Читать онлайн Тень любви, автора - Хевен Констанс, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень любви - Хевен Констанс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень любви - Хевен Констанс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень любви - Хевен Констанс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хевен Констанс

Тень любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Клара и Раймонд Дориан поженились в начале ноября. Кристина была на их свадьбе одной из подружек невесты. Сначала она хотела отказаться от присутствия на свадьбе своей кузины, но леди Кларисса была категорична.
– Так нельзя, Кристина. Клара, в конце концов, тебе сестра! Это будет выглядеть странно и неприлично, если ты не пойдешь на свадьбу. Все решат, что это из-за твоего отказа Раймонду…
– Мамочка, но это же не так! Даже смешно… Я совсем не завидую Кларе, ты ведь понимаешь? Если Клара счастлива, то я только очень рада за нее.
– И тем более, Гарри тоже приедет на эту свадьбу. Он будет свидетелем жениха.
– Не понимаю, какая в этом необходимость? Дружба Гарри и Раймонда давно канула в Лету, – заметила Кристина, но потом она решила, что хоть из-за свадьбы Клары у них с Гаретом будет прекрасная возможность увидеться и поговорить по душам.
Венчание и последовавшее за этим празднество были просто великолепными. Улицы, прилегавшие к собору, были заполнены экипажами с наряженными гостями.
Кристина чувствовала, что во всей свадебной церемонии не было искренности, тепла и душевности, которые были на свадьбе Маргарет. Причиной этого было то, что многие молодые люди не любили злой язычок Клары и ее скверный характер и не могли скрыть своих чувств, лицемерно улыбаясь и изображая радость от происходящего, они понимали, за что ее так «полюбил» Раймонд Дориан.
Идя следом за невестой, наряженной в кринолин, атлас и кружева, Кристина украдкой иронично улыбалась и многозначительно переглядывалась с Гарри. Зная прекрасно характер жениха и невесты, Кристина недоумевала, как же они могут ужиться. Она предвидела, что у молодых не все будет гладко в их взаимоотношениях.
Отец Клары, довольный выгодным браком своей дочери, на радостях не жалел средств. Все было экстравагантно и дорого.
У Кристины разболелась голова, и она не могла дождаться окончания торжества. Она вышла прогуляться с дядей Давидом, который оставался таким же элегантным и подтянутым.
– Кристина, милая, я тебя так давно не видел, не разговаривал с тобой. Как твои дела, девочка? Что у тебя на душе? – поинтересовался дядюшка Давид.
– У меня все по-прежнему. Все хорошо… А как вы себя чувствуете?
– Пока, как видишь, хожу, правда, теперь без тросточки совсем не могу обходиться. Но знаешь, дорогая, я совсем не собираюсь сдаваться! – как всегда бодро и жизнерадостно, сказал он.
– Ну что вы говорите! Вы такой же красивый, самый красивый здесь мужчина!
– Ты мне льстишь, детка, – сказал дядюшка Давид, пожимая руку Кристины. – Обо мне уже давно нельзя сказать, что я хорошо выгляжу… Что слышно от Гарета? Ты получала от него письма?
– Нет, в этом месяце ничего не было. А что? Ведь с ним все в порядке, не так ли, дядюшка Давид? – волнуясь поинтересовалась девушка.
– Конечно, дорогая. Он вернется раньше, чем предполагалось. Они с доктором Эндрюсом собираются в начале декабря возвращаться домой. Гарет, уверен, очень ждет встречи с тобой!
Всего через несколько недель Гарет будет рядом, подумала Кристина, и при этой мысли ей почему-то стало не по себе. Он вернется, полный надежд и планов на счастливое будущее, связанное с ней. Но захочет ли она этого?.. Кристина выглядела задумчивой и грустной, дядюшка Давид заметил это и спросил:
– Я что-то не так сказал, Кристина? Ты почему-то загрустила… Я думал, что тебя только обрадует скорый приезд моего племянника.
– Конечно, конечно, я тоже очень жду его возвращения. Я очень рада, – быстро согласилась она. – Просто очень неожиданно. Я не ожидала его возвращения раньше Нового года.
– Видишь ли, изменились обстоятельства, со своей стороны я очень рад этому. Месяцы разлуки для меня в моем возрасте недопустимы. Нет сомнения, что ты скоро получишь от него письмо с подробным рассказом о своей жизни.
