Читать онлайн Тень любви, автора - Хевен Констанс, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень любви - Хевен Констанс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень любви - Хевен Констанс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень любви - Хевен Констанс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хевен Констанс

Тень любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Кейт в греческом платье красного цвета с голубыми и белыми вставками, с распущенными волосами, которые очаровательно выглядывали из-под позолоченного шлема и в свете ламп красиво переливались, стояла на носу импровизированного корабля и пела «Британию». Она грациозно размахивала руками, приглашая слушателей ей подпевать. Зал запел хором, и она с воодушевлением произнесла последние слова:
Британцы рабами не будутНикогда, никогда, никогда!
Все встали, и раздался гром аплодисментов. Ее вызывали на бис шесть раз. Представление длилось четыре часа. Там была и детская сказка, и балет, и юмористические куплеты, от которых все просто падали от смеха. Но главное – непревзойденное выступление Кейт. Деньги от этого концерта в театре должны были пойти на решение амбициозных планов мистера Кина, который подумывал о новом театральном сезоне, в котором должны были быть классические постановки.
Кристина сидела вместе с Гарри в партере, и это ей нравилось больше, чем уединение в ложе, которую обычно заказывал ее отец, когда они совершали нечастые походы в театр.
– Пойдешь со мной в гримерную к Кейт или подождешь меня в фойе? – спросил Гарри Кристину, когда они пробирались к выходу. – Я хочу предложить вам обеим сходить куда-нибудь поужинать.
– Правда? Как здорово! Надеюсь, ты предупредил папу, что мы задержимся? – радостно воскликнула Кристина.
– Конечно. И даже сказал, куда мы пойдем. Он не возражал, просто сказал: «Не уводи надолго свою сестру». Вот и все. Я не упоминал о Кейт.
Кристина рассмеялась. В этот вечер она чувствовала себя беззаботной и счастливой. Ей всегда было легко с Гарри, она просто отдыхала в его обществе.
– А ты уже говорил Кейт?
– Да, конечно. Я сегодня утром заглянул к ней на репетицию. У нас было всего несколько минут, чтобы поговорить. Я сказал, что ты к нам присоединишься.
Кристина догадывалась, что Гарри хочет, чтобы во время их первой после долгих месяцев разлуки встречи еще кто-нибудь присутствовал. У дверей гримерной Кейт было настоящее столпотворение, но пожилой мужчина, дежуривший у двери, никого не пускал к актрисе. Однако насчет Гарри и Кристины он был заранее предупрежден и поэтому быстро открыл перед ними дверь, чтобы впустить их в гримерную.
Кейт сидела перед зеркалом в легком платье и расчесывала волосы красивой блестящей расческой. Комнатка была небольшая, в углу ее на стуле сидел Дэниел. Он смеялся над чем-то, что Кейт ему рассказывала.
– Гарри, дорогой! Кристина, как я рада вас видеть! – Кейт подставила свою щеку для поцелуя и потом сама поцеловала Кристину. – Вам, надеюсь, понравилось представление? Вы даже не представляете себе, как я себя чувствовала, стоя на этой палубе корабля. Всякий раз, когда я двигалась, раздавался ужасный скрип. Я живу в постоянном страхе, что в один из вечеров все это сооружение рухнет, а я окажусь в оркестровой яме, – и она беззаботно расхохоталась.
Кейт говорила слишком быстро и достаточно громко, и Кристина подумала, что, должно быть, девушка слегка нервничает.
Дэниел поднялся со стула и сказал:
Если здесь Гарри, то мне не нужно, наверное, тебя провожать домой. Значит, я могу быть свободен, а, Кейт?
– Не уходи, пожалуйста, – тут же сказал Гарри. Пойдем вместе с нами.
Дэниел бросил оценивающий взгляд на вечерний костюм Гарри и шелковое платье Кристины.
– Но я не одет для торжественного вечера… – вскользь обронил он.
– Боже мой, Дэниел! Я не собираюсь вести вас в какое-то слишком шикарное заведение! Ресторан Весперов – спокойное и уютное местечко. Даже наш папа считает его вполне приличным. Так что идем, парень! Не будь таким несговорчивым и не заносись!
В глазах Кристины Дэниел прочитал, что она очень хотела, чтобы он присоединился к ним.
– Да ладно! Твоя взяла! – уверенно сказал Дэниел. – Я пойду с вами, если ты уверен, что я не буду там лишним.
– Прекрасно, – искренне обрадовался Гарри. – Я на всякий случай заказал столик на четверых.
Молодежь взяла два кеба – в одном поехали Гарри с Кейт, а в другом – Кристина и Дэниел.
– Я рада, что ты решил поехать с нами, – сказала Кристина. – Мы так давно не виделись с тобой.
– Да, у каждого была своя жизнь, – заметил Дэниел. – Надеюсь, ты не скучала на Рождество в Брамбере?
– Да, все было здорово. А как дела в магазине мистера Брауна?
– Там все подремонтировали и, похоже, дела пошли неплохо.
– Ты и там работаешь, Дэниел? – поинтересовалась Кристина.
– Только иногда, по вечерам помогаю Илспет с расчетами.
