Читать онлайн Тень любви, автора - Хевен Констанс, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень любви - Хевен Констанс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень любви - Хевен Констанс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень любви - Хевен Констанс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хевен Констанс

Тень любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

В следующий понедельник Дэниел пошел в школу. Он был удивлен и обрадован оказанным ему приемом. Он знал, что ученики совсем замучили бедную Илспет, а вот его довольно строгое с ними обхождение завоевало уважение, и, похоже, они даже ценили его твердую руку и жесткую дисциплину. Через неделю, во вторник, в день, когда Кристина работала в клинике, Дэниел пошел туда, чтобы отдать ей книги.
Кристина только освободилась и вышла вместе с доктором Декстером. Они шли вдвоем и смеялись над каким-то забавным случаем из своей медицинской практики. Их свободная и дружеская манера общения вызвала у Дэниела чувство ревности и недовольства. Увидев Дэниела, Кристина сразу же остановилась. Доктор улыбнулся и почтительно кивнул Хантеру.
– Здравствуйте, молодой человек, – сказал доктор. – Вы, я вижу, вернулись к работе? Как самочувствие? Нет ли каких последствий?
– Спасибо, я в порядке, – сказал Дэниел.
– Прекрасно. Если возникнут проблемы, обращайтесь к нам с Кристиной. Ты идешь, Кристина? – спросил доктор Декстер.
– Идите. Мне нужно поговорить с Дэниелом.
– Тогда я прощаюсь с вами, – сказал Декстер. Он приподнял шляпу и ушел.
– Я не буду вас долго задерживать, – резко сказал Дэниел. – Я только хотел отдать вам книги.
– Как, вы уже все прочитали? Может быть, еще что-нибудь принести?
Кристина так мило улыбнулась ему, что все слова о невозможности существования между ними близких отношений, о чем Дэниел собирался сказать, начисто вылетели у него из головы. Он тоже разулыбался.
– Да, я не буду возражать, если вы еще что-нибудь выберете для меня. Я так благодарен, Кристина…
Кристина на минуту задумалась.
– Знаете, что мы сделаем. Я занесу вам книги прямо в школу.
– Я всегда свободен в обед. Может быть, мы даже… обсудим их…
– Я была бы рада. Я постараюсь найти время, хотя никогда не могу сказать, когда буду свободна. А сейчас я должна бежать. Если я опаздываю, дома очень волнуются.
Дэниел посмотрел ей вслед, пока она не скрылась за углом, а затем пошел домой. Он действовал против своей воли и был удивлен, что Кристина придет в школу. Это было бы слишком хорошо. Он считал, что должен играть в ее жизни совсем незначительную роль. Но зачем тогда она предложила увидеться? Он знал, что это безумие, но он все равно будет каждый день надеяться и ждать ее прихода.


По дороге домой, сидя в углу грязного кеба, Кристина думала о том, что теперь ее вольные дни закончились. Вернулась леди Кларисса, жизнь в доме Уориндеров потекла своим прежним руслом, и теперь Кристине совсем непросто было ускользнуть куда-нибудь. Ее постоянно спрашивали, где она была, что делала, и все это было вполне объяснимо, но тем не менее расстраивало Кристину. Нужно было нанести несколько визитов, принять гостей, организовать пару обедов – ежедневная рутина, которая была Кристине хорошо известна и которую она находила абсолютно пустой и бессмысленной. Чтобы куда-нибудь выйти, нужно было обязательно что-то придумывать, изворачиваться и даже лгать.
Но девушка очень хотела встретиться с Дэниелом, помочь ему, отдать ему хоть малую часть того, что у нее было. Кристина была уверена, что Гарет поддержал бы ее в этом стремлении. Желание помогать Дэниелу было постоянным, и Кристина никогда не переставала задавать себе вопрос, почему именно этот парень так привлек ее внимание.
Спустя несколько дней, когда часы на церкви пробили полдень, Дэниел вместе с детьми вышел в школьный двор. Илспет собрала вокруг себя самых маленьких учеников. Некоторые принесли в школу свой обед. Илспет тоже часто приносила кусочки пирога или покупала булочки, чтобы разделить это между теми ребятами, у которых ничего не было и которые жадно взирали на счастливчиков. В другом конце школьного сада собралась группа парней постарше, которые тузили друг друга, спорили и смеялись.
