Читать онлайн Тень любви, автора - Хевен Констанс, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень любви - Хевен Констанс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень любви - Хевен Констанс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень любви - Хевен Констанс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хевен Констанс

Тень любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– Это, наверное, какая-то ошибка. Я не заказывала это… – растерянно сказала миссис Ганг, когда накануне Рождества на кухню принесли огромную коробку, заполненную разнообразными деликатесами.
– Ошибки не может быть, миссис Гант, потому что у меня записан ваш адрес. Можете проверить, вот взгляните, – сказал посыльный и показал женщине открытку с адресом Уориндеров. – Мой хозяин сказал, что заказ был сделан мисс Уориндер для торжеств на Рождество. Поэтому, пожалуйста, примите все это. А мне нужно торопиться еще отнести другие заказы.
– Ну что ж, не знаю даже, что сказать. Вот удивится миссис Уориндер, – пробормотала повариха. – Ну ладно, помогите мне все это отнести в кладовку. Надо предупредить миссис Уориндер, чтобы она взглянула…
Леди Кларисса поспешно пришла на кухню, чтобы посмотреть на принесенный заказ. Она внимательно осмотрела первосортную ветчину, прекрасный кофе, аппетитные пирожные, бисквиты, разнообразные фрукты и шоколадные конфеты и затем пошла в комнату Кристины.
– Девочка моя, что ты придумала? Что мне делать со всеми этими лакомствами? Всего слишком много… Неужели твой отец в курсе?
– Мамочка, что тебя удивляет? Сделать такой заказ было моей заветной мечтой, и папа меня поддержал. Мы возьмем все это в Брамбер и прекрасно отметим Рождество! Я уверена, что слуги будут не против полакомиться чем-нибудь вкусненьким из того, что мы привезем. Мне хочется, чтобы все в имении дедушки весело отпраздновали рождественские праздники.
– Кристина, я никогда не видела тебя такой увлеченной… – сказала леди Кларисса. – Откуда столько фантазии? Я просто не могу представить, как слуги будут снимать пробу со стилтонского сыра или желе с портвейном… Мне кажется, что вы с отцом сошли с ума. Твой дедушка может решить, что мы все потеряли рассудок, – неодобрительно сказала миссис Уориндер.
На Рождество в Брамбере обычно всегда организовывались большие и шумные праздники, но на этот раз собрались только члены семьи Уориндер. Даже Маргарет и Фредди, правда, предпочли остаться в Ингем Парке, а Гарри, к огромному огорчению леди Клариссы, решил провести Рождество с одним из своих французских друзей и вообще обещал приехать домой только к Новому году.
После насыщенных событиями дней лондонской жизни в Брамбере Кристина обрела покой и хорошее настроение. Она знала, что ее мама скучала по шумным обедам, музыкальным вечерам, пышным балам, которые она посещала и сама любила устраивать в своем лондонском доме, но сама девушка была довольна размеренной деревенской жизнью. В любое время она могла взять лошадей и покататься – одна или с отцом и дедушкой. Кристине нравились долгие прогулки с охотничьими собаками дедушки. Иногда, гуляя или катаясь верхом, она думала о том, как было бы хорошо, если бы рядом с ней оказался Дэниел, ее беспокоило то, что их разделяло не только прошлое, но и различие в социальном положении. Даже ее хорошо воспитанный и благородный дедушка в изумлении поднял бы брови при виде такого гостя, а слуги уж точно не знали бы, как с ним обращаться, – как с равным или как со знатным господином.
Гарет еще не приехал, и хотя Кристина понимала, что это только оттягивает их встречу, все равно была рада предоставившемуся времени для обдумывания того, как помягче объяснить свое нежелание выходить за него замуж.
Через два дня после Рождества в Брамбер приехали гости. Это был лорд Дориан и счастливая чета, они только что вернулись из свадебного путешествия по Италии. Молодые, похоже, не были так уж счастливы, судя по выражению лица Раймонда, но старались вести себя так, чтобы не вызвать кривотолков. На пути в Дорсет Клара и Раймонд решили заехать в Брамбер. Леди Кларисса с радостью встретила гостей, приказав слугам немедленно приготовить спальни и предупредив повара, что меню ужина должно быть более изысканным.
Кристина провела кузину в ее спальню, убедилась, что камин зажжен, и сделала комплимент Кларе, которая была одета в темно-красное бархатное платье, сшитое по последней парижской моде, – с бархатной накидкой, отороченной беличьим мехом. Кристина и Клара никогда прежде не были близкими по духу, но как хозяйка, она постаралась сейчас быть как можно приветливее и гостеприимнее с кузиной.
– Как тебе Италия? – поинтересовалась Кристина, глядя на кузину, которая в это время стояла перед зеркалом и, любуясь собой, расчесывала свои густые темные волосы. – Папа однажды возил нас в Италию, но маме не понравилось там из-за жары, и мы больше ни разу туда не ездили. Ты даже не представляешь, Клара, как я тебе завидую… Ты увидела Рим и Флоренцию… Мне бы тоже хотелось там побывать.
