Читать онлайн Тень любви, автора - Хевен Констанс, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень любви - Хевен Констанс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень любви - Хевен Констанс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень любви - Хевен Констанс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хевен Констанс

Тень любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

После встречи с Дэниелом в школе Кристина уединилась дома. Она закрылась в своей комнате и не выходила оттуда. В первый раз она открыла дверь только Бетси, чтобы сказать, что ей ничего не нужно и обедать она не будет.
– Мама, оставь меня, пожалуйста, – раздраженным тоном сказала она леди Клариссе, когда мать постучалась к ней. – Я не больна, и не нужно вызывать доктора Мурфи. Я не хочу ни с кем разговаривать. Неужели вы все этого не понимаете?!
Кристину всегда в семье считали трудным и своенравным ребенком, поэтому леди Кларисса, пожав плечами, оставила затею поговорить с дочерью. Женщина надеялась, что дочь скоро одумается.
– Вот так закрыться в своей комнате – это странно, – жаловалась мужу леди Кларисса. – Эверард, может, ты бы пошел поговорить с ней? Ты имеешь на Кристину больше влияния, чем я. К сожалению, это так. Иногда я просто не знаю, как поступить. Не пойму ничего, она что – поссорилась с Гаретом? Но ведь только вчера они провели вместе целый день, выбирали мебель для нового дома… Да любая другая девушка сейчас была бы в хорошем расположении духа, а наша дочь устраивает сцены… Эверард, что-то нужно делать.
– Поверь, что Гарет здесь ни при чем, – сказал Уориндер.
– Удивляюсь, что ты говоришь об этом с такой уверенностью! – леди Кларисса с подозрением взглянула на мужа. – Надеюсь, что это хотя бы не имеет отношения к Дэниелу Хантеру? Он абсолютно чужой нам человек. Если бы ты не брался за дело его сестры, сейчас все было бы намного проще. Мы жили бы спокойно, как это всегда было, и никто бы не ворошил прошлое. О, Эверард, если бы…
– Иногда мне кажется, что мы не сможем относиться друг к другу так, как прежде… И мне становится грустно.
– Уориндер чувствовал сердцем, что между ним и женой образовалась стена непонимания. – Кларисса, дорогая моя, давай попробуем начать все сначала. Все, что было, – давно в прошлом, с этим покончено, мы должны с тобой это понять и продолжать вести себя как ни в чем не бывало. Ты согласна?
– Не знаю, Эверард. Мы никогда не забудем тот неприятный разговор. Никогда! Я до сих пор, веришь, не могу прийти в себя.
– Это решать тебе, Кларисса. Что же касается Кристины, боюсь, в этом есть моя вина. Ты должна знать, что ко мне приходил Дэниел Хантер. Он просил разрешения жениться на Кристине.
– Какой ужас! Нет! Не может этого быть! – воскликнула леди Кларисса. – Я не могу поверить. Надеюсь, ты сказал ему все, что думаешь о нем и его затее? Какая наглость с его стороны! Да он просто смеется над нами!
– Я сказал ему, что не дам своего согласия. Ни при каких обстоятельствах. Но знаешь, дорогая, я уже начинаю сомневаться… А вдруг у Кристины с ним все намного серьезнее, чем мы думаем?
Сама мысль, что ее дочь, ее Кристина, может выйти за Хантера, казалась леди Клариссе возмутительной.
– Кристина не настолько глупа. А все из-за того, что она работала в этой клинике… Не понимаю, Эверард, почему ты вообще позволил ей это? Я всегда была против, но ты решил быть добреньким.
– Теперь, наверное, уже слишком поздно о чем-либо жалеть. Когда любишь, не обращаешь внимания на условности. Ты не согласна, дорогая? Всегда девушки влюблялись в молодых людей потому, что наступало их время, так им подсказывало сердце. То же самое и у нашей дочери. Ну что ж, поднимусь-ка я в комнату Кристины и попробую поговорить с ней, если, конечно, она меня захочет выслушать…
Уориндер был не более удачлив, чем его жена. Он постучался и мягко сказал:
– Кристина, девочка моя, впусти меня. Давай поговорим спокойно.
Девушка категорично ответила:
– О чем нам говорить, папа? Во всем твоя вина, во всем. Мне больше нечего тебе сказать.
Целый день Кристина ходила по комнате из угла в угол, размышляя о том, что произошло, ей казалось, что жизнь была разбита.