– Да, конечно, – ответила Кристина.
Позже в этот день между Эверардом Уориндером и лордом Дорианом возник небольшой инцидент. Отношения между ними стали прохладными с тех пор, как Кристина отказала Раймонду, и поэтому она чувствовала себя виноватой.
– Насколько я правильно понимаю, в нелегальной прессе о тебе сочиняют пасквили, Эверард, – сказал Дориан. – Ты знаешь, чьих рук это дело?
– Немного догадываюсь, – ответил Уориндер. Кристина прекрасно знала, о чем шла речь, ведь газета с той обличающей статьей, написанной Дэниелом, попала и в клинику, и девушка благодарила Бога, что отец находится в неведении, что ей известно об этом.
– Смею сказать, что вам нужно бы убедиться, что парень наказан.
– Мой дорогой Дориан, это не принесет пользы. Все мы не без греха, и у каждого в судьбе можно найти некрасивые поступки. Разумнее и порядочнее всего просто согласиться.
Кристина, слышавшая это разговор, тихонько отошла, пока мужчины не заметили ее присутствия. Она была уверена, что точно знала имя автора статьи о ее отце, и это, казалось, еще больше увеличивало пропасть между ней и Дэниелом Хантером.


В день, когда Эверард Уориндер должен был выступать с предвыборной речью, его жена и Кристина пошли вместе с ним.
Кристине нравилось то, как говорил свою речь ее отец, голос его обладал чистотой, речь была ясной, как у хорошего актера, к тому же у него были неподдельное обаяние и убедительность, которые появились у адвоката Уориндера, благодаря многолетнему опыту выступлений в суде.
Когда предвыборное собрание закончилось, кто-то быстро подошел к сцене. Он что-то прошептал мистеру Гудоллу, отчего тот сразу же повернулся в сторону Эверарда Уориндера. Оказалось, что у главного входа собралась большая толпа народа, настроенная на выражение недоверия Уориндеру, поэтому ему можно было незаметно скрыться, выйдя через запасную дверь. Но Эверард Уориндер отказался.
– Меня не так легко запугать, и я никогда не убегал, – гордо сказал он. – Если я испугаюсь тех, кого собираюсь представлять, это будет с моей стороны низко и нечестно.
– А как же ваши жена и дочь? – спросил судья. – У них тоже могут быть неприятности.
– Мое место всегда было рядом с мужем, – решительным тоном сказала леди Кларисса.
– Мы не собираемся скрываться, правда, мама? – подхватила Кристина.
– Как вам будет угодно, – сказал мистер Гудолл, обменявшись со своими коллегами обеспокоенными взглядами.
На улице на крыльце здания суда стояла огромная толпа размахивающих шляпами и что-то кричащих людей. Было трудно разобрать, чего они хотели.
Короткий зимний день подходил к концу, на улице стемнело. Кое-где зажигались фонари. Во внезапной вспышке желтого света Кристина отчетливо увидела Дэниела Хантера. Рядом с ним стоял человек, которого она однажды встретила входящим в дом, где живет Дэн. Что привело их сюда, подумала Кристина.
Подоспели полицейские, они стали разгонять собравшихся людей, освобождая дорогу к экипажам. Эверард Уориндер приобнял жену и уверенно сказал:
– Пойдем, дорогая, лучше поскорее уйти отсюда. Ничего не бойся, пока я с тобой рядом.
Супруги Уориндеры спустились с крыльца и направились к экипажу. Следом за ними шла Кристина. Вслед им люди из толпы свистели, бросали гнилые фрукты, камни, но ни мистер Уориндер, ни женщины, казалось, не обращали на это никакого внимания.
Вдруг кто-то выкрикнул:
– Эверард Уориндер – лжец и убийца!
Мистер Уориндер с гневным выражением лица повернулся в ту сторону, откуда раздался вызов. Человек, стоявший рядом с Дэниелом, держал в руке пистолет. Увидев это, Кристина невольно вскрикнула. Парень, целившийся в Уориндера, выстрелил. Эверард Уориндер вздрогнул и упал на спину около экипажа.
