Читать онлайн Сэйдж, автора - Хесс Нора, Раздел - ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сэйдж - Хесс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сэйдж - Хесс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сэйдж - Хесс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хесс Нора

Сэйдж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Лучи утреннего солнца проникли сквозь разбитое окно сторожки и упали на лица троих спящих людей. Сэйдж открыла глаза, поморгала и подняла руку, чтобы закрыться от света. Почувствовав тепло на коже, она повернула голову и взглянула на юное загорелое лицо Бенни.
События последних двух ужасных дней вновь нахлынули на нее, напомнив ей, что с ней случилось и где она сейчас. Женщина подняла голову и осмотрела помещение, в котором они укрывались всю ночь, и ей показалось, что вот сейчас из какого-нибудь угла появится Миланд.
Однако, кроме нее и двух мальчуганов в комнате никого не было, если не считать маленькой полевой мышки, которая исчезла в своей норе при первом ее движении.
«Но это вовсе не значит, что он не скрывается где-нибудь поблизости, — подумала Сэйдж. — Он будет преследовать нас, как голодный волк».
Она села, тихонько тронула Лайшу за худенькое плечо, и в ту же секунду мальчик открыл глаза, моргая посмотрел на нее, и ей было видно недоумение в его глазах, Сэйдж улыбнулась ему и сказала:
— Солнце уже встало. Нам пора собираться и ехать дальше.
Лайша кивнул, сразу вспомнив все, что произошло вчера вечером. Он потер глаза, прогоняя остатки сна, встал и свернул свое одеяло. От их голосов проснулся и Бенни. Первое время казалось, что он вот-вот расплачется, оказавшись в незнакомом месте.
— Давай-ка, Бенни, вставай, — грубовато приказал ему брат. — Пора седлать коней и убираться отсюда. Мы не хотим, чтобы Миланд нас тут нашел.
Утренний туман все еще клубился над ложбинами, когда Сэйдж и мальчики поехали прочь от сторожки. Лайша показывал дорогу, так как, хотя ему и было всего пятнадцать лет, развит он был так, будто ему было, по крайней мере, лет на пять больше. Очевидно, что в отсутствии отца, именно на него ложилась основная забота о матери и младшем брате.
Чувство надежности и безопасности охватило Сэйдж. Теперь она уже была уверена, что этот крепкий, сильный мальчик, почти юноша, сможет довести их до Шайенна, где они смогут укрыться в маленьком домике, который она арендовала.
И все же она продолжала постоянно огладываться — слишком долго ей пришлось жить в страхе перед деверем, и этот страх не скоро ее оставит. Если только Миланд остался жив, он последует за ними, это она знала точно.
Сэйдж была в напряжении до тех пор, пока до ее маленького замка не осталось чуть больше мили. Наконец, часа за четыре до захода солнца, беглецы остановили лошадей, она показала на маленькое здание и сказала:
— Лайша, Бенни, вот — это ваш новый дом. Они постояли в молчании, а потом Бенни спросил:
— А мы будем жить одни, мэм?
— Ну, конечно, нет! — Сэйдж улыбнулась ему ободряюще. — Вы будете жить со мной и вашим двоюродным братом Дэнни. Он — сирота. Его отец и мать были убиты несколько месяцев назад. А возможно, с нами будут жить еще двое детей. Они тоже сироты. Когда мы тут устроимся, я поеду в Шайенн и посмотрю, может, им тоже нужен дом. И еще одна вещь. Думаю, вам будет приятно узнать, что у вас также есть дед и бабушка. Когда-нибудь мы к ним съездим.
— Да они нас и видеть не захотят! — с горечью сказал Лайша.
— Еще как захотят! Почему ты так говоришь?
— Да ведь родители нашей мамы…
— Ну, я уверена, что с этими стариками все будет по-другому, — уверила братьев Сэйдж. — Они вас полюбят, вот увидите!