Все это время, целых два года, она думала и мечтала только о Дэниеле Хантере, жила мыслью о нем, она преодолела трудности, сопротивление своих родителей, пренебрегла собственной гордостью, отказалась от чистой любви Гарета. И все это ради Дэниела. Она простила отцу прошлое, и не только простила, но совсем иначе посмотрела на события.
Кристина мечтала, фантазировала, строила какие-то планы насчет совместной жизни с Дэниелом, ей хотелось быть с ним единым целым, чтобы так было всегда, а он так жестоко поступил, он отвернулся от нее. За что? Дэниел выслушал все доводы ее отца и позволил себя убедить в бессмысленности женитьбы. Значит, думала Кристина, его любовь была недостаточно сильной, чтобы суметь преодолеть все трудности. Ей было и обидно, и непонятно, почему они с Дэниелом не могли быть счастливы. Ее терзало чувство унижения и горького разочарования. Кристина вспомнила один аргумент против их женитьбы, и ее сердце наполнилось паникой и страхом. Почему отец раньше не предупредил ее? Почему он всего не рассказал ей? Конечно, он никогда и не подозревал, что они с Дэниелом могут быть очень близки. Ну как же, дочь Эверарда Уориндера и бедный учитель из Ист Энда.
Будучи рядом с Дэниелом, разделяя с ним его беды и радости, Кристина не задумывалась о том, что она может скоро забеременеть.
Сейчас же ее охватила паника, она очень боялась будущего. Сейчас оно приобрело для нее новое пугающее очертание. Есть такое понятие «кровосмешение». Это слово никогда не употреблялось в порядочном обществе, а теперь для Кристины оно возымело устрашающий смысл, ей показалось, что это было возможно в ее ситуации. Говорили, что Байрон вступил в близкие отношения со своей сестрой и из-за этого вынужден был покинуть пределы Англии. Кристина помнила, как на нее посмотрела ее гувернантка, когда много лет назад девочка спросила у нее значение этого слова «кровосмешение».
Неужели, думала девушка, была вероятность того, что это могло произойти и с ней? Как она скажет об этом родителям? Как объяснит незабываемое время, проведенное наедине с Дэниелом Хантером?
Среди ее знакомых рассказывали, что некоторые из состоятельных девушек под предлогом плохого самочувствия или необходимости поездки спешно отправлялись за границу. Ровно через девять месяцев они возвращались домой в хорошем настроении. Но слухи распространялись быстрее их возвращения. Поговаривали, будто их новорожденных малюток, их крошечек отдавали на воспитание в чужие семьи, или, что еще ужаснее, – в сиротские приюты.
Кристина пришла к решению, ей казалось, что оно было единственно правильным. Она должна была уехать из Лондона, из дома – и как можно скорее. Но куда? Может быть, в Брамбер, к дедушке? Но он станет ее подробно расспрашивать, будет тревожиться. Ехать к Маргарет, но у нее самой было много хлопот, семейных проблем, она готовилась к рождению второго ребенка, и этим все было сказано. Кристина подумала о дяде Френсисе. Он, должно быть, еще находился за границей, но ведь она могла бы приехать в его имение, жить в его доме. Кристина решила, что в доме у дядюшки она сможет спокойно все обдумать и решить, что делать дальше.
Приняв решение, девушка начала подумывать о том, как бы ей получше и незаметнее исчезнуть из дома, чтобы никто не заметил и не допытывался о ее намерениях. Она уже не один раз ездила в Гленмур, но, правда, тогда все хлопоты брал на себя отец.
Но, к счастью, у нее были деньги, а все остальное можно было решить уже на месте.
Она вспомнила, что поезд каждый день отправлялся в Эдинбург в восемь часов утра. Она собрала большую дорожную сумку и присела на стул, раздумывая, стоит ли ей рассказывать о своих планах Бетси. Но потом Кристина решила, что это скорее навредит ей, не надо было кого-либо вмешивать в свои личные дела, тем более эту девушку. Когда все было готово, Кристина первый раз за день почувствовала, что очень голодна. И когда постучалась Бетси и предложила помочь одеться к ужину, Кристина сказала, что не будет спускаться в гостиную и попросила принести ей что-нибудь из еды в комнату. Миссис Гант позаботилась о том, чтобы у Кристины на ужин были деликатесы, от которых просто невозможно было отказаться даже сытому человеку. Ко всему прочему, на подносе для Кристины был бокал ее любимого белого вина. Как оказалось, это мистер Уориндер постарался, ему хотелось, чтобы у дочери было хорошее настроение.