Они чувствовали себя скованно. Кристина сняла белую перчатку и в темноте нашла его руку. Дэниел тепло сжал ее ладонь.
Гарри был прав, описывая ресторан Весперов. Там была действительно атмосфера спокойствия и уюта, ничто, казалось, не могло нарушить этот покой, ничего непредвиденного не могло произойти. Официант внимательно посмотрел на Дэниела и его скромный костюм, но так как мистера Уориндера здесь хорошо знали, то и его сыну было дозволено приводить с собой необычных друзей. Их посадили за столик, достаточно удаленный от входа и ненавязчиво отгороженный от остальных гигантской декорацией, изображающей руку.
Гарри заказал шампанское, и скоро всякая скованность, что была поначалу, окончательно исчезла. Кейт стала рассказывать, – как ей перед выступлением пришлось немого поголодать, чтобы лучше двигаться по сцене. Кристина всех рассмешила рассказом о том, как один из селян Брамбера, которому дали головку первосортного сыра из магазина мистера Брауна, почему-то решил, что сыр испортился, и отдал его своим поросятам. Гарри веселил друзей рассказами о Париже, о том, что он видел, с кем встречался. Только Дэниел в основном молчал.
И тут Кристине показалось, что сквозь декоративные отверстия в ширме она узнала парочку, сидящую за соседним столиком. Это, несомненно, была Клара, ослепительно разодетая, а мужчина, сидевший к ним спиной, по-видимому, Раймонд Дориан. Кристина вдруг испугалась, что Клара может увидеть ее в компании Дэниела и Кейт, но потом отогнала от себя подозрительные мысли.
Все продолжали что-то друг другу рассказывать, смеяться и наслаждаться вечером. Было уже поздно, когда Гарри разлил по бокалам остатки шампанского.
– Заказать еще шампанского, как вы считаете? – поинтересовался он у девушек.
– Думаю, нам всем уже больше чем достаточно, – улыбаясь, заметила Кейт.
– Остался последний тост, – продолжил Гарри, настроение которого, чувствовалось, было замечательным, потому что вечер удался. – Я предлагаю поднять бокалы за Кейт Хантер, которая сегодня работала больше всех нас, управляясь с таким сложным кораблем!
Но не успел Гарри договорить, как за соседним столиком произошло какое-то замешательство. Раймонд Дориан внимательно посмотрел в сторону четверых счастливых друзей. Стул его скрипнул, когда он быстро поднялся. Подойдя к ширме, он приподнял ее и взглянул на Кейт.
– Итак, Кейт Хантер! Которая так усиленно репетировала, что не могла никого видеть, которая никого к себе не пускала из-за жуткой нехватки времени! И все-таки она выделила минутку для своего мальчика-любовника! – грубо сказал Дориан.
Гарри поднялся из-за столика. Раймонд, не обращая ни на кого внимания, продолжил:
– Ты же знаешь, что бывает с лживыми потаскушками, верно? Они получают то, что заслужили! – Взяв бокал с шампанским, Раймонд выплеснул его в лицо Кейт.
Какую-то секунду девушка сидела, будто парализованная, шампанское стекало с лица ей на грудь. Взбешенный Гарри резко подскочил к Раймонду и дал ему пощечину.
– Ах ты, лживый негодяй! Бог свидетель, ты извинишься за это! – дерзко сказал Дэниел.
– Да будь я тогда проклят… – выпалил Раймонд. Несколько минут длилось напряжение. И вот тишину нарушил резкий голос Клары.
– Раймонд, я жду тебя, пойдем же отсюда!
– Иду, дорогая. Нам пора.
Он бросил на стол пустой бокал, обвел всех презрительным взглядом и пошел вслед за своей женой. Быстро подошел официант, он протянул Кейт чистую салфетку, вытер разлитое шампанское.
– Он тебя давно преследует? – спросил сестру Дэниел.
– С тех пор, как мы приехали, – дрожащим голосом ответила Кейт. – Но я ему не лгала. Мы действительно очень напряженно репетировали, поэтому я и сказала портье никого ко мне не пропускать. Да и что он ко мне привязался? Кто я ему? – расстроенно сказала Кейт.
– Ты должна была мне обо всем рассказать, – твердым голосом сказал Дэниел.
– Я не хотела, чтобы ты придавал этому значение. В прошлый раз все так ужасно обернулось… Но теперь-то он женат, почему он не оставит меня в покое?
– Думаю, я знаю, почему, – серьезно сказал Гарри. – Раймонд – человек с большими амбициями. Он еще в Оксфорде был таким. Он всегда и везде мечтал быть первым, он не мог успокоиться, пока не докажет, что никто не устоит перед ним.
– Но это же глупо… – сказал Дэниел. – Он преследует Кейт уже около двух лет. Что ему от нее нужно?
– По-видимому, не терпится доказать, что он имеет какую-то власть над ней, – заметил Дэниел.
– Его необходимо хорошенько проучить, – предложила Кристина.
– Сам остановится, – убежденно отозвался Гарри. – Он сам надел себе петлю на шею. Клара не будет терпеть всего этого. Мы-то уж знаем, правда, Кристина? Мы, в конце концов, вместе выросли, и клянусь, Клара выиграет.