– Знаешь, дорогая, может быть, мне бы там и понравилось, если бы со мной был кто-нибудь другой, – сказала Клара, укладывая волосы в высокую прическу. – Тебя удивляют мои слова… Понимаешь, Кристина, медовый месяц – это не всегда блаженство. Ты все время привязан к другому человеку – утром, днем и вечером, ведь предполагается, что мы везде должны быть вместе. Окружающие шепчут нам вслед: «Посмотрите на этих молодоженов» и, уверенные, что нам мешают, стараются поскорее нас оставить наедине.
– Но разве это так уж плохо? – удивилась Кристина.
– По-моему, это хорошая возможность поближе узнать друг друга…
Клара посмотрела на сестру с иронией. Затем она села рядом с Кристиной и сказала:
– Может быть, и так, если у вас общие интересы и вам хорошо вместе… У нас с Раймондом все иначе. Знаешь, мне так хотелось посмотреть соборы, сходить в музеи, художественные галереи вместе с мужем, но Раймонду это оказалось не интересно. Но когда мы все-таки выбирались куда-нибудь, этому предшествовали продолжительные споры, так что у меня тут же портилось настроение. Как ты думаешь, что особенно нравилось Раймонду? Никогда не догадаешься. Он обожал встречаться там с другими англичанами, а их в Италии очень много, и подолгу проводить с ними время. Я не знаю, чем они там занимались, потому что я не составляла Раймонду компанию. Я так была счастлива, когда пришло время возвращаться домой! И вот я здесь, в Брамбере. Я не могла не заехать навестить вас и поздравить с Рождеством!
Слова Клары, ее откровенные признания глубоко поразили Кристину. Она и предположить не могла, что кузина вернется из Италии с подобными мыслями.
– Скажи, ты жалеешь, что вышла замуж? – деликатно поинтересовалась Кристина. – Если не хочешь отвечать, то я не настаиваю, Клара…
– Жалею? Конечно же, нет! Понимаешь, когда мы вернулись домой, я уверена, что все будет по-другому. Я буду жить своей привычной жизнью, а Раймонд своей. Лорд Дориан очень добр со мной, он пообещал, что разрешит мне навести в их лондонском доме порядок по своему усмотрению, и я с удовольствием займусь этим. Потом я буду развлекаться: ходить на званые обеды, музыкальные вечера, буду приглашать к себе самых выдающихся, самых умных и известных людей. Я всю жизнь мечтала иметь свой салон, но одинокой женщине это почти невозможно сделать, а вот замужней – совсем другое дело! – и Клара с восторженным взглядом добавила. – Крис, как ты считаешь, я смогу этого добиться?
– Думаю, у тебя все получится. Ты всегда добивалась того, чего хотела. А какую роль ты отводишь Раймонду?
– Я предоставлю ему свободу. Я не стану возражать против того, чтобы он жил так, как ему нравится. Если ему хочется волочиться за смазливенькими певичками и танцовщицами, это его дело, но только чтобы его подвиги не имели скандальную славу в обществе. Ты со мой согласна?
Кристина не могла отделаться от мысли, что в рассуждениях Клары была, скорее всего, бравада, чем уверенность в собственной правоте. Кларе хотелось хоть что-то извлечь для себя из неудавшейся семейной жизни, это была смелая попытка спрятать свое ущемленное самолюбие и разочарование от несбывшихся счастливых иллюзий.
– Клара, а что вы решили с Раймондом насчет детей? – спросила Кристина, когда кузина встала и начала приводить в порядок свой туалет.
– Конечно, у нас будут дети. Лорд Дориан очень хочет внуков, и я постараюсь со своей стороны, – кокетливо сказала Клара. – Как ты думаешь, нам не пора спуститься в гостиную? Твоя мама что-то говорила о приготовленных деликатесах. Я просто умираю от любопытства, тем более, что у нас был долгий путь.
– Да, конечно, конечно. Пойдем, Клара! – сказала радостно Кристина, и девушки, взявшись за руки, как самые закадычные подруги, спустились в гостиную.
Эти дни, что гостили Дорианы, были не самыми радостными для мистера Уориндера. Лорд Дориан очень много говорил о прошедших выборах, что постоянно раздражало Эверарда Уориндера, затем выражал свою глубокую озабоченность случаем с выстрелом.
– Если ты помнишь, Эверард, я тебя предупреждал о возможных неприятностях. Тебе с самого начала необходимо было избавиться от конкуренции оппозиционеров… – высказывал свое мнение Дориан.
– Но каким образом, позвольте вас спросить? – иронично заметил Уориндер. – Уж не убить ли их главного представителя?
– Не нужно передергивать, Эверард. Насколько я знаю, ты милостиво отпустил стрелявшего в тебя. И ты хочешь сказать, что это было разумно с твоей стороны? Позволь не согласиться!
– Видишь ли, я посчитал, что так будет правильнее, – сказал Уориндер.
– Ну и что же теперь? Надеюсь, ты будешь снова баллотироваться?
