Читать онлайн Вечный огонь страстей, автора - Хесс Нора, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вечный огонь страстей - Хесс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вечный огонь страстей - Хесс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вечный огонь страстей - Хесс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хесс Нора

Вечный огонь страстей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Джулиана Рэслер проснулась и лениво потянулась. Разнеженная теплом, она провела руками по стройному телу. Одну руку она задержала на шее, затем прикрыла глаза густыми ресницами.
Когда сон полностью ушел, на нее нахлынули события вчерашнего дня и двух предшествующих лет. Депрессия, которая стала постоянной спутницей, давила ее своей тяжестью. Будто мало того, что она потеряла на войне мужа, что его родители вынуждали вдову оставить дом в Филадельфии, где они жили с Томом со дня их свадьбы. Девятнадцатилетняя женщина гневно вздохнула. Она уткнула свое словно выточенное лицо, обрамленное густыми светлыми волосами, в подушку и молча заплакала. Плакала о хорошем, что было у нее в жизни и о плохом, которое испытала уже в 16 лет. Ей было только 14, когда холодным зимним утром отец погиб под колесами бешено несущегося экипажа. Больная мать несколько месяцев после гибели мужа безутешно горевала и однажды тихо умерла. Джулиана осталась вдвоем с братом Джоном. Сейчас она понимала, как нелегко было двадцатичетырехлетнему юноше совмещать работу в банке с воспитанием младшей сестры, но он как-то справлялся, пока не подошло время служить.
«Бедный Джон», – сокрушенно думала Джулиана. Из всех женщин, его окружавших, он выбрал самый плохой вариант. Его женой стала холодная, на несколько лет старше его женщина, которая возненавидела свободолюбивую сестру мужа и даже не считала нужным скрывать это. С того дня, как Джулиана с Джоном перебрались в безобразный и аскетичный дом Айвы, та только и старалась выискивать недостатки у своей новой родственницы.
– Джулиана, не сутулься, – раздраженно делала она замечание.
– Тебе еще рано заглядываться на парней.
– Ты слишком громко смеешься.
В конце концов ее раздражительная и угрюмая невестка заявила, что возмущена поведением своей золовки, и девушке здесь не место.
Сначала Джон как-то пытался защищать сестру, но настойчивость Айвы победила и он отправил письмо тете Эми, старшей сестре их матери.
Джулиана лежала, уставившись в потолок, с тоской вспоминая их молчаливую поездку из Трентона в старый теткин дом в Филадельфии. Джон занес в дом багаж, справился о здоровье тетушки и уехал. Прощаясь с ним в темной и мрачной гостиной, она взглядом его просила не оставлять ее здесь в этом старом доме. Но он старался не замечать просящих глаз, погладил ее по щеке и пробормотал:
– Так, пожалуй, лучше, Джулиана. Сейчас я ничего не могу поделать, но как-нибудь позже…
Она хотела было что-то сказать, но, встретив на его красивом лице виноватый взгляд, заставила себя промолчать. Она стояла и смотрела ему вслед, пока он, ссутулившись, не пропал из виду. Стояла и думала, чем виновата перед своей невесткой, чем ее поведение не понравилось Айве. Имела ли та право обвинять ее в чем-то.
– Эта старая ворчунья завидует моей молодости и красоте, – заявила девушка гордо, – она бы сама с удовольствием пофлиртовала, если бы на нее обращали внимание.
Они со служанкой посмеивались над Айвой, невестка была некрасива: у нее было длинное и костлявое лицо, а редкие волосы, собранные на затылке в пучок, не украшали ее. Джулиана не переставала удивляться, как брат мог делить постель с сухой, костлявой ведьмой. Многие, знавшие их, были того же мнения. Понимала она и то, что Джон женился на этой женщине ради денег, да и сама Айва прекрасно осознавала эту причину замужества. А чем еще могла она завлечь мужчину?
Джулиана вздохнула в очередной раз и закрыла глаза своими руками с красивой, гладкой, словно атлас, кожей. Ею снова овладели воспоминания. Она как сейчас видела тот вечер, когда они вдвоем с Айвой сидели в мрачной неуютной гостиной; та была занята нескончаемым шитьем, а Джулиана просто смотрела на разгорающийся в камине огонь. Она ощущала на себе изучающий взгляд невестки, ожидая, как женщина разожмет свои тонкие, злые губы и в который раз начнет отчитывать ее за что-нибудь. Она была страшно удивлена и внутренне сжалась, когда Айва начала разговор в приятных тонах.
