Читать онлайн Шторм, автора - Хесс Нора, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шторм - Хесс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шторм - Хесс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шторм - Хесс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хесс Нора

Шторм

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– Да, этот дом действительно не похож на дом шлюхи, – сказал Рейф, когда они натянули поводья, останавливаясь напротив дома Бекки.
Взгляд Рейфа изумленно скользил по опрятному белому домику и цветочным клумбам.
– Рейф! – многозначительно воскликнула Шторм еще раз, спрыгивая с седла на землю.
– Знаю-знаю, – усмехнулся Рейф. – Она водится только с очень богатыми пожилыми мужчинами, правильно?
– Правильно. И если тебя поразил дом Бекки, то подожди минутку и ты увидишь, как поразит тебя хозяйка дома! – воскликнула Шторм, поднимаясь на крыльцо.
Не успела она постучать в дверь, как Бекки уже открыла ее. Рейф с удивлением взглянул на кудрявую босоногую девушку, не понимая, кто она и что делает в этом доме, На его лице отразилось полное неодобрение столь вопиющего факта: неужели эта Бекки заставляет работать на себя девочку-подростка? Может быть, она даже берет ее с собой в Шайенн, чтобы та помогала ей развлекать ее «очень богатых пожилых» клиентов?
Он уже раскрыл было рот, чтобы произнести что-нибудь язвительное, когда Шторм сказала:
– Бекки, позволь представить тебе моего нового друга. Это – Рейф Джеффри. А это – Бекки Хэдлер.
Маленькая Бекки подняла свои ясные глаза на гостя, тряхнув черными как смоль кудрями, и встретила пристальный взгляд его карих изумленных глаз.
– Очень рада познакомиться с вами, Рейф, – спокойно сказала Бекки, убирая рукой упавшие на лоб черные локоны.
– Не более, чем я рад познакомиться с вами, Бекки, – отвечал Рейф глубоким голосом с необычным для него нежным придыханием.
Посмотрев со стороны на этих двоих, Шторм вдруг почувствовала, что она совершенно лишняя здесь. Она тихо отступила на шаг и наступила на хвост жмущемуся к ее ногам котенку. Душераздирающий визг потряс воздух, все трое вздрогнули от неожиданности, и Рейф с Бекки, наконец, смогли отвести взгляд друг от друга.
Бекки как-то очень взволнованно и неестественно рассмеялась и сказала:
– Пожалуйста, проходите. Я только что вытащила из печи пирог. Мы попробуем его с кофе.
– Надеюсь, он с яблоками, – промолвил Рейф, следуя за Бекки и откровенно любуясь ее бедрами.
– Вы же видели мою яблоню, не так ли? – спросила Бекки, посылая гостю через плечо одну из самых очаровательных своих улыбок. Она буквально лучилась внутренним светом.
– Не слишком-то обольщайся, Рейф! – поддразнила его Шторм, когда они входили на кухню. – Ты же никогда прежде не пробовал пирогов, которые готовит эта леди.
Бекки и Шторм разразились веселым смехом, так как обе припомнили прошлые неудачные попытки Бекки заняться кулинарным искусством.
– Ну и как? – вопросительно взглянула Шторм на Рейфа, как только Бекки покинула их. – Что ты о ней думаешь? Не правда ли, она представляет собой некоторый интерес?
– Несомненно, – ответил Рейф, не отрывая взгляда от двери, за которой только что исчезла Бекки.
– Смотри, Рейф, – предупредила Шторм, – не воображай себе слишком много. И не вздумай обращаться с ней как…
– …как мужчина, – насмешливо продолжил ее мысль Рейф. Затем, посерьезнев, он добавил: – Не беспокойся, Шторм, я буду обращаться с твоей подругой со всем уважением, на которое способен.
Больше они не успели перемолвиться ни словом, потому что Бекки вернулась на кухню. Она начала хлопотать, ставя на плиту кофейник, а, затем принялась нарезать еще теплый ароматный пирог.
– Пока сварится кофе, вы можете сходить в сарай и посмотреть моих животных, – улыбнулась Бекки Рейфу, от чего его сердце учащенно забилось.
– Бекки берет уроки, чтобы стать ветеринаром, – пояснила Шторм с гордостью за подругу.
– Правда? – Рейф выглядел изумленным. – Я никогда прежде не слышал о женщинах-ветеринарах.
– Я всегда мечтала лечить животных, – промолвила Бекки, распахивая настежь дверь сарая.
– Я вижу, что оленихи уже нет, – заметила Шторм, когда все трое вошли внутрь.