Неприятное происшествие испортило счастливую атмосферу вечера. Гарри рассчитался с официантом. Девушки накинули свои шали и, выйдя из ресторана, стали прощаться, обещая друг другу встретиться еще раз до отъезда Гарри в Париж.
Кристина тихо сказала, явно чтобы услышал только Дэниел:
– На следующей неделе я, как всегда, буду в клинике. – Но Дэниел только кивнул в ответ. Он видел, что Кристина все еще носит кольцо Гарета, и это больно уязвляло его. Он был уверен, что между ними все кончено, и все-таки в глубине души продолжал надеяться на какое-то чудо.
Дэниел проводил Кейт на Вайнер-Стрит.
– Я беспокоюсь за тебя, – сказал он сестре. – Каждый вечер ты идешь из театра домой одна, а путь совсем не близкий.
– Я скоро перееду. На Говер-Стрит скоро освобождается комната, – Кейт слегка поморщилась. – Только единственно плохо, что она дороговато стоит.
– Я могу помочь тебе. Мистер Браун платит мне за дополнительную работу в магазине.
– Нет, Дэн, тебе эти деньги необходимы самому. Скоро нам обещают прибавку.
– Ты должна быть осторожна, – заботливо сказал Дэниел.
– Не беспокойся. Все будет хорошо.
Кейт посмотрела вслед брату и устало поднялась по лестнице. Они с Дэниелом – два сапога пара, иронично подумала Кейт, оба гоняются за несбыточным. Проклятый Эверард Уориндер! И будь проклят тот случай, который свел их вместе! Очень хорошо строить из себя смелую и независимую, улыбаться, говорить, что все к лучшему, что из этого никогда ничего не выйдет, но что случилось – то случилось: она влюбилась в Гарри со всем девичьим пылом и страстностью первой любви. Она не хотела признаваться себе в этом, говорила Гарри, что это невозможно, смеялась над ним, когда он заговаривал о женитьбе, но где-то глубоко-глубоко в ее душе жила надежда. Как и Дэниелу, ей хотелось чего-то идеального в жизни. Только сегодня вечером Кейт поняла окончательно, что их любовь с Гарри обречена остаться несбыточной мечтой. Гарри с его юношеским очарованием, такой жизнерадостный и зажигательный своей молодостью, теперь повзрослел, у него своя жизнь, в которой ей не было места. Все было правильно, с этим нужно было смириться, но от понимания, что все так и должно быть, ей становилось очень обидно и горько. Слава Богу, у нее еще было любимое занятие – ее работа в театре. Одна из старых актрис в труппе мистера Кина, игравшая еще во времена его отца Эдмунда, однажды утром, посмотрев репетицию Кейт, сказала:
– Очень хорошо, очень мило, дорогая! Но нет страсти… Нет пылкости сердца. Тебе следует влюбиться, чтобы быть достоверной на сцене.
Интересно, что бы эта женщина сказала о ее игре сейчас?
Никто из четверых молодых и симпатичных людей не знал тогда, что этот глупый инцидент в ресторане станет прелюдией еще большего скандала, что очень отразится на их будущем.
Следующие несколько недель Кристина чувствовала, что живет двойной жизнью: одна жизнь – это жизнь дочери хозяев дома, послушно исполняющей свои обязанности, которая вместе с матерью ходит по магазинам и в гости, помогает развлекать гостей, бесконечное количество раз объясняет всем, что они с Гаретом решили на какое-то время отложить свадьбу и что это все к лучшему. В другой жизни она все время испытывала дискомфорт от того, что была поглощена своими мыслями о Кейт, о тайне, которая связывала эту девушку и ее отца. Кристина недоумевала, как бы ее родные отреагировали, узнав всю правду. Ей казалось все таким нелепым, что хотелось плакать.
– Это так несправедливо, – сказала она как-то Гарету вечером, когда они были вдвоем.
– Кристина, пожалуйста, давай будем делать все так, как мы с тобой договорились. Разве мы выбрали неправильное решение?
С одной стороны, Кристина хотела отказать Гарету, объявить отцу и матери, что она выйдет замуж за Дэниела, и они не смогут этому помешать, но тогда это будет значить поставить Дэниела в неловкое положение, заставить делать то, чего он не хочет. Через две недели после происшествия в ресторане, выйдя из клиники после работы, Кристина увидела Дэниела, который ее ожидал. И с тех пор она с нетерпением ждала этих коротких встреч. Она жила долгожданными свиданиями с любимым человеком. Дэниел тоже был счастлив, что часто видит Кристину.
Пару раз они встречались на своем старом месте, в церковном садике, и Кристина рассказала ему о Гарете. Дэниел тогда ей на это сказал:
– Я понимаю его. Я бы тоже не отпустил тебя, Кристина…
Парень и девушка постоянно целовались под кроной старого дерева, а когда шел дождь или было холодно, сидели на крыльце церквушки, под крышей, и он рассказывал ей о своих статьях, которые недавно начал писать и в которых говорил о зле, несправедливости, встречаемой на каждом шагу. Дэниел гордился тем, что его статьи печатались в газете радикалов.
– Это только скромное начало, – говорил он, – пока их печатают только в газете с небольшим тиражом, но вот если бы их напечатали в «Дейли Ньюс» – это было бы здорово!
