Читать онлайн Тень любви, автора - Хевен Констанс, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень любви - Хевен Констанс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень любви - Хевен Констанс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень любви - Хевен Констанс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хевен Констанс

Тень любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Кристина не оговорилась, когда сказала, что до дня рождения Гарри у нее почти не будет свободного времени. Мать постоянно о чем-то ее просила в перерывах между примерками платьев и указаниями по дому. С помощью Маргарет Кристине удалось выиграть битву по поводу своего бального платья, и теперь, слава Богу, она не будет, точно школьница, в скромном белом платье, а наденет тончайшее темно-желтое, переливающееся маленькими золотыми звездочками, и в тон ему атласную накидку.
И все равно даже удивительно, как часто она все-таки вырывалась на встречи с Дэниелом. К раздражению матери, Кристина упрямо отказывалась бросить работу по вторникам в клинике, и Дэниел приходил встречать ее после школы, провожал домой теплыми летними вечерами. Хотя оба они знали, что ничем хорошим это не закончится, но их встречи все равно продолжались.
Они все так же обсуждали книги, которые она ему приносила почитать. Кристина удивлялась мнению Дэниела. Иногда она в хорошо знакомых вещах начинала видеть то, что раньше не замечала, и теперь, когда они были на равных, часто шутили и смеялись.
Однажды Кристина поинтересовалась, есть ли новости о Дикки.
– Да, – ответил Дэниел. – Я узнал, где живет его тетя. Она замужем за человеком по имени Клем Уолкер, он заведует ломбардом. Еще он владелец небольшого магазинчика, в котором продается старая одежда и старая посуда. Его несколько ребятишек крутятся в этом грязном магазинчике, выполняя мелкие поручения.
– Это же ждет и Дикки?
– Наверное. Я его не видел, но им очень не понравилось, что я интересовался им. И уж, конечно, они не отдали его в школу.
– А мы не можем что-нибудь сделать для него? – спросила Кристина.
– По закону опекуншей мальчика является его тетя. Кристина знала, как больно Дэниелу было осознавать свою беспомощность. Дикки был, конечно, только одним из сотен бездомных сирот, которые кое-как перебивались в трущобах Лондона, но они с Дэниелом хорошо знали мальчика, он привязался к ним, даже любил их.
В другой раз, когда они спускались по Чипсайд, Дэниел указал на большое строящееся здание:
– Видите его? – спросил он. – Через несколько месяцев здесь разместится новый магазин мистера Брауна, с огромными стеклянными витринами, в которых будут выставлены самые лучшие и самые дорогие деликатесы для богатых горожан с изысканными аппетитами.
– Вы серьезно?
– Очень серьезно. Мистер Браун обладает многочисленными добродетелями: он работящий, честный, ответственный и хочет добиться чего-нибудь в этой жизни. И пока ему это удается. Когда откроется новый магазин, там будет всем заведовать Илспет. Мистер Браун предлагал мне тоже оставить школу и перейти к нему.
– И вы собираетесь это сделать?
– Нет. Может, я и не прав, но я больше пользы принесу, помогая в школе детям взять то немногое от жизни, что я им могу дать, чему могу их научить. Кроме того, мои планы распространяются дальше, чем просто стать богатым владельцем магазина. У меня другая цель.
– Например, стать премьер-министром? – поддразнила его Кристина. Дэниел засмеялся.
– Неужели я и правда так говорил? Мне казалось, что я научился не быть таким категоричным.
Кристина рассказала Дэниелу, как недавно с родителями ходила в королевский театр, и они видели спектакль, в котором участвовала Кейт в роли Титании.
– Она была превосходна, – сказала Кристина. – Многие играют эту роль заученно, однообразно, а Кейт играла ее совсем по-новому. Она была какой-то неземной в серебристом платье, будто на самом деле пришла из другого, волшебного мира.