– Кто знает, что с нами будет через некоторое время? – задумчиво ответил Эверард Уориндер и тут же постарался перевести разговор на другую тему.
Раймонд очень надеялся встретить в Брамбере Гарри и, узнав, что тот еще во Франции, заметно расстроился. Рядом с мужем, чтобы как-то оттенить и сделать менее заметным его грубый юмор, Клара старалась быть самой добротой и мягкостью, но это еще больше выводило из себя Раймонда.
Глядя на молодых супругов Дорианов, Кристина в который раз убеждалась, что поступила очень мудро, отказав Раймонду. У молодого Дориана была черта, которая сразу же бросалась в глаза, – его пренебрежительное отношение ко всем, с кем он общался, и кто зависел от него. У Кристины было неосознанное желание, чтобы когда-нибудь его однажды поставили на место, дав ему заслуженный отпор.
Клара, очевидно, пожалела о своих прежних откровениях и старалась больше не говорить о своей семейной жизни. Однажды, когда они с Кристиной прогуливались по саду, она спросила о Гарете.
– Я была уверена, что Гарет уже вернулся. Разве вы не собираетесь скоро обвенчаться?
Кристина ожидала этого вопроса и постаралась как можно увереннее объяснить причину его отсутствия.
– Понимаешь, некоторые неотложные дела задержали его в Америке. Но вообще-то он уже скоро приедет. Гарет – доктор, к тому же он очень независимый человек и не хочет жить, как Раймонд, на чужие средства. Прежде, чем мы с ним поженимся, он должен решить свои дела с работой, а я не хочу ему навязывать свое мнение.
– Вот как? Ну что ж, вам виднее. По мне, я бы не смогла так долго ждать своего будущего мужа, наверное, закатила бы ему сцену… – И тут, будто бы одно вытекало из другого, Клара как бы между прочим поинтересовалась.
– А как, кстати, та молоденькая женщина, которую Гарри приглашал петь на ваш с ним день рождения? Он все еще влюблен в нее?
– Не знаю, в кого он влюблен, но последние полгода он провел заграницей.
А эта девушка сейчас звезда в театральной труппе мистера Кина, и она будет играть в новом театральном сезоне, – сказала Кристина.
– Я всегда думала, что мой Раймонд и Гарри ухаживали за ней. По-моему, она когда-то пела в ресторане, я права? – продолжала Клара.
– Не знаю… Но в любом случае, сейчас это не имеет никакого значения.
– Ну, конечно, все равно, где она работала, и встречался ли с ней Раймонд. Все в прошлом. Слушай, а у нее, кажется, был брат? Или я ошибаюсь?
– Да, и он работает учителем в школе. Я видела его как-то, когда работала в клинике.
– Крис, неужели ты все еще ходишь туда каждую неделю? Дорогая, что тебя заставляет это делать? Не представляю, как ты это выдерживаешь! – и, сказав это, Клара демонстративно обняла сестру. – Я бы не вынесла в этой клинике и одного дня!
– Человек сам иногда не знает, на что он способен, пока не попробует, – сказала Кристина. – Становится прохладно. Не знаю, как ты, Клара, а я бы не отказалась от чашки горячего шоколада.
– Прекрасная идея. Пойдем в дом и поболтаем лучше у камина.
Наконец, к радости Кристины и мистера Уориндера, все гости разъехались.
Вскоре в Брамбер приехал Гарет.
Утро было пасмурным. Кристина пошла проведать мать Педди, которая страдала очередным приступом бронхита. Желе на портвейне мистера Брауна, похоже, было лучшим лекарством, и Кристина задержалась у женщины на пару часов, рассказывая, как доволен ее дедушка работой Педди, и что, скорее всего, он вот-вот станет главным конюхом.
Когда девушка возвращалась домой, то увидела у крыльца дома экипаж, чью-то очень знакомую фигуру и дядю Давида, укутанного в этот ветреный морозный день в шарф и шаль. Кристина вдруг разволновалась, схватила за ошейник Бенджи и спряталась за деревом. Еще несколько месяцев назад она бросилась бы радостно навстречу Гарету, а теперь она не могла это сделать. Сейчас это было бы неестественно. Кристина подождала, пока гости войдут в дом, а потом через черный вход поднялась к себе в спальню. Она остановилась посреди комнаты, обдумывая, что ей дальше делать. Наверное, ей нужно было встретить Гарета, как всегда, выслушать все его новости, поговорить с ним, посмеяться, а потом уже, выбрав подходящий момент, объяснить ему, что она не сможет выйти за него замуж. Может быть, даже нужно было сказать правду – что она полюбила другого человека. Это будет несложно. Помолвка – это еще не брачные узы, иногда ее можно расторгнуть, и никто еще от этого не умирал и не стрелялся.
Но Гарет так долго был частью ее жизни, ее поддержкой и утешением в трудные минуты, что будет очень трудно порвать с ним, но выйти за него замуж, любя другого, будет все равно, что обмануть его, а с ложью Кристина жить не хотела. Все эти мысли не покидали Кристину, пока она переодевалась, расчесывала и укладывала волосы в прическу. Она посмотрела на себя в зеркало и решила положиться на судьбу, что будет – то будет. Кристина собралась с духом и сделала шаг к двери.