Поглощенные друг другом, Кристина и Дэниел не замечали, что их свидания проходят на глазах молодой женщины, которая заменила Илспет на должности учительницы младших классов. Ева была племянницей проповедника Глоссопа, она сразу же рассказала Илспет, что Дэниел и Кристина вместе выходили из старой церквушки воскресным вечером.


В конце февраля перед восторженной публикой прошла новая постановка спектакля «Зимняя сказка».
Кейт выступала в роли пропавшей принцессы. В светло-салатовом муслиновом платье, с белыми цветами в волосах Кейт была похожа на хрупкую лилию. Ее игру высоко оценила вся мужская часть аудитории, в том числе и Раймонд Дориан, который сидел в ложе рядом со своей женой. Внешне он старался казаться безразличным, но внутренне, чувствовалось, был напряжен и кипел от гнева, потому что его домогания Кейт не имели успеха. Цветы, шоколад, дорогие украшения, которые он посылал девушке, тут же возвращались ему назад. Кейт была непреклонна.
Сидя на спектакле, Дориан проворачивал в голове новый план. Его жена время от времени загадочно на него поглядывала. Раймонда всегда очень раздражали расспросы Клары о его уходах из дому. Когда-нибудь он собирался дать ей понять, что жена не должна совать нос в дела мужа, но пока необходимо было избегать ссоры. Раймонду хотелось думать о чем-нибудь более приятном, нежели объяснения с Кларой.
Проносились неделя за неделей. Наступила холодная весна. И вот однажды, к огромному удивлению Кристины, к ним в дом пожаловала Клара. Леди Клариссы в это время дома не оказалось, и Кристина выступила в роли вежливой хозяйки, она предложила кузине чаю, а сама раздумывала, зачем это Клара вдруг заявилась к ней в гости.
За чаем кузины поболтали о каких-то женских мелочах, а потом Клара перешла к более серьезному разговору.
– Мне кажется, дорогая Кристина, что ты хорошо знакома с той молодой женщиной – Кейт Хантер, которая, по-моему, играет в Королевском театре?
– Да, мы знакомы. А что она тебя так заинтересовала? – спросила Кристина.
– Ты, конечно же, знаешь, что Раймонд за ней до сих пор волочится? – осведомилась кузина.
– Я знаю, что когда-то он преследовал бедную девушку. Я думала, что теперь-то он оставил ее в покое… – Как вдруг эта неприятная сцена в ресторане.
– Нет, он все еще не оставил этой затеи. Как мне все это не нравится… Я нахожу все это крайне унизительным…
– Понимаю, что ты чувствуешь, но не вижу, чем же я могу помочь?
– Знаешь что, Крис… А ты посоветуй этой девушке уступить Раймонду. Да, да. Пусть он добьется того, чего хочет, пусть потешит свое самолюбие, и, думаю, на этом все закончится. Я его хорошо знаю. Как только он добьется чего хотел, эта птичка сразу ему наскучит.
Кристина не поверила своим ушам.
– Ты просишь меня сказать Кейт, чтобы она… стала его любовницей? – ошеломленно произнесла Кристина.
– Почему бы и нет? – Клара встала и сделала несколько шагов по комнате. Лицо ее заметно похудело и заострилось, видимо, от давно жгущих ее наплывов ревности и злости. – Она ведь всего лишь обыкновенная певичка, пришедшая ниоткуда и претендующая на звание великой актрисы. Думаю, у нее это не в первый раз. У нее наверняка есть любовники, и довольно много. Наверное, и Гарри в их числе?
– Что ты говоришь? Гарри хотел сделать ее своей женой, а не любовницей, – презрительно сказала Кристина и демонстративно отвернулась в другую сторону. – Никогда в жизни я не слышала ничего более ужасного! Да знаешь ли ты, что Кейт просто презирает твоего мужа? И всегда презирала. Ты в курсе, что сделал Раймонд, когда однажды Дэниел вступился за свою сестру, защитив ее от Раймонда? Твой муж нанял в Ист Энде двух головорезов, которые чуть не убили Дэниела… Ты знала это? Если ты не можешь повлиять на человека, за которого вышла замуж, то, боюсь, это твоя огромная беда!
– Вижу, что ты, дорогая, не хочешь мне помочь… Тогда я найду другие средства. Я не допущу, чтобы какая-то бесстыжая певичка имела власть над моим мужем. Знаешь, что она делает? Да она строит из себя недотрогу, чтобы только получить от Раймонда побольше денег. Она мечтает переступить через меня, его жену, но я не допущу этого. Я покажу ей, что в этой игре победу одержу я. Если ты такая хорошая подруга ей и ее брату, то лучше предупреди их, чтобы держались от Раймонда подальше!
– А что, по-твоему, тогда будет?
– Не твое дело, Кристина, – Клара взяла свои перчатки и серебристую сумочку. – Я ухожу, но ты запомни, что я сказала. Передай от меня нежный привет тете Клариссе. – И «добрейшая» кузина выскользнула из комнаты, прежде чем Кристина успела позвонить в колокольчик, чтобы слуга проводил гостью.
