Читать онлайн Очарование нежности, автора - Хесс Нора, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарование нежности - Хесс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарование нежности - Хесс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарование нежности - Хесс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хесс Нора

Очарование нежности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

Лэйси торопилась домой. Уже стоя на крыль­це с корзиной в руке, где лежали четыре яйца, она вдруг увидела, как кто-то скачет к ее дому. Всадника девушка узнала лишь тогда, когда тот слез с лошади. Она с изумлением увидела, что перед ней Булл Сондерс.
«Что нужно здесь отцу Трэя?» – ломала голову Лэйси, пока свекор не перешел к делу.
Жирные губы Сондерса растянулись в улыб­ке, которая не могла скрыть явное злорадство.
– Ты, наверное, думаешь, чего это я тут забыл? – заговорил он.
– Именно это и пришло мне в голову, – с холодным видом кивнула девушка.
– Я приехал, чтобы пригласить тебя жить с Трэем на ранчо. Твой долг – жить при муже.
Лэйси подозрительно посмотрела на него. Чего-чего, а уж вопрос о ее чувстве долга по отношению к его сыну должен волновать ста­рика меньше всего. В чем же, в таком случае, истинная причина желания заполучить ее на ранчо?
– У нас с Трэем есть договоренность, мис­тер Сондерс. Я вряд ли в скором времени переберусь к вам на ранчо, если вообще когда-нибудь переберусь. Ему предстоит очень многое изменить в своей жизни, чтобы я смогла стать ему настоящей женой.
– Признаю, что Трэй немного взбалмош­ный, – засуетился старик, – но не надо ставить ему это в вину. Мужьям, знаете, тоже время от времени требуется расслабиться, повеселить­ся с друзьями, сходить к…
– К проституткам? Это вы хотели сказать, мистер Сондерс?
– Ну, во всем этом ничего такого ужасного нет. Мужчины к ним ходят уж никак не по любви.
– А как же его постоянная симпатия к Сэл­ли Джо? Мне говорили, что он ее бросать не собирается.
– Бросит, никуда не денется. Просто надо дать ему немного времени. Если вы осчастливите его в постели, он никогда больше к ней не побежит.
Девушка никак не могла понять того, что сейчас говорил отец ее мужа.
Неужели он действительно верит, что весь брак сводится к умению прельстить супруга в постели? А как же взаимное доверие и го­товность помогать друг другу? Может, и дру­гие мужчины того же мнения, что и Булл Сондерс? Может, и их жены считают в по­рядке вещей то, что их мужья бегают к про­ституткам? Лэйси силилась в это поверить, но не могла. Вон Энни Стамп хлыстом бы отходила своего благоверного, если бы он только взглянул на кого-нибудь еще. Да и Тильда с Лореттой тоже, те две женщины, с которыми она познакомилась в Маренго. Они уж наверняка не сочли бы ее за дурочку, которая закрывает глаза на то, что ее муж распутник.
Взглянув Буллу прямо в глаза, девушка хо­лодно произнесла:
– Вы, конечно, можете считать, что клятва, даваемая при венчании, ничего не значит. Но я так не считаю. И до тех пор, пока ваш сын не откажется от своих привычек, я его к себе не подпущу.
Сондерс смотрел на это молодое, дерз­кое, красивое личико и в душе страшно за­видовал своему сыну, так как знал, что Трэй рано или поздно все-таки затащит эту дев­чонку в постель. Натура у нее буйная, и если страсть ее охватит, то она будет вести себя как дикая кошка. Не то, что эти потаскухи, которых он водит к себе всю жизнь. Уже после парочки хороших заходов они начина­ют хныкать и говорить, что устали, что у них сил больше нет и хочется спать. И мать Трэя такая же была.
Самое неприятное, что теперь он, как и все смертные, должен отправляться в бордель, дожидаться там своей очереди, платить денежки и допускаться лишь на каких-то жалких четверть часа к той, которую выбрал. А дать ей пару оплеух для острастки там никак нельзя, не позволено.
– Послушайте, – начал Булл, изо всех сил пытаясь говорить ласково, что ему плохо удава­лось. Лэйси даже заподозрила, что он от при­роды неспособен к нормальному человеческому общению с женщиной. – Он действительно хочет, чтобы вы перебрались на ранчо. Он сам не свой без вас и только и знает, что рычать на всех.
– Мне очень неприятно все это слышать, мистер Сондерс, но ему, видимо, придется перетерпеть. Я своего решения менять не собира­юсь.
Пока Булл подыскивал новые аргументы, девушка быстро вошла в дом и захлопнула за собой дверь. На всякий случай она даже запер­ла ее на засов. Лэйси не верила словам Булла Сондерса. Разве не он выставил ее из своего дома ночью в грозу, обрекая на верную смерть?
По пути в кладовку с миской в руках она гадала: уж не сам ли Трэй Сондерс отправил своего папашу уговаривать ее?
Нет, это отпадало. Он не из тех, кто станет посылать кого-то просить за себя. Тем более своего отца, которого Трэй и в грош не ставит. Вернувшись в кухню, девушка увидела, что Булл уже почти скрылся из глаз, направляясь в сто­рону своего ранчо, и облегченно вздохнула.
Однако не прошло и десяти минут, как ей снова пришлось понервничать. Лэйси услыша­ла приближающийся тяжелый топот копыт и поспешила к окну, будучи почти уверена, что это снова он. «Ну и пусть, все равно в дом его не впущу!» – сказала себе девушка.
Но это был не Булл Сондерс. Это был тот самый тип, который просился к ней в гости ночью во время бурана.
Теперь, при свете дня, она рассмотрела его как следует, хоть он и задрал воротник и низко надвинул шляпу. Свою звероподобную физио­номию он так и не удосужился побрить. Одеж­да его была измята и вся в пятнах, будто он в ней и спал.
Лэйси видела, как этот тип слез с коня и не спеша поднялся на крыльцо. Подойдя к окну, он заглянул в него и, заметив ее, оскалился в плотоядной улыбке.
– Это опять я, милашка. Неужели опять пожалеешь кружечку кофе проезжему ковбою? Холод собачий сегодня утром!
– Если ты сию минуту не сядешь на ло­шадь и не уберешься отсюда, я тебе такое устрою, что тебе сразу жарко станет. Пули на твой зад я не пожалею! – У Лэйси не было никакого желания рассусоливать с этим навяз­чивым негодяем.
– Дурочка, я же тебе ничего не сделаю, – в тоне бородача появились уже другие, льстивые нотки. – Чем хочешь поклясться могу. Просто выпью у тебя кофе и обогреюсь.
Девушка выхватила свой маленький револь­вер и направила его прямо в лоб незнакомцу.
– Говорю тебе, убирайся, а не то буду стре