Вдруг в комнату с сияющими глазами и дрожащим от волнения голосом влетела Бетси.
– Леди Кларисса послала меня за вами. Приехал мистер Гарет с мистером Фрайзером. Они ждут вас в гостиной.
– Я знаю… Я видела экипаж, – спокойно сказала Кристина. – Поставь, пожалуйста, сушиться мои туфли и приведи в порядок мое платье, подол юбки испачкан. – Затем она помолчала и наконец добавила. – Я сейчас спущусь.
Кристина собралась с духом и пошла навстречу гостям. Этот вечер прошел так же, как и раньше, когда Гарет возвращался из школы, или колледжа, или больницы, и они с Кристиной обменивались новостями, рассказывали друг другу о том, как прошел каждый день. Гарет сказал, что привез Кристине рождественский подарок, нечто очень специфичное, американское. Дядя Давид подарил последний бестселлер мистера Диккенса, только что вышедший из печати. Отец Кристины поинтересовался у Гарета успехами его работы, а Гарет, в свою очередь, спрашивал мистера Уориндера о выборах. Так прошел весь обед и послеобеденное время, когда в гостиную принесли кофе. Кристина почти ничего не говорила, а лишь смотрела на Гарета, пытаясь разобраться в своих чувствах. Он все еще нравился ей. Кристина испытывала к Гарету нежность, когда он с энтузиазмом рассказывал об эксперименте, проводимом им и доктором Эндрюсом в Америке, а также о самых интересных случаях, свидетелем которых ему приходилось быть. И в то же время Кристина чувствовала, что не сможет к нему относиться так, как прежде.
В какой-то момент Гарет взглянул на девушку и, улыбнувшись, сказал:
– Кристина, ты все отмалчиваешься. Как ты жила все это время, пока меня не было?
– Ничего особенного, все, как прежде… К сожалению, – рассеянно пробормотала девушка. Она подумала о том, что не сможет сейчас рассказать ему о человеке, который перевернул всю ее жизнь.
Кристина очень растерялась и почувствовала неловкость, когда Гарет преподнес ей привезенный из Америки подарок. Это была длинная золотая цепочка с кулончиком, на котором были изображены древние знаки и символы.
– Я увидел ее в Нью-Йорке, где мы оказались с доктором Эндрюсом, когда корабль, на котором мы плыли, на некоторое время стал на ремонт. Это ручная работа, и сделана она в Мексике. Антиквар клялся, что это настоящее золото, хотя, может быть, и хорошая подделка. Тебе нравится, Крис?
– Очень нравится. Спасибо тебе, – пробормотала девушка, рассматривая символы, изображенные на кулончике.
– Зачем было так тратиться ради меня? Наверное, это стоит больших денег?
– Ради кого же еще мне тратить свои средства, как не для тебя? – улыбаясь, сказал Гарет и одел золотое украшение на шею Кристине. – Я заметил, что ты не носишь мое кольцо. Можно тебя спросить, почему?
– Прости, Гарет, – смущенно сказала девушка. – Просто… просто, видишь ли, я боялась его потерять.
– Может быть, его можно уменьшить, и тогда ты без опасения сможешь носить мой подарок. Если верить словам антиквара, у которого я купил эту цепочку, подобные украшения молодые люди дарят своим возлюбленным перед свадьбой в знак своей преданности. Романтическая тонкость, конечно, но все равно в этом есть какой-то хороший смысл.
Кристине казалось, что новый подарок Гарета не принесет им обоим счастья. Позже она решила, что сейчас появилась возможность обо всем поговорить с Гаретом, как тут в комнату вошел радостный Гарри и стал рассказывать сестре и другу о своих новых впечатлениях. Затем он сжал сестру в объятиях и, хлопнув по плечу Гарета, весело сказал:
– Ну что, скоро вы собираетесь воссоединиться? Надеюсь, вы хоть пришлете мне весточку? Я ни за что на свете не пропущу этот день!
– Это уж как решит Кристина, – робко сказал Гарет и нежно посмотрел на девушку. – Дай нам время опомниться, – продолжал Гарет. – Я только пару дней, как приехал. Лучше расскажи нам о тех великих французах, с которыми ты общался.
И Гарри пустился в красочные описания, он поведал о традиционных обедах и ужинах в знатных французских домах, а также о хорошеньких француженках, которые не могли ускользнуть от его внимания.
– Дедушка дорогой, если бы ты видел, на каких лошадях разъезжают эти французы! Первоклассные, в основном привезенные из Испании…
– Ну, Гарри, боюсь, что ты станешь сейчас высокомерно относиться к моим ребятам, – сухо заметил лорд Уориндер, и это его замечание смутило внука.
– Извини, дедушка, я не хотел тебя обидеть…
– Брось, мой мальчик! Рассказывай дальше, нам все интересно. Я только надеюсь, что во всем этом великолепии высшего света ты нашел хоть немного времени познакомиться с французскими законами?