Началась суматоха. Мистер Гудолл бегом бросился к мистеру Уориндеру, женщины завизжали, а мужчины стали драться друг с другом и с полицейскими. Дэниел, который выхватил пистолет из рук стрелявшего, был тотчас схвачен, а сам стрелявший растворился во всеобщей суматохе. Уориндер встал и выпрямился. Его лицо было бледным. Он приложил руку к плечу, в этом месте сквозь ткань пальто прошла кровь.
– По-моему, задето плечо… Но я в порядке, это несерьезно, – раздраженно сказал Уориндер, явно старавшийся делать вид, что ему не больно.
Леди Кларисса поддерживала мужа и озиралась по сторонам, ища помощи.
– Врача! Немедленно вызовите врача! – крикнул мистер Гудолл.
Собравшиеся люди, с любопытством рассматривающие происшедший инцидент, постепенно начинали расходиться.
– Мы поймали его! Мы поймали того, кто стрелял, – задыхаясь, сказал констебль, крепко держа под руку Дэниела Хантера.
Какое-то мгновение Дэниел и Эверард Уориндер внимательно смотрели друг на друга, потом Уориндер сказал:
– Вы поймали не того человека, констебль. Я отчетливо видел того, кто в меня выстрелил. Это не тот человек.
– Но, мистер Уориндер, мы поймали его с пистолетом в руках. Он не успел даже от него освободиться.
– Может быть, но я случайно знаю этого человека. Отпустите его. Я хочу поговорить с ним…
– Как скажете, сэр, – нахмурившись, пробормотал полицейский.
Мистер Гудолл, расстроенный таким печальным исходом, взял Эверарда Уориндера под руку.
– Вам лучше вернуться, сэр, чтобы осмотрели рану. Где врач?
– Я послал за врачом моих людей, – ответил констебль.
– Кристина, дорогая, – сказал спокойным тоном отец, – отвези маму домой. Со мной все будет в порядке. Не беспокойтесь, я скоро приеду.
– Нет, ни за что! – воскликнула леди Кларисса. – Я не оставлю тебя, Эверард! Я останусь с тобой. Мы не знаем, насколько серьезна рана.
– Ну что ты так волнуешься? Я же не ребенок, дорогая… Пожалуйста, езжайте с Кристиной домой. Я буду спокоен, если буду знать, что вы в безопасности.
Леди Кларисса не сразу согласилась со своим мужем, но потом Кристина усадила ее в экипаж. Мистер Гудолл тем временем повел Эверарда Уориндера в здание суда.
Констебль толкнул Дэниела, чтобы тот шел впереди, но Хантер сопротивлялся.
– Я никуда не пойду. Я ничего не сделал преступного. Вы же слышали, что сказал Уориндер? Вы не имеете ни малейшего права арестовывать меня!
– Как раз имею. Что бы ни говорил мистер Уориндер, я имею на этот счет свое личное мнение. Так что идите вперед!
Спустя полчаса показался пробирающийся сквозь поредевшую толпу доктор Декстер.
– Я иду прямо из клиники… Мне сказали, что здесь произошел несчастный случай. Что случилось?
– Стреляли в моего отца, – сказала Кристина. – Его, раненного, повели в здание суда.
– Стреляли? И рана серьезная? – спросил Декстер.
– Отец говорит, что не очень. Прошу вас, помогите ему поскорее!
А мне нужно отправить маму домой, а потом я тоже подойду.
– Что, твою мать тоже ранили?
– Слава Богу, нет… Она в шоке от случившегося.
– Будьте осторожны, мне не понравились некоторые смельчаки из числа тех, кто все еще здесь остался. А я пойду к мистеру Уориндеру.
Кристина почувствовала облегчение, увидев рядом доктора Декстера, такого спокойного, надежного, знающего специалиста. Девушка постаралась убедить свою мать, что теперь незачем беспокоиться об отце, так как он попал в надежные руки доктора Декстера.
– Мамочка, я останусь здесь и позабочусь об отце, – сказала Кристина.
– О-о, – лучше бы Эверард не вмешивался во все эти политические дрязги, – простонала леди Кларисса. – Я как чувствовала, что из этого не выйдет ничего для него хорошего. Этот проклятый юноша. Он мог и убить отца…
– Но это не он, мама. Ты же слышала, что сказал отец. Стрелял кто-то другой, а тот парень, которого задержали, лишь хотел предотвратить преступление и выхватил пистолет.