Этим утром не пришел в школу Дикки. Дэниел знал, что объявился его отчим, и это могло означать неприятности. Дэниел решил, что должен найти время и сходить к ним, чтобы выяснить, в чем дело. Когда он дошел до железных ворот, сердце его вдруг оборвалось. По ту сторону ограды стояла, неуверенно озираясь, Кристина. Одним прыжком он преодолел разделявшее их расстояние.
– Значит, вы пришли, – с радостью в голосе сказал Дэниел.
– Да, только я не могу задерживаться долго. Вообще-то я собираюсь идти на концерт вместе с кузиной Кларой и если я опоздаю, то она обязательно побежит к маме, чтобы объявить, что я не пришла.
Кристина доброжелательно улыбалась, глаза ее блестели, как будто во всем этом она видела только забавное приключение.
– За церковью есть маленький садик, куда я обычно хожу. Мы могли бы пойти туда, – предложил Дэниел.
– Хорошо. Только на десять минут, – сказала Кристина.
Дэниел взял Кристину под руку. – Пойдемте сюда.
В садике было очень мило. Посыпанная гравием извилистая дорожка. Несколько древних каменных плит, из под которых то там, то здесь пробивалась трава. Кое-где торчали головки редких цветков; яркое апрельское солнышко придавало им нежное сверкание, и когда не дул ветер, было тепло и пахло свежей землей и сладостью растущей зелени.
В конечном счете они пробыли здесь около получаса. И в это их первое свидание Кристина и Дэниел говорили только о Чарльзе Диккенсе и его «Оливере Твисте», который стал для Дэниела чем-то вроде открытия.
– Как такой человек, как Диккенс, знает так много о жизни бедняков? – удивлялся Дэниел.
– Он не всегда был богатым. Говорят, он жил в большой нужде, а когда обанкротился его отец, работал на фабрике. Он никогда не забывал о своей трудной жизни. Папа говорил, что он просил полицейских разрешить ему ходить с ними в Ист Энд, чтобы он в своих книгах мог достоверно описать трущобы и жизнь их обитателей.
– Я бы хотел когда-нибудь с ним встретиться, – сказал Дэниел.
– Может быть, однажды и встретитесь. Я знаю, что папа видел его на одном из обедов, на который он был приглашен.
Кристина принесла Дэниелу еще один роман Диккенса – «Дэвид Копперфилд», а также книги других авторов.
Кристина и Дэниел впервые говорили на равных. Они перебивали друг друга, сбивались в словах, узнавая друг о друге все больше и больше нового. Время пролетело незаметно. Часы в садике пробили полвторого, и Кристина испуганно сказала:
– Боже, Дэниел, я должна уже бежать. Я опаздываю…
– На следующей неделе я зайду к вам в клинику, – сказал Хантер.
– Да, приходите, – задыхаясь, сказала Кристина. – Тогда вы сможете сказать, понравились ли вам новые книги.
Илспет, уводившая детей в здание школы, увидела, как Дэниел машет кому-то у ворот. Увидела черную бегущую фигурку в развевающийся юбке и короткой жакетке. Сердце Илспет сжалось от чувства ревности. Ей никогда бы не пришло в голову, что это могла быть Кристина Уориндер. Пропасть между ними была слишком велика. Илспет попыталась взять себя в руки. Однажды она завоюет сердце Дэниела, а сейчас не станет опускаться до низкой ревности и вульгарного любопытства. В конце концов, Дэниел мог разговаривать со своей сестрой или одной из театральных подруг. Илспет с трудом улыбнулась подошедшему к ней Дэниелу. У него в руках была стопка книг, а из кармана торчал пакет с нетронутым обедом.
– Откуда такое богатство? – спросила Илспет.
– Мне только что принесли эти книги.
– Дэниел, мне кажется, что вы слишком много читаете, – менторским тоном сказала Илспет.