Решительный настрой Клары совсем не понравился Кристине, и она пыталась придумать наилучшее решение. Несколько дней спустя, во время очередного коротенького свидания с Дэниелом, девушка все ему рассказала, но он не придал угрозе Клары особого значения, назвав это глупостью ревнивой жены.
– Ты не знаешь моей кузины! – отчаянно сказала Кристина. – Она может попытаться втянуть Кейт в какой-нибудь скандал…
– Не вижу, каким образом, ведь моя сестра никак не связана с Раймондом, никогда от него ничего не принимала. Вся труппа мистера Кина может это подтвердить.
– Я знаю, но все равно предупреди ее, прошу тебя, Дэниел! – умоляющим тоном сказала Кристина.
Спустя какое-то время, не будучи к этому готовой, Кристина столкнулась с первым шагом мести своей кузины. Теперь Клара направила свои чары против самой Кристины. Когда Кристина с отцом как-то утром сели завтракать, слуга принес анонимное письмо. Леди Кларисса очень редко вставала рано, предпочитая завтракать в постели. Поэтому отец с дочерью были одни. Мистер Уориндер допил кофе и медленно вскрыл конверт с помощью серебряного ножа. Кристина увидела, как изменилось его лицо, когда он пробежал глазами письмо. Затем, немного поколебавшись, он протянул листок дочери.
– Думаю, родная, тебе это стоит прочитать…
Кристина в испуге взяла письмо. Это был обыкновенный листок, весь исписанный аккуратными печатными буквами.
«СЧИТАЮ, ЧТО В ИНТЕРЕСАХ ОБЫКНОВЕННОЙ ПОРЯДОЧНОСТИ ВЫ ДОЛЖНЫ ЗНАТЬ, ЧТО ВАША ДОЧЬ В ДЕНЬ ВЫБОРОВ ПРОВЕЛА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ НАЕДИНЕ СО СВОИМ ЛЮБОВНИКОМ В ЕГО КОМНАТЕ НА РАЙСКОЙ АЛЛЕЕ. И С ТЕХ ПОР ОНИ ПРОДОЛЖАЮТ ПОСТОЯННО ВСТРЕЧАТЬСЯ.»
Это все, что было написано в письме. Ни подписи, ни обратного адреса не было. Кто мог его прислать? О том, что в день выборов она была с Дэниелом, знал только Дикки. Отец внимательно посмотрел на Кристину. Потом он резко спросил:
– Это правда? Объясни мне все, Кристина! Девушка сжала кулаки, руки ее дрожали.
– Не совсем, папа… Я действительно заходила к Дэниелу, но мы не любовники…
– Ты не говорила, что встречалась с Хантером. Почему?
– Я посчитала, что тебя это не обрадует… Постучавшись, в комнату вошел Бартон и вежливо спросил, не нужно ли еще кофе и горячих тостов.
– Нет, благодарю, – холодно ответил Эверард Уориндер. – Можешь убрать со стола и скажи конюху, чтобы пока не подавал экипаж. Я позвоню, когда буду готов.
– Хорошо, сэр.
Отец многозначительно посмотрел на Кристину и сказал:
– Пойдем со мной, дорогая. Нам нужно подробно все обсудить.
Девушка последовала за отцом в его кабинет, предчувствуя и страшась предстоящего разговора. Она решила во что бы то ни стало держаться с отцом уверенно и честно.
– Итак, – сказал Уориндер, закрывая за собой дверь, – будьте добры, мисс Кристина, расскажите мне правду. Когда ты ходила туда и зачем?
– На следующий день после того, что случилось, – стараясь не заплакать, начала она свое объяснение. – После того, как в тебя стреляли, Дэниела забрала полиция, а потом его отпустили. Я хотела только узнать, о чем вы так долго с ним разговаривали. Это же естественно, папа… Мы были друзьями, хорошими друзьями. И ты это знаешь. Я же говорила тебе, папа. Вот я и пошла к нему домой.
Отец недоверчиво посмотрел на Кристину:
– Значит, ты продолжала поддерживать с ним отношения?
– Да. А почему я не должна с ним встречаться? В этом же нет ничего дурного.
– Об этом я сам сделаю выводы, когда узнаю все остальное. Продолжай, дорогая. Я слушаю.
– Думаю, я поступила глупо, что пошла к нему в такое время, – неискренне сказала Кристина. – На улице было так многолюдно, но он живет недалеко, я тебе тогда не нужна была… – Девушка постаралась улыбнуться, но увидела сердитое лицо отца и серьезно сказала. – Конечно, я была не права. На улицах было столпотворение, и меня остановила группа подвыпивших парней – избирателей мистера Наджента.
– Неужели они тебя узнали? – строго спросил Уориндер. – Господи, какой стыд!
– Один из них узнал меня… Они решили, что будет очень забавно, если я, твоя дочь, пожелаю успеха их кандидату. Но я не захотела это делать и отказалась. Тогда они просто озверели, попытались тащить меня силой. Все это было так скверно, папа… Не знаю, как было бы дальше, если бы не подоспевшие Дэниел и полицейский. Дэниел защитил меня, папа.
– И вместо того, чтобы отвести тебя назад, ко мне, он повел тебя к себе домой? – резким тоном спросил отец.