– О Боже, ну, разумеется! Я же не мог этого избежать, дедушка, – беспечно и весело отозвался Гарри.
На следующее утро Гарри пришел в комнату сестры. Чувствовалось, что его что-то беспокоило.
– Послушай, Крис! Я хотел тебя спросить, видела ли ты Кейт? Как она?
– Да, видела, она очень успешно работает в труппе мистера Кина и, по-моему, стала еще красивее.
– Я так и думал, – печально сказал Гарри. – Я получил от нее всего одно письмо, в котором она попросила меня больше не писать ей… Как-то все нерадостно, Крис…
Кристине хотелось как-то утешить брата, но она не знала как.
– Гарри, милый, ты по-прежнему влюблен в Кейт? – спросила Кристина. – Неужели в Париже тебе никто не встретился?
– Еще до нашей разлуки я просил Кейт стать моей женой. Кейт не говорила тебе об этом? Тогда она мне отказала, сказав, что я слишком молод для создания семьи. Представляешь? Меня это так обидело… Но знаешь, Крис, я решил не считать ее отказ окончательным ответом на мое предложение. Я поклялся самому себе, что, как только вернусь из Парижа, я снова встречусь с Кейт и обязательно вернусь к разговору о наших отношениях.
– Ты и сейчас хочешь, чтобы она стала твоей женой? – спросила Кристина.
– Не знаю, Крис… Но я, как и раньше, считаю ее самой доброй и прекрасной девушкой. Но прошло время, и многое изменилось. У меня была возможность подумать, и теперь, о Боже, я чувствую себя последним глупцом…
– Что я слышу? И это говорит мой умный маленький Гарри? Ты просто взрослеешь, вот и все!..
Они были одного возраста, но Кристина всегда чувствовала себя старше и мудрее, чем Гарри, и услышав его слова, она невольно испытала чувство облегчения, потому что страсть Гарри к Кейт уже остыла, и он никогда не узнает ту тайну, которая навсегда разлучила бы его с девушкой.
– Кейт мечтает о большой карьере в театре, – сказала Кристина, – а это вряд ли предусматривает семейную жизнь, согласен?
– Ты правда так считаешь? – казалось, с некоторой радостью спросил Гарри.
– Да, конечно. Ты должен увидеться с Кейт до отъезда в Париж. Я уже давно не видела пантомимы, говорят, что она в ней великолепна. Почему бы нам с тобой не сходить в театр, когда вернемся в Лондон?
– Крис, – серьезно продолжал Гарри, – а что там такое произошло на выборах? Я имею в виду выстрел? Когда я спрашивал, отец, точно улитка, прячется в свою раковину, но мама не перестает утверждать, что в этом замешан Дэниел Хантер.
– Если бы не Дэниел, все было бы намного хуже. Какой-то безумец направил на папу пистолет, а Дэниел защитил отца. И поэтому не случилось ничего страшного. Стрелявший исчез, а полицейские схватили Дэниела. К счастью, папа видел стрелявшего и настоял, чтобы Дэниела отпустили.
– Наш отец – просто молодчина! Другой на его месте поднял бы вокруг этого адскую шумиху, а он скромно ограничился общими фразами.
– Да, папа вел себя очень порядочно, а иначе и не могло быть, – Кристина пожалела, что не может сейчас рассказать брату подробности этой истории.
– Я подумал сейчас, Крис, что в жизни все не случайно… Странно, не правда ли? – задумчиво произнес Гарри. – Если бы не то знакомство на Чичестерской ярмарке, все было бы как-то иначе…
– Наверное, ты прав… – задумчиво ответила Кристина. Это была скорее не случайность, а судьба. В этот же день Кристина в теплых сапожках, толстой, подбитой мехом накидке, обернув шею красным шерстяным шарфом, спустилась вниз. В холле ее ожидал Гарет.
– Интересно, куда это вы собрались? Уж не на Северный полюс? – выходя из столовой, спросил Гарри.
– Мы с Гаретом решили немного прогуляться. Том сказал, что мороз очень сильный, и поэтому лучше верхом не кататься.
– А мне с вами можно? – лукаво улыбаясь, поинтересовался брат, и тут же все понял, увидев растерянность на лицах Кристины и Гарета. – Да ладно, я пошутил, не буду мешать влюбленным. Зачем же быть третьим лишним? Пойду-ка я что-нибудь почитаю…
– Иногда этот школярский юмор Гарри меня раздражает, – сказал Гарет, когда они прогуливались по парку, ведя на поводке Бенджи и еще двух спаниелей.
Кристина и Гарет прошли через парк и свернули на знакомую тропинку, ведущую к роще. Собаки, отпущенные на волю, носились кругами, то подбегая к Кристине, когда она звала их, то снова убегали.
В роще Кристина и Гарет отыскали старое поваленное дерево, лежащее на двух пнях, издавна служившее скамейкой, и молча присели.