– Ерунда. Нельзя читать «слишком много»! Ведь только из книг можно правдиво узнать о разных людях и об окружающем нас мире, – сказал Дэниел.
– А я считаю, что об этом можно узнать и от людей, которые живут рядом с нами, – колко заметила учительница.
– Не совсем, Илспет, не совсем так. Иногда мне не хватает дня, чтобы узнать и попробовать то, что мне бы так хотелось. Тогда на помощь приходит книга.
А иногда не видишь того, что у тебя перед глазами, подумала Илспет, но разумно решила промолчать.
Кристина опустилась в кресло рядом с Кларой в тот момент, когда в театре уже стали поднимать занавес.
– Объясни, что с тобой происходит? – прошептала кузина. – Я тебя так долго ждала на улице…
– Извини, пожалуйста, – быстро ответила Кристина, но у нас произошла неожиданность. Лошадь подвернула ногу и упала прямо на дороге. И мне пришлось идти сюда пешком.
– Тише! Не разговаривайте, мисс! – зашипел кто-то позади девушек.
Клара и Кристина смущенно хихикнули, посмотрели друг на друга и устремили свои взгляды на сцену.
В перерыве Клара сняла голубые тонкие перчатки и протянула Кристине свою левую руку. На среднем пальце сверкал огромный бриллиант.
– Крис, тебе уже сказала леди Кларисса, что я помолвлена?
– Правда?! Вот здорово! Наверное, с Раймондом Дорианом? – спросила Кристина.
– А с кем же еще? Ты не жалеешь, что отказала ему? Честно говоря, перстень Клары показался Кристине слишком вульгарным. Было очевидно, что лорд Дориан хвастался своими деньгами.
– Ни капельки не жалею, – откровенно сказала Кристина. – Тебе не нужно об этом беспокоиться, Клара. Ни Раймонд, ни я не хотели нашей свадьбы. Надеюсь, что ты будешь счастлива.
– Конечно, я тоже надеюсь. Можешь не сомневаться, – уверенно сказала Клара.
– А когда же вы хотите пожениться?
– Мы еще не назначили точную дату. Но точно, что в этом году. Ты будешь одной из моих подружек?
– Не знаю. Может быть, я выйду замуж раньше тебя, – хитро сказала Кристина как раз в тот момент, когда раздались звуки музыки, приглашающие всех на второе отделение спектакля, и Клара не успела придумать достойный ответ.


Весь май в этом году был необычайно теплым и солнечным. Кристина и Дэниел продолжали встречаться раз или два в неделю. Чаще всего это происходило во время обеда и почти всегда в церковном садике. Однажды во время их свидания пошел дождь, и они спрятались в старой маленькой церквушке, где приятно пахло деревом. Кристина не бывала в доме на Райской Аллее, потому что не хотела встречаться с любопытным взглядом миссис Тэйлор и другими соседями. Кристина брала книги для Дэниела из отцовской библиотеки. Дэниел читал их так быстро, что Кристине не верилось, что он все понимает и запоминает. От чтения романов Диккенса он перешел к историческим и правовым книгам. Становясь ближе духовно, Кристина и Дэниел подолгу беседовали на самые разные интересующие их темы. Дэниел не очень любил рассказывать о себе, но постепенно Кристина составила кое-какое представление о его детстве, об ужасах приюта, где он жил, о тяжелых условиях на фабрике, которые он перенес благодаря врожденной выносливости и упрямой решительности, тогда как очень многие не выдерживали. Кристина узнала о доброте души Пру и Сэма Джессопов, которые спасли Дэниела от гибели. В свою очередь, Кристина подробно рассказывала о своем детстве в Брамбере, где она неустанно бегала, догоняя Гарри и Гарета. Дэниел начинал ненавидеть Гарета, ревновать его только потому, что они с Кристиной многие годы жили рядом, вместе играли. Дэниел считал, что и сейчас Гарет занимал в ее жизни много места и, вероятно, даже не осознавал, как он был счастлив.
Внезапно в начале июня встречи Кристины и Дэниела прекратились. У Маргарет раньше положенного срока родился ребенок. Телеграмма от Фредди звучала тревожно, и леди Кларисса срочно отправилась в Ингем Парк. Через несколько дней за ней последовали Кристина и мистер Уориндер.