– Позже я обязательно поднимусь и поговорю с ней, – сказал он жене. – Если ты не против, дорогая, можно всем вместе съездить на несколько дней в Париж. Кристину на какое-то время можно было бы оставить с Гарри. Они всегда прекрасно ладили, да и вообще иногда хорошо переменить обстановку. Как ты на это смотришь?
Однако, когда через час Уориндер поднялся наверх, его встретила Бетси и сказала, что мисс Кристина просила ее не беспокоить, что она уже легла спать.
– Ну что ж… Я поговорю с ней завтра утром.
Было еще очень рано, когда Кристина, взяв свои вещи и накинув шаль, вышла из комнаты. Все в доме еще спали. Девушка осторожно открыла тяжелую входную дверь. Выйдя на улицу, она тут же ощутила приятную утреннюю прохладу.
Кристина медленно спустилась по ступенькам, оглянулась на окно спальни отца и потом быстрыми шагами пошла через сад. Девушка остановила кеб и, поставив сумку на заднее сиденье, удобно устроилась сама. Отъезжая, Кристина осторожно выглянула из кеба и, убедившись, что все спокойно, с облегчением вздохнула.


Около восьми часов утра отсутствие Кристины обнаружилось. Бетси, постучав, как обычно, в дверь комнаты своей хозяйки, не получила ответа. Толкнув дверь, девушка поняла, что она не была заперта. Служанка сразу же увидела, что в комнате никого нет. Кровать была аккуратно застелена, в шкафу недоставало нескольких платьев Кристины. Бетси сбежала вниз, в столовую, где Бартон готовил завтрак для мистера Уориндера.
– Мисс Кристина куда-то ушла, сэр, – задыхаясь, выпалила девушка.
– Ушла? Что ты имеешь в виду? Вероятно, она решила прогуляться перед завтраком…
– Нет, сэр. Думаю, она ушла с кое-какими своими вещами. В шкафу нет ее платьев, и туалетный столик пуст.
– Что ты говоришь, Бетси? Я сейчас же поднимусь и посмотрю сам.
Уориндер отложил салфетку и пошел в комнату Кристины. Бетси оказалась права. Вскоре была опрошена вся прислуга, но никто, казалось, не видел ничего подозрительного, когда вдруг Анни, чистившая плиту, пробормотала что-то невнятное.
– Что ты сказала? – переспросила миссис Гант. – Говори же, милочка. Мистер Уориндер тебя не станет ругать.
– Я видела, сэр… Когда я заметала утром лестницу, – пробормотала Анни, – мисс Кристина вышла через парадную дверь, в руке у нее была дорожная сумка. Это я точно помню…
– Она была одна или ее кто-то ожидал? – спросил Уориндер, не скрывая своей тревоги.
– Нет, сэр, одна. Она села в кеб и уехала.
– Ты случайно не слышала, что она сказала кебмену? Анни задумалась. Она вспомнила, что, увидев мисс Кристину, она заинтересовалась, куда та направилась в такой ранний час.
– По-моему, она сказала что-то насчет вокзала, – пробормотала Анни.
– Понятно. Спасибо, Анни. Ступай, я больше не стану тебя отвлекать.
Девушка очень смутилась и даже покраснела, ну как же, ведь ее благодарил сам хозяин, мистер Уориндер, который обычно едва ли кого-нибудь замечал из прислуги.
Первой мыслью Эверарда Уориндера было то, что Кристина, не послушавшись его, сбежала с Дэниелом. Ее надо было немедленно вернуть домой, прежде чем она могла натворить глупости. От Джорджа Уэсткотта он знал, что Дэниел возвращается жить к людям, которые его приютили, когда он был еще мальчиком. Уориндер решил ехать на вокзал, но потом подумал, что отыскать Кристину и Дэниела среди огромной толпы мужчин, женщин и детей было невозможно. И тогда он отправился в Чипсайд, в магазин мистера Брауна. К счастью, мистер Браун был на месте.
– Боюсь, мистер Уориндер, вы опоздали. Дэниел уехал вчера, мы все были против того, чтобы он покидал Лондон. Он мог здесь благополучно работать, но вы же знаете молодежь! Надеюсь, что он не пожалеет. Я дам вам его адрес, хотя не думаю, что он там долго пробудет. Илспет, напиши, пожалуйста, мистеру Уориндеру адрес Сэма Джессопа.