– По-моему, я еще не в такой уж плохой форме, как думал, – тяжело дыша после крутого подъема произнес Гарет, – хотя должен признать, что американские угощения сослужили плохую службу моей фигуре.
Собаки, повертевшись вокруг молодой пары, улеглись у их ног. Кристина и Гарет какое-то время сидели молча. Мысленно Кристина убеждала себя, что нужно именно сейчас объясниться, иначе в другой раз она не решится это сделать. И вдруг Гарет первым нарушил молчание.
– Я хочу сообщить тебе нечто волнующее. Я хранил это в тайне, после того, как мне сказал это дядя Давид. Понимаешь, Кристина, у него есть дом на Уимпл-Стрит. Кажется, он сдавал его много лет после того, как однажды раздумал жениться. Не знаю, кто стал инициатором расставания, она или он, но у дяди Давида есть свои секреты. Да он вообще никогда не был таким мужчиной, которого тянуло бы к семейной жизни.
– Он как-то сказал мне, что был влюблен в мою бабушку, – сдавленно произнесла Кристина.
– В самом деле? Ты была удостоена большой чести. Он очень редко что-либо рассказывает о себе. Ты знаешь, к чему я клоню? Он хочет в качестве свадебного подарка подарить нам этот дом. Ты понимаешь, что это значит? Доктор Эндрюс обосновался на Харли-Стрит и собирается взять меня своим ассистентом, а дядюшкин дом как раз недалеко от того места, где живет Эндрюс. Дядя говорит, что в доме нужно сделать небольшой ремонт. Но, Кристина, все будет зависеть от твоего решения… Мы могли бы пожениться через несколько месяцев.
– Нет, Гарет. Нет…
– Хорошо, когда скажешь, дорогая, в любом случае это нужно обсудить с твоей мамой. Когда мы вернемся в Лондон, надо будет поговорить на эту тему. Тогда мы уж точно что-нибудь решим, и в доме можно будет начать ремонт.
Гарет говорил очень увлеченно, он выглядел таким довольным и гордым тем, как все получается. Кристина не решалась перебить его, но потом она встала и сказала:
– Нет, Гарет! Ты говоришь не о том… Пожалуйста, послушай меня…
– Что-нибудь случилось? – растерянно спросил Гарет. – Что не так? Я, наверное, слишком спешу? Тебе не понравилось предложение дядюшки?
– Нет, я не об этом… – Она глубоко вздохнула. – Гарет… Я не собираюсь выходить за тебя замуж.
Наконец это было произнесено, ясно и отчетливо. Вместо удивления лицо Гарета выражало всего лишь недоверие к ее словам.
– О чем ты, Крис? Но ты же должна… Все же решено уже очень давно. Ты сердишься на меня за то, что я поехал в Соединенные Штаты и не смог взять тебя? Но зачем меня так наказывать? Я же вернулся…
– Нет, просто потому… Ну, помнишь, мы говорили? Прошлым летом, в Брайтоне, мы говорили, что все равно, несмотря на помолвку, мы остаемся свободными людьми.
– Но уже прошло больше года. С тех пор прошло много времени. Так поэтому ты не носишь мое кольцо? Да? – Кристина беспомощно кивнула, а Гарет продолжал. – Но почему, Кристина, почему? Почему ты передумала? Я что-то сделал не так? Ведь это не может быть из-за твоего отца? Он только вчера разговаривал со мной и был добр. И твоя мама тоже…
– Это не из-за папы или мамы и не из-за тебя, Гарет… Это только моя вина, только моя.
– Но что тебя смущает?
Она грустно покачала головой.
– Почему это твоя вина, Кристина? Почему? Ты должна объясниться.
Кристина отвернулась от Гарета и, глядя вдаль, прошептала:
– Я… люблю другого человека.
– Любишь… другого? – Гарет недоумевающе воскликнул. – Я тебе не верю, Кристина, я не хочу тебе верить! Ты меня проверяешь, да? Скажи, что проверяешь!
Какое-то время он боролся с нахлынувшим чувством растерянности и потом, тяжело вздохнув, тихо спросил:
– И кто он? – Так как Кристина не отвечала, то, схватив ее за плечи, он грубо повернул ее к себе. – Я хочу знать, кто этот человек?
– Я не стану называть его имени…
– Почему? Ты что, стыдишься? – Она покачала головой, и он продолжил. – Ты собираешься выйти за него замуж? Серьезно?
– Гарет, перестань задавать мне вопросы! Мне тоже нелегко…
– Я имею право знать. Тебя это удивляет?
– Нет, по крайней мере, пока.
– Почему же?
– Гарет, у меня есть на то причины.
– Он что, женат?
– Нет, конечно, нет.
Гарет молчал, он выглядел таким потерянным и несчастным, что ее охватило естественное желание утешить этого молодого мужчину, как если бы перед ней был расстроенный ребенок.
– Я все-таки не могу в это поверить, – медленно сказал Гарет. – Ты говорила об этом своим родителям или Гарри?
– Нет. Я сначала должна была сказать тебе.