В глазах подростков сомнение сменилось робкой надеждой. Ах, как хотелось, чтобы их хоть кто-нибудь полюбил в этом мире! Но они ничего не сказали Сэйдж в ответ. Надо подождать и самим посмотреть, а потом и можно будет делать выводы.
Жалкая развалюха, в которой лежали четыре трупа, осталась позади, милях в десяти, когда Джим, наконец, выпрямился в седле и посмотрел вверх. Сквозь листья деревьев виднелось небо, сплошь усыпанное яркими звездами.
Он откинулся в седле назад и тяжело вздохнул. Сэйдж погибла! Как он сможет и дальше жить в этом мире, в котором нет ее?
Рыдания сотрясали его тело и слезы показались у него на глазах.
Наступил рассвет. Джим продолжал свой путь домой, все так же чувствуя боль в сердце и душе, боль, которая выматывала, лишала сил. Ему часто приходилось испытывать горечь утрат, однажды, когда он узнал о смерти Клео, он тоже плакал. Но, кажется, никогда еще его скорбь не была такой безмерной.
На мгновение, на один краткий миг, у него мелькнула мысль о том, чтобы прямо сейчас слезть с лошади и с помощью кольта покончить со своими страданиями.
Но он тут же прогнал эту трусливую мысль, ведь у него еще есть его дочь, остался Дэнни, племянник Сэйдж. Конечно, он возьмет его к себе, вырастит, выучит этого славного мальчугана. Он, Джим Латур, сделает это не только потому, что сам этого хочет, она ведь так любила его. И когда Дэнни немножко подрастет, он всегда будет напоминать о ней.
Джим ехал по дороге прочь от Шайенна. Ему не хотелось видеть Кэрри, слишком больно было бы разговаривать с ней.
Тилли, Джонти и Дэнни тоже волнуются и тоскуют оттого, что Сэйдж так долго не приезжает, но и он ничего не сможет рассказать, пока кровоточит его рана.
В середине дня Джим Латур вернулся к себе домой на ранчо. Он посмотрел на простиравшуюся перед ним равнину, сбил назад шляпу и вытер пот с лица. На равнине виднелись стада, особенно много коров сгрудилось у водоема, а возле них разъезжали погонщики. Но он очень устал, чтобы ехать к ним Джим снова надвинул шляпу на лоб и направился в сторону дома. Внезапно он увидел, как от группы пастухов отделился всадник и галопом помчался навстречу ему.
Рустер! Никогда прежде Джиму так сильно не требовалась поддержка друга.
Лошадь Рустера заржала и помчалась вперед. Когда друзья встретились, Рустер только взглянул в тоскливые глаза старого товарища и тихо произнес:
— Ты привез плохие новости? Джим кивнул.
— Этот ублюдок убил ее, Рустер, — сказал он хриплым голосом.
— И ты отомстил за нее, конечно.
— Да, я влепил этой твари пулю прямо меж глаз.
— Жаль, что ты не заставил его сначала помучиться.
— Я подумал об этом позже, но когда эта кровожадная тварь стояла и спокойно рассказывала мне, как он убил ее и оставил на съедение хищникам, мне кажется, мой кольт сам выстрелил. Ну, ладно, что же произошло в мое отсутствие? — спросил Джим, когда их лошади пошли рядом.
— Твой дом почти завершен, все что требуется — это покрасить его. Черт побери, красивое местечко, скажу я тебе! Ты просто потеряешься во всех этих комнатах. В этом доме требуется, чтобы вокруг бегала куча ребятишек.
Когда Джим не ответил, Рустер добавил:
— Клем собирается перегнать половину стада поближе к железной дороге в Ларами. Он бы давно уехал, да все ждал, надеялся, что ты покажешься.
Рустер искоса посмотрел на Джима.
— Тебе, наверно, лучше побыть одному, Джим. Попробуй сменить обстановку, отдохни, займи свои мысли чем-нибудь еще.
«Наверное, Рустер прав, — подумал Джим, — и все-таки лучше, как можно больше работать, чтобы каждый день уставать до смерти».