Кристина умолчала, что ее отец, который весь спектакль просидел, облокотясь на спинку кресла, при выходе Кейт вдруг выпрямился, взял бинокль и не отрываясь долго и пристально смотрел на ее сверкающую фигуру. Затем он вновь откинулся и нахмурился. Кристине очень захотелось знать, о чем он подумал в этот момент.
В последний раз накануне бала Кристина увиделась с Дэниелом, как обычно, во вторник, когда он пришел встретить ее после работы. Дэниел настойчиво предлагал ей пройтись вместе до Сант Пола, намекая, что он хочет показать ей что-то очень важное.
Когда они проходили мимо Ньюгейтской тюрьмы, Дэниел внезапно остановился, глядя на огромную черную толпу у ворот тюрьмы, и его рука крепко сжала локоть девушки.
– Мне было чуть больше шести, – прошептал Дэниел, – когда я стоял рядом с матерью и смотрел, как вешают моего отца за преступление, которого он не совершал.
– О, ужас! – воскликнула Кристина, шокированная болью и ненавистью в его голосе.
– И однажды, – продолжал Дэн, словно не слыша ее голоса, – я поклялся, что заставлю ответить виновных за эту несправедливость.
Дэн, казалось, вздрогнул от воспоминаний, но спустя несколько секунд успокоился.
Кристине очень хотелось расспросить его подробнее, но она не посмела. Когда-нибудь придет время, он сам ей все расскажет. Вместо этого девушка сказала:
– Нужно поторапливаться, а то я опаздываю домой. Что вы хотели мне показать?
Хотя Кристина прожила в Лондоне почти всю жизнь, а Дэниел всего несколько месяцев, он уже изучил город лучше ее. Дэниел нашел несколько путеводителей, много бродил по улицам и любил поддразнивать девушку тем, что она так плохо знала свой родной город.
– Это недалеко, – ответил Дэниел, – но придется идти через базар. Наконец они вышли на окраину города к развалинам старой часовни. Огромные валуны, поросшие мхом, обломки каких-то каменных строений и сама полуразрушенная часовенка – от всего этого неуловимо веяло духом средневековья и умиротворяющего спокойствия.
– Мне понравилось это место с первого раза, – сказал Дэниел, – хотя иногда я думаю, далеко ли мы ушли от средних веков? Законы все так же суровы, дети все так же умирают в нищете, а в сердцах людей все так же мало сострадания. – Дэниел виновато улыбнулся. – Меня снова заносит, да? Это мой конек. Вам следует меня останавливать.
В часовне было темно. Пахло давно сгоревшими восковыми свечами. У дверей Кристина, порывшись в своей сумочке, достала несколько мелких монет и, поднявшись на носки, потянулась, чтобы бросить их в ящик, прибитый к двери. На нем была видна надпись: «На ремонт храма». Но Ящик висел слишком высоко, тогда Кристина встала на камень, лежавший на полу. Камень внезапно покачнулся, и она непременно упала бы, если бы Дэниел не подхватил ее.
Когда молодой человек ощутил под тонкой тканью легкого летнего платья живое тепло молодого девичьего тела, все его здравые зароки куда-то исчезли. Дэниел откинул назад с ее головы шляпку, приподнял подбородок и впился долгим поцелуем в губы. Кристина, ошеломленная, стала сопротивляться, но потом затихла в его руках, чувствуя только, как странная слабость разливается по всему ее телу.
Дверь часовенки внезапно отворилась, и вошел какой-то человек. Он удивленно взглянул на молодую пару, а потом снисходительно улыбнулся влюбленной парочке, нашедшей уединение в старой заброшенной церквушке.
Дэниел отпустил Кристину. Девушка, будто в шоке, постояв неподвижно минуту, стала дрожащими руками надевать шляпку.
– Ты, наверное, сердишься на меня? – спросил, Дэниел, впервые обращаясь к ней на «ты».