Когда Кристина с отцом приехали, Маргарет лежала в спальне, она была очень слабая, но счастливая от того, что у нее появился сын – маленький, складненький комочек, сопящий и чихающий человечек, радость и гордость отца.
Фредди был безмерно счастлив и доволен, что стал отцом. Все в Ингем Парке занялись подготовкой будущих крестин Джона Эверарда. Мальчика назвали в честь двух дедушек, так захотела Маргарет. Кристина подумала, что Фредди вроде как был ни при чем и не имел права голоса. Кристина была в Ингем Парке целую неделю, разъезжая с Фредди по его имению, слушая его полные энтузиазма рассказы о коровах, свиньях, лошадях, о новой породе овец, выведенных им самим, и прививках телятам.
Кристина начинала подумывать, что имела о своем зяте неверное представление. В вещах подобного рода он был настоящим хозяином. Глядя на их с Маргарет отношения, на то, как он качал сына, Кристина испытывала зависть, потому что у сестры было все то, о чем она мечтала. Эти мысли заставили Кристину поторопиться с возвращением домой, ей хотелось поскорее вернуться к той жизни, которой она жила.
– Крис, ты же знаешь, что мама планирует по случаю дня рождения Гарри грандиозное торжество? – сказала однажды утром Маргарет. – Осталось не больше месяца.
– Да, конечно. А ты сможешь приехать, сестричка? Тебе разрешат врачи? – спросила Кристина.
– Я постараюсь. Врач говорит, что я уже скоро смогу вставать. Я ни за что не хочу пропускать такого праздника! Я уж придумаю себе бальное платье. Конечно, я не могу жить без маленького Джона, но не могу передать тебе, как я счастлива, что осталась такой же стройной. Доктор говорит, что год или два нам нельзя иметь пока детей. Поэтому я успею купить себе полностью новый гардероб!
– А Фредди не будет возражать? – поинтересовалась Кристина.
– Возражать? Против чего?
– Ну, чтобы не иметь детей… – немного стесненно сказала Кристина.
– Ах, это! – Маргарет бросила на сестру лукавый взгляд и рассмеялась. – С Фредди я все улажу. Крис, а ведь что касается бала, это же и твой день рождения! Ты не забыла?! Что ты наденешь?
– Я не думала об этом еще. Как-то не придала этому значения. Наша мама всегда считает важным только то, что касается Гарри. Она говорит, что я должна быть в белом платье, а я ужасно не хочу. Мне не хочется быть похожей на школьницу-переростка!
– Тогда скажи мне, чтобы тебе хотелось надеть? Я постараюсь уговорить маму. Она всегда прислушивается к моему мнению. Как ты думаешь, ради такого праздника Гарет приедет из своей Шотландии?
– Не знаю. Надеюсь. Мне кажется, что я не видела его уже целую вечность. – Кристина встала и подошла к окну, где была видна прелестная зеленая лужайка, усаженная бледно-желтыми розами. – Гарет в последнее время очень занят работой и, похоже, обо мне совсем не вспоминает. Он, по-моему, привык, что я всегда думаю о нем, и считает меня чем-то само собой разумеющимся.
– Крис, ты не жалеешь, что отказала тогда Дориану? Теперь он попался в сети Клары.
– Ну что ты, Маргарет! Я говорила папе, что если Раймонд будет настаивать на свадьбе, ему придется в таком случае силой вести меня к алтарю! Просто… Я не знаю… Может, я не права…
– Кристина, ты кого-то встретила? Что тебя беспокоит? Кристина удивленно посмотрела на старшую сестру.
– Нет, конечно. Для меня никогда никого не существовало, кроме Гарета. Но ты же знаешь условие папы: никакой публичной помолвки до конца этого года. Иногда мне кажется, что это целая вечность.
– А тебе бы хотелось увидеть Гарета на белом коне, приехавшего за тобой из Шотландии, чтобы увезти тебя с собой, как это описывают в романах?
