Читать онлайн Тень любви, автора - Хевен Констанс, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень любви - Хевен Констанс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень любви - Хевен Констанс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень любви - Хевен Констанс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хевен Констанс

Тень любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Был мартовский вечер, и Дэниел направлялся к ресторану «Петух и Фазан», чтобы, как обещал, встретить Кейт после выступления. Он не видел сестру уже около двух недель. Кейт оставила у миссис Тейлор записку, где сообщала, что у нее есть для него что-то важное, и спрашивала, не поужинает ли он с ней в ее комнатке на Вайнер-Стрит. Дэниелу было интересно, что же это за важный разговор, который сестра ему приготовила. Он всегда очень остро ощущал ответственность за судьбу сестры, которая часто повторяла, что сама будет впредь распоряжаться своей жизнью.
Ночь была холодной, с резким, пронизывающим ветром, но в воздухе уже чувствовался запах весны. По пути Дэниел думал о том, что в ближайшее время им обязательно нужно будет отправиться за город, взять с собой еды и отдохнуть, например, где-нибудь у реки.
В этот вечер Дэниел был доволен жизнью и собой. Все шло своим чередом. Сэм порой говорил, что иногда, когда испытываешь полную уверенность в себе, то неожиданно можешь предпринять неверное решение и ошибиться в чем-нибудь важном.
И все-таки, думал Дэниел, Сэм преувеличивал. В школе у Дэниела все было замечательно. После Рождества пришли несколько новых учеников. Может быть, ребят привлекли разнообразные игры, которые Дэниел постоянно затевал с детьми в перерывах между уроками? Проблемы, конечно, были, особенно со старшими учениками, но у Хантера была твердая рука, он не боялся применять иногда физические наказания. В большинстве своем ученики любили и уважали Дэниела. Мистер Браун и мистер Глоссоп были им довольны и даже написали Сэму и Пру слова благодарности за то, что порекомендовали им Дэниела Хантера.
В других вопросах у Дэниела все складывалось также успешно. Он был принят в члены Ассоциации рабочих, часто выступал на собраниях и даже опубликовал несколько коротких статей в газетах-листовках. Единственное, что он скрывал от методистов и от церкви, – его редкие посещения собрания групп революционеров.
Во-первых, среди них были одни иностранцы, собиравшиеся тайно и бесконечно спорившие о жестокости и революции, и никак, казалось, не желавшие понять, что англичане иначе устроены. Англичане не взрываются моментально при первых признаках несправедливости, не бросают немедленно в своего врага бомбу. Они не пускаются в кровавую конфронтацию, что обычно заканчивается нарушением порядка и спокойствия. Однажды, предполагал Дэниел, он сам возглавит партию, которая будет точно знать, что делать и как действовать. Но это случится нескоро, а пока он ходит на митинги, посещает собрания, говорит мало, а больше слушает других.
Единственным человеком в его маленьком окружении, с которым Дэниел не знал, как себя вести, была Илспет. Он виделся с ней ежедневно, поскольку она была дочерью мистера Брауна и его непосредственной коллегой. Дэниел был вынужден общаться с ней, предлагая ей свою помощь. Он относился к ней чисто по-дружески.
Но дело было в том, что Илспет казалось, что дружбы было недостаточно. Она не была самоуверенной, никогда не считала себя привлекательной и сама не осознавала, почему Дэниел виделся ей более интересным, чем другие мужчины, с которыми ей приходилось общаться в обыденной жизни. Она не замечала, как старается ему помочь, сделать что-то ради его блага, и вообще, что бы она ни делала, было неким образом связано с Хантером. Она отказалась от любимых ею конфет и шоколада ради сохранения стройной фигуры, дважды в неделю она завивала волосы, следила, чтобы ее белая блузка и прямая юбка всегда безукоризненно сидели на ней.
Илспет приносила Дэниелу кусочки домашнего пирога или торта с кремом, а он, в свою очередь, небрежно благодарил ее, не понимая, зачем она все это делает. Его никогда не привлекали прогулки с девушками, он считал большей пользой провести вечер за чтением книжки. Илспет однажды увидела Кейт и хотя не подала виду, но моментально испытала к ней чувство неприязни, находя ее броское платье слишком вульгарным, а театральные манеры просто неприличными.
Кейт же, увидев Илспет, хитро сказала брату:
– Будь осторожен, Дэн. Не успеешь оглянуться, как эта девчонка свяжет тебя по рукам и ногам, и ты неподвижно будешь валяться у ее ног!
– Какая чепуха! Просто я должен с ней работать. Знаешь, Илспет очень умная девушка. В торговом бизнесе она правая рука отца. Она к тому же ведет все бухгалтерские книги.
– Вот и смотри, чтобы она за тебя не взялась, братец! Конечно, это было глупо, но Дэниел принял слова сестры близко к сердцу. Бедняжка Илспет не выдерживала никакого сравнения с Кристиной. Дэниел не видел Кристину со времени их последней встречи, но в его памяти Кристина осталась такой же желанной и такой же недосягаемой. Один или два раза, хотя он и не признавался самому себе, он проходил мимо клиники в надежде хотя бы мельком ее увидеть или ненавязчиво интересовался о ней у Дикки, мать которого вышла из госпиталя и теперь посещала доктора Декстера в клинике.