– Нет, но думаю, нам лучше идти. Сейчас уже, наверное, очень поздно. Надо будет взять кеб.
– Да, конечно, – ответил Дэниел.
Они вышли из часовни и, пройдя через базар, остановили у Ньюгейтской тюрьмы кеб. Дэниел подсадил Кристину и, держась за дверцу кеба, спросил:
– Когда я тебя снова увижу?
– Боюсь, не раньше дня рождения Гарри.
– У меня что-то для тебя есть. – И Дэниел достал из внутреннего кармана небольшой сверток и протянул его Кристине. – С днем рождения, Кристина!
– Как бы я хотела, чтобы ты был на балу, – неожиданно сказала Кристина. – Ты и Кейт.
– А что бы сказал твой отец? – тихо спросил Дэниел. Он закрыл дверь и быстро пошел прочь, зная только одно, что эта удивительная летняя идиллия, эти несколько коротких недель горько-сладкого счастья, должны скоро закончиться. Скоро, очень скоро она все узнает, и они расстанутся.
Кристина не разворачивала сверток, пока не пришла в свою комнату. Закрывшись, она сняла бумажную обертку и увидела крошечную шкатулочку, какие раньше использовали для хранения пилюль, или, иногда светские дамы хранили там мушки, которые в виде родинок приклеивали на лицо. Шкатулочка была сделана из серебра, на внутренней поверхности ее крышки была выгравирована чья-то витиеватая подпись. Кристина подумала, что, возможно, она принадлежала матери Дэниела, которая так трагически погибла, и мысль, что он подарил эту вещь ей, согрела Кристину. Естественно, это означало, что он хотел поблагодарить ее за счастливые минуты и часы, проведенные вместе. Но глубоко в душе она знала, что это совсем не так.
И вот наступил день рождения. Бетси приготовила бальное платье для Кристины, тончайшую нижнюю юбку, шелковые чулки, атласные туфельки. Это было очень приятно и несложно на себя надеть, Кристина решила обойтись без служанки и отправила Бетси на кухню за чашечкой чая.
На туалетном столике лежал подарок ее дяди – золотой браслет, украшенный изумрудами. Когда-то этот браслет принадлежал ее бабушке. Отец подарил Кристине ожерелье, усыпанное жемчугом и бриллиантами. Это были ее первые настоящие драгоценности, и Кристина не могла не испытывать детской радости, хотя где-то в глубине души ее точило слабое чувство вины, когда она вспомнила о бедности, с которой столкнулась этой зимой, работая в клинике. Однако, если предположить, что все эти ее драгоценности продать, – это все равно не спасет многих обездоленных, будет лишь каплей море. Поэтому Кристина решила оставить драгоценности себе и порадоваться их приобретению. Как сказал когда-то доктор Декстер, нужна не благотворительность, а изменение сознания тех, кто стоит у власти. Был еще один чудесный подарок, который просто удивил и восхитил девушку. Дядя Френсис сказал ей о нем только сегодня утром.
– Это секрет, – начал он, улыбаясь одной из своих редких улыбок, – я хранил это двадцать один год – дожидался твоего совершеннолетия. Это мне передала твоя бабушка. Она никогда не забывала нищеты, которую ей самой пришлось испытать в своей жизни, когда она приехала из Франции без гроша в кармане. Мне кажется, что твоя бабушка увидела в тебе свое продолжение, родственную душу в смысле независимого характера, который был присущ и ей самой, она передала мне сумму, которую я отдаю тебе в день твоего совершеннолетия! Ты можешь тратить эти немалые деньги по твоему собственному усмотрению.
– По своему усмотрению? – воскликнула Кристина.
– Я не могу поверить, дядя Френсис! А мой папа знает об этом?!
– Пока нет. Но позже, конечно, мы ему расскажем. Кристина прилегла на кровать в своей комнате и задумалась. Даже сейчас она никак не могла освоиться с этой мыслью. Она помнила бабушку милой доброй женщиной, которая любила пошутить и посмеяться. И хотя Кристина была еще мала, она все равно не могла не чувствовать душевную близость, которая была между ее бабушкой и дедушкой, которой, к сожалению, казалось, не было между родителями. Кристина не знала, сколько денег ей оставила бабушка, но сколько бы ни было, это означало одно – она может делать с ними все, что захочет, а это означало независимость, о которой она всегда мечтала. Но пока еще было рано думать о том, на какие цели их потратить. Сегодня был их с Гарри день рождения, и ей хотелось провести его так, чтобы запомнить на всю жизнь.
Дом Уориндеров с каждым часом все больше расцветал. Кристина услышала голос леди Клариссы и звуки быстрых шагов снующих по дому слуг. Некоторые из близких друзей семьи должны были приехать еще до начала бала, чтобы пообедать в торжественной обстановке вместе с хозяевами. Кристина подошла к своему туалетному столику, чтобы поправить прическу, как тут в комнату влетела Бетси.
– Леди Кларисса зовет вас, мисс! Мистер Гарри уже пришел, а вы еще не совсем готовы, – задыхаясь выпалила женщина.
– Не торопи меня, пожалуйста, Бетси! Еще столько времени. Большинство гостей еще не скоро приедут.
Кристина привела себя в порядок и взглянула на себя в зеркало. Наверное, первый раз в жизни она понравилась самой себе. Темное золото платья придавало ее коже теплый кремовый оттенок. Уложенные в высокую прическу черные волосы украшали золотистые розочки, на маленькие уши, в которых сверкали бриллиантовые сережки, были выпущены несколько вьющихся прядок, на шее переливалось огнем подаренное отцом ожерелье, на руке у Кристины красовался перешедший ей по наследству от бабушки роскошный браслет.
– Как я выгляжу? – спросила девушка стоявшую рядом Бетси.
– Вы просто восхитительны, мисс Кристина! Как самая заветная мечта! – прибегла служанка к такой необычной для нее поэтичности.
Кристина подумала о том, согласился бы с этим высказыванием о ней Гарет. Он приедет с дядей, и она бросится ему в объятия и забудет обо всех беспокойствах, связанных с Дэниелом.
На лестнице Кристина встретилась с выходящим из своей комнаты Гарри. Брат остановился, глядя на сестру в изумлении.
– О, Крис! Ты потрясающе выглядишь! Просто красавица! – воскликнул он.
Кристина, довольная, ответила:
– Это правда? Спасибо, милый. Ты тоже очень привлекателен. Ну, мы идем?!
И вдвоем Кристина и Гарри стали спускаться навстречу вечеру, который окажется для них очень памятным, о чем заранее никто не мог даже предположить.
В это время, когда бал в Гленмурском дворце был в самом разгаре, в своей гримерной в Королевском театре сидела Кейт. Она думала о том, как рассматривать ей предложение Гарри. Еще в апреле он в первый раз попросил ее спеть на балу в честь их с сестрой дня рождения, и тогда она лишь рассмеялась в ответ.
– Твои родители будут в ужасе, – сказала тогда Кейт. – Мне кажется, что я уже сейчас вижу их лица. Простая певичка из мюзик-холла осмелилась выступать перед знатными особами и их друзьями! Гарри, дорогой, спасибо тебе за такое предложение. Но, видишь ли, я не смогу. Это невозможно…
Время от времени Гарри опять возвращался к этому разговору. Некий дух независимости, который всегда жил в ней, подсказал девушке, а почему бы и не спеть? Разве она чем-то хуже других? Зачем же упускать такую возможность? Что они ей сделают? Наверное, послушают ее в вежливом молчании? А вдруг отнесутся к ней с холодным презрением? Но она вынесет все. И поэтому в конце концов Кейт уступила уговорам Гарри. Она решила никому не говорить об этом предложении и репетировала свое выступление. Кейт решила сообщить об этом Дэниелу в самый последний момент, заранее зная, что брат не одобрит ее решения. И она оказалась права.
– Ты что, хочешь быть униженной? – хмуро спросил Дэниел. – Стоять перед этими чопорными богачами?!
Но Кейт не захотела слушать брата. Но, несмотря на всю свою решительность, когда подошло время ехать в дом Гарри, Кейт очень переволновалась. Ей хотелось расплакаться, послать записку, что она заболела или потеряла голос, что с ней приключилось все что угодно, только бы не встречаться с критическими взглядами представителей «сливок общества», собравшихся в Гленмурском дворце. И только две вещи ее удерживали: ее собственный мужественный и независимый характер и любовь к Гарри. Кейт была уверена, что никогда не должна подводить его.
У Кейт не было роскошного бального платья, поэтому она решила произвести своим внешним видом чисто театральный эффект. Она позаимствовала из театрального реквизита ярко-зеленое платье с алым поясом, который завязывался сзади в пышный бант с длинными, спадающими чуть ли не до самого пола концами. У Кейт не было никаких драгоценностей, если не считать сережек, подаренных ей Гарри, которые он силой заставил ее принять. Каштаново-рыжие волосы Кейт уложила в форме короны, а глубоко декольтированное платье позволяло увидеть красивую белоснежную шею и покатые плечи.
Мальчик, который работал в театре, приоткрыл дверь в ее гримерной и сказал:
– Ваш кеб, мисс!
– Спасибо, Боб. Я иду.
Кристина накинула черную кружевную накидку и стала спускаться. К тому времени, когда она подъехала к Гленмурскому дворцу, все поздравительные речи были произнесены. Гости пошли в бальный зал, заиграл оркестр. Один из слуг, доверенных Гарри, потихоньку подошел к нему.
– Сэр, леди приехала, – прошептал он.
– Спасибо, Фред. Попроси, пожалуйста, ее подождать немного. Я скоро выйду к ней.
– Конечно, сэр.
Парень тихо исчез, а Гарри прошел весь бальный зал и остановился перед музыкантами.
– Леди и джентльмены, – громко обратился Гарри к гостям. – Для меня и моей сестры сегодня приготовлен особый подарок. Мой хороший друг согласился сегодня спеть для нас. Я прошу вас всех поприветствовать… мисс Кейт Льюис!
На какое-то мгновение в зале воцарилась тишина. Гарри быстро вышел из зала и отправился встретить Кейт.
Тем временем Эверард Уориндер негодовал и мучился сомнениями.
– Что, черт побери, происходит? Ты знала об этом «подарке», Кларисса? Кто эта особа, которую пригласил наш сын? Почему мы с тобой ничего не знаем?
– Я тоже ничего не понимаю, – сказала леди Кларисса, – я лишь надеюсь, что эта гостья достаточно прилична…
Гарет шепнул на ухо Кристине:
– Крис, как ты думаешь, это очередная шутка твоего брата?
– Не уверена. По-моему, Гарри был как никогда серьезен.
После возвращения Гарета из Шотландии их отношения с Кристиной несколько осложнились. После нескольких месяцев разлуки между ними возникла заметная прохлада.
Но праздник, который был устроен по случаю дня рождения, не располагал к долгим доверительным разговорам. Кристина была уверена, что завтра, когда они останутся наедине, все будет как прежде. А пока она затаила дыхание, наблюдая за идущей под руку с Гарри Кейт. Девушка шла с высоко поднятой головой, ее огненные волосы переливались от яркого освещения. Эверард Уориндер подался вперед, будто собирался что-то сказать, но потом, встретив строгий взгляд своей жены, передумал. Он только пристально смотрел на Кейт, рассматривая ее наряд.
Еще один человек во все глаза уставился на гостью – это был Раймонд Дориан.
– Вот это да! – воскликнул Дориан. – Значит теперь наш Гарри дружит с этой… маленькой бесстыжей девчонкой! Клара с любопытством спросила:
– Ты ее знаешь? Что ты, интересно, имеешь в виду? Кто она?
– Тебе, Клара, это не обязательно знать! – ответил жестко Раймонд. – У него это так не пройдет…
Кейт, конечно же, волновалась, но старалась изо всех сил не показывать своего состояния. Она сразу же почувствовала, что зря сюда пришла, потому что среди всех этих особ она выглядела гадким утенком. Но Кейт была уверена в своем таланте и хорошо чувствовала атмосферу. Она заранее решила, что не будет петь оперных арий, а выбрала лирические песни и баллады, в которых ее голос звучал особенно красиво. Кейт выбрала сонеты Шекспира. Исполнив один из них, она получила в благодарность аплодисменты. Стараясь не показать своего волнения, она перешла к исполнению баллады о Барбаре Аллен, которая умерла за любовь, потом последовала «Последняя роза лета» Тома Мура, потом ностальгическая песня об ушедшей юности.
Дамы, нашедшие платье Кейт слишком вульгарным, были вынуждены признать талант исполнительницы, силу ее голоса и вежливо хлопали. Многие молодые мужчины смотрели на Кейт со сладострастием.
Гарри тихо сказал:
– Кейт, пожалуйста, спой еще что-нибудь. Ты явно пользуешься успехом. Только не волнуйся, милая.
Кейт быстро договорилась с музыкантами, и они заиграли песню о море, популярную последние десять лет. Кое-кто из гостей стал подпевать девушке, пританцовывая в такт мелодии. Кейт вложила в исполнение песни всю свою душу и молодой задор, так что некоторые пожилые дамы, прячась за свои пышные веера, не могла не признать, что получили истинное удовольствие. Мужчины были в восторге от Кейт, они чуть ли не выстраивались в очередь, чтобы поцеловать девушке руку, а она смущенно улыбалась и приседала в реверансах. Гарри упрашивал Кейт остаться с ними на торжественный ужин, но девушка отказалась.
– Не обижайся, Гарри, но я здесь чужая. Я пришла только ради тебя. А теперь я пойду. Проводи меня, пожалуйста.
Оркестр продолжал играть, а леди и джентльмены стали танцевать. Эверард Уориндер оставил жену и последовал за Гарри и Кейт. Увидев это, Кристине испугалась, что сейчас произойдет неприятный разговор, и вышла из зала. Гарет пошел за ней.
В это время Гарри накидывал на плечи Кейт ее шаль. Кристина стала свидетельницей того, как ее отец, взяв девушку за руку, резко повернул ее к себе.
– С какой стати, позвольте вас спросить, вы задумали весь этот маскарад? Ваше имя, мисс, никогда не было Льюис! Вы не Льюис, не так ли?!
– Да, я Кейт Хантер, как вы, наверное, прекрасно знаете, мистер Уориндер! – сказала Кейт. – И я не стыжусь этого.
– Но как вы посмели появиться в моем доме? – негодовал Уориндер.
– Не стоит так волноваться, сэр. Я пришла сюда по приглашению вашего сына.
– Папа, пожалуйста, прекрати этот допрос! – вмешался Гарри.
– Помолчи, мальчик. Мы поговорим с тобой позже. А вы, мисс, уговорили моего сына привести вас сюда, не так ли? Что для вас значит мой сын? Какие у вас отношения? Неужели вы его любовница? – Так как Кейт молчала, Уориндер еще больше вышел из себя и закричал. – Сейчас же отвечайте! Почему вы молчите?
– Я не в суде и не на причастии, мистер Уориндер, поэтому могу сама решать, молчать мне или говорить, – спокойно сказала Кейт. – Я могу идти? Меня ждет брат.
Эверард Уориндер отступил в сторону. Кейт быстро пошла к небу, возле которого ее ожидал Дэниел. Кристина побежала за Кейт и, крепко обняв девушку, расцеловала ее обе щеки.
– Мне очень жаль, Кейт, что все так нелепо произошло, – прошептала Кристина. – Я должна была вмешаться. Мне очень стыдно за слова отца…
Дэниел смотрел на нее, ослепительно красивую и сверкающую бриллиантами, и она казалась ему олицетворением всего того, против чего он боролся всю жизнь, и это наполнило его холодной яростью. Он молча сел в кеб рядом с сестрой. Кристина с грустью посмотрела на отъезжающий кеб. В этот момент на крыльцо вышел дядя Френсис. Он сухо сказал:
– Я не знаю, что у вас тут произошло, но хочу напомнить тебе, Эверард, и тебе, Гарри, что вас ждут гости.
– Конечно, конечно, – ответил Уориндер. – Извини, Гарри, сынок, нам лучше вернуться в дом.
– Папа, прежде я хотел бы поговорить с тобой. Объясни мне, почему ты так грубо обошелся с моими гостями? – уверенным тоном произнес Гарри.
– У меня были свои причины, может быть, когда-нибудь я тебе их объясню. А сейчас твой дядя прав: пойдем в дом, сейчас не время для подобных объяснений. Поговорим обо всем завтра.
Эверард пошел в бальный зал, через несколько минут за ним последовал и Гарри.
– Абсолютно ничего не понимаю, – сказал Гарет, обнимая Кристину за плечи. – И что это Гарри взбрело в голову? Ты должна посвятить меня в ваши секреты. Кто эти брат с сестрой? И почему так вел себя твой отец? Знаешь, Крис, а лицо этого парня мне, кажется, знакомо… Где я мог с ним встречаться?
– Это долгая история, – устало сказала девушка. – Завтра я все расскажу тебе. Договорились? Ты все поймешь, я уверена.
Кристина вдруг испытала равнодушие ко всему происшедшему, она была уверена только в одном: ее брата и Кейт связывало что-то большее, чем просто дружба. Может быть, и отец почувствовал это и поэтому так неожиданно повел себя? Или было что-то более серьезное во всем этом? Кристина вспомнила равнодушный, как ей показалось, взгляд Дэниела и подумала о том, что между ними, как ни старайся, всегда будет пропасть.
Из бального зала доносились звуки мелодии вальса «Сказки венского леса» Иогана Штрауса.
– Прекрасный вальс… Помнишь, как мы с тобой танцевали? – спросил Гарет. – Ты помнишь, мы танцевали прошлым летом в имении твоего дедушки?! Как это было прекрасно!..
Кристина была охвачена воспоминаниями о том времени, когда они с Гаретом решили вдруг тайно помолиться. Это казалось сейчас чем-то таким далеким, из прошлой жизни. Гарет взял Кристину за руку, и они медленно пошли в бальный зал.
Кристина постаралась не думать о грустном и, прикрыв глаза, расслабилась в объятиях Гарета.


– Я же говорил тебе, Кейт, что не стоило туда заявляться, – сказал Дэниел. – И зачем, не понимаю, тебе понадобилось туда ехать? Они же будут обсуждать твое платье, как ты пела… Мне так не нравится все это. Почему ты меня никогда не слушаешь?
– О, ради всего святого! – воскликнула Кейт. – Я ведь обещала Гарри. Я не могла не сдержать слова. – Кейт отвернулась, потому что слезы настигли ее врасплох. – Тебе не понять. Сначала все было просто замечательно. Я уверена, что им всем понравилось, как я пела. Я могу чувствовать, какое впечатление произвожу на слушателей. Меня даже просили остаться, чтобы еще отужинать с ними… Но я знаю себе цену. Я понимаю, что была только развлечением для них. Но зачем было мистеру Уориндеру так грубо со мной разговаривать? Он не должен был так делать.
– Он боится, что ты нравишься его сыну, и Гарри слишком доверяет тебе. – Голос Дэниела зазвучал более надменно. – Я не слышал, что ты ответила насчет того, Гарри твой любовник или нет?
– Что ты говоришь, Дэн? Конечно, нет же! А если бы даже и так?! Это, по-моему, касается только меня! И почему ты еще спрашиваешь?
– Кейт, ты не права. Это очень даже меня касается. Ты моя сестра. – Дэниел обнял ее. – Гарри не заговаривал с тобой о женитьбе?
– Что ты! Он еще совсем мальчишка! Ты же сам понимаешь, и не говори глупостей, – ответила девушка.
– Я считаю, что этого никогда не должно случиться. Никогда, слышишь?
– Но почему? – упрямо возразила Кейт. – Может быть, потому, что мой отец был простым рабочим, а отец Гарри – знатный господин? Но разве не было так, что актрисы становились женами титулованных графов?
– Да, возможно, но это не произойдет с тобой, Кейт. Ни с тобой, ни с Гарри Уориндером!
Кейт не хотела уступать брату.
– Есть еще какая-то причина, да? Это не только из-за причастности Уориндера к смерти нашего отца? Наверное, существует какой-то секрет, который ты знаешь и мне не рассказываешь… Не пора ли, Дэн, все мне объяснить толком? Или ты мне не доверяешь, хочешь сказать?
– Не знаю, Кейт… Все так сложно.
В нем будто что-то надломилось, он никогда никому не рассказывал этой тайны и сейчас не был уверен, что пришло время сделать это. Тем временем кеб остановился у дома, где жила Кейт, на Вайнер-Стрит. Дэниел подал руку сестре, помогая выйти из кеба, а затем расплатился с кебменом.
– Может, ты поднимешься ко мне? – спросила Кейт.
– Не сегодня, милая. Ты очень устала, а завтра тебе на работу.
– Ты прав, Дэн, – девушка вздохнула, – а это платье, что на мне, должно было быть возвращено в гардероб театра до того, как появится миссис Кин. Оно сослужило свою службу. Тебе не стоит обо мне беспокоиться. И не думай о нас с Гарри. Скоро наш театр едет на гастроли, которые продлятся до самого рождества.
– Кейт… Прости меня, пожалуйста, – Дэниел положил ей на плечо свою руку. – Прости, что грубо с тобой разговаривал. Это потому, что я, конечно же, переживаю за тебя, за твою дальнейшую жизнь. Думаю, ты не сомневаешься, что я очень тебя люблю… Я хочу для тебя только хорошего. Ты ведь понимаешь это?
И Дэниел поцеловал сестру, крепко обняв за плечи. Смущенная его нежностью, Кейт уткнулась головой в грудь брата.
– Хочешь, я скажу тебе, кто сверлил меня своим отвратительным, оценивающим взглядом? Это Раймонд Дориан. А ты знаешь, что он помолвлен? Мне Гарри рассказал. И его будущая невеста была там. И если бы колкие взгляды могли убивать, то я бы давно уже была мертва. – И Кейт хихикнула. – Думаю, что никогда больше с ним не встречусь…
– Пожалуйста, Кейт, будь поосторожнее с ним. У таких типов, как этот Дориан, хорошая память и большие деньги. И еще, ничего от меня не вздумай скрывать, договорились?
Кейт улыбнулась, будто в подтверждение, и побежала в дом. Дэниел еще пару минут постоял, дождался, пока у сестры в комнате загорелся свет, и затем пошел себе, мысленно благодаря Бога за то, что все-таки не сказал Кейт о большой тайне. О тайне, которая большим и тяжелым грузом лежала у него на душе. И в то же время Дэниелу казалось, что такой момент открытия все равно когда-нибудь наступит и тогда ему станет намного легче. Возможно, это будет очень скоро.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень любви - Хевен Констанс


Комментарии к роману "Тень любви - Хевен Констанс" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100