– Джулиана, ты уже достаточно взрослая, чтобы подумать о замужестве. Выбери любого, кто тебе понравится, а я обеспечу хорошее приданое.
Чтобы скрыть неловкость и неожиданность от ее предложения, Джулиана взяла со стола пилочку для ногтей и начала обрабатывать пальцы.
– Я как-то ни на кого еще не обращала внимания.
Краешком глаз она заметила, как Айва насторожилась. Джулиана положила пилочку на стол и поспешила объяснить:
– Все они какие-то… какие-то бесхарактерные. Хочу, чтобы мой муж был сильным во всем, – она мягко вздохнула, – все знакомые мне мужчины теряются, когда видят, что я немного сержусь на них.
На лице Айвы появилось раздражение.
– Ты слишком разборчива в твоем положении. Если ты достаточно умна, то должна выйти за первого, кто сделает предложение, – резко ответила она и быстро вышла из комнаты, грубо оттолкнув входившую Тилли.
– О чем Вы говорите, мисс, сильные мужчины, где их взять? Впрочем, лучше уж я займусь делом, а то выскажу что-либо не очень приятное, – сказала Тилли, перенося с подноса на небольшой низкий столик чайник, чашки, сахарницу, и мягко улыбнулась. Она подбросила дров в камин, вытерла руки и полусерьезно, полушутливо продолжила:
– Мисс Джулиана, боюсь, что мужчину, о котором Вы мечтаете, в нашем городе не найдешь, – ее глаза заблестели, выдав повышенный интерес, – Вам бы поискать такого среди неотесанных охотников в штанах из оленьих шкур, которые иногда появляются в городе. Какой-нибудь из них быстро показал бы Вам, кто хозяин, – посоветовала Тилли.
Джулиана рассмеялась и швырнула в нее подушкой.
– Я совсем не хочу сказать, что мне нужен грубый муж, – воскликнула она, тряхнув головой и многозначительно улыбнувшись.
Из всех качеств, про которые она говорила с Айвой, Том Рэслер имел одно – очень доброе отношение к ней. Бедняжка Том. Он был такой нежный. Джулиана вздохнула и выпустила маленькое облачко пара, хорошо заметное в холодной гостиной. Она надеялась в душе, что он испытал достаточно счастья, прожив с ней так мало.
Уже месяц жила она у тети Эми. Долгий, осенний, сырой и тоскливый месяц, когда непрерывно шел тоскливый дождь, еще больше портивший настроение. Джулиана почти не выходила из старого, пахнущего сыростью дома, если не считать прогулки с тетей по парку. Чтобы дни шли быстрее, Джулиана старалась подольше спать по утрам.
Время шло медленно. Девушка ходила от окна к окну, молча и тоскливо вздыхая.
Однажды утром за завтраком, когда Джулиана отрешенным взглядом смотрела на мелкий, беспрерывно идущий дождь, пожилая женщина, перебирая почту скрюченными от артрита пальцами, наткнулась на голубой конверт с золотой печатью. Тетушка Эми вскрыла его, пробежала глазами послание и, раздраженно нахмурившись, бросила его на стол:
– Мы приглашены на бал к губернатору.
Ложка выпала из рук Джулианы, звякнув о блюдце.
Она едва осмеливалась надеяться, что тетушка даст согласие, и украдкой из-под густых ресниц наблюдала за круглым, добрым лицом, ища в нем подтверждения своему желанию. Спокойная тетушка не давала никакого ответа, и она заставила себя спросить:
– Мы поедем туда?
Тетя Эми уловила в ее интонации страстную просьбу и своей маленькой, унизанной драгоценностями рукой похлопала по изящной девичьей ручке.
– О, моя дорогая, боюсь, что я была невнимательна к тебе: мы никуда еще не выезжали, – она мгновение помолчала, затем вздохнула и печально улыбнулась, – я терпеть не могу эти приемы, но губернатору нельзя отказывать.
– О, да, конечно, – с радостью согласилась Джулиана, ее глаза сияли, – там будет так здорово.
Но когда тетя стала описывать предыдущие балы, важных персон, присутствовавших на них, фантастические наряды и драгоценности, Джулиана загрустила. Что ей одеть? Она вспомнила три вечерних платья, висящих наверху в спальне. Незамысловатые, простенькие наряды, скрывающие ее красивую, стройную фигуру и высокую грудь.