– Да. Я выпустила ее на прошлой неделе, но она все еще ходит поблизости от моего дома. Я выставляю воду для нее во дворе.
– Зато ты все еще держишь у себя эту ужасную рысь, – сказала Шторм, подходя к клетке, в которой животное при ее приближении зашипело и агрессивно выгнула спину.
Бекки засмеялась:
– Вы даже не поверите, но вчера она позволила мне почесать у себя за ухом, она только угрожающе зарычала на меня, но ничего не сделала. Я выпущу ее на волю где-то на следующей неделе.
– А что твои птицы?
– О, с ними все прекрасно. У них уже отросли перья. Я вынуждена была посадить их в клеть для цыплят, чтобы кошка не добралась до бедных птенцов.
Бекки прошла в дальний конец сарая.
– А вот то, что я хотела показать вам. Мой самый последний пациент и постоялец.
Она отступила в сторону, и гости с восхищением увидели прекрасную стройную кобылу. Ее гладкая, лоснящаяся шкура отливала, как полированная бронза, хвост и легкая летящая грива животного были молочно-белого цвета. Ее изящной формы голова и гордый изгиб шеи ясно свидетельствовали о породистости животного. Вероятно, это была одна из кобыл дикого жеребца, пасшегося в округе.
Похоже, она была жеребая. Рейф представил себе, какие чудесные жеребята могут появиться на свет у этой кобылы от прекрасного дикого жеребца чистых кровей.
– Как она к тебе попала? – тихо спросила Шторм, стараясь не пугать кобылу громким голосом. – Она просто красавица.
– Она запуталась в изгороди из колючей проволоки, которую отец Тимми натянул вокруг участка земли, засеянного рожью. Когда Тимми привел меня к ней, она истекала кровью, у нее было несколько глубоких порезов. Нам потребовалось не меньше часа, чтобы накинуть ей, наконец, веревку на шею и освободить от проволоки. Думаю, нам так бы и не удалось затянуть ее сюда в сарай, если бы отец Тимми не помог нам. Он привел своего старого коня, на котором он обычно пашет землю, и кобыла послушно пошла за ним.
– А зачем вы привязали ее к столбу на такой короткой веревке? – спросил Рейф. – Она что, кусается?
– Нет, она ни разу не попыталась укусить или лягнуть меня. Это очень уравновешенная маленькая лошадка. Правда, она очень пугливая. А привязала я ее так близко к столбу, чтобы у нее не было возможности вертеть головой и слизывать мазь, которую я нанесла на ее раны. Вы их не видите, потому что порезы находятся на другом боку.
– Я считаю, что это – прекрасный образец чистокровной породы.
– Я тоже так думаю, – поддержала Рейфа Шторм. – А ты вообще хорошо знаешь лошадей?
– Да знаю немного. Я вырос с ними, работал с ними, был окружен ими, пока не умер мой отец.
– Я так люблю лошадей, – вмешалась Бекки. – Это мои самые любимые животные.
Рейф огляделся вокруг, окинув взглядом сарай.
– Помещение в целом выглядит довольно крепким и надежным, но воротам нужен запор и новые петли. Дикий жеребец может легко снести их и ворваться внутрь. Я как-нибудь на этой неделе приду к вам и укреплю ворота сарая.
Бекки настороженно взглянула на него, с ее лица сразу же исчезло выражение дружелюбной приветливости.
– В этом нет никакой необходимости, – холодно сказала она. – Отец Тимми позаботится завтра о воротах и запоре.
Рейф молча выругал себя последними словами. Он действовал слишком поспешно. Рейф понял, что именно подумала Бекки о его намерениях, и, главное, она была недалека от истины. Хотя Рейфу и неприятно было сознаваться в этом. Конечно, он хотел всего лишь помочь ей, а не переспать… Однако последнее утверждение было явным самообманом. На самом деле Рейф ничего не желал так сильно и страстно, как только заключить эту маленькую черноволосую женщину в свои объятия и заниматься с ней всю ночь любовью.
Но не только плотская страсть влекла его к Бекки Хэдлер, в ней было еще что-то неуловимо притягательное для него. Возможно, однако если он узнает ее поближе, его чувство живого интереса к ней превратится в братскую любовь, как в случае со Шторм.
Что касается категорического отказа Бекки принять его помощь, то Рейф не очень огорчался по этому поводу. Он добродушно улыбнулся в ответ на ее слова и сказал:
– Ну и хорошо. Возможно, у отца Тимми это получится значительно лучше, чем у меня. Я, по правде говоря, не очень-то умелый столяр.