– Может быть. – Кристина рассмеялась. – Он будет с мечом в одной руке и с докторским чемоданчиком в другой! Ты так добра ко мне, Маргарет. Расскажи мне, пожалуйста, о своем новом бальном платье…
И они пустились в милую болтовню о ценности шелка и атласа, важности кружев и шитья.
На следующий день Кристина с родителями вернулась домой и окунулась в приготовление бала. Ей приходилось помогать своей матери и поэтому только через неделю удалось вырваться в клинику. Кристине было очень интересно, что подумал Дэниел, когда она в очередной раз не пришла в церковный садик. И хотя она предупредила доктора Декстера, что будет какое-то время отсутствовать, у нее не было никакой возможности увидеться с Дэниелом. У Кристины было нехорошее чувство, ведь он мог решить, что она просто не хочет его видеть.
И Кристина оказалась права. Именно так Дэниел и подумал, когда прошла неделя, а потом еще две без единой весточки. Пока однажды Дэниел не взял книги и не пошел в клинику, где столкнулся с Мартой Хаттон. В отличие от своей сестры Деборы, Марта никогда не симпатизировала Кристине, считая ее слишком испорченной и гордой, Марта не одобряла свободной манеры общения Кристины с доктором Декстером. При встрече Марта холодно посмотрела на Дэниела.
– А зачем вам, сэр, мисс Уориндер? – звонко спросила Марта. – Она приходит и уходит, когда ей вздумается. Насколько я знаю, она уехала на несколько недель. Наверное, появится, когда ей это будет нужно. Если вы хотите ей что-то передать, то оставьте мне письмо, а я отдам ей, когда Кристина появится.
– Нет, благодарю, не надо, – сказал Дэниел, мгновенно воспротивившись покровительственной манере Марты. – Я сам верну ей эти книги.
– Пожалуйста, как хотите, только вам придется слишком долго ждать, – холодно сказала Марта и, повернувшись к нему спиной, пошла вверх по ступенькам.
Дэниел пошел к себе домой, положил книги на полку и хотел было сходить в библиотеку Ассоциации Рабочих, как вдруг к нему пришел Уилл Сомерс.
– Привет! – весело поздоровался Сомерс. – Что, твоя знатная дамочка дала тебе от ворот поворот? Мой друг, ты еще слишком молод и неопытен. Все женщины одинаковы, они сладки как мед до поры до времени, а потом в какой-то момент сладость исчезает, и они оставляют нас ни с чем.
– Я не понимаю, о чем ты, Уилл, черт побери, – проворчал недовольный Дэниел.
– Да, ладно, – не унимался Уилл. – Я не слепой, да и другие заметили, даже некоторые из Лиги интересуются, с кем это ты завел шашни. С кем ты проводишь столько времени в церковном садике за школой, а?
– Кажется, я не должен отчитываться перед ними о том, как я провожу свое личное время, – зло ответил Дэниел, – и перед тобой тоже.
– Может, и так, – продолжал Сомерс, – но страсти-то накаляются, и если ты со всеми, то очень скоро понадобится и твое плечо. Ты же понимаешь, о чем я говорю?
– Когда придет время, я буду готов, – резко сказал Дэниел. – Это их мистер Наджент – не Бог весть какой ангел! Мне еще нужно найти что-то, за что можно будет зацепиться…
Дэниела очень рассердило то, что об их с Кристиной встречах шли сплетни и грязные разговоры. Он мог бы догадаться, что информация шла от Уилла Сомерса, который не мог держать язык за зубами и которому не терпелось на кого-нибудь иметь компромат. Дэниел стал перебирать книги. Когда Дэниел вышел на улицу перед ним возникло бледное, точно привидение, все в слезах личико.
Дэниел узнал Дикки. Он ведь собирался поинтересоваться, что произошло с мальчиком, а потом, занятый своими делами в последние несколько недель, так и не зашел проведать парня.
Дэниел спросил:
– Что с тобой, Дикки? Почему ты плачешь? Чем я могу помочь?
Мальчик жалобно взглянул на Дэниела, попытался что-то произнести, но не смог, а только горько заплакал. Дэниел взял его за руку и с тяжелым предчувствием пошел к нему домой.