– А этот человек, которого, как ты говоришь, любишь, – он знает обо мне? Он, наверное, смеется над бедным идиотом, который жил все эти месяцы в выдуманном им самим раю?
– Нет, Гарет, он не такой. Он благородный, очень порядочный человек. Он знает о тебе и говорит, что мы с тобой как нельзя лучше подходим друг другу, потому что ты такой же, как и я, а он из другого мира, будто бы, когда двое любят друг друга, классовые предрассудки имеют первостепенное значение. – И тут Кристина замолчала, решив, что и так слишком много сказала.
Гарет смотрел на девушку и никак не мог осознать ее слова.
– Но, Крис… Этого не может быть, это невозможно, – тихо произнес он. – Это не может быть тот парень, которого мы встретили на выставке. Это вульгарный, настойчивый парень с нелепыми амбициями. Ты как-то писала мне, что он приводил к вам в клинику мальчика. Боже мой, этого не может быть! Ты не можешь полюбить такого человека!
– Почему? Ты ведь ничего о нем не знаешь. Ты не знаешь, какой он смелый, честный, хороший. Ты никогда не сможешь понять, как тяжела была его жизнь, как ему нужно было работать, чтобы добиться того немногого, что у него есть.
– О, не сомневаюсь, что история его очень трогательна, – саркастически заметил Гарет.
– Какая польза в этом разговоре? – агрессивно сказала Кристина. – Ты такой же, как и все, ослеплен предубеждениями. Да, он рос в приюте, потом пошел работать на фабрику, в то время как ты учился в Кембридже. Ты не хочешь слушать, не хочешь понимать. Я больше не желаю с тобой разговаривать. Я иду домой. Кристина стала быстро спускаться с горки. Гарет побежал за ней.
– Не уходи от меня… По крайней мере, хотя бы расскажи мне все. Кристина, мы всегда понимали друг друга. Тебе не кажется, что ты должна мне все толком объяснить?
– Наверное, ты прав. Так будет лучше. – Кристина замедлила шаг, чтобы идти рядом с Гаретом. – Гарет, поверь, я не хотела сделать тебе больно. Я собиралась сказать тебе об этом очень давно, но ты был в отъезде, а в письме всего не объяснишь, как при встрече… Я писала письмо за письмом, а потом рвала их.
– Думаю, я знаю, что произошло, – сказал Гарет, стараясь не показывать собственную боль, он пытался говорить спокойно и доброжелательно. – Кристина, я знаю, как близко к сердцу ты принимала свою работу в клинике. Я знаю, какая благородная у тебя душа, ты произвела самое хорошее впечатление даже на этого закоренелого скептика Джона Декстера. И тут появляется этот парень… Умный, с твердым характером, самостоятельный, честный. Я могу понять, что он завоевал твою симпатию. Кто же будет винить его за это?
– Ты все не так понял! – воскликнула девушка. – Дэниел не искал меня, не пытался произвести на меня впечатление. Он слишком гордый и независимый. На выборах он выступил против папиной кандидатуры.
– Да, независим, и потому стрелял в твоего отца? – недовольно произнес Гарет.
– Стрелял не Дэниел. Я же тебе объяснила!
– Но, вероятно, Дэниел вдохновил стрелявшего!
– Это неправда. Даже папа не выдвигал против него обвинения!
– А мистера Уориндера не так просто обвести вокруг пальца, хочешь сказать? Ну, скажи, Кристина, – иронично продолжал Гарет. – Если, как ты утверждаешь, Хантер – сама добродетель, как же все это получилось?
Кристина разволновалась и не могла достойно ответить Гарету. Как она могла рассказать ему о постепенном зарождении своего чувства к Дэниелу, о том, что они с Дэниелом испытывали, будучи вместе, о том, как их чувства переросли во взаимную любовь. Разве могла она рассказать о горьком прошлом, которое связывало Дэниела и ее отца? Она не имела права раскрывать тайну. Не могла.
Кристина устало произнесла:
– Я не могу объяснить тебе, Гарет, я никогда не обманывала тебя. Я должна была сказать тебе правду, какой бы печальной она ни была.
Они прошли немного молча, а потом, замедлив шаг, Гарет сказал:
– Не хочу делать вид, что твои слова не расстроили меня, они очень задели мое самолюбие. Я пытался и сейчас думаю о том, как сделать, чтобы нам обоим было хорошо… Я не позволю тебе расстроить нашу помолвку, слышишь, Кристина? – и, помолчав, добавил. – Давай не будем торопиться расстаться. Хотя бы не сейчас…
– Но так будет лучше для нас обоих, – перебила его Кристина. – Это нечестно, если мы будем делать вид, что ничего не произошло. Я нарушила данное тебе обещание.
– Но ты не нарушила его! Еще не нарушила! Я уверен, что ты одумаешься. Ты просто пошла на поводу у своих чувств, не осознавая, какие будут последствия. Но когда ты поймешь, я буду рядом! Я не хочу видеть тебя разочарованной и несчастной. Я буду всегда рядом, чтобы утешить тебя, как я это всегда делал…
Кристина не ожидала, что Гарет так себя поведет. И предположить не могла, что он обойдется с ней как с безответственным ребенком, что он уверен, что со временем ее причуды пройдут. Он не принял ее слова всерьез. Как это было непохоже на Гарета, который всегда был для нее надежной опорой.
