, ко мне можешь не обращаться. У меня нет ни гинеи. И мистер Пенкридж вряд ли сможет тебе. Он еще не забыл того, что было в прошлый раз.
– Познакомьте меня с этой красоткой, и я всем вам сделаю ручкой, мадам, – ответил мистер Эпуорт, сопровождая свои слова соответствующим жестом. – Вы ведь знакомы с леди Бридлингтон? Богатая наследница остановилась у нее.
Глаза миссис Пенкридж широко раскрылись от удивления.
– Если бы такая наследница действительно жила в доме Арабеллы Бридлингтон, об этом знал бы весь город.
– А вот и нет. Флитвуд сказал: красотка не хочет, чтобы о ней знали. Боится, что все бросятся ухаживать за ней из-за денег. Флитвуд уверил меня, что она очень красива. Фамилия – Таллант.
– Никогда в жизни не слышала такой фамилии!
– Ничего удивительного, мадам! Говорю же вам, она приехала откуда-то с севера.
– Я бы никогда не поверила этому Флитвуду!
– Не надо ему верить! – весело сказал мистер Эпуорт. – Он сам не знает этой фамилии. Поверьте мистеру Бьюмарису. Он знает.
В глазах тетушки появился настороженный блеск, и она быстро переспросила:
– Ты сказал Бьюмарису? – Мистер Эпуорт кивнул. – Значит, он подтверждает, что это правда? Она действительно красива и богата?
Племянник поморщился:
– Ну что вы, тетя… задаете такие вопросы! Если за нее ручается сам мистер Бьюмарис, разве может она быть какой-нибудь уродкой, да к тому же нищей?
– Не может, – серьезно согласилась она. – Ну, если так, и у нее нет никаких порочных связей, – это как раз то, что тебе нужно, мой дорогой Хорас!
– Именно об этом я и толкую, мадам!
– Надо пойти к леди Бридлинггон, – задумчиво произнесла миссис Пенкридж.
– Непременно! – поддержал ее мистер Эпуорт.
– Конечно, мне не очень хочется, ведь мы не особо близки. Но ради такого дела… В общем, можешь на меня положиться.
Вот почему миссис Пенкридж вдруг проявила внимание к леди Бридлингтон. А та, радуясь столь лестному для нее приглашению, поскольку до сих пор такая честь со стороны Пенкриджа и ей не оказывалась, тут же пригласила гостью на свой званый вечер. Миссис Пенкридж согласилась, одарив хозяйку едва заметной улыбкой, и добавила, что ее супруг тоже с удовольствием придет на эту встречу. А про себя заботливая тетушка уже думала, чем занять в этот вечер мужа, чтобы у нее появился предлог взять с собой племянника.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Арабелла - Хейер Джорджетт



Увлекательный сюжет, автор хорошо пишет.
Арабелла - Хейер ДжорджеттТатьяна
25.02.2012, 5.52





интересный роман красивые отношения как случайно услышанная фраза помогла соединиться двум сердцам
Арабелла - Хейер Джорджеттнаталия
29.02.2012, 9.55





мне очень понравился роман
Арабелла - Хейер ДжорджеттХорошаяЯ
23.08.2012, 19.35





Очень интересный роман
Арабелла - Хейер ДжорджеттАнна
9.12.2012, 9.57





Роман отличный, не затянутый, сюжет не новый, но подан интересно. Есть немного интриги. и главное: нет постельных сцен
Арабелла - Хейер ДжорджеттТаня
8.08.2013, 14.03





Ох и скукота!!! Еле до конца дочитала. Фуууу!!!
Арабелла - Хейер ДжорджеттКсения
27.12.2013, 14.32





Банально, скушно. Дочитала еле-еле.не советую тратить время.
Арабелла - Хейер ДжорджеттСветлана
28.12.2013, 7.55





Хороший роман. Интересно читается. Очень печально, что в наше время, все романы, в которых нет постельных сцен, считаются скучными. Уж не о повышенной ли интеллектуальности читательниц говорит сия статистика?
Арабелла - Хейер ДжорджеттЛида
30.09.2014, 14.11





Согласна со Светланой, скучно до невозможности. И дело не в отсутствии постельных сцен(лично я такие вещи вообще всегда пропускаю), а в самом сюжете книге. Очень печально, что в наше время, романы, в которых нет ни нормальной любовной линии, ни интересных героев, считаются хорошими. Уж не о повышенной ли интеллектуальности читательниц говорит сия статистика? )))
Арабелла - Хейер ДжорджеттМария
14.10.2014, 19.32





*в самом сюжете книги (ошиблась я там буквой)
Арабелла - Хейер ДжорджеттМария
14.10.2014, 19.48





Очень затянутые описания, которые не имеют смысла. Не берет за душу . Очень даже средненький роман. rnТамара
Арабелла - Хейер ДжорджеттТамара
17.04.2015, 22.19





Очень интересный роман. Мне понравился. Есть интрига и самое главное нет пошлости.
Арабелла - Хейер ДжорджеттАнастасия
11.02.2016, 22.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100