Это был как раз тот день, когда Кристина восстала против матери, отвоевав свой день работы в клинике.
– Мама, это всего лишь день в неделю, я пообещала им и я не откажусь от своего слова даже ради Гарри. Впереди еще несколько недель, а уже столько шума и хлопот.
Леди Кларисса продолжала возражать, но Кристина стояла на своем. Доктор Декстер обрадовался, увидев Кристину.
– Кристина, добрый день! Долго же тебя не было. У нас без тебя сплошной завал. Лето – всегда такой тяжелый период. Люди идут без остановки, бесчисленные инфекции…
В обеденное время Кристина побежала к школе. Не увидев Дэниэла, она позвала Илспет, чтобы спросить, где он мог быть.
– Он скоро вернется, мисс Уориндер. Дэниел куда-то ушел. Мне передать, что вы приходили?
– Да, спасибо, если вам не трудно…
Илспет посмотрела Кристине вслед. Она подумала, что вполне возможно, что тогда она видела их вдвоем. Разве это в конце концов было так уж невозможно? Илспет испытала огорчение и злость. Зачем она сюда приходит, о чем они разговаривают с Дэниелом, думала учительница. Неужели ей не достаточно ее роскошных нарядов и привилегий, а нужно еще иметь власть над Дэниелом? Когда Дэниел вернулся в школу, она намеренно ничего не сказала о приходе Кристины.
К концу дня, когда Дэниел так и не предпринял попытки встретиться с ней, Кристину охватило чувство разочарования и беспомощности. Если она совсем ничего для него не значит, то пусть это станет концом их отношений.
Она решила не пытаться самой с ним увидеться, как вдруг вспомнила о книгах, которые у него остались. Прошлый раз Кристина отдала Дэниелу те издания, которые только что пришли из магазина. И если отец спросит, где они, как он уже пару раз делал, ей нечего будет сказать. И Кристина решила отправиться на Райскую Аллею.
На улице застыла все расплавляющая июньская жара. Несмотря на погоду, на улице было полно народу. Кристина с трудом протиснулась между рядами уличных торговцев.
На крыльце дома Кристина увидела миссис Тэйлор, которая убирала вокруг крыльца. Увидев Кристину, женщина оперлась на метлу и с любопытством посмотрела на девушку.
– Если вы ищете Дэниела, то его сейчас нет дома. Он ушел в больницу, – сказала миссис Тэйлор.
– Кто-то заболел? Наверное, Дикки?
– Нет, не мальчик. Его мама. Она очень плохо себя чувствует. Мальчик прибежал вчера поздно вечером и позвал Дэниела. Дэниела не было полночи. Не знаю, в чем там дело, но когда он сегодня пришел из школы, то снова отправился в больницу. Даже не поел. Вы, мисс, подождете его?
Кристина задумалась, не зная, как ей поступить.
– Мне нужно переговорить с Дэниелом всего несколько минут…
– Тогда заходите в дом, выпейте чашечку чаю. Я поставила чайник. Думаю, Дэниел скоро придет.
Кристина выпила с миссис Тэйлор чая, рассказала ей о своей сестре и ее малыше Джоне.
– Теперь понимаете, почему мне пришлось задержаться в Игнем Парке? – спросила Кристина.
– Конечно, – сказала миссис Тэйлор и посмотрела на девушку. – Это же ваша родная сестра. Я так и думала, что-то произошло. Дэниел первые дни был сам не свой, похудел, осунулся, стал неразговорчив. Идите теперь к нему в комнату, мисс. Он вот-вот появится.
Комната Дэниела была такой же милой и опрятной, какой ее и запомнила Кристина. На комоде лежали ее книги, а рядом листок с записями Дэна. Очевидно, он делал выписки. На стене был написанный Карлом портрет Кейт, а рядом – портрет ее самой, сделанный, очевидно, так, что она сама и не подозревала, что ее рисуют. На портрете Кристина улыбалась и смотрелась очень счастливой. Было впечатление, что ее портрет был когда-то сильно измят, а потом вновь разглажен и возвращен на место.