– Это моя вина. Дэниел ни при чем. Я была в шоке. Все случилось так неожиданно. Я не хотела, чтобы меня расспрашивали, а когда он сказал, что у него никого нет, и я смогу отдохнуть, привести себя в порядок, я пошла к нему. Но, папа…
– И пробыла там несколько часов? Прекрасно!
– Я не была там и часа. Мы заговорились, я только потом спохватилась, что уже поздно.
Воспоминания о том, что произошло между нею и Дэниелом, заставили Кристину смутиться и покраснеть. Кристина молчала.
– А когда он, наконец, привел тебя ко мне, ты, моя дочь, преподнесла хорошо обдуманную ложь!
– Я думала, что ты рассердишься, когда узнаешь, где я была.
– Естественно, я бы очень расстроился. Я и теперь не могу прийти в себя. Тебе этого не понять… – Уориндер взял письмо. – А как насчет продолжающихся по сей день встреч? Это так?
– Иногда я вижу его, когда хожу в клинику. Но не более.
– И не ходишь к нему домой? – не отступал отец.
– Нет, с того дня ни разу. Это правда, папа.
– Кристина, ты никогда раньше не лгала мне. Могу я тебе верить? Правда ли то, что ты мне сейчас рассказала? Как я могу быть уверенным в этом?
Кристина доброжелательно улыбнулась, вся дрожа от волнения.
– Да, папа. Это правда. Между нами больше ничего не было, – уверенно сказала девушка.
– Хорошо, но кто еще, кроме автора письма, знает об этом? Моя дочь ловит каждую возможность остаться наедине с молодым человеком, являющимся ярым оппозиционером, человеком, который старался очернить меня в своих грязных статьях! Ты осознаешь, какой вред твоей и моей репутации может принести эта дружба? Как, по-твоему, должен повести себя Гарет, если я покажу ему это письмо?
– Папа, я все рассказала ему о Дэниеле…
– В самом деле? А что именно ты ему рассказала?
Внезапно Кристина почувствовала, что больше не вынесет постоянных недомолвок со своей стороны. И она твердым голосом произнесла:
– Когда Гарет приехал в Брамбер, я ему сказала, что не выйду за него замуж.
– Так и сказала? Но почему? Почему ты передумала? Зачем же тогда вы отсрочили свадьбу, не расторгли помолвку? Твоя мама, ты знаешь, мечтает о свадьбе в июне… Крис, я ничего не понимаю. Родная моя девочка, что с тобой произошло?
– Это было желание Гарета отсрочить свадьбу, – несчастным голосом сказала Кристина. – Он считает, что я делаю огромную ошибку. Он отказывается мне верить.
– Чему он не хочет верить? – Глаза отца, казалось, смотрели ей в самую душу. – Что ты пытаешься мне сказать и никак не можешь? Что значит для тебя Дэниел Хантер? Я много раз спрашивал тебя, Крис, что между вами происходит, но ты клялась, что у вас всего лишь дружба. Значит, это не так? Не пора ли тебе сказать всю правду?
– Папа, поверь, я не лгала. Честное слово… – с усилием произнесла Кристина. – Так было сначала, действительно, между нами были только дружеские отношения, но потом… потом все изменилось. Понимаешь меня?
– И ты об этом рассказала Гарету? О том, что ты глупейшим образом влюбилась в нищего учителя из Ист Энда, преподающего в школе для детей бедняков? Ты это ему сказала?
– Да, – сказала девушка, отрезвев от Сарказма, который звучал в голосе отца.
– И что же, интересно, Гарет тебе сказал? – взявшись за голову обеими руками, спросил Уориндер.
– Гарет думает, он просто уверен, что я ошибочно принимаю увлечение за настоящую любовь. Но это не так, папа, это не так. Мне сердце подсказывает…
– Сомневаюсь. Я скорее склонен согласиться с Гаретом. И что ты теперь собираешься делать? Уйти из дома и жить на бабушкино наследство? О-о, я вижу, какие замечательные перспективы открываются перед молодым человеком! Кто знает, чем все это закончится? Если ваши отношения с Хантером будут все же продолжаться, ты наверняка надеешься уговорить своих родителей принять этого парня в нашу семью… Да-а… Не дай Бог, конечно, – с горькой иронией сказал Уориндер.
– Папочка, как же ты не прав! Дэниел хороший, порядочный парень. Он не женится на мне, даже если я сама его об этом попрошу, и ты знаешь, почему, не так ли? Он никогда не сможет простить тебе то, что ты сделал с его отцом… Из-за своей карьеры ты послал невинного человека на виселицу. Ты ведь не посмел пожертвовать своим престижем, а теперь все это отражается на моей жизни… Я вынуждена страдать за то, что ты когда-то так жестоко поступил…
– Интересно, что же еще он говорил тебе о моей прошлой жизни? Конечно, ему лучше знать, как все было, и что я делал!.. Какие еще причины он выкладывал тебе, чтобы протянуть время и не оттолкнуть тебя, держать тебя на коротком поводке?
Ее губы задрожали, ей хотелось объяснить отцу, что он жестоко не прав в своих выводах, сказать, что Дэниел давно не может простить ему глумления над бедной женщиной, когда он воспользовался ее горем и нуждой. Но Кристина не могла произнести эти обвинения вслух, потому что все еще отказывалась верить в это, ведь он был ее отцом. Кристина всегда любила и уважала отца и не могла уничтожить ту теплоту и ласку, которые возникли между ними в последнее время.