Дэниел свернул в темную аллею, освещаемую единственным фонарем, висящим над дверью ресторана, и увидел экипаж и молодую женщину, которая отбивалась от кого-то, кто пытался затащить ее в экипаж. Было заметно, что она серьезно сопротивлялась. Дэниел ускорил шаги и, только подойдя ближе, понял, что этой женщиной была его сестра Кейт.
– Что, черт возьми, происходит? Что вам от нее нужно?
Дэниел схватил мужчину за плечо, резко повернул к себе и так сильно ударил, что тот попятился назад, споткнулся о выступ мостовой и, не удержавшись, упал на грязную мостовую.
Дэниел повернулся к сестре.
– Кейт, с тобой все в порядке?
– Да, да, – задыхаясь от волнения, ответила девушка, поправляя одежду. – Слава Богу, ты пришел вовремя. Это просто счастье, что ты оказался рядом!
Нападавший мужчина поднялся на ноги и достал платок, чтобы вытереть бежавшую из разбитой головы кровь. И тут Дэниел увидел, что это был не кто иной, как Раймонд Дориан. Дэниел чуть не выругался.
– Мне казалось, сэр, я предупреждал вас, чтобы вы держались подальше от моей сестры!
– Бог свидетель – ты мне за это заплатишь, – пробормотал Дориан.
– Пойдем, Дэниел, оставь его, – настойчиво сказала Кейт, потянув брата за рукав.
– Пойдем? – неуверенно переспросил Дэниел. – Думаешь, с ним будет все в порядке?
– Какое нам до него дело? – недовольно сказала Кейт. – Может, это послужит ему хорошим уроком.
Дэниел последовал за сестрой, и они быстро вышли из боковой аллеи на главную улицу.
Кебмен открыл перед Раймондом дверцу, помог ему сесть, а потом, воровато оглядевшись, залез на свое место.
– Я знаю двоих парней, которые могут превратить этого смельчака в месиво, если вы этого захотите, сэр, – сказал кебмен.
С минуту Раймонд непонимающе смотрел на кебмена, раздумывая, пока до него дошел смысл сказанного.
– Где они, эти парни? – спросил Раймонд.
– Недалеко отсюда, в пивной за углом.
– Отлично. Вези меня к ним, – скомандовал Раймонд.
С начала года для Раймонда все складывалось как-то неудачно. Его отец был недоволен крахом планов на женитьбу, и теперь у Раймонда были проблемы еще с долгами. Гарри, который часто составлял ему компанию в увеселительных забавах, стал каким-то равнодушным и постоянно ссылался на необходимость работать. Желание Раймонда доказать Кейт, что он имеет на нее права, было близко к осуществлению: сегодня он бы запросто получил эту упрямицу, но помещал ее необузданный брат. Естественно, он жаждал мести, а тут представилась отличная возможность. Раймонд подождал в экипаже, пока кебмен исчез в темном проходе какого-то подземного винного погребка, а потом появился с двумя неряшливо одетыми парнями, которые вызвали у Раймонда сомнение и опасение.
– Джо сказал, что вы нас искали, – грубым прокуренным голосом сказал один из них.
– Да, искал, – ответил Раймонд, приняв окончательное решение. – Садитесь рядом. Я хочу с вами поговорить.


– Боюсь, ты лишь наживешь себе опасного врага в лице Раймонда Дориана, – сказала брату Кейт, когда они быстро шли в сторону Вайнер-Стрит.
– Не бойся. Что он мне может сделать? Он меня боится.
– Не знаю, Дэн, – с тревогой в голосе отозвалась Кейт, – но у таких людей есть деньги, а это дает им власть.
– Не волнуйся, я буду осторожен, – беспечно сказал Дэниел.
– Постарайся, Дэн, прошу тебя!
– А что же за особенную новость ты для меня приготовила?
– Я расскажу тебе за ужином.
Дэниел и Кейт вместе поднялись по ступенькам и весело пожелали доброй ночи Карлу, которого встретили на площадке у двери комнаты Кейт. Дэниел видел этого человека и раньше. Он иногда посещал собрания Коммунистической Лиги. Внешне он совсем не был похож на революционера.
Когда Дэниел сказал свое мнение о Карле сестре, она долго смеялась.
– Карл – добрейший из всех людей. Он никому не причинит боли, даже муху не обидит. В моей комнате однажды в углу сидел огромный паук, так Карл отказался его убить. Вместо этого он просто поймал его своим носовым платком и вынес на улицу. Представляешь?
Затем Кейт принялась готовить ужин. У нее была маленькая плитка, на которой она всегда что-то стряпала. Кейт вскипятила воду и в двух китайских чашечках приготовила какао. Они с удовольствием запили им две большие печеные картошки, купленные у старика на углу Вайнер-Стрит, старик-продавец достал картошки прямо из огня и вместе с небольшими кусочками масла продал их Кейт по полпенни за каждую. И в довершение всего Кейт достала из шкафчика большой кусок ароматного сыра и нарезала его тонкими ломтиками.
– Ну, это целый пир, – сказал Дэниел, откинувшись на спинку стула. Он смотрел на сестру и думал о том, какой же она была хорошенькой в неярком свете лампы с круглым стеклянным плафоном. – Что же мы празднуем, сестричка?