– О, Крис, ты что не знаешь своего отца? Он всегда слишком великодушен. Он совсем не заботится о своей собственной безопасности. Наверное, они оба были заодно. Чего же они хотели, интересно? – леди Кларисса вдруг замолчала и таинственно посмотрела на дочь. – Послушай, Кристина, ты ведь знаешь этого молодого человека, не так ли?
– Да, мама, я знаю его. Он как-то приводил в клинику больного мальчика, – быстро ответила девушка. – Кажется, он учитель.
– Если он работает учителем, то ему следовало бы знать законы. Хочу надеяться, что и его дружки будут строго наказаны.
– Папа не хотел бы, чтобы ты так расстраивалась, мамочка, – мягко и успокаивающе сказала Кристина. – Ведь могло бы быть намного хуже… А сейчас папа в хороших руках, доктор Декстер обязательно ему поможет!
– Кристина, думаю, тебе лучше поехать домой вместе со мной, не нужно здесь оставаться, если ты уверена в компетенции доктора.
– Пожалуйста, не волнуйся! Я все же останусь, ведь папе будет необходима чья-то поддержка, – сказала Кристина.
Кристине очень хотелось быть в этот момент рядом с отцом, успокоить его, облегчить боль. Девушка хотела узнать, что будет с арестованным Дэниелом. Конечно, он не может быть обвинен в попытке убийства, но все могло быть.
Кристине не терпелось узнать, чем же все закончится.
– Ну, хорошо, доченька, – устало сказала леди Кларисса. – Мы пришлем за вами экипаж.
– Вот и договорились, мама. Поезжай домой и ничего плохого не думай.
Кристина посмотрела вслед отъезжающему экипажу, а потом пошла в здание суда. Мистер Уориндер сидел на стуле, над ним склонился доктор Декстер. Рядом стояли мистер Гудолл и мистер Браун. В коридоре стояли полицейские, держащие Дэниела.
– Как папа? – тихо спросила Кристина.
– Ничего страшного, – спокойно сказал доктор. – Мистер Уориндер – просто счастливчик. Пуля прошла мягкую ткань плеча, так что опасности как таковой нет. Хотя вполне возможно, что неизбежно заражение, но я все сделаю так, как положено. Мистеру Уориндеру нужно будет показаться еще своему лечащему врачу.
Болевой шок миновал, и Эверард Уориндер мог еще улыбаться.
– Я вам очень признателен, доктор. Если я прав, вы работаете в клинике? Я слышал о вас от моей дочери, Кристины.
– Да, мистер Уориндер, я помогаю больным, чаще всего очень бедным людям, – ответил Декстер, накладывая тем временем на рану повязку, затем он добавил. – А теперь, если это возможно, вам нужно выпить немного бренди. Это уменьшит боль и нисколько не повредит вам. Может быть, у кого-нибудь здесь есть бренди?
– У меня, – отозвался мистер Браун. – Я немедленно пошлю за ним одного из полицейских.
– Спасибо, – сказал Уориндер, – наверное, немного бренди улучшит мое настроение…
– Как ты себя чувствуешь, папа? – спросила Кристина. – Очень болит плечо?
– Буду жить, дочка, – с очевидным усилием ответил Уориндер. – А мама поехала домой?
– Да, мне удалось ее уговорить. Она скоро пришлет за нами экипаж.
– Замечательно. Думаю, я больше могу вас не беспокоить, доктор.
– Кристина, вот здесь у меня в кармане возьми деньги. Доктор должен быть вознагражден за свою отличную работу.
– Я здесь для того, чтобы помочь вам, мистер Уориндер. Это моя обязанность и мне не нужно никакого денежного вознаграждения.
– Не обижайтесь, доктор, – сказал Уориндер, – вы наверняка нуждаетесь в деньгах, если не хотите взять деньги для себя, возьмите на нужды клиники. Мне же хочется как-то вас отблагодарить, не люблю чувствовать себя обязанным.
– В таком случае я возьму деньги. Должен признаться, что наша клиника живет за счет благотворительности. Пожалуйста, имейте это в виду, мистер Уориндер… Я вам желаю поправиться и желаю успеха на выборах, – сказал доктор Декстер.