— Я, пожалуй, отправлюсь с Клемом. — Как ты думаешь, сколько времени займет переход?
— Ну, не знаю, — Рустер сдвинул шляпу на лоб и почесал затылок, — от трех недель до месяца, наверное.
— Ну, поехали, поговорим с Клемом. Скажем ему, чтобы был готов к следующему утру.
На постоялом дворе Сэйдж взяла ту же самую легкую повозку, которую она нанимала всего неделю назад, чтобы перевезти мебель в свое новое жилище, и через полтора часа она уже въезжала в Шайенн.
Первую остановку молодая женщина решила сделать возле меблированных комнат, хозяйкой которых была Кэрри. Сэйдж никак не могла избавиться от страха перед Миландом и боялась, что он где-то поблизости, поэтому она вошла через черный ход, прямо на кухню и так напугала Кэрри, что домохозяйка уронила на пол противень с печеньем.
Женщины бросились друг другу на шею, не обращая внимания на захрустевшее под ногами печенье. Слезы радости выступили на глазах у Кэрри и заструились по ее щекам.
— О, Сэйдж! Как здорово видеть тебя живой и невредимой. — И она вновь сжала вернувшуюся подругу в объятиях.
Затем Кэрри отступила на шаг назад и посмотрела на Сэйдж, отмечая в уме измазанное землей, помятое платье, которое молодая женщина одела в театр в ту страшную ночь. Кэрри увидела, что прекрасные каштановые волосы ее молодой подруги свисают вниз сбившимися сосульками. Вдруг ее глаза расширились от ужаса — она увидела две красные полосы, которые оставил нож Миланда на лице ее подруги.
— С тобой все в порядке, дорогая? — спросила Кэрри. Ее руки нежно прикоснулись к щеке Сэйдж. — Он мучил тебя, девочка?
Кэрри отдернула руку.
— Неужели этот негодяй… — Нет, Кэрри, нет! Кроме порезов он не причинил мне вреда.
— Как же тебе удалось избавиться от него и кто этот бандит?
— Можно, я расскажу тебе обо всем попозже, после того, как помоюсь и оденусь в чистое? Мне нужно о многом рассказать тебе и многое сделать, о многом позаботиться до наступления ночи.
Кэрри кивнула и вскоре приготовила в своей комнате ванну. Сэйдж насыпала в воду немного ароматической соли, скинула грязную одежду и села, с наслаждением вдыхая запах лепестков розы, наполнивший комнату. Потом она откинула голову назад, на мгновение расслабилась и почувствовала, как усталость и напряжение оставляют ее.
— Садись, — приказала Кэрри, — я помою тебе голову, а то она похожа на воронье гнездо.
Смывая с себя грязь и пот, Сэйдж рассказывала подруге обо всем, что случилось с ней. Она рассказала о том, что в ее загородном домике дожидаются ее возвращения два сына Миланда. Затем она сообщила, что собирается взять к себе и двоих детей Руби.
— Руби погибла, пытаясь помочь мне. Это мой долг — воспитать ее малышей.
— Это очень благородный поступок, Сэйдж. Но ведь тебе понадобится очень много денег, чтобы содержать и воспитывать четверых детей… пятерых, если считать еще и твоего племянника. Ты никогда не сможешь купить тот дом — никаких твоих денег не хватит.
— Может, и не хватит, — Сэйдж встала и начала вытираться большим мохнатым полотенцем, которое Кэрри подала ей. — Боюсь, что этот дом будет слишком мал для нас.
Немного времени спустя она покинула Кэрри и направилась в театр, где ее тепло приветствовал Джефферсон. Кратко рассказав ему об обстоятельствах своего похищения и чудесного спасения, молодая женщина сказала, что следующей ночью выходит на работу и поспешила прочь.