Отец и дочь минуту молча смотрели друг на друга. У Кристины было такое чувство, что отец тоже расстроен этим разговором. Потом Эверард Уориндер подошел к ней поближе и проговорил:
– Послушай меня, Кристина. Ваша с Дэниелом Хантером женитьба абсолютно невозможна по нескольким причинам. О ней не может быть и речи… Ты должна это понять. Я никогда не дам своего согласия. Никогда. Я считаю, что Гарет был прав. Тебя слишком легко обмануть. Ты позволила чувствам затмить твой разум, ты должна остановиться, не совершить ошибки, которая сломает всю твою жизнь! Думаю, лучшее, что я могу для тебя сделать, так это поскорее послать тебя к твоему дяде Френсису. Полгода поживешь у них в семье, в Гленмурском графстве. Эта смена обстановки пойдет тебе, дорогая, только на пользу. У тебя, Крис, будет время все обдумать, освободиться от своих нелепых желаний. Я знаю, что ты с удовольствием работаешь в клинике, но это не может продолжаться всю жизнь. Какое-то время тебе нужно отдохнуть от всего этого, собраться с мыслями, разобраться с чувствами и взглянуть на жизнь более здраво. Так будет правильно, доченька моя.
Последняя фраза, произнесенная отцом, заставила вздрогнуть Кристину, особенно то, как ласково он сказал «доченька моя». Отец любил ее.
– Я не могу поехать, папа. Пожалуйста, не заставляй меня силой! – нахмурившись, пробормотала девушка.
– Именно так я и сделаю. Я все еще твой отец и имею кое-какую власть над тобой. Поверь, Кристина, по многим причинам так будет лучше. Что же касается этого письма, я его порву. Зачем без нужды расстраивать Гарета?
Отец встал из-за стола, разорвал письмо и бросил его в камин.
– Ты так не поступишь со мной, папа! Ты не можешь. Я не верю этому.
– Времени на сборы немного понадобится, – продолжал отец, будто не слыша слов дочери. – Мне нужно предупредить твоего дядю, обо всем договориться.
Надо будет сказать Гарету и твоей маме. Боюсь, ей придется забыть о своих планах насчет свадьбы этим летом.
– Я не поеду, папа. Не поеду. Как я могу подвести доктора Декстера? Как я могу оставить работу в клинике?
– Я сам напишу доктору Декстеру и объясню, что, по моему мнению, эта работа только вредит твоему здоровью. Он человек умный и все поймет правильно.
– Да, он будет считать меня одной из тех гусынь, которые начинают какое-нибудь дело, когда им это выгодно, а потом, как только исчезает выгода, бросают его! – обиженно воскликнула Кристина.
– Смею уверить тебя, что в Шотландии у тебя будет уйма возможностей применить свои медицинские знания. Среди шотландских арендаторов много больных и несостоятельных людей, и уверен, что тетя Грейс будет рада твоему опыту и способностям в такого рода вещах. – Кристина хотела было возразить отцу, но он поднес палец к губам. – Ничего не говори, Крис. Так будет лучше. Никаких возражений, пожалуйста. Я принял решение.
Или ты даешь мне слово больше не видеться с Дэниелом, или я буду вынужден закрыть тебя в твоей комнате, что мне очень не хочется делать. Ты не ребенок и должна понять, что в данной ситуации я действительно это сделаю.
Быть запертой в четырех стенах Кристине показалось нелепой перспективой, к тому же из Шотландии она могла послать Дэниелу письмо, где объяснит ему все.
– Хорошо, папа, – с неохотой сказала Кристина. – Я обещаю, что сделаю так, как ты просишь меня…
– Ты действительно со мной согласна?
– Если это так необходимо, папа.
– Вот и молодец! Я пока не буду говорить твоей маме о настоящих причинах, почему свадьба откладывается, но нам нужно с тобой придумать какую-то убедительную причину, объяснить эту отсрочку на полгода…
– Да, папа. Теперь я могу идти? – не дослушав ответа, спросила девушка.
– Не обижайся, Кристина, – мягким тоном сказал отец. – Поверь, что я думаю не о себе, а о тебе, родная. – Так как дочь промолчала, он продолжил. – Можешь сказать Бартону, что я готов ехать. Я катастрофически опаздываю на службу.
Кристина вышла в холл, передала поручение слуге и пошла к себе наверх, кипя от злости на того, кто написал это проклятое письмо, поставившее ее в неловкое положение. О Боже, ну почему у нее не хватило мужества противостоять отцу, бросить готовые было сорваться с губ слова и потом уйти из дома навсегда? Но не так легко разорвать близкие отношения. Что скажет Дэниел, если она вдруг придет к нему домой и решительно произнесет:
– Вот она я. Делай со мной, что хочешь…
Ни Гарет, ни ее отец не имели представления, какие чувства она на самом деле испытывала к Дэниелу. Они думали, что сентиментальное приключение со временем пройдет, особенно если она уедет куда-нибудь. У нее было страстное желание доказать всем обратное. Она дала отцу слово, но сумеет ли сдержать его?