– Спасибо, доктор! Спасибо за пожелание успешных выборов, завтра действительно у меня будет жаркий и трудный денек… А тут еще это недоразумение.
Кристина проводила доктора и вернулась к отцу. Мистер Уориндер выслушал слова сочувствия из уст судьи Гудолла.
– Не могу передать вам, как мы все огорчены тем, что случилось, – сказал Гудолл. – Кто мог подумать, что возможно нападение?
– Такие вещи случаются. Безответственные молодые люди пытаются таким образом привлечь к своей персоне всеобщее внимание. А сейчас, если возможно, я хотел бы побеседовать с тем парнем, которого задержали, – сказал Уориндер.
– Может быть, не сейчас, мистер Уориндер? – спросил судья Гудолл.
– Думаю, он не станет пытаться стрелять в меня. Вы об этом сейчас подумали? Приведите, пожалуйста, его сюда. И оставьте нас наедине.
– Как вы считаете нужным, мистер Уориндер, – покорно сказал Гудолл. Мистер Гудолл и мистер Браун пожелали Эверарду Уориндеру удачи и быстро оставили его одного. Кристина хотела войти к отцу, но ее остановил констебль.
– Ваш отец, мисс, попросил оставить его наедине с арестованным. Мне как-то это совсем не нравится, на всякий случай, я думаю, пусть двое моих людей постоят у дверей. Вдруг этот парень что-нибудь выкинет.
– Я уверена, что ваши люди не понадобятся, – сказала Кристина.
– Все может быть. Вы не знаете людей так, как я. Только Богу известно, какие неприятности грозят мистеру Уориндеру. Поэтому нам необходимо быть начеку. Мне нужно вернуться в участок, доложить о происшедшем, но потом я вернусь.
Кристина облегченно вздохнула, узнав, что констебль уходит. Какое-то время она еще постояла в коридоре, раздумывая, заходить ей или не стоит. Она знала, что отец просил оставить его наедине с Дэниелом, но относилась ли эта просьбы и к ней, его дочери?
Кристина решила было войти, как вдруг услышала холодный и ироничный голос своего отца.
– В таком случае мне интересно, почему же ты сам не стрелял? – спросил Уориндер.
– Я помешал убийству не потому, что вы мне так симпатичны, – зло говорил Дэниел, – а просто я знал, что это может принести вред нашему делу. Мы не какие-то фанатичные террористы, а разумные интеллигентные люди. Мы боремся за улучшение условий труда и жизни рабочих.
– А я всегда считал, что ваша цель – это кровавая революция, – презрительно ответил Уориндер.
– Мы не революционеры, – страстно рассуждал Дэниел. – Мой кандидат в члены парламента – честный, порядочный человек, который всю жизнь работал и который как никто другой знает нужды трудящихся.
– Вы очень проникновенно говорите, – заметил Уориндер.
– Не смейтесь надо мной, мистер Уориндер, – вспыльчиво сказал Дэниел. – У меня есть на то причины. Что вы можете знать о таких, как я? Нас с сестрой разлучили еще в детстве. Около десяти лет мы ничего не знали друг о друге. – Дэниел на минуту замолчал, чтобы перевести дыхание и успокоиться. – С семи лет у меня была мечта – увидеть вас, мистер Уориндер, стоящим на коленях и умоляющим о прощении, как когда-то моя мама просила пощадить отца, а вы тогда жестоко отвернулись от нее и только посмеялись над глупостью подобной просьбы. Разве этого не было, хотите сказать?
– Я не смеялся, Дэниел… Поверь мне, – уверенным тоном сказал Уориндер.
– Да вы сделали еще хуже: вы заключили сделку, вы, мистер Уориндер, когда дали обещание, которое не собирались выполнять!
– Это не так, Дэниел, клянусь! Это неправда!
В голосе Эверарда Уориндера Кристине показалось столько боли, что она вздрогнула. Она чувствовала, что должна была либо войти сейчас же в комнату, либо уйти из здания суда. И в то же время она не могла пошевелиться и продолжала слушать разговор двоих близких ей людей.