Следующая ее остановка была возле продовольственного магазина. Сэйдж купила приправы, мяса и овощей, потом она пошла в магазин напротив, где продавалась всевозможная одежда. Рубашки и штаны Лайши и Бенни превратились, практически, в лохмотья, вряд ли у них было нижнее белье и уж, конечно, у мальчиков совсем не было никакой обуви.
Она сделала покупки, попросила подростка, который выполнял всю тяжелую работу у Кэрри, отнести вещи и продукты в повозку, а затем отправилась проведать сына и дочь Руби.
Пятилетняя дочь ее покойной подруги сидела на замызганной ступеньке очень грязного крыльца. Светлые волосы Рут Энн сбились в клубок, словно их уже несколько дней не касалась расческа. Она сидела, положив локти на колени, подперев ладошками свое заплаканное личико.
Когда Сэйдж спрыгнула с повозки, девочка испуганно посмотрела на нее, но затем узнала приехавшую и бросилась к гостье.
Сэйдж остановилась, подхватила на руки всхлипывающее дитя и понесла назад, на крыльцо. Там женщина села на ветхий стул, посадила девочку к себе на колени и нежно прижала к себе хрупкое тело ребенка.
Никогда прежде ей не приходилось держать на руках маленькую девочку. Дэнни, даже когда ему было два года, уже старался вести себя, как настоящий мужчина, и всегда вырывался из рук, если Сэйдж хотела его приласкать. А сейчас, прижимая к себе девочку, она испытывала чувство материнской любви к этому несчастному ребенку.
— Тетя Сэйдж, — тихонько сказала Рут Энн, — я хочу к моей маме. Я скучаю по ней.
— Знаю, дорогая, — Сэйдж покрепче обняла девочку. — Я тоже по ней скучаю, но сейчас твоя мама на небе, и ей бы хотелось, чтобы нам всем было хорошо.
Она погладила девочку по шелковым волосам.
— Как ты думаешь, нам удастся это?
— Думаю, да, — ребенок доверчиво прислонился к плечу молодой женщины.
Внезапно скрипнула входная дверь, и на крыльцо вышла мать Руби.
— О, мисс Ларкин! Вас мне послал сам Господь, — закричала она, а ее внук бросился утешать бабушку. — Женщины из церковного прихода грозятся отнять у меня детей и отдать их в приют. Они говорят, что я их не смогу воспитать.
Старуха заплакала, и крупные слезы потекли по ее сморщенным щекам.
— Может, и так, — воскликнула она, одергивая грязное, помятое платье, — но ведь нельзя разлучать малюток, только что потерявших свою мать.
Сэйдж посмотрела на сынишку Руби и увидела в глазах Джемми настоящий страх. Она положила ему руку на плечо и сказала:
— Никто не пошлет этих детей в приют. Они будут жить со мной.
В глазах мальчугана женщина увидала такую неприкрытую радость, что чуть не заплакала от жалости к нему. Восьмилетний ребенок значительно больше, чем его сестра, боялся того, о чем говорила бабка. Он был достаточно взрослым, чтобы понимать значение слова «приют». — Господь отблагодарит вас, мисс Ларкин.
С этими словами старуха упала на крыльцо, и Сэйдж только сейчас заметила, что мать Руби совершенно пьяна. Старая женщина попыталась дважды подняться, но каждый раз опять падала.
Наконец, она оставила свои попытки и, положив руки себе на колени, произнесла:
— Я изо всех сил старалась помочь малюткам, но у меня, словно все оборвалось внутри, когда я узнала, что Руби убили. Я конченый человек, мисс Ларкин.
Сэйдж наклонилась к пьяной женщине и погладила ее худые плечи, сотрясавшиеся от рыданий. У нее никогда не было сомнений, что старуха любит свою дочь и внуков, но годы пьянства сделали ее неспособной помогать кому бы то ни было, даже себе.
Тогда Сэйдж спустила с колен Рут Энн и встала.
— Давайте, дети, пойдем, соберем вашу одежду. Мы должны добраться домой до наступления темноты.