Неделя сменяла другую, дни становились все более невыносимыми, особенно при постоянных упреках со стороны леди Клариссы. Мама могла помногу раз повторять одно и то же:
– Я и вправду не знаю, Крис, что с тобой такое? У тебя есть все, что только пожелает девушка. Ты упросила отца разрешить помолвку с Гаретом, а теперь не проявляешь абсолютно никакого интереса к своему будущему мужу и только твердишь упрямо об отсрочке!.. У тебя, милая моя, семь пятниц на неделе… Я всегда знала, что из твоей работы в клинике не выйдет ничего хорошего, и я рада, что твой отец наконец согласился со мной.


Медленно, день за днем нарастало напряжение, пока, наконец, Кристина почувствовала, что больше не может так жить. Ее отец должен был понять, что ей нужно один раз увидеть Дэниела, чтобы все ему объяснить. Письма были бесполезны. Она уже написала их шесть, но все порвала.
Однажды утром, в начале одного из апрельских дней, когда уже чувствовалось весеннее тепло и деревья были покрыты молодой ярко-зеленой листвой, Кристина приняла решение. Под предлогом головной боли она отказалась ехать с матерью по магазинам и, удостоверившись, что леди Кларисса уже уехала, быстро оделась и вышла из дому. Она направилась по знакомому маршруту. Она пошла прямо на Райскую Аллею, зная, что Дэниел часто приходит домой на обед. Кристина надеялась застать его дома. По какой-то причине обычно тихая улица сейчас была полна народу. Стайка щебечущих женщин стояла неподалеку от дома, где жил Дэниел, и все как одна повернулись в ее сторону, когда Кристина поднималась по ступенькам дома. Дверь была закрыта, что казалось необычным для этого времени дня. На ее стук дверь открыла миссис Тэйлор и, схватив девушку за руку, потащила ее в коридор.
– Не хочу, чтобы слушали наш разговор, – пробормотала женщина. – Все такие любопытные…
– Почему? Что случилось?
– Случилось? О Боже! Вам лучше пройти со мной на кухню.
Кристина последовала за женщиной в теплую уютную кухоньку.
– А Дэниел дома, миссис Тейлор? – спросила Кристина.
– Нет, он пошел в полицейский участок, и только Богу известно, когда он вернется…
– Что вы говорите такое? Что он натворил?
– Не он, а его сестра. Ее взяли по подозрению в убийстве!
Что? Кейт… Не верю… – Кристине показалось, что земля уходит у нее из-под ног.
– Но это так, мисс Кристина!
Пораженная и очень расстроенная, но надеющаяся на лучшее, миссис Тэйлор рассказала всю историю.
– Я, конечно, не знаю, что здесь правда, а что нет, но прошлой ночью, уже за полночь, в дверь стал молотить полицейский. Дэн спустился узнать, в чем дело, он не любит, когда я открываю дверь так поздно. И тут появился огромный детина. «Вы брат Кейт Хантер?» – спросил он. Когда Дэн сказал, что это так, полицейский сказал: «Вам необходимо пройти со мной, ваша сестра убила своего любовника!» Я была так поражена, что не могла ничего сказать. Ни на минуточку не заснула в ту ночь. Не может быть, говорила я себе, она такая милая девушка. Как это могло случиться?
– Наверное, это какая-то ошибка! Кейт никому не делала ничего плохого…
– И я так сказала полицейскому. Она и мухи не обидит, – сказала я ему.
– Нельзя знать о человеке всего, – ответил он мне, и они с Дэниелом ушли в участок.
На улице их ждал кеб. Дэн привез Кейт сюда около четырех часов утра. Вы бы видели ее! Девушка была бледная, точно смерть. А потом рано утром они вновь поехали в полицию, и, похоже, до сих пор там.
– Кто был этот человек, которого убили? Вы не знаете? – волнуясь, спросила Кристина.
– Они не сказали. Кажется, какой-то франт, который ухаживал раньше за Кейт.
Ну, конечно же, он – Раймонд Дориан! Это наверняка был он! Все случилось так неожиданно и казалось невероятным, что Кристина не знала, как вести себя в данной ситуации.
– Когда Дэниел вернется, пожалуйста, скажите, что я заходила, и если ему нужна будет какая-нибудь помощь, пусть найдет меня.
– Не многое-то вы сможете сделать, мисс. Закон есть закон, и в этот раз он на стороне убитого, – хмуро заметила миссис Тэйлор. – И никто из нас не может это опровергнуть. Но я передам Дэниелу, что вы заходили, мисс, не беспокойтесь.
– Спасибо, миссис Тэйлор. Пойду, наверное, – заторможенно сказала Кристина.
– Не выпьете ли чайку? Только что заварила… Испытанное и незаменимое средство – панацея от всех бед, мисс.
– Нет, спасибо. Я не могу задерживаться.
На улице Кристина вновь почувствовала любопытные взгляды женщин. Она поспешила туда, где можно было взять кеб, шокированная и расстроенная, не подозревающая даже, какой катастрофой для всех обернется этот случай, связанный с Раймондом Дорианом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень любви - Хевен Констанс


Комментарии к роману "Тень любви - Хевен Констанс" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100