– Тогда я был уверен в его виновности, – продолжал Уориндер, – а когда я узнал правду, уже было поздно, слишком поздно… Ничего нельзя было исправить…
– Конечно, невозможно, – перебил его Дэниел. – Это помешало бы вашей прекрасной карьере, не так ли? И поэтому вы все оставили как есть, невинный человек был повешен. Я видел, как это все происходило. Я видел, как мой отец… – И Дэниел замолчал, потом он продолжил с той же горечью в голосе. – Если бы я рассказал все, что мне о вас известно, вы бы давно потеряли свою работу, вас бы изгнали из общества, мистер Уориндер.
– Если так, то почему же ты так долго молчал? А может быть, ты сам не веришь в это, ведь у тебя нет никаких доказательств?
– О, доказательства я мог достать без особого труда. У вас есть враги, мистер Уориндер. И они были бы заинтересованы моим рассказом. Если бы от этого пострадали только вы, ничто не заставило бы меня молчать… Но я не хочу причинять боль другим людям… моей сестре, например…
– И моей дочери Кристине?
– Да, и ей тоже. Бог знает, почему, но она безумно вас любит.
Кристина услышала чьи-то шаги и, обернувшись, увидела двух полицейских, которые вошли в здание суда. Она вдруг испугалась, что они увидят ее, подслушивающую разговор между отцом и Дэниелом, и она прошла дальше по коридору и присела на одну из скамеек. Кристина понимала Дэниела, его состояние, но ведь он мог и ошибаться, наверняка ошибался. Интересно, размышляла девушка, что они еще сказали друг другу, пока она здесь уединилась. Что-то еще стояло между ними двумя – ее отцом и Дэниелом Хантером, но что? К ней подошел полицейский и сказал:
– Мисс, экипаж мистера Уориндера подан.
– Хорошо, благодарю вас. Я сейчас же пойду за отцом, – сказала Кристина.
Когда она подходила к кабинету, где разговаривали отец и Дэниел, дверь вдруг открылась и выбежал Дэниел. Он не заметил девушку и покинул здание суда. Кристина вошла в кабинет. Отец сгорбившись сидел на стуле. Кристина подбежала к нему.
– С тобой все в порядке, папочка?
– Да, просто еще немного болит плечо. Экипаж уже приехал? – спросил Эверард Уориндер.
– Да, папа. Поедем домой. Тебе нужно лечь и не волноваться.
Отец улыбнулся, когда Кристина взяла его тяжелое пальто и стала помогать ему приподняться.
– Этот молодой человек уже ушел? – поинтересовался Уориндер.
– Да. Папа, ты весь дрожишь. Пойдем отсюда, пойдем.
– Конечно, дочка. Скажи мне честно, я уже как-то спрашивал тебя, что для тебя значит Дэниел Хантер?
– Но я же говорила тебе, папа, – недовольно сказала Кристина, – мы с ним был хорошими друзьями, вот и все.
– Это правда? Не более того? – спросил Уориндер.
– Папочка, ты имеешь в виду, были ли мы любовниками?.. Нет, не были… И, похоже, никогда не будем. Тебя устраивает этот ответ?
– Хорошо, Кристина. Не обижайся, что о таком спрашиваю… Но мне надо было убедиться. – Уориндер оперся на руку дочери, и они медленно пошли к выходу из здания суда. – Знаешь, Крис, я предложил Хантеру помощь, ведь у меня много друзей…
– Да? И что он сказал?
– Отказался, причем так себя вызывающе вел со мной…
– Папа, ты же не знаешь Дэниела! Он чем-то похож на тебя, в смысле независимости и гордости.
Когда Кристина и мистер Уориндер сели в экипаж, девушка обняла отца и сказала:
– Это было благородно с твоей стороны предложить ему помощь. Если честно, папа, я даже не могла такое предположить.
Экипаж тронулся, и Уориндер, закрыв глаза, откинулся назад. Рана болезненно подергивала, к тому же у него остался неприятный осадок от разговора с Хантером. Воспоминания о далеком прошло нахлынули во всех своих подробностях и причиняли дополнительную боль. Уориндер без труда мог бы заставить Дэниела молчать, отдав его под суд, засадив в тюрьму, и никто не стал бы слушать дерзкого парня, но совесть и чувство ответственности не позволяли пойти на это. Даже если бы в него стрелял Дэниел, Уориндер все равно не стал бы его наказывать. Ему хотелось, чтобы не было этой тяжелой ноши прошлых поступков и воспоминаний, хотелось заставить этого колючего парня понять всю горечь правды, но вместо этого он отпустил его. Уориндер сомневался в правильности своего поведения с Дэниелом, ведь только сумасшедший, как он считал, мог вручить свое будущее в руки человека, одержимого жаждой мести. Эверард почувствовал озноб и в то же время все его лицо было в поту. Кристина сжала его руку.