– Я думала, ты догадаешься. Я ухожу из ресторана и возвращаюсь в театр!
Дэниел не ожидал это услышать.
– Но почему? Что-нибудь случилось, Кейт? Когда ты это решила?
– Ну, это частично была моя удача, частично просто счастливый случай, – загадочно начала Кейт. – Я узнала, что труппа мистера Кина возвращается в Королевский театр, я пошла туда повидаться с некоторыми своими друзьями и услышала сплетни. Так вот, они репетируют «Сон в летнюю ночь» Шекспира, и девушка, которая играет Титанию, это царица эльфов, помнишь, Дэн? – Дэниел не знал, но утвердительно кивнул. – Так вот, она во время репетиции, спускаясь с лестницы, повредила ногу. Я подумала, что это может стать моим шансом! Я вспомнила, что исполняла эту роль у Родди, и поэтому, собрав все свое мужество, направилась прямо в кабинет мистера Кина!
– И что же он тебе сказал? Кейт поморщилась.
– Там была миссис Кин, а она всегда меня недолюбливала, да и мистер Кин был очень недоволен, когда в прошлом году я не поехала с ними на гастроли, но через некоторое время они оба стали поприветливее. Он, конечно, не дал мне роли царицы эльфов, но сказал, что ему нужен кто-нибудь для исполнения песен, а их в пьесе очень много. Ну, как бы там ни было, Кин предложил мне исполнять все песни, а также сыграть эпизодическую роль царицы эльфов.
– Ну и ты довольна, Кейт?!
– Довольна ли я? Я безумно счастлива!
Кин мне будет платить немного, меньше, чем в ресторане, но ведь это для меня не главное, пойми, Дэниел! О, Дэн, я так хочу играть! Я всегда хотела этого больше всего на свете. Я уверена, что потом у меня будут другие роли, лучше, больше, интереснее!
Эта страстная любовь Кейт к сцене Дэниелу была непонятна.
– Кейт, ты уверена, что театр – это все, что тебе нужно больше всего в жизни? – спросил Дэниел.
– Ну, конечно же, милый! Я не хочу всю жизнь петь глупые песенки для развлечения пьяной публики, хотя мне и нравилась моя работа в ресторане, в последние несколько месяцев я многому научилась. Научилась заставлять людей смеяться и плакать. Я знаю, что могу заинтересовать зрителей просто одна, без чьей-либо помощи, а это очень важно для меня!
Кейт говорила так уверенно и с энтузиазмом, что Дэниел тоже порадовался за сестру.
– Тебе, наверное, сестричка, необходимо подыскать другую комнату, поближе к театру.
– Может быть. Я пока об этом не думала. Мне и здесь пока хорошо. Некоторые из нашей труппы говорили, что на Говер-Стрит сдаются комнаты, а это совсем недалеко от театра, но я еще не знаю. Я не хочу пока туда переезжать. Мне очень нравится моя независимость.
Эта независимость, подумал Дэниел, может только навредить ее безопасности, но разговор об этом сейчас не стоило затевать в очередной раз, все равно Кейт не согласилась бы с его доводами. Дэниел еще некоторое время посидел у Кейт, рассказал ей о своей работе в школе, о приехавшем в Лондон Карле Марксе, о коммунистах. Кейт только смеялась и говорила, что не верит, что возможно изменить весь мир. Потом она стала убирать со стола посуду и лукаво посмотрела в сторону брата.
– Интересно, ты больше не встречался с мисс Кристиной Уориндер? – спросила девушка.
– Нет… С какой стати? А почему ты спрашиваешь? – смутился Дэниел.
– Просто мне интересно. Ты же говорил мне, что она работает в клинике.
– Слава Богу, мне нет нужды туда обращаться. Дэниел поднялся и стал помогать сестре мыть посуду.
– Кейт, мне пора. Когда ты уходишь из ресторана?
– Через две недели. И Джордж этим очень недоволен.
– Не удивительно. Он знает, что с тобой его дела шли прекрасно, – публики было предостаточно.
Кейт пожала плечами.
– Мне нужно двигаться вперед. Нельзя останавливаться на достигнутом. Ты не согласен со мной? – спросила Кристина.
Брат с сестрой попрощались, и Дэниел быстро зашагал по темной улице по направлению к Райской Аллее. Дэниел был целиком погружен в мысли о Кейт и ее удивительной новости о театре и не заметил парня, который тихо следовал за ним. Незнакомец проследил, как Дэниел направился к темному дому, вошел туда и быстро скрылся в темноте.
Именно этой весной Кристина была довольна своей жизнью как никогда прежде. Она выиграла спор с отцом по поводу ее отношений с Гаретом. После неприятного инцидента в рождественские праздники и после резкого неодобрения со стороны дедушки вопрос о свадьбе с Раймондом Дорианом сам собой отпал. Это, к сожалению, повлекло за собой то, что в отношениях Эверарда Уориндера и лорда Дориана появились заметная натянутость и охлаждение. Когда Кристина и Гарет пришли поговорить с Эверардом Уориндером, он их внимательно выслушал, но объявлять их официальную помолвку отказался.