Тетя Эми добрым взглядом своих бледно-голубых глаз наблюдала за племянницей.
– Надеюсь, не обидишься. Я как-то просмотрела твой гардероб. Мне стало вполне ясно, что зажимистая Айва не слишком раскошеливалась на тебя.
– Вы абсолютно правы, тетушка, – возмущенно подтвердила Джулиана. – Когда я пришла к ней жить, у меня было несколько хороших платьев. Вы не поверите, тетя, и меня это злит больше моего, она раздала их, заявив, что их может одеть только девица из пивной.
Тетя Эми погладила сжатый в гневе кулачок племянницы.
– Дорогая, не расстраивайся. Если завтра будет погода получше, мы пойдем в магазин. Ты выберешь себе самое красивое платье. Все должны видеть и оценить твою красоту.
Наступил долгожданный день. Большую его часть Джулиана провела перед зеркалом, решая, какую сделать прическу. Вечером тетя Эми восхитилась ее красиво уложенными волосами, сказав, что прическа красиво подчеркивает ее грациозную шею и открывает маленькие уши.
– Сначала оденусь я, – добавила тетя, – а потом пришлю Китти помочь тебе. Потребуется помощь, чтобы застегнуть сзади все пуговицы.
Джулиана кивнула ей и счастливо улыбнулась. В этот момент она с восторгом думала о темно-коричневом платье из бархата, которое эффектно подчеркивало ее янтарного цвета глаза.
Спустя час молодая служанка держала чудесное платье, готовая надеть его на Джулиану.
– Как красиво, мисс.
Китти с восторгом поправляла на высокой, полной груди девушки лиф с глубоким вырезом и одергивала пышную юбку с кружевами, спускающимися от талии вниз.
Как только быстрые пальцы служанки застегнули на платье последнюю пуговицу, Джулиана одела ожерелье из жемчуга и подобрала подходящие серьги. Она уже набрасывала на обнаженные плечи шаль, когда тетя позвала ее, сообщив, что карета уже их ждет. Джулиана спустилась вниз, вся сияя от искренних тетушкиных комплиментов.
Пожилая женщина и молодая девушка вошли в зал, заполненный знатными гостями из Филадельфии. Сердце Джулианы готово было выскочить из груди, когда она пробиралась между людьми в ярких нарядах и украшениях. Как и в Трентоне, мужчины вились около нее, как мошкара вьется в свете лампы. С безрассудной отрешенностью она беззастенчиво флиртовала с любым, кто приглашал ее танцевать. Позже она поняла, что бессознательно поставила себе цель найти во что бы то ни стало себе жениха. Казалось это единственной возможностью вырваться из заточения, в котором она жила.
К концу вечера к ней обратился застенчивый Том Рэслер.
– Я знаю, что… что я слишком тороплив, – заикался он от смущения. Его лицо стало пунцовым от того, что он осмелился просить такую прелестную девушку стать его женой. – Но это… Я боюсь, что кто-нибудь другой опередит меня.
Джулиана скромно посмотрела на него из-под ресниц и произнесла:
– Я очень польщена, Том, что вы просите моей руки, мне можно подумать? Я скажу свой ответ завтра.
Он схватил ее руки в свои, нервно сжал их и быстро спросил:
– Можно я зайду к вам в два часа дня?
Джулиана дала согласие и вскоре они с тетей Эми уехали домой.
Несмотря на предупреждение тетушки о том, что его родители не примут Джулиану как невесту и что Том болезненный молодой человек, через три недели состоялась их свадьба: Джулианы и Тома Рэслера. В городе это событие стало вторым по значимости после бала у губернатора. Ее брат Джон был рад за младшую сестру, особенно тому, что ей больше не придется жить с ними. Айва излучала удовольствие, что наконец-то окончательно избавится от ответственности за свою золовку. Джулиана же думала об обещанном Айвой приданом, полагая, что оно будет очень мизерным. Ей хотелось поговорить об этом с Томом, но она решила сделать вид, что этот вопрос ее не беспокоит. Вскоре ей стало ясно, что родители Тома знают о ее проблеме.
* * *
Джулиана спрятала продрогшие руки снова под одеяло. Она продолжала лежать в постели, вспоминая брачную ночь, – первое разочарование из многих, которые она испытала за свою короткую жизнь замужней женщины.