– А что мы скажем моей маме, когда она спросит нас о дне свадьбы? – спросила Кристина.
– Предоставь это, пожалуйста, мне. Я объясню отсрочку предложенной мне доктором Эндрюсом работой, своими новыми обязанностями в больнице. Скажу, что откладываем свадьбу еще на несколько месяцев.
– А если предположить, что все догадаются, что у нас какие-то проблемы?
– Придумаем какие-нибудь объяснения, не волнуйся, Крис.
– Почему ты идешь на это, Гарет, почему?
– Все очень просто, Кристина, – спокойным тоном сказал Гарет. – Я действительно люблю тебя. Думаю, всегда любил. И я не могу отказаться от тебя так просто. Я надеюсь, что ты ошибаешься в своих чувствах. Если я прав, я буду рядом, когда тебе станет грустно. Если я не прав, а я молю Бога, чтобы это было не так, тогда мне придется, как и многим другим, смириться с тем, что у меня не будет того, о чем я мечтал больше всего в жизни… Не будет семьи.
– О, Гарет, мне так жаль… – Но Кристина не смогла продолжить дальше. Лучше бы он накричал на нее, ударил, но не был таким добрым и уступчивым. Гарет с Кристиной уже подходили к дому, когда вдруг девушка остановилась и, внимательно посмотрев ему в глаза, проговорила:
– Я так не могу, Гарет. Я не могу продолжать делать вид, что ничего не случилось… Наши отношения не могут быть прежними.
– Я думаю, что ничего не изменилось… Это не серьезно. Что, по-твоему, я чувствую? Неужели так трудно упросить тебя немного подождать, пока время не покажет нам, что к чему? Неужели ты не можешь сделать это ради меня, Кристина? Пожалуйста!
Боль, звучавшая в его голосе, не могла не встревожить Кристину. Она чувствовала себя очень виноватой.
– Хорошо, – прошептала девушка. – Если ты действительно этого хочешь, я постараюсь.
Уже дома Кристина поняла, что не должна была соглашаться с Гаретом. Она не сможет вынести все эти вопросы, только не сейчас.
– Я пойду к себе. Я не буду обедать. Скажи, что я плохо себя чувствую, скажи все, что захочешь…
В столовой за обедом леди Кларисса точно подметила:
– Кристина сама не своя последние два дня. Надеюсь, что она не заболела.
– А как наш медик? – спросил Эверард Уориндер, наливая в бокал Гарета вино. – Что он скажет об этом?
– Вообще-то, – пробормотал Гарет, – мы с Кристиной сегодня немного повздорили. Я думаю, что нужно отложить нашу свадьбу на несколько месяцев.
Вот она из-за этого и рассердилась на меня.
– Я не удивлен, – выпалил Гарри. – В последний год ты часто уезжал, не удивительно, что Крис не понравилась идея очередной отсрочки.
Эверард, который думал, что знает свою дочь лучше остальных, был не совсем согласен с таким объяснением, но доверился разуму Гарета, надеясь, что тот примет правильное решение.
Кристина появилась только после обеда. Она выглядела бледной, но в то же время была довольно уверена в себе. Когда она вошла в гостиную, отец что-то читал.
– Кристина, доченька. Тебе лучше, дорогая? – заботливо спросил мистер Уориндер.
– Да, папа. Спасибо.
Девушка посмотрела на своих родных. Леди Кларисса увлеченно что-то вышивала, Гарри растянулся на софе со спортивным журналом, а Гарет играл с лордом Уориндером в шашки.
Лорд Уориндер весело сказал:
– Что-то ты невнимателен, мальчик. Я без труда выиграл у тебя эту партию! Какой-то ты странный сегодня…
– Извините, сэр. Я немного разучился играть. Обещаю, что в следующий раз покажу вам высокий класс.
Несмотря на все свое самообладание и рассудительность, Гарет был очень расстроен и тяжело переживал, как ему казалось, один из самых худших дней его жизни.
Дядя Давид, заметив Кристину, показал рукой на место рядом с собой.
– Иди сюда, моя дорогая девочка! Посиди со мной рядом и расскажи последние новости.
Мистер Фрайзер сразу же заметил, что у Кристины что-то произошло, но ничего не спросил об этом.
– Да мне рассказывать особенно нечего, – тихо пробормотала Кристина и послушно села рядом.
– Итак, – продолжал мистер Фрайзер, – поведай старику о последних интересных случаях в твоей клинике. – И он положил свою большую, всю в прожилках, морщинистую руку на ладонь Кристины.
На следующий день вещи были собраны, и все, кто гостил в Брамбере, отправились домой в Лондон.




Часть IV
КЕЙТ
1853



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень любви - Хевен Констанс


Комментарии к роману "Тень любви - Хевен Констанс" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100