Уориндер взял адрес Джессопов, ни на что не надеясь. Было очевидно, что Дэниел поехал один, хотя могло быть и такое, что в последний момент в приступе безумия Кристина решила последовать за ним. Вернувшись домой, Уориндер сказал раздраженной жене о своем предположении, о том, куда, по его мнению, Кристина могла поехать.
– Я могу отправиться туда сам или попрошу полицию дать телеграмму, чтобы ее там встретили, когда она сойдет с поезда. Но я не хочу это делать… Кристина никакая не преступница…
– Но, Эверард, мы же не знаем наверняка, что она поехала за ним, – сказала леди Кларисса. – Кристина должна быть благоразумной! Она могла отправиться в Брамбер. Ты же знаешь, как она любит твоего отца. Или поехала навестить Маргарет. Некоторое время мы можем подождать и ничего не предпринимать. Кристина очень любит тебя, и она не стала бы тебя расстраивать. Давай еще подождем…
– Мне кажется, что сейчас она стала иначе ко мне относиться. А как быть с Гаретом? Он ведь ничего не знает. Думаю, пока не нужно ему говорить. Подождем еще немного. Я так надеюсь, что Кристина скоро вернется. Я доверяю Дэниелу Хантеру и не хочу плохо думать о нем. Но должна же быть какая-то причина, заставившая ее уехать! Обязательно должна… Почему она так сделала? По крайней мере, она взяла с собой одежду и деньги, а это значит, что она не собирается броситься в Темзу или под колеса экипажа.


В переполненном душном вагоне поезда, следующего до Эдинбурга, Кристина чуть не упала в обморок от голода и жажды. Сидевшие рядом пассажиры всю дорогу что-то жевали, повсюду пахло пирожками и другой снедью. Кристина старалась смотреть только в окно. Наконец, один сердобольный старичок, заметивший ее состояние, предложил девушке чаю. Чай оказался некрепким, но горячим, а бутерброд с сыром, хоть и был очень сухим, но девушка с удовольствием все съела.
К вечеру поезд прибыл в Эдинбург. В ближайшей гостинице Кристина сняла на одну ночь комнату.
– Мне завтра нужно отправляться в Форт-Уильям, – объяснила она портье.
– Это не так просто, мисс. Придется ждать еще целый день, если на утренний рейс у вас заранее не куплен билет.
Это означало потерять еще сутки. Кристина испугалась, что ей может не хватить денег.
– Мне нужно добраться до Гленмура…
– Гленмур? – переспросил портье. – Это графство?
– Да, конечно. Его владелец – мой дядя Френсис.
– В самом деле? Что же вы сразу не сказали? Его светлость граф Гленмурский сейчас в Эдинбурге и уже два дня живет в нашей гостинице. Сейчас он вышел поужинать с друзьями. Сказать ему, когда вернется, что вы приехали, мисс?
Кристина была счастлива. Она считала, что дядя все еще был за границей, и вот через некоторое время она его увидит.
– Передайте, пожалуйста, что его спрашивала мисс Уориндер, Кристина Уориндер.
В четыре часа дня в дверь ее комнаты постучали, и вошел дядя Френсис. Он радостно улыбался и крепко обнял девушку.
– Кристина, девочка милая! Какая неожиданная встреча! Почему ты не предупредила, что приедешь? Ты одна?
– Я думала, вы еще за границей, – ответила Кристина, а потом, когда напряжение спало, и, казалось, все было хорошо, она расплакалась.
Дядя Френсис обнял ее за плечи, прижал к себе, стал бормотать какие-то успокаивающие слова, затем достал свой носовой платок.
– Извините, – сказала Кристина. – Я очень глупо выгляжу, но у меня был очень тяжелый день. Просто мне хотелось уехать от всех. Я думала, вы еще за границей, и не будете возражать, если я приеду и какое-то время поживу у вас в доме.
– Дела заставили меня вернуться раньше, чем я предполагал. Грейс еще останется там на пару недель, и тебе придется довольствоваться моей стариковской компанией. Папа знает, что ты сбежала?
– Теперь уже, наверное, да. Не говорите ему пока, пожалуйста, не говорите.
– Конечно, дорогая. Уже поздно, а завтра, – более деловым тоном продолжил он, – мы с тобой отправимся в Гленмур. Придется только пораньше встать, но ты ведь не возражаешь?
– Конечно, нет, – улыбнулась Кристина.
– Тогда спокойной ночи, Кристина.
Граф Гленмурский сразу же понял, что что-то случилось и Кристина не все ему рассказывает. Он очень надеялся, что девушка все объяснит, когда придет время. Однако утром следующего дня он решил послать телеграмму Эверарду Уориндеру.
Уориндер получил телеграмму уже после обеда. Френсис просто написал: «Не волнуйтесь. Кристина со мной в безопасности. Позже напишу письмо». В семье все успокоились. У их девочки все было хорошо.
– Что будем делать с Гаретом? Он ведь спросит о Кристине. Он имеет право знать, – сказал Уориндер жене.
– Скажи, что посчитаешь нужным, – ответила леди Кларисса. – Знаешь, мне кажется, что Кристина пошла характером в тебя. Они все такие разные – Кристина, Гарри и Маргарет… Кристина, как и ты, Эверард, такая непредсказуемая, что мне часто просто трудно вас понять.
– Не поздновато ли задумываться об этом? – отозвался Уориндер. – Я все эти годы, по-твоему, был странным и непредсказуемым? Раньше ты не говорила об этом. Почему, интересно?!
– Я просто жила и не задумывалась ни о чем. Уориндер улыбнулся и взял у нее из рук чашечку кофе.
– В таком случае, Кларисса, я хочу извиниться перед тобой. – Тревога за Кристину сделала их по-прежнему близкими. И Уориндер был благодарен и рад, что они с Клариссой вместе.
В то время, как Кристина приехала в Шотландию, Дэниел оказался в издательстве «Нозен Клэрион». Именно в газете под таким же названием когда-то начинал печататься и его отец. Джо Шарп, владелец издательства, радовался, увидев сына Джона Хантера. Дэниел был принят в издательстве, как родной.
– Правда, мы не можем обещать вам хорошую плату, – признался мистер Шарп, – но с удовольствием опубликуем ваши статьи. Да, – продолжал он, – вот ваш отец умел словом разжечь огонь в сердцах читателей. Горячие были деньки. Ваш отец был талантлив.
– У вас сохранились копии старых номеров? – спросил Дэниел.
– Да, кое-какие есть. Они, конечно же, не в лучшем состоянии, но вы прочитаете их с интересом, думаю.
– Если разрешите, я просмотрю их. Они помогут мне понять, что именно интересует читателей «Клэрион».
– Пожалуйста, когда захотите.
Так в руки Дэниела попали ранние статьи его отца, и именно тогда он случайно наткнулся на пожелтевшую от времени вырезку из газеты, сыгравшую очень важную роль в его жизни. В статье сообщалось о собрании чартистов, но не это привлекло его внимание. В конце статьи было выражено поздравление лидеру чартистского движения Джону Хантеру по поводу рождения сына. Мальчик был рожден на месяц раньше положенного срока, но был в хорошем здравии, это было особенно счастливое событие, если учесть, что после свадьбы жена Джона Хантера тяжело болела после неудачной первой беременности. Дэниел еще раз перечитал то место в статье, где говорилось о его отце и матери.
Вот оно, доказательство, вот этот желтый клочок бумаги. Никаких сомнений. Он был сыном Джона Хантера, как всегда предполагал. Почему никому раньше не пришло в голову просмотреть подшивки старых газет? Он осторожно положил вырезку в карман. Что теперь ему делать? Написать Эверарду Уориндеру или Кристине? Ну и что? Эверард все равно его не поддержит.
Наконец, Дэниел сел за письмо к Кристине, в котором объяснял ей, как он узнал правду, рассказал, где и как живет, при этом он старался останавливаться на положительных моментах и не касаться переживаний одиночества, страданий и тоски по ней. Когда письмо было закончено, он перечитал его, хотел было порвать, но потом решительно подписал и отправил раньше, чем успел передумать.
И стал ждать ответа. Ждать и надеяться. Она наверняка ответит, хотя бы напишет несколько строк, но дни шли, а ответа не было. Может быть, было правильно с ее стороны поставить окончательную точку, но все равно трудно принять это, и он старался заглушить тоску. Дэниел ходил в самые бедные кварталы, делал кое-какие заметки, а потом создавал злые и острые статьи, которые очень нравились Джо Шарпу, хотя и не все написанное Дэниелом было напечатано.
Кристина пробыла в Гленмуре две недели, когда туда пожаловал Гарет. Она получила короткое письмо от матери, которая упрекала ее за доставленное им беспокойство, и более мягкое письмо от отца, в котором говорилось, что ей не обязательно было убегать из дому, точно вору, и что они с мамой не возражали бы против ее поездки в Шотландию, узнай они об этом раньше. Заканчивалось письмо совсем тепло: «Пожалуйста, не задерживайся долго, дорогая наша Кристина! Я очень скучаю по тебе».
Девушка чуть не расплакалась над этим письмом. Эверард Уориндер прислал письмо и для дяди Френсиса, в котором сообщал, что причиной побега была неудачная любовь Кристины к совсем неподходящему ей молодому человеку. Уориндер просил дядю Френсиса не говорить Кристине, что он был в курсе ее переживаний.
Живя в доме дяди Френсиса, Кристина была предоставлена самой себе. В доме у дяди Френсиса жили два больших волкодава, Фиргас и Тара, всегда готовые сопровождать девушку, куда бы она ни пошла. Кристина подружилась с сэром Дональдом Макреем, который седлал для нее коня и следовал за ней, чтобы убедиться, что девушка была в полной безопасности.
Графа Гленмурского часто вызывали на соседние фермы спросить совета или просто пообщаться, и вообще он был всегда занят. Ужинали они обычно вместе, и Кристина рассказывала дяде, как она провела день. После ужина дядя Френсис засыпал в своем большом и удобном кресле, собаки ложились у его ног. Кристина, оставаясь одна, возвращалась к своим воспоминаниям и раздумьям. Все мысли ее были о Дэниеле, ей было интересно, что он делал, как жил без нее. Она все больше начинала сожалеть о своих жестоких, несправедливых словах, сказанных ему во время последней встречи.
Кристина все еще боялась, что она забеременела. Ее утешало лишь то, что здесь, вдали от Лондона, от родных, она была точно в другом мире, точно в безопасной скорлупе, где ее никто не мог обидеть. И в этот ее мир вдруг вторглись.
Однажды утром, спустившись к завтраку, Кристина увидела весело направлявшегося к ней дядю.
– Кристина, дорогая, доброе утро! Теперь тебе будет повеселее, у тебя будет с кем погулять и покататься верхом!
Кристина посмотрела туда, куда показывал рукой дядя. В Гленмуре появился Гарет. Он подошел к Кристине и поцеловал ее.
Кристина была удивлена и в то же время несколько расстроилась.
– Как ты узнал, что я здесь, Гарет?
– Мне сказал твой отец. У меня появилось несколько свободных дней, и я решил увидеться.
– Добро пожаловать, Гарет! – искренне сказал дядя Френсис. – Кристине было очень одиноко, и я рад, что теперь вы вдвоем.
За завтраком беседу поддерживали лишь дядя Френсис и Гарет. Кристина больше молчала, она очень сожалела, что Гарет решился на поездку в Гленмур. Девушка была уверена, что знала точно, чего Гарет добивался своим появлением здесь. Он не говорил ей: «Я тебя предупреждал…». Однако Кристине казалось, что она читала эти слова в его взгляде, в его непринужденном стиле общения. Если Гарет считал, что Кристина была готова броситься в его объятия, то он глубоко заблуждался.
На самом деле причины появления Гарета были совершенно другими. Он знал, что она испытывает: чувство потери, боль отказа. Он знал, что ему следовало бы подождать, может быть, месяц или два, чтобы она успокоилась, но не мог. Он уже и так потерял много времени, он не был достаточно откровенен с Кристиной, позволил, чтобы другой покорил ее сердце. Гарету хотелось поговорить с Кристиной, убедить ее, что настоящее счастье не в Дэниеле Хантере. Он хотел, чтобы девушка признала, что увлечение Дэниелом было временным, чем-то вроде переходного возраста.
В тот день, когда Гарет собрался ехать в Гленмур, Эверард Уориндер протянул ему письмо для Кристины.
Это было письмо от Дэниела. Уориндер колебался между желанием уничтожить письмо, не распечатав, и желанием узнать, что там было написано. Эверард Уориндер доверял и уважал Хантера, поэтому он, в конце концов, решил передать письмо Кристине через Гарета.
– Пожалуйста, возьми это письмо. С тобой она получит его быстрее, а то почта до Гленмура идет очень долго.
Теперь письмо было в руках Гарета, и он в нерешительности смотрел на него. Что бы там ни было, это все равно вернет ее к воспоминаниям. Наверняка для Кристины будет намного лучше, если он уничтожит письмо и ничего ей не скажет. Ему ужасно хотелось прочитать письмо, и он даже сломал печать и пробежал глазами его начало. Его сразу же привели в гнев первые строки письма: «Моя дорогая и любимая Кристина. У меня есть для нас обоих замечательная новость…» Гарет дочитал письмо до конца и узнал о новости Дэниела, уничтожавшей барьер между ним и Кристиной. Дэниел говорил, что теперь они были вольны в своей любви, и ничто им не могло помешать принадлежать друг другу.
В приступе внезапной ревности Гарет разорвал письмо и бросил его в камин. В то же мгновение он пожалел о сделанном, но огонь уже охватил бумагу. Гарет решил, что Кристине ни к чему было знать о письме Дэниела и все к лучшему. Он пытался не поддаваться появившемуся чувству вины. Кристина, несомненно, будет ждать и надеяться, но это ни к чему не приведет, тогда как он, Гарет, мог дать ей любовь и семейный очаг. Он сделал все, что было в его силах, чтобы Кристина была счастлива. Он решил поговорить с девушкой.
– Боюсь, Кристина уехала очень рано, – сказал ему Дональд Макрей. – Она всегда очень рано утром катается верхом. Но я могу вам объяснить, где вы сможете ее разыскать.
После завтрака Гарет вместе с Дональдом отправились в конюшню. Дональд оседлал для Гарета коня.
– И куда же отправилась Кристина? – спросил Гарет.
– Видите вон ту тропинку между деревьями? – спросил Дональд, помогая ему сесть в седло. – Если вы поедете прямо по ней, то скоро окажетесь в поле. Мисс Кристина любит там кататься. Открывается великолепный вид на море и острова, там всегда дует мягкий теплый ветерок.
Увидев Кристину, Гарет улыбнулся. Она стояла в старых бриджах и толстом свитере. Гарет вспомнил Брамбер и то, как Кристина шокировала свою мать, выезжая верхом в старых бриджах Гарри.
– Я так и подумала, что ты последуешь за мной, – сказала девушка, когда Гарет подъехал. – Откуда ты узнал, что я здесь? Наверное, Дональд сказал?
– Да, он мне объяснил, где ты можешь сейчас быть.
– Ты не представляешь, как он обо мне заботится. Словно я маленькая девочка.
Сейчас Кристина была всего в нескольких шагах от Гарета. Каштановые волосы ее развевались на ветру, в глазах блестели искорки недовольства.
– Что же конкретно тебе сказал мой отец? – требовательно спросила Кристина.
– Кажется, все, – слегка задыхаясь от быстрой езды, сказал Гарет. – Он очень расстроен, что ты сбежала из дому.
– Сомневаюсь. Зачем ты приехал? Посмотреть на мои страдания?
– Нет, Кристина. Зачем ты так говоришь? Как ты могла так обо мне подумать?
Но Кристина уже продолжала, не дослушав, его.
– Почему же нет? У тебя есть для этого все основания. Ты оказался прав, верно? Это должно принести тебе чувство удовлетворения. Ты говорил мне когда-то, что Дэниел рано или поздно посчитает меня лишней обузой, камнем на шее. Он послушается доводов папы и, не задумываясь, откажется от меня… – голос ее оборвался, и она всхлипнула.
– Нет, – сказал Гарет. – Нет, Кристина, ты к нему несправедлива. – Он вспомнил о сожженном письме, и чувство вины нахлынуло на него с новой силой. – Есть еще одна причина, очень важная…
– О-о, я знаю, что ты имеешь в виду. Опасение папы, что Дэниел – сын его любовницы. Я не знаю, верить ли этому. Понимаешь, это замечательная причина для нашего расставания, не так ли? И все-таки… все-таки… В любом случае я приехала сюда именно поэтому. Мне нужно было время подумать, побыть вдали от всех. Я хотела перенести это сама.
– Это было очень трудно выдержать? – мягко спросил Гарет и взял Кристину за руку, но она вырвалась.
– Ты знаешь только половину всего происшедшего. Есть еще что-то, о чем папа не стал тебе говорить. Неужели ты сам не понимаешь? – Кристина набралась смелости и быстро выпалила, – я могла забеременеть от Дэниела…
– Что? – у Гарета перехватило дыхание. – Это неправда! Скажи, что ты пошутила.
– Нет, это правда… Я понимаю, Гарет, что ты не хочешь в это верить. Не так ли? Ты думаешь, что это могло произойти с кем-нибудь другим, но не со мной, с девушкой, которую ты выбрал себе в жены. Но это… правда. Мы с Дэниелом были любовниками, и должна сказать тебе, что это было так прекрасно. Я была очень счастлива и так уверена в нем, в нашем будущем. Казалось, ничто не сможет нарушить наших планов. Я верила ему и думала, что он тоже доверял мне… А потом…
Кристина наклонила голову, потом отвернулась и убежала. Гарета охватило чувство ярости, он несколько секунд не мог сдвинуться с места. Это была злость по отношению к Дэниелу, человеку, который похитил у него самое дорогое – его Кристину. Гарет был зол и на самого себя за то, что позволил ей быть в близких отношениях с другим. Зачем она так далеко зашла в своих отношениях с Хантером?
Когда Гарет догнал Кристину, она была очень расстроена и не хотела даже на него смотреть. Он взял ее под руку и спросил:
– Неужели это правда? Может быть, ты просто хочешь помучить меня, чтобы я тебя ревновал? Пожалуйста, не молчи, Кристина!
Она могла бы солгать, и Гарет поверил бы, но не захотела. Кристина посмотрела ему в глаза и громко сказала:
– Да, это правда! И я счастлива, счастлива, что это случилось! По крайней мере, мне будет что вспомнить.
Это было последней каплей.
– О Господи! – Гарет смотрел на девушку молящим взглядом, потом он крепко обнял ее, так, что она чуть не вскрикнула. – Кристина, если у тебя будет ребенок, то клянусь перед Богом, что это будет мой ребенок, а не его! – горячо сказал Гарет.
Он с такой страстностью поцеловал ее, что она слегка испугалась. Кристина попыталась вырваться из его объятий, но он держал ее, точно в железных тисках. Гарет повалил девушку на траву и стал крепко целовать.
– Гарет, прошу тебя, не надо! Пожалуйста, Гарет, пожалуйста, отпусти меня!..
Но он, казалось, не слышал ее. Он помнил лишь об овладевшей им страсти. Одной рукой он задрал ей свитер, а другой расстегнул бриджи. О таком Гарете, яростном и страстном, она всегда мечтала, будучи школьницей, как о мужественном Уэльском предке. Только теперь она уже не была ребенком, а он диким вождем кельтов. Он был врачом, сохраняющим спокойствие и хладнокровие в любых ситуациях.
Солнце нещадно жгло тихую равнину, дул легкий морской ветерок, но они не ощущали его дыхания. Над их головами кричали чайки, опускавшиеся на скалистые берега. Кристина почувствовала, как затрепетало ее тело, она испытала огромное наслаждение, после чего силы оставили ее. Гарет откинулся на спину рядом с ней, испытывая одновременно стыд и в то же время необыкновенное наслаждение. Но одна мысль не покидала его: Кристина была только его, и он никому ее не отдаст.
Девушка тихо лежала на траве, закрыв глаза. Гарет нежно поцеловал ее в губы.
– Я люблю тебя. Будь моей женой, Крис, – прошептал он.
– Женой? Никогда! Нет, Гарет, нет. Я не могу об этом думать, не сейчас. Я никогда не представляла, что такое возможно.
– И я тоже. – Он посмотрел на нее, затем отвел взгляд. – Думаю, мне надо было бы извиниться, но я не буду этого делать. Я не сожалею о том, что произошло сегодня.
– А если я скажу «нет»? Если я откажусь? Гарет улыбнулся.
– Поживем – увидим.
Это был Гарет, которого она не знала. Прежде послушный и мягкий, он неожиданно оказался решительным, настойчивым мужчиной. После страданий, жалости к себе и тревоги отдать себя во власть его воли это было почти облегчением, пусть и временным.
Гарет пробыл у Френсиса еще несколько дней.
– Я обговорю все детали нашей свадьбы с твоим отцом, – сказал он как-то утром, собираясь уезжать в Лондон.
– Нет, Гарет. Ты говоришь об этом, как о само собой разумеющемся.
– Думаю, это уже решено, – непреклонно продолжал он. – Кристина, ты должна мне помочь, а то твоя мама уже перестала строить планы по поводу нашей свадьбы.
– Гарет, ты можешь меня спокойно выслушать? – отчаянно спросила девушка. – Дело в том, что я не собираюсь выходить за тебя замуж.
– Никаких споров. Нам уже достаточно того, что мы пережили. И, пожалуйста, не задерживайся здесь долго. Жаль, что ты не поедешь со мной сейчас…
– Мне нужно время, чтобы еще раз все хорошенько обдумать.
– Хорошо. Через неделю я жду тебя в Лондоне. Договорились?
– Я ничего не обещаю, – сказала Кристина. – Поживем – увидим…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень любви - Хевен Констанс


Комментарии к роману "Тень любви - Хевен Констанс" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100