Когда закончились поздравления новобрачных и бал в их честь, они с Томом отправились в карете домой. Их небольшой домик был свадебным подарком родителей Тома. Муж помог ей выйти из нанятой на свадьбу кареты. При лунном свете Джулиана увидела их дом и была так удивлена и разочарована, что с трудом смогла это скрыть.
– Я понимаю, это не то, к чему ты привыкла, – начал запинаться Том, видя, каким взглядом она смотрит на их маленький, одноэтажный домик, – но только он оказался незанятым сейчас.
Джулиана погладила его по руке, от души сочувствуя его смущению. Она хорошо знала, что это жилище с облупившейся краской – преднамеренно брошенный в ее сторону вызов.
– Не беспокойся, Том. Небольшой ремонт и несколько разноцветных клумб, которые мы сделаем весной, – и он станет очень милым.
– О, Джулиана, – Том облегченно вздохнул. – Ты чудесная девушка. Я сделаю все, чтобы ты была счастлива всю жизнь.
Джулиана старалась выбросить мысли из головы. Не слишком хорошее начало. Они молча вошли в прохладную, мрачную комнату их дома, похожего на склеп.
Джулиана тихо стояла в темноте, пока Том наощупь пробирался к небольшому столику. Он мешкал с минуту, пока сумел в темноте разжечь свет. Том смущенно улыбнулся ей, затем взял лампу и понес к двери. Она медленно пошла за ним, оглядывая бедно обставленную комнату. Ее бил нервный озноб от уродливости их нового дома.
Так следуя за Томом, она вошла в спальню, выглядевшую ничуть не лучше. В комнате было только самое необходимое: продавленная кровать, гардероб с оторванной ручкой, мутное зеркало на стене и старый ковер на полу.
Том огляделся в поисках стола, но не найдя его, поставил лампу прямо на пол, пробормотав, что завтра что-нибудь придумает.
– Не беспокойся об этом, – повторила Джулиана то, что уже сказала несколько минут назад. И подумала, что ей придется еще много раз повторять эти слова. – Я уверена, тетя Эми даст нам все, что потребуется.
Она вспомнила дом тети Эми, ужаснувшись громадной разнице. По сравнению с этим бедным жилищем, тетушкин был дворцом. Том, глядя себе под ноги, согласно кивнул. Джулиана поставила маленький саквояж с ночной одеждой у кровати и стала открывать его, Том отвернулся и пробормотал:
– Я выйду покурить.
Пока она переодевалась, ее тело дрожало от холода и возбуждения. Наконец-то перед ней раскроются тайны супружеской жизни. Джулиана поспешно натянула на себя тонкую белую ночную сорочку и легла в ледяную постель. Она с нетерпением и слегка нервничая, стала ожидать Тома, вспоминая, что об этом рассказывала Китти, когда собирала утром ее саквояж.
Сейчас Джулиана тихо засмеялась, вспоминая их первую ночь: ее сорочка осталась на ней и едва помялась, так осторожно Том поднял ее до талии.
Она следила, как Том вошел в комнату, как снял обувь, затем рубашку с галстуком и, наконец, брюки. Когда он остался в одном нижнем белье, у нее перехватило дыхание: сейчас он снимет оставшееся и она увидит голое мужское тело. У нее расширились от удивления глаза, когда он быстро скользнул в кровать и накрылся. Его тело гак и осталось тайной для нее в ту ночь.
– Ты не собираешься снимать нижнее белье? – спросила она. Джулиана лежала на локте, смотря на него, – оно такое неудобное.
Наступило долгое молчание, затем Том пробормотал:
– Я не захватил ночную рубашку.
Она хотела сказать: «Не беспокойся об этом», – но тут же прикусила язык. «Боже мой. Если Том такой же, как его отец, он подумает, что нетактично, если жена увидит его голым, а он – ее».
– И я так буду все время жить?! – думала она и все еще надеялась, что Том обнимет ее.
Ведь все-таки это любовь, где должны быть долгие поцелуи, жадно ласкающие руки и губы. Проходили минуты. Том лежал рядом, безмолвно вытянувшись. Может быть, мне начать действовать первой? – решала она. Да, я так и сделаю. В этот момент Том стал на колени и поднял ее рубашку. Мягко раздвинул ей ноги. Ее сковал шок, когда он лег сверху и овладел ею. Она с отвращением поняла, что не будет никаких жарких объятий и поцелуев. Разве могла предвидеть такое Китти, когда рассказывала ей о всяких страстях?