Лицо Бекки порозовело от смущения. Может быть она сделала неправильные выводы насчет дальнейших намерений приятеля Шторм? Может быть, он хотел действительно всего лишь помочь ей? Ну хорошо, сказала она себе, она рано или поздно узнает, что у этого мужчины на уме, когда он однажды вечером постучит в ее дверь…
– Ну что, пойдем теперь в дом и выпьем кофе с яблочным пирогом? – весело спросила Бекки, повернувшись к своей подруге. В душе же она в это время лелеяла одну мысль, одно желание. Она от всего сердца желала, чтобы этот обаятельный незнакомец не питал к ней похотливых чувств и не имел на ее счет грязных мыслей. Впервые в жизни она была увлечена мужчиной и ее тянуло к нему далеко не только желание физической близости.
Рейф принялся на все лады расхваливать яблочный пирог Бекки, говоря, что это лучший пирог, который он когда-либо пробовал в своей жизни. Она благодарно улыбнулась ему, а он добавил:
– Двор вашей усадьбы напоминает мне двор у дома моей матери, в котором я рос. Она страшно любила цветы. Причем больше всего – розы. И поэтому напротив крыльца в ее дворике была разбита большая клумба роз. По вечерам, когда мы сидели там, благоухание роз было просто одуряющим.
– Ваша матушка жива? – спросила Бекки.
– Нет. Она умерла уже почти десять лет назад. Сначала из жизни ушел отец, а за ним через пару лет и мать.
Бекки вздохнула и промолвила:
– Тогда мы все трое, тут сидящие, – круглые сироты.
Рейф усмехнулся:
– Однако мы далеко уже не дети. Хотя все равно вы, пожалуй, правы, мы сироты. Но, судя по рассказам Кейна, я все же прожил с родителями дольше, чем вы, лишившиеся их в ранней юности.
Шторм и Бекки кивнули, и за столом на некоторое время воцарилась тишина – обе девушки погрузились в воспоминания о своих умерших родителях.
Лай собаки во дворе и тявканье ее щенков вывели девушек из задумчивости и вернули к действительности.
– Кейн упоминал как-то, что ты хороший объездчик лошадей, Рейф, – сказала Шторм.
± – Я долго занимался этим делом. Мой отец был лучшим объездчиком в Орегоне. Мне было всего восемь лет, когда он начал передавать мне свои знания, учить, как объезжать лошадей и ухаживать за ними.
– Но вы больше не занимаетесь этим ремеслом, – слегка нахмурилась Бекки, взглянув на Рейфа. – Почему?
Рейф задумчиво взглянул в окно.
– Сам не знаю. Наверное, лошади слишком живо напоминают мне об отце. Кроме того, кто-то ведь должен был работать на ферме. Выездка и уход за лошадьми – дело трудоемкое и занимает практически все время человека. Поэтому я продал их. Когда умерла мама, я сдал ферму в аренду и пошел работать к мистеру Бенсону.
Он снова взглянул на Бекки:
– Где-то лет пять тому назад у меня снова появилось жгучее желание вернуться к прежнему занятию – выездке лошадей, Я скопил деньги и вложил их в табун молодых, чистокровных жеребцов. Сейчас у меня четыре скакуна отличной породы. На нашей ферме теперь живет моя сестра с мужем, там же я держу своих жеребцов. Когда я скоплю достаточно денег, чтобы купить две-три кобылы, я снова займусь своим любимым делом.
Сияющие глаза Бекки свидетельствовали о том, что она полностью одобряет его.
Наконец Шторм, которая во время почти всего разговора Бекки с Рейфом молчала, задала вопрос, сильно интересовавший обеих девушек.
– А ты был когда-нибудь женат, Рейф? – спросила она и тут же зажала ладонью рот. – Ой, прости, мне не следовало задавать таких вопросов. Это вовсе не мое дело.
– Да не суетись ты, Шторм, все в порядке, – засмеялся Рейф, видя ее замешательство. – Я не делаю из этого секрета. Я никогда не был женат.
– Понятно, – тихо произнесла Шторм, не осмеливаясь задавать дальнейшие вопросы об его личной жизни.
Рейф бросил взгляд на Бекки, а затем опустил глаза в чашку с кофе.
– Просто я считаю, что еще не встретил подходящую женщину. Не то чтобы я был слишком разборчивым или привередливым, просто ни одна не подошла мне по своему характеру.
Шторм насмешливо улыбнулась:
– Но время-то идет, ты помнишь об этом? Если ты хочешь стать отцом, иметь детей, тебе следует получше приглядеться к женщинам, которых ты встречаешь на своем жизненном пути. Может быть, то, что никто не подходит тебе по характеру, – всего лишь отговорка. Может быть, все дело заключается в том, что ты просто не хочешь терять свою свободу?