– Тебе, Гарет, потребуется некоторое время, чтобы стать прочно на ноги, – сказал Уориндер. – И пока это не произойдет, я не позволю Кристине связывать свою жизнь с тобой. Посмотрим, что будет в конце года.
Кристина попыталась как-то возразить отцу, но он был непреклонен. Ну что ж, решила девушка, хоть этот вопрос наполовину решился. Кроме этого, у Кристины была еще одна радостная новость, за которую она должна была благодарить доктора Декстера. Дело в том, что он предложил ей посещать курс лекций, устраиваемых Обществом аптекарей. Выслушав горячие убеждения доктора Декстера, отец разрешил ей посещать эти курсы, но при условии, что Кристина будет ходить туда в сопровождении своей служанки Бетси.
Эверарда Уориндера беспокоило то, что на курсах она будет единственной женщиной в мужской компании. И эта проблема оказалась решаемой. Служанка Бетси с радостью согласилась сопровождать свою госпожу, при этом у нее появлялась возможность, имея несколько шиллингов в кармане, в свое удовольствие провести пару часов, пока мисс Кристина будет занята.
В июле в семье Уориндеров намечалось торжество по случаю совершеннолетия Гарри. Кристине казалось, что о том, что и ей исполнялся двадцать один года, никто и не помнил. Все разговоры были о Гарри. Планировалось устроить грандиозный праздник в Брамбере, но дядя Френсис, который приехал в Лондон по делам недвижимости, предложил ради такого случая открыть дом в Гленмуре.
– В самом деле? – воскликнула леди Кларисса, – ты сделаешь это? Будет так великолепно! А то Брамбер находится далеко от Лондона, да и места там маловато.
– Что ж, я не очень-то много сделал для своих племянника и племянницы, – сказал дядюшка Френсис, улыбнувшись Кристине, – и к тому же, Гарри – мой крестник. Если ты, Кларисса, все хорошо организуешь, я предоставляю дом в ваши с Эверардом руки, а расходы мы поделим пополам.
Все было подготовлено к семейному празднику, но он несколько раз откладывался по разным причинам. То последнее время Маргарет не совсем хорошо себя чувствовала, хотя врач уверял, что беспокоиться нет причин. Маргарет очень скучала по матери, живя в Ингем Парке, и леди Кларисса уехала на недельку к дочери.
Эверард Уориндер был полностью занят новым делом – защитой человека, которому предъявлялось обвинение в намеренном убийстве. Уориндер редко обедал дома и часто по вечерам уединялся в своем кабинете. Если не считать нескольких случайных вопросов, он вообще не интересовался тем, чем живет и занимается его младшая дочь. И поэтому большую часть времени Кристина была предоставлена самой себе, уверенная, что ее не будут расспрашивать, где она была и что делала. И это устраивало Кристину.
Апрель ворвался ярким ослепительным солнцем. Цветочницы стояли на улицах с корзинками, полными фиалок. Кристина купила очаровательный, источающий неповторимый аромат букетик и приколола его на свой меховой жакет. Она поднималась по ступенькам крыльца клиники, когда внезапно кто-то тронул ее за руку.
– Мисс, пожалуйста, – умоляюще прошептал Дикки, – пожалуйста, пойдемте со мной.
Кристина растерялась.
– Что такое? Что-нибудь случилось с твоей мамой? Мальчик отрицательно замотал головой.
– Нет, не с мамой. Это с мистером Хантером.
– Дэниел? Что с ним? Он заболел? Мальчик снова отрицательно замотал головой.
– Не заболел. Его избили, и очень сильно.
– В таком случае, Дикки, я схожу за доктором Декстером.
– Он еще не пришел, я спрашивал леди, – Дикки потянул девушку за рукав, – пожалуйста, мисс, пойдемте скорее.
С минуту Кристина сомневалась, не зная, как быть, потом быстро ответила.
– Хорошо, идем. Это далеко?
– Нет, – ответил мальчик, почти бегом устремляясь вперед.
– Когда же это случилось? – задыхаясь от быстрой ходьбы, спросила Кристина. – С ним случился несчастный случай?
– Мистер Хантер сегодня утром не пришел в школу, и мисс Браун послала меня узнать, в чем дело. Я думаю, что он не смог прийти, – продолжал Дикки, взглянув на Кристину своими огромными испуганными глазами. – Там столько крови… А вдруг он умрет?
– Нет, нет, этого не случится, Дикки! Я сейчас его осмотрю, а потом придет доктор.
Когда Дикки и Кристина пришли в Райскую Аллею, Кристина впервые увидела дом, где Дэниел жил, – такой аккуратненький и чистый среди грязных полуразваленных соседних. В дверях стояла миссис Тэйлор. Увидев Кристину, она недружелюбно уставилась на девушку.
– И кто же вы такая будете? Я посылала мальчика за доктором.
– Он еще не пришел на работу. Я его ассистентка. Мне можно пройти к Дэниелу?
– Мне кажется, вы просто должны это сделать, – ворчливо ответила миссис Тэйлор, но потом в ее словах прозвучала тревога. – Я поняла, что здесь что-то не так, когда Дэниел не спустился, как обычно, выпить утром чаю. И я сама поднялась наверх. Когда же я все это увидела, то очень растерялась…
После этих слов миссис Тэйлор Кристина почти взлетела на второй этаж, где была комната Дэниела. За ней следом медленно поднимались миссис Тэйлор и Дикки.
Сквозь высокое маленькое окошко яркий луч солнца падал на кровать, где лежал полуодетый, с закрытыми глазами Дэниел Хантер. Выглядел он ужасно. Рядом с кроватью на полу лежало окровавленное полотенце, весь пол был в следах крови. На Дэниела было очень жалко смотреть: рассеченная бровь и подбитый глаз распухли и были лилового цвета. Губы были тоже в крови. Когда Кристина подошла к кровати, Дэниел чуть приоткрыл глаза. С минуту он, казалось, ничего не видел, потом узнал Кристину и тихо пробормотал:
– Какого черта вы тут делаете?
– Дикки сказал, что вы избиты. Я пришла посмотреть, что с вами, пока не подойдет доктор.
– Мне не нужен никакой доктор. Я скоро буду в порядке. Только оставьте меня в покое.
Кристина не сразу обратила внимание, что рубашка Дэниела была вся в крови. Девушка расстегнула ее и коснулась пальцами его груди, она была в ссадинах и синяках. Дэниел тяжело простонал от боли. Через грудь к плечу был привязан кусок материи, испачканной кровью.
Кристина осторожно отвязала повязку. Из раны, похоже нанесенной ударом ножа, потекла кровь. Все могло обойтись, если нож не затронул легкое или другой жизненно важный орган.
– Это очень глубокая рана. Ее нужно зашивать, – хрипло сказала Кристина, – и рану под глазом тоже. – Она повернулась к миссис Тэйлор. – Если вы найдете чистую простыню, я смогу забинтовать раны, пока придет доктор Декстер. Думаю, что у Дэниела вдобавок сломано ребро. Он очень сильно избит.
– Со мной все в порядке, – сказал Дэн, пытаясь подняться. – Это только неглубокая рана.
– Не двигайтесь, прошу вас. Вы еще очень нескоро будете в порядке, – сказала грустно Кристина.
Миссис Тэйлор куда-то исчезла, и к тому времени, когда Кристина сняла свой меховой жакет, хозяйка уже вернулась с несколькими чистыми простынями. Очень осторожно применяя недавно полученные навыки медицинской сестры, Кристина перевязала раны, стараясь как можно туже наложить повязки.
– К сожалению, это все, что я могу пока сделать. Не разрешайте, пожалуйста, ему вставать, иначе снова пойдет кровь, а он уже потерял ее предостаточно, – сказала Кристина.
Девушка намочила край полотенца в холодной воде и очень аккуратно стала вытирать кровь с лица Дэниела.
– Оставьте меня, прошу вас, – пробормотал сквозь зубы Дэниел. – Мне нужно попытаться… Мне нужно идти в школу…
– Нет, ни в коем случае, – сказала миссис Тэйлор, поправляя подушку Дэниела. – Дикки, сбегай в школу и скажи миссис Браун, что с мистером Хантером произошел несчастный случай, пусть она что-нибудь придумает. Понял?
– Да, миссис. А мистер Хантер поправится?
– Обязательно, если будет слушать врачей, – пояснила миссис Тэйлор. – А теперь поторопись.
Перед тем как уйти, мальчик внимательно посмотрел на учителя и затем побежал в школу.
Миссис Тэйлор повернулась к Кристине.
– Вы не знаете, за что Дэниела избили? Мне бы очень хотелось знать, кто это сделал… Должно быть, вчера ночью. Я уже была в постели, когда услышала какую-то возню за окнами, но вокруг шума и без того хватает, поэтому я не придала особенного значения. Дэниел как-то смог подняться по лестнице и даже звука не произнес. Бедный парень… Почему он никого не позвал на помощь? Я сейчас сплю чутко, я бы услышала. Но звать на помощь не в духе Дэниела. Кто уж никогда не принесет беспокойства – так это он. Все время сам себе на уме.
– Не разрешайте ему вставать, прошу вас, миссис, прошептала Кристина. – Я схожу за доктором.
– А разве он придет? – удивленно пробормотала миссис Тэйлор. Ей часто приходилось сталкиваться с врачами, которые, не будучи уверены в плате за их услуги, отказывались прийти к больному.
– Конечно, придет, – уверенно ответила Кристина. – Мы постараемся вернуться как можно быстрее.
Когда Кристина прибежала в клинику, там уже была целая очередь на прием к Декстеру. Доктор, не переставая обрабатывать рану на ноге ребенка, укушенного собакой, внимательно выслушал Кристину.
– Учитель, говорите? Я помню его, такой агрессивный парень. Подождать это не может?
– Не думаю. По-моему, он потерял много крови, да и другие повреждения.
– А какие там условия? – поинтересовался доктор.
– Очень чисто и аккуратно все, – ответила Кристина, зная, в каких немыслимо антисанитарных условиях часто приходится работать Декстеру.
– Ну вот и все, молодой человек, – сказал он мальчику, хлопнув его по плечу и протянув ему горсть леденцов. – И в следующий раз не медли с визитом ко мне, а то, не дай Бог, мне пришлось бы отрезать тебе ногу, а тебе это вряд ли понравится, верно? – Он снова повернулся к Кристине. – Скажи Деборе, чтобы заварила некрепкого чаю для тех женщин, что ждут в коридоре, – они выглядят такими уставшими и вот-вот потеряют сознание. Тебе, Кристина, лучше пойти со мной, мне понадобится помощь. Это далеко?
– Десять минут ходьбы, доктор.
– Вот и хорошо. Я собираюсь.
Доктор Декстер был человеком строгим, но очень умелым специалистом. Он вернул миссис Тэйлор полотенце и с минуту осматривал Дэна.
– Что ж, молодой человек, должен вам сказать, что вы попали в неприятную историю. Выглядите вы так, точно по вашей спине пробежало стадо слонов. Итак, с чего же мы начнем?
Декстер принялся вытаскивать из чемодана инструменты.
– Мне не хотелось бы, доктор, беспокоить вас, – пробормотал Дэниел.
– Я не пришел бы сюда, если бы ваше состояние не было таким тяжелым. Я должен помочь вам, мистер Хантер. Все, что от вас сейчас требуется, – помолчать и немного потерпеть. Без сомнения, будет очень больно. Кристина, мне не обойтись без твоей помощи.
Декстер работал очень быстро и эффективно. Дэн стиснул зубы от боли и затаил дыхание. Доктор стал аккуратно зашивать рану. Кристина помогала ему. Затем Декстер осмотрел кровоподтеки на лице Дэниела, прощупал его грудь и сказал, что уверен, что у Дэна сломана пара ребер.
– Сейчас будет немного больно, я очень крепко перевяжу вашу грудь… Так, а теперь, Дэниел, посмотрим, что еще можно сделать.
Декстер снял с больного испачканные грязью брюки. Кристина едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть, увидев огромные синяки на ногах.
– Похоже, мистер Хантер, у вас появились очень жестокие враги, – сказал доктор, осторожно ощупывая все тело учителя. Я постараюсь вам помочь, чем смогу, но некоторое время вы еще будете испытывать боль. Вы знаете тех, кто так вас избил?
– Я знаю, доктор, лишь кто их нанял, – пробормотал Дэниел.
– Вы, конечно же, будете подавать в суд? Я обязательно засвидетельствую ваше состояние.
– Не смешите меня, доктор, – продолжил Хантер.
– Разве это так уж смешно? Что же, вам лучше быть поосторожней. В следующий раз может быть и хуже.
– Посмотрим, – недовольно сказал Дэниел.
Не зная, кто такая миссис Тэйлор, доктор, задержавшись у дверей, сказал, обращаясь к ней:
– Послушайте, мисс. Больше всего Дэниелу нужен сейчас отдых и покой. Моя ассистентка принесет обезболивающее лекарство для него. Сегодня ему ничего нельзя есть, а вот пить нужно побольше. Очень хорошо, если вы приготовите горячий чай, договорились?
– Конечно, я так и сделаю, – сказала миссис Тэйлор. – Я все сделаю, как вы объяснили, доктор.
– Дэниелу очень повезло, что рядом есть вы, миссис, чтобы ему помочь, – добавил Декстер.
– Дэн – очень порядочный парень, сэр. Я в этом просто уверена. И я привязалась к нему как к сыну, – сказала женщина.
– Это похвально. Но и порядочные парни, к сожалению, иногда попадают в переделки… – сухо заметил доктор. – Идем, Кристина, нас ждут больные.
Доктор и девушка быстро ушли. Миссис Тэйлор пошла на кухню поставить чайник, а Дэниел продолжал слегка постанывать, лежа на подушках. Каждая клеточка его организма изнывала от боли, а рана на плече ужасно щемила.
Вчера все это и произошло с ним.
Проведя вечер с Уиллом Сомерсом, Дэниел возвращался домой поздно. В тот момент, когда он вставил ключ в замочную скважину, на него сзади навалились несколько парней.
Они стали жестоко избивать его, повалив на пол. Дэниел стал отбиваться, и нападавшие, должно быть, тоже не остались без синяков. Нападавших было двое, и поэтому перевес сил был на их стороне, вдобавок у одного из них в руках был нож. Дэниел заметил, как блеснуло лезвие, он сумел вовремя увернуться, иначе он бы уже не был жилец на этом свете.
«Подавайте в суд», – сказал доктор. Сама эта идея была для Дэниела просто нелепой. И если бы не боль во всем теле, он бы расхохотался над этим, потому что люди, подобные Дориану, с их богатством и властью, неподсудны.
Перед глазами Дэниела стояло лицо Кристины. Он вспомнил, как она склонилась над ним и была так близко, что он мог коснуться ее щеки. Она была здесь, в его комнате, видела его беспомощность и слабость. Возможно, думал Дэниел, они с ее приятелем-доктором еще посмеются над ним и назовут его глупцом. И все равно, несмотря ни на что, Дэниела тянуло к ней, он видел перед собой ее прекрасное лицо, ее заботливые легкие руки, нежные пальцы, дотрагивающиеся до его лица, он ощущал свежий цветочный аромат, который, казалось, еще остался в воздухе рядом с его постелью. Закрыв глаза, Дэниел видел склонившуюся над ним Кристину Уориндер.


Кристина смогла прийти на Райскую Аллею только к шести часам вечера. В этот день пациентов в клинике было как никогда много, и она постоянно была на подхвате у доктора Дэкстера. Подойдя к крыльцу дома, где жил Дэниел, девушка услышала женские голоса, доносившиеся из комнаты Хантера. Похоже, они о чем-то спорили. Войдя в комнату, Кристина увидела девушку, в которой сразу же узнала его сестру. Напротив нее стояла другая девушка, одетая в темно-коричневое пальто и длинную темную юбку. Ее некрасивая шляпка была точно приклеена к голове, а пепельные волосы были плотно стянуты в узел.
Обе девушки повернулись, увидев Кристину. Кейт шагнула ей навстречу.
– По-моему, мы с вами знакомы, не так ли? Вы, если я права, мисс Уориндер. Мы как-то уже встречались. Помните?
– Да, конечно. – Кристина бросила быстрый взгляд на другую девушку. – А вы, должно быть, мисс Браун, учительница из школы? Дикки мне рассказывал о вас. Доктор Декстер попросил меня занести вам это, – и Кристина достала из сумочки маленький флакончик. – Это снимет боль и поможет мистеру Хантеру хорошо поспать.
– Миссис Тейлор сказала, что вы еще придете проведать моего брата, – сказала Кейт, – я только что говорила мисс Браун, что в состоянии сама поухаживать за Дэниелом, но, похоже, она не согласна со мной.
– Дэниел работает в школе. Мы с отцом чувствуем себя ответственными за все, что может произойти с мистером Хантером, – объяснила свое присутствие здесь Илспет Браун.
– Я не нуждаюсь в помощи, – сказал устало и раздраженно Дэниел. – И если вы дадите мне что-нибудь, что сможет ослабить эту надоевшую головную боль, я буду абсолютно счастлив, только прошу – оставьте меня одного.
– Думаю, он прав. Ему необходим покой, – сказала Кристина, подумав о том, что как, должно быть, смешны три женщины, спорящие между собой о праве ухаживать за Дэниелом, при том, что он, очевидно, ни в одной из них не нуждается.
– Хорошо, я уйду, – очень неохотно произнесла Илспет. – Но я еще приду. Поправляйся, Дэниел.
– Вы раздуваете из мухи слона. Илспет, я приду в школу, как только смогу встать на ноги. Передай это твоему отцу, хорошо? И не надо обо мне так беспокоиться.
– Конечно, Дэн, передам, – сказала учительница и высокомерно взглянула на двух оставшихся девушек.
– Слава Богу, она ушла, – сказала Кейт. – Я понимаю, что она желает добра брату, но нельзя же быть такой настырной. А какое лекарство вы принесли, мисс Уориндер?
– Это опиум. Доза указана на флаконе. Я оставлю это вам?
Кристина поставила флакончик на комод и подошла к кровати. Лицо Дэниела казалось серым от боли. Она протянула руку и убрала со лба Дэниела мокрую прядь волос.
– Очень мило с вашей стороны, что вы так обо мне беспокоитесь, – пробормотал Дэниел. – Прошу прощения, если я показался вам неблагодарным.
– Ничего. Все хорошо, – тихо сказала Кристина.
Затем девушка поправила его одеяло. На какое-то мгновение ее рука коснулась руки Дэниела, Кристина погладила его пальцы и сказала:
– Я должна идти. Вам нужно хорошо поспать. Кейт проводила Кристину до дверей и сказала:
– Дикки рассказал мне, как вы помогли Дэниелу, я вам очень признательна.
– Ничего особенного я не сделала. Спасибо доктору Декстеру… – Кристина взглянула на Кейт. – Кажется, вы иногда видитесь с моим братом Гарри?
– Очень редко, – Кейт явно осторожничала. – Ваш брат приходил послушать мое пение. Я ухожу из ресторана, он не говорил вам? Скоро я вместе с труппой мистера Кина буду играть в Королевском театре.
– Я рада за вас. Вы случайно не знаете, кто напал на Дэниела? – поинтересовалась Кристина.
– Не уверена, но догадываюсь. Я виновата в этом. Видите ли, мисс, он ударил одного парня, который долгое время меня преследовал.
– Вы считаете, это была месть?
– Похоже, что так.
– А я могу узнать, кто этот человек?
Кейт, казалось, немного колебалась, но потом, пожав плечами, ответила:
– Почему бы и нет? Он – один из друзей Гарри.
– Случайно это не… Раймонд Дориан? – побледнев, спросила Кристина.
Кейт молча кивнула, внимательно глядя на Кристину.
– О-о нет, это просто абсурд! Не может быть! – рассмеялась Кристина.
– Мне так не кажется, – строго сказала Кейт. – Но это в некоторой степени действительно странно… Видите ли, на Рождество Раймонд разговаривал с моим отцом. Он хотел жениться на мне.
– И вы отказали? – радостно спросила Кейт.
– Да, и его мой ответ очень расстроил. Но я не могу взять в толк, причем здесь Дэниел?
И вдруг напряжение спало, и девушки понимающе расхохотались, словно они были хорошо знакомы. Дэниел устало спросил:
– Над чем это вы смеетесь?
– Ни над чем, – ответила Кейт, – просто забавно, какие неожиданные порой судьба подбрасывает обстоятельства! Спасибо за все, что вы для нас сделали, мисс Уориндер. Возможно, мы еще не раз встретимся.
– Не сомневаюсь, Кейт. Рада была с вами встретиться. Кристина ушла, довольная тем, что теперь у нее в жизни появилась какая-то благородная цель. Дэниел нуждался в ее помощи. Завтра она придет сюда, чтобы увидеть его, может быть, принесет что-нибудь из еды. Конечно же, миссис Тэйлор – хорошая хозяйка и добрая душа, но ее финансы наверняка ограничены, к тому же он не очень хорошо разбирается в том, чем необходимо кормить больного. И в этом Кристина видела свою миссию.
Когда Кристина вернулась домой, ее отец уже заканчивал обедать. Эверард Уориндер несколько хмуро встретил дочь.
– Кристина, где ты так долго была? Я беспокоился. Миссис Барди сказала, что ты пошла в эту несчастную клинику, но ты должна была бы уже давно вернуться. Доктор Декстер не имеет права держать тебя так долго. Я поговорю с ним.
– Он не задерживал меня, папа. Я по собственному желанию задержалась, так было нужно. В моей помощи нуждались.
– Я не понимаю, но, надеюсь, он проводил тебя? – спросил отец.
– Конечно, папа. – Кристина посчитала свои слова абсолютно безобидной ложью. – Не возражаешь, если я переоденусь? Я не хочу заставлять слуг ждать меня.
– Конечно, Кристина. И позови Бартона. Кажется, на обед сегодня для тебя приготовили суп и рыбу.
– Я не хочу ничего этого. А что ты ешь? Жареную баранину? Отрежь и мне, пожалуйста, хорошо?
Пока не подали десерт, между отцом и Кристиной ощущалась некоторая напряженность. Он налил ей бокал вина, а Кристина посмотрела на красивое лицо отца, представляя, как он должен выглядеть в судейской мантии и парике.
– Папа, а как продвигается твое дело? – поинтересовалась Кристина.
– В общем неплохо. Через день-другой, думаю, можно ожидать вердикта о невиновности обвиняемого.
– О, какой это будет радостью для бедняги! – воскликнула Кристина.
– Для меня тоже… Уориндер улыбнулся. – Скажу честно, было нелегко доказать невиновность этого человека. Но все же удалось.
– Как, наверное, страшно, когда после всех усилий подсудимого все же приговаривают к виселице, да? Скажи, папа?!
– Конечно, ужасно, хотя в этом случае винить нужно только себя. Виселица – это варварская смерть, а осознавать себя ответственным за казнь человека очень трудно. Это одна из причин, почему я предпочитаю защищать, а не обвинять.
Кристина вспомнила, как ее мать однажды сказала, что отец по ночам страдает кошмарами, если его подзащитного могут приговорить к смертной казни. Интересно, правда, что он так переживает? Кристина не посмела спросить об этом напрямую отца сейчас. Она побоялась, что этим вопросом может испортить ему настроение. Девушка решила задать ему вопрос о другом.
– Папа, скажи мне, а что бы ты делал, если бы работал обвинителем, и в каком-то деле после расследования выяснилось, что осужденный на самом деле не виновен?
Эверард Уориндер ответил не сразу. Он посмотрел внимательно на свой бокал с вином, будто ища в нем ответ из своего далекого прошлого.
– Мне не приходилось бывать в такой ситуации, – с некоторым усилием ответил отец, – но если бы такое произошло, то я бы отказался от обвинения. – И Уориндер одним глотком допил вино, потом сухо добавил. – Кристина, доченька, почему ты спрашиваешь об этом? Не хочешь ли ты помимо медицины еще заняться изучением законов, а?
– Конечно, нет, папа. Просто мне хотелось узнать, что чувствует человек, когда он обладает властью лишить человека жизни.
– Власть здесь ни при чем. Последнее слово остается всегда за судьей. Ответственность не полностью лежит на мне. – Он встал. – А теперь, извини, дорогая, но мне нужно еще просмотреть кое-какие важные бумаги. Скажи, пожалуйста, Бертону, чтобы он принес мне в кабинет чашечку кофе с бренди. По-моему, тебе пора, дочка, ложиться спать, ты выглядишь усталой. Тебе не стоит так выкладываться в этой клинике. – Уориндер поцеловал Кристину. – Доброй ночи, родная моя.
Кристина еще немного посидела за столом, допила свой кофе. Ей подумалось о том, что как было бы здорово всегда иметь душевную близость с отцом, обсуждать с ним его дела, побольше узнать о его работе, о том, как среди огромного материала следствия ему удается отыскать истину. Но, скорее всего, размышляла девушка, папа никогда не позволит себе делиться своими проблемами с дочерью. Кристина подозревала, что отец очень невысокого мнения о женском уме вообще. Она вздохнула и пошла наверх, к себе в спальню.
Кристина лежала в постели, и внутри у нее теплился маленький огонек счастья от предвкушения завтрашней встречи с Дэниелом. Она соберет разных вкусных вещей и отправится проведать Дэниела. Теперь-то он, наверняка, оставит свою колючую гордость и примет от нее помощь. И еще ей нужно не забыть о Дикки, взять для него что-нибудь необычное. На этой мысли Кристина сладко заснула. Впереди ее ждало много впечатлений.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень любви - Хевен Констанс


Комментарии к роману "Тень любви - Хевен Констанс" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100