Она была готова плакать от разочарования и обиды. Из груди вырвался слабый крик, когда, наконец, она стала женщиной. Еще раз Джулиана страшно удивилась, когда Том тут же лег рядом и извинился, что причинил ей боль.
Какая разница, дурень? Раньше или позже, все равно это было бы.
Инстинкт снова подсказал ей, что надо молчать, что муж может плохо о ней подумать, приличная женщина не должна иметь подобных желаний и чувств, которые жаждало ее тело.
Прошло еще три ночи, прежде чем она поняла, что замужем. Джулиана сдерживала рвущийся из нее крик в минуты их близости. После нескольких торопливых движений ее муж на мгновение замирал. Она слышала его учащенное дыхание. Затем он благодарил ее, переворачивался на бок и засыпал. И все? Думала она смущенная, натянутая, словно струна. Только мужчина может позволить себе расслабиться? А что делать женщине? И так будет продолжаться годами? Молча страдать?
Наступило утро, Джулиана наконец смогла уснуть.
Потянулись дни, похожие один на другой. Они складывались в недели, недели – в месяцы. Каждая ночь превращалась для Джулианы в пытку. Ее нервы были на пределе.
Так прошел год. Она стала спать еще хуже, видя один и тот же сон: мужские руки и губы ласкают ее тело; он вытворяет с ней такие вещи, о которых когда-то рассказывала Китти, смущенно хихикая. Но напряжение в теле не исчезало, в этих снах не было завершения.
Шли недели, унося с собой остатки уважения Джулианы к Тому. Он был никудышный муж и ко всему с отсутствием своего мнения. Он постоянно находился в страхе перед родителями. Ее удивляло, как он смог набраться мужества и жениться на ней против их воли.
Она старалась не обращать внимания на то, что они не принимали ее как невестку и не пытаясь это скрывать. Их с Томом никогда не приглашали на званые вечера. Дважды его мать прошла на улице мимо нее, глядя в другую сторону. Но самое страшное было полное игнорирование родителями их финансового положения.
Приданое, которое выделила ей Айва, было невелико и вскоре иссякло. Они перебивались скудным армейским жалованием Тома. И только когда кладовая полностью пустела, Том осмеливался попросить немного денег у матери. Но когда он дежурил в казарме, ей приходилось ежедневно наносить визиты тетушке Эми, чтобы поесть у нее.
Джулиана посмотрела на замерзшее окно. По ее лицу пробежала мрачная улыбка. Все прошлые обиды, унижения со стороны Рэслеров не шли в сравнение с последним ударом, который они нанесли ей вчера. Стоя возле Джулианы, мать Тома поставила ее в известность, что им нужен дом, в котором они жили с Томом, не позднее 16 часов следующего дня.
– Что вы… вы имеете в виду? – заикаясь, спросила Джулиана, – отдать вам дом? Но он принадлежит мне, как вдове Тома.
Глаза миссис Рэслер потемнели от ненависти:
– Как он может принадлежать тебе, если он никогда не принадлежал Тому?
– Не понимаю, – слабо возразила Джулиана, ухватившись за спинку стула.
– Подумай получше, – глаза свекрови победоносно сверкнули, – видит бог, мы никогда не одобряли его женитьбу.
– Но это был свадебный подарок. Том на этом настаивал.
– Да, один раз он просил нас об этом, – неопределенно пожала плечами миссис Рэслер, – и мы ответили, что подумаем. Но больше не возвращался к этому вопросу, и мы тоже. Он поумнел потом, и собирался покончить с женитьбой. В общем, – свекровь высокомерно подняла голову и поплыла к двери, – чтобы завтра дом был освобожден.
Джулиана молча наблюдала за ними. Она так и стояла, глядя им вслед, даже после того, как закрылась дверь. Из оцепенения ее вывели крики разносчика товаров.
Бог мой, что делать? Куда идти? Она не может больше оставаться в Филадельфии. Полностью подавленная, она опустилась на стул. Оставалось надеяться только на Джона. Наверняка Айва разрешит ей теперь пожить у них: она вдова и идти ей некуда. Она подумала о брате с невесткой, до сих пор удивляясь, почему они не пришли на похороны Тома. Ведь она известила Джона о гибели мужа сразу, как только узнала об этом от командира.