– Как Уэйд Мэгэллен? – спросил Рейф, усмехнувшись. – Он уклоняется от брака, как осторожный матерый волк, обходящий за версту расставленные на него капканы.
Бекки вопросительно вскинула бровь, уловив язвительные нотки в голосе Рейфа.
– Они терпеть не могут друг друга, – объяснила Шторм с легкой улыбкой на устах. – Кейн говорит, что они напоминают двух задиристых петухов, каждый из которых претендует на главенствующую роль в курятнике.
– При чем тут я? – возразил Рейф.
– Этот человек при первом же взгляде на меня преисполнился враждебности без всякой видимой причины.
Бекки сделала глоток кофе и спросила:
– А когда вы познакомились с Уэйдом, он уже знал, что вы будете сопровождать Кейна на обратном пути домой?
– Думаю, что да. Кейн договаривался об этом с моим боссом еще заочно – в переписке, прежде чем приехать на ферму. И, наверное, он так или иначе упоминал об этом в присутствии Мэгэллена.
– Тогда все ясно! – воскликнула Бекки насмешливым тоном. – Он сначала – до вашего личного знакомства – полагал, что вы – обыкновенный фермер, и был сильно обескуражен, неожиданно встретив такого обаятельного мужчину. Дело в том, Рейф, что Уэйда совершенно не заботит весь курятник, его интересует всего одна-единственная курочка, которой он всю жизнь мечтает завладеть. Это – Шторм. А вы реальная угроза его… петушиной гордости, – она усмехнулась над своими последними, удачно выбранными словами. И тут же обе девушки разразились звонким задорным смехом, к которому присоединился густой низкий хохот Рейфа.
Когда они отсмеялись, Шторм сказала серьезным, даже строгим тоном:
– Бекки, ты же отлично знаешь, что это не так.
– Все возможно, – уклончиво ответила Бекки и замолчала.
Шторм не хотела больше говорить об Уэйде. Заметив, что солнце уже клонится к закату, она заявила, что им с Рейфом пора отправляться восвояси.
Бекки проводила гостей до коновязи и, когда Рейф подсаживал Шторм в седло, произнесла:
– Тимми что-то расхворался, его мать говорит, что он объелся зеленых яблок, поэтому я очень прошу тебя, наведайся сюда на уик-энд, когда я буду в отъезде, чтобы покормить и попоить моих животных.
– Конечно, я все сделаю, как надо, – пообещала Шторм, а затем, усмехнувшись, взглянула на подругу сверху вниз. – Скажи, а те птенцы уже умеют есть самостоятельно?
– О, я знаю, что тебе не понравились эти крошки! – Бекки со смехом похлопала Шторм по колену. – Но не волнуйся, они уже отлично едят сами без посторонней помощи. Рядом с их клеткой стоит бидон с семенами. Каждый раз, когда ты будешь приезжать кормить животных, давай им по полчашки.
– Ну хорошо, увидимся на следующей неделе, – сказала Шторм и вонзила каблуки в бока Бьюти. Лошадь тронула с места.
– Спасибо за яблочный пирог и кофе, Бекки, – промолвил Рейф, когда его жеребец двинулся вслед за лошадью Шторм. Рейф улыбнулся, – но в глазах его уже не было прежнего тепла, не было тепла и в его голосе.
Бекки долго смотрела ему вслед, и ее взгляд постепенно наполнился горечью. Ах, если бы все в ее жизни сложилось иначе!
Шторм и Рейф уже проехали с полмили, когда Рейф вдруг спросил:
– А куда это Бекки собирается на этот уик-энд?
– Она… то есть… она… значит… одним словом, она собирается навестить своих знакомых в Шайенне, – вышла, наконец, Шторм из трудного положения.
– Ясно, – угрюмо произнес Рейф. – Своих знакомых мужчин, насколько я понимаю.
Шторм ничего не ответила, и Рейф всю дорогу до дому был необычно молчалив.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шторм - Хесс Нора



блин, что за бред весь роман сплошные недомолвки, Г.Г.тупят, а концовка как всегда сжата в пару предложений
Шторм - Хесс НораМарго
13.06.2012, 16.50





Действительно, что за концовка, прям как в сказке для детей "И жили они долго и счастливо", а не в серьезном романе.
Шторм - Хесс НораЛале
7.03.2013, 11.00





Накрутили...навертели,а закончить не сумели...как то так....
Шторм - Хесс НораСветлана
5.01.2015, 22.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100