Солнце опускалось за далекие горы, отбрасывавшие черные тени на равнину, когда повозка выехала из Шайенна. Дети сказали «до свидания» своей бабушке, пообещали скоро к ней приехать и теперь сидели по обе стороны от молодой женщины, правившей лошадьми.
День почти угас, и Сэйдж боялась, что Лайша и Бенни будут волноваться из-за ее долгого отсутствия.
Когда она остановила повозку возле дома, в нем было так тихо, что она испугалась.: «Неужели дети куда-нибудь убежали? А может, Миланд выследил их и увез с собой?»
Сэйдж слезла с повозки, помогла спуститься на землю Рут Энн и, дождавшись, когда Джемми тоже слез, прошептала:
— Подождите здесь. Затем она пошла к дому, осторожно подкралась к двери, приложила ухо к толстым доскам и стала вслушиваться в то, что происходит внутри. Ничего не было слышно. Женщина направилась вокруг дома к главному входу, доставая ключ и моля Господа, чтобы дверь оказалась закрытой. Внезапно сквозь окно она увидала бледное детское лицо, с напряжением всматривающееся в темноту.
Сэйдж улыбнулась, облегченно вздохнула и позвала:
— Открывай двери, Лайша, и пойдем, поможешь мне разгрузить фургон.
А спустя еще час дети и их приемная мать сидели на одеяле, расстеленном прямо на полу, поедая ужин при свете лампы, поставленной на камин.
Когда, наконец, жареный картофель, отбивные и тушеная фасоль исчезли в юных желудках, у Сэйдж появилось чувство, которого она давно не испытывала — радостное умиротворение.
У нее снова была семья. У нее было то, чего не было прежде — у нее появились дети. Внутренний голос сказал ей: «А как насчет мужчины?» Но Сэйдж отогнала образ Джима Латура и подумала о том, как обрадуется Дэнни, что у него появились друзья для игр.
После ужина они вымыли посуду, Сэйдж сказала мальчикам прибраться на кухне, пока она приготовит постель, в которой они с Рут Энн будут спать вдвоем. Мальчики будут спать на полу, пока она не сможет купить несколько кроватей, чтобы поставить их во второй спальне. ,
Пока ребята укладывались в свои спальные мешки, в комнате раздавался смех и веселая возня. Но как только уставшие тела детей вытянулись под одеялами, ребятишки, практически, сразу уснули. С умиротворенной улыбкой Сэйдж взяла с камина лампу и понесла ее в свою спальню. Рут Энн забралась в кровать сразу, как только ее приготовили, и сейчас уже спала.
Взяв листок бумаги и карандаш, которые женщина предусмотрительно заготовила заранее, она села на краешек кровати и написала Тилли и Джонти письмо, объясняя им, почему не смогла приехать за Дэнни. Она пообещала приехать за племянником, как можно скорее.
Запечатав письмо, Сэйдж уже готовилась задуть лампу, когда услышала звуки тихого плача в соседней комнате. Потом до нее донесся шепот Лайши:
— Т-с-с, Джемми. Ты уже большой, чтобы плакать.
Сэйдж пошла в комнату мальчиков и тихонько сказала:
— Человек никогда не бывает слишком взрослым, чтобы плакать, если у него на то есть веская причина.
Ей пришлось стать на колени возле свернувшегося клубочком Джемми и, положив руку ему на плечо, она нежно сказала:
— Пойдем, поспишь сегодня со мной и сестрой. Спустя несколько минут Джемми уснул, и Сэйдж.
Улыбнулась в темноте, когда услышала, как Лайша сказал:
— Думаю, даже мужчина может плакать, если у него умерла мать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сэйдж - Хесс Нора



Неплохой роман ....автор красиво пишет .. Это история любви отца Джонти ( роман Сила любви ) ... все возрасты подвластны любви :) читайте .
Сэйдж - Хесс НораВикушка
17.07.2013, 10.10





Можно почитать.
Сэйдж - Хесс НораКэт
28.10.2014, 15.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100