В комнате было жарко, и Кристина почувствовала, как по спине под летним легким платьем катится струйка пота. Она распахнула окно и подставила лицо чуть прохладному ветерку.
Книги Дэниела лежали в небольшом книжном шкафчике, который он, очевидно, сделал сам из деревянного ящика. Кристина просматривала некоторые из книг, когда вдруг услышала быстрые шаги. Кто-то вошел в комнату. Это был Дэниел, который смотрел на девушку так, как будто он не верил своим глазам.
– Значит вы вернулись.
– А вы думали, мы больше не увидимся?
– Я не знаю…
И медленно, будто в замедленном кадре, они двинулись навстречу друг к другу. Его сильные руки обняли ее, и он нежно прижал ее к себе. Кристина закрыла глаза, она испытывала блаженство и покой, как будто они вот так стояли всю жизнь. Потом Дэниел разжал свои объятия, и Кристина отступила от него на шаг.
– Я просматривала ваши книги, – дрожащим голосом сказала девушка.
– Сэм дал мне их, когда я уходил пешком в Лондон. Сэм хранил эти книги со времен своего детства.
– Что произошло? – спросила Кристина. – Миссис Тэйлор сказала, что случилась беда с мамой Дикки. В чем дело?
– Дикки прибежал ко мне прошлой ночью. В общем, его мама умерла…
Дэниел провел ладонью по лицу, будто стараясь что-то стереть, а потом повернулся к окну и тихо стал рассказывать.
– Когда я туда пришел, она лежала на полу. Она вся была синяя от побоев. Очень много было крови. Дикки был в таком состоянии, что не мог произнести ни слова. Похоже, его мать была беременна, отчим решил, что она в его отсутствие завела любовника. Произошла ужасная сцена ревности, он стал избивать женщину. Мальчик пытался по мере своих сил остановить отчима, но тот так сильно отшвырнул Дикки, что он ударился о стену. Мать Дикки попыталась убежать, но муж догнал ее и стал бить еще сильнее. Наверное, он подумал, что женщина мертва, и, схватив сумку с едой, убежал из дома. Дикки попытался поднять маму, но она была слишком тяжела для него, поэтому он положил ей под голову подушку, а сам побежал за мной.
– И что вы сделали? – прошептала Кристина, шокированная ужасом всего происшедшего.
– О, Боже, я не должен был все это вам рассказывать, – сказал с горечью в голосе Дэниел.
– Нет, должны, – жестко сказала Кристина. – Я хочу знать, что было потом.
– Да больше рассказывать нечего. Она еще дышала, я сделал то, что мог, – отнес ее в больницу. Там у меня ее забрали. Но ночью врача не было, а утром, когда он пришел, было уже поздно… Через несколько часов мать Дикки умерла…
– О-о, бедная женщина, – выдохнула Кристина. – А что же будет с Дикки?
– Именно это я и пытаюсь выяснить. Кажется, у его матери была старшая сестра, но они не очень-то дружили. Полиция нашла ее, и сегодня вечером она приехала. Наверное, она заберет мальчика.
– Может быть, так оно и лучше, – тихо сказала Кристина.
– Возможно, но, похоже, что Дикки очень напуган. Не знаю, почему.
Он схватил меня за руку, будто я был его последней надеждой. И я попросил эту женщину хотя бы на несколько дней взять его к себе, но комиссар полиции сказал, что по закону его опекуном является тетя. Я заикнулся о школе, но женщина сказала, что Дикки уже слишком взрослый для учебы и у нее нет лишних денег на бесполезные книжки. Вся ее забота, похоже, сосредоточилась на тех скудных пожитках, которые остались после сестры.
– Полиция будет искать того человека, который ее убил?
– Сомневаюсь. Он ведь никого не ограбил. Он напал не на какую-то значительную личность, а избил до смерти бедную женщину, которая думала, что любит его и решила родить ему ребенка. – Дэниел вдруг со злостью стукнул кулаком по столу. – Таких вещей нельзя допускать. Никто ничего не сделал, чтобы прекратить это. Всем все равно. Они приняли ее в больнице так, как будто она все еще страдает заболеванием легких. Она не могла работать, хотя делала все, что могла, чтобы выделить пенни на обучение Дикки. Ей не к кому было обратиться за помощью, некому было защитить ее от жестокости человека, который называл себя ее мужем. У нас плохие законы. И знаете, что происходит? Те, кто должен решать такие дела, толстеют и становятся с каждым днем ленивее, в то время как другие не имеют права поднять голос в свою защиту. Нам нужны новое общественное сознание, новые законы, новая власть. И клянусь – я найду способ сделать это, даже если на это уйдет вся моя жизнь. Я виноват не меньше других. Я догадывался, что что-то случилось, но был так занят своими делами, что не сходил и не выяснил, что же происходит в семье Дикки.
– Это не так, – возразила Кристина.
– Так, – Дэниел улыбнулся. – Мне не надо было все сваливать на вас. Когда миссис Тэйлор сказала, что вы пришли, я только хотел сказать вам, как я рад, потому что боялся услышать, что с вами случилось что-то страшное, или, что еще хуже, что вы не хотите меня видеть.
– Все произошло так быстро, что у меня не оказалось времени предупредить вас, – поспешно объяснила Кристина. – У моей сестры родился ребенок. Раньше, чем все ожидали. И в доме все встало вверх дном. А сегодня днем я заходила в школу, но встретила только Илспет.
– Она, наверное, забыла мне передать.
– Дэниел, я бы еще хотела побыть с вами и поговорить, но не могу. Если я опоздаю домой, мама немедленно вообразит, что меня похитили или убили.
– В таком случае, я провожу вас. Пока не увижу собственными глазами, что вы благополучно сели в кеб.
Они вместе спустились по лестнице, и по дороге Дэниел рассказал Кристине о Кейт.
– Девушка, которая должна исполнять главную роль, еще не поправилась, поэтому роль Титании будет исполнять Кейт.
– Она, наверное, очень счастлива. Я скажу об этом Гарри.
– Мистер Кин изменил ей имя. В театре ее теперь зовут Кейт Льюис. Не понимаю, зачем это. Никогда не пойму актеров.
Кристина засмеялась и прижала к себе руку Дэниела.
– Это часть тайны. Им нравится скрывать свои имена. Когда Дэниел подсаживал ее в кеб, Кристина наклонилась к нему и сказала:
– Я, может быть, не смогу очень часто приходить на следующей неделе. В доме все с ума посходили из-за дня рождения Гарри.
– А разве это не ваш день рождения тоже?
– Да, похоже, и мой. Но я никогда не думала об этом.
Дэниел на мгновение задержал ее руку, затем поцеловал ее выше края тонкой кожаной перчатки. От этого уже знакомого прикосновения по телу Кристины пробежала дрожь. Потом Дэниел отпустил руку Кристины и закрыл дверцу. Кеб тронулся.
Кристина сидела молча, еще ощущая прикосновение его губ на своей руке. Ей было очень жарко от воспоминаний об этом. Что с ней происходит? Она не любит Дэниела, она не может его любить. Она любит Гарета, и всегда любила. Она выйдет за него замуж, она уже представляла их совместную жизнь. Хотя сейчас… Она должна забыть об этом, выбросить Дэниела из головы. Их отношения ничего не значат. Просто ей жаль его, она хочет ему помочь. А он выражает ей свою трогательную благодарность.
На день рождения Гарри из Эдинбурга приедет Гарет. Он будет рядом – сильный, уверенный в себе, спокойный. Кристина вдруг почувствовала, как скучает по нему. Когда он будет рядом, все эти странные мысли рассеются. Она расскажет ему о Дэниеле, и они попросят отца позволить официально объявить о помолвке. Ведь ей уже двадцать один, и отец не сможет ей перечить, поэтому Кристина и Гарет поженятся к концу этого года. Разве не этого она хотела больше всего?! А если это так, почему же ей кажется, будто это тюремная дверь захлопывается за ней, лишая ее той новой жизни, которую она только что начала открывать для себя?




Часть III
ЭВЕРАРД
1852



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень любви - Хевен Констанс


Комментарии к роману "Тень любви - Хевен Констанс" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100