– Папа, как ты? Потерпи немного, сейчас уже будем дома.
– Ничего, доченька. Ну и денек сегодня, правда? Девушка прижалась к отцу и нежно поцеловала его.
Мысленно она была рядом с Дэниелом. Где он сейчас, о чем думает? И почему он не объяснился с ней?
После разговора с Уориндером Дэниел выскочил в темноту улицы, будто за ним гнался сам дьявол. Он злился на самого себя за то, что позволил себе наговорить лишнего, что не сумел сохранить спокойствие и быть хладнокровным, выслушивая Уориндера. Как этот человек, виновный в смерти его отца, мог предложить ему, Дэниелу, свою помощь? Да лучше умереть от голода, чем согласиться взять у него хоть кусок хлеба… Вдруг Дэниел столкнулся с Уиллом Сомерсом.
– Какого черта ты здесь делаешь? – спросил Дэниел.
– Дожидаюсь тебя, – весело ответил Сомерс. – Должен же я знать, что там было. Значит, тебя отпустили?
– Не могу быть тебе благодарным, Уилл, – сказал Дэниел. – Я с самого начала тебя предупреждал, что не буду принимать участия в каком-либо насилии. Это не поможет, а только навредит нам. Но ты меня не послушал. Хотел что-то доказать? И чего ты добился?
– Где пистолет, Дэн? – спросил Сомерс.
– Полиция его забрала у меня.
– Проклятие! Он мне дорого обошелся, – усмехнулся Уилл. – Похоже, Уориндер не собирается заводить дело?
– Его пытались уговорить, но он понял, что это сделал не я.
– Конечно, он отпустил тебя… Небось, из-за ясных глаз его доченьки?
– Слушай меня внимательно! – сказал Дэниел и схватил Уилла за плечи. – Кристина не имеет к этому никакого отношения. Ты слышал меня? Какие у нас с ее отцом отношения – это сугубо мое дело! Обо мне можешь все что угодно говорить, но ее не трогай! Ты понял меня, надеюсь?
Дэниел отпустил Сомерса и молча пошел в сторону своего дома.
Из-за двери комнаты Дэниела пробивался свет. На полу у кровати в обнимку со щенком сидел Дикки, мальчик весь был в слезах. На его плечах было наброшено тоненькое покрывало.
– Что ты делаешь на полу? Почему ты не в постели? – строго спросил Дэниел.
– Мне сказали, что вас арестовали и посадят в тюрьму, и я очень испугался. Это правда? Что случилось?
– Дикки, что же ты веришь разным сплетням! Я же стою перед тобой целый и невредимый! Уже очень поздно, ложись спать. Завтра проводятся выборы и в школу можно не ходить. Можешь подольше поспать. Ну как тебе идея?!
– А что будет? – спросил Дикки. – Ярмарка будет по случаю выборов?
– Может быть. На улицах будет много людей, так что ты не бери с собой щенка, а то еще потеряется в сутолоке.
– Я так рад, что вы вернулись, – сказал с улыбкой мальчик.
– Иначе не могло быть, – усмехнулся Дэниел и погладил мальчика по голове. – Спокойной ночи, Дикки.
Дикки, не отпуская с рук щенка, отправился спать. Дэниел закрыл за мальчиком дверь. Он так устал, что даже не было сил поесть, хотя с утра у него и крошки не было во рту. Сегодня вечером Дэниел обещал отужинать с мистером Брауном, но теперь придется извиниться при встрече.
Дэниел снял пиджак, ботинки и лег на кровать. В первый раз за весь день он подумал о Кристине. Как она отнесется ко всему происходящему? Поняла ли она, как ее отец был близок к смерти? Дэниел подумал о бессмысленном поступке Уилла Сомерса. Постепенно его мысли стали путаться, и сон полностью овладел им.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень любви - Хевен Констанс


Комментарии к роману "Тень любви - Хевен Констанс" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100