Глаза Джулианы остановились на тощем кошельке, она истерично засмеялась. У нее не было даже денег нанять карету, может быть тетушка Эми… У Джулианы онемели ноги, пока она прошла восемь кварталов до тетиного дома. Ее тепло встретили, провели в гостиную, где ярко горел камин. Китти подала им чай и вышла из комнаты. Тетя сочувственно посмотрела на племянницу и опросила ее с теплотой в голосе:
– Что еще придумала эта змея Рэслер?
Сдерживаемые за два года слезы хлынули из глаз Джулианы. Она выплакивала сейчас все обиды и горечь прошедших лет.
Когда она успокоилась, тетя вручила ей изящный носовой платочек и мягко похлопала по плечу:
– Я знала, что ты несчастлива, но не предполагала, что до такой степени.
– Я заслужила это, тетушка. Я не любила Тома, когда выходила за него замуж.
– Я знаю, дорогая.
Джулиана посмотрела на псе с удивлением.
– Вы знали, тетушка? – Когда Эми кивнула в знак согласия, молодая женщина устремила взгляд на чашку с чаем и честно призналась. – Я делала все, чтобы быть хорошей женой. Он никогда не почувствовал, что я не люблю его.
– В этом ты добилась успеха, дорогая. Когда вы шли вместе, этот парень сиял как солнце. Этого не могла простить тебе его мать.
Слегка помолчав, тетя мягко добавила:
– Хорошо, что ты вернулась. Я скучала без тебя.
Джулиана тоскливо сжала губы.
– Я тоже, но вы знаете, тетушка, что Рэслеры не успокоятся, пока не заставят меня так или иначе уехать из Филадельфии. Филадельфия всегда будет вызывать у меня ужасные воспоминания.
– Да, – согласилась тетя, печально покачав головой, – я понимаю. К тому же эта змея Рэслер имеет слишком ядовитый язык. Она постарается полностью испортить твою репутацию.
Джулиана вынужденно улыбнулась.
– Я полагаю поедешь снова к Джону и Айве?
– А куда мне еще ехать, тетушка? Может быть, Айва разрешит остаться. Да и денег совсем нет. Я хотела попросить у вас немного, чтобы нанять карету.
– Ты не должна стесняться, Джулиана, – сказала тетушка Эми, вставая и направляясь к бюро из розового дерева, – ты – моя единственная племянница, дочь моей дорогой сестры.
Она постояла какое-то время возле бюро, затем вернулась на место и протянула Джулиане конверт.
– Здесь достаточно на дорогу и плюс на случай, если бессердечная Айва откажет тебе.
Глаза Джулианы снова наполнились слезами. Тетя Эми подняла свою маленькую ручку:
– Больше никаких слез, дитя мое. Обещай мне. Если дела пойдут плохо в Трентоне, ничего не предпринимай вдруг, как ты сделала со своим замужеством, а возвращайся ко мне.
«Милая, милая тетушка Эми, – думала Джулиана. – Я верну ей все сполна, как только смогу». Она вздохнула. А сейчас пора вставать и приготавливаться к отъезду. Через час все должно быть собрано. С тетей она попрощалась еще вчера. Оставалось только подготовить к отъезду себя.
Спустя сорок минут она разожгла железную печку, приготовила чай. Одела приготовленную с вечера нижнюю юбку, а сверху красное шерстяное платье, застегнула его. На стройные ноги натянула тонкие шелковые чулки и скользнула в меховые ботинки. До Трентона дорога долгая: можно замерзнуть.
Затем причесалась, водрузила на голову черную бархатную шляпку, завязав под подбородком ленточки. Она едва управилась с двумя саквояжами и накинула на плечи шаль, как услышала грохот по булыжной мостовой тяжелой кареты с высокими колесами. Джулиана взяла багаж и, не оглянувшись, вышла из дома.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вечный огонь страстей - Хесс Нора



Мне не понравился роман ....местами грубо и грязно ....
Вечный огонь страстей - Хесс НораВикушка
5.07.2013, 1.00





Согласна с Викушкой.Ужасный роман,давно не встречалось такое дерьмо.0
Вечный огонь страстей - Хесс Норасвет лана
20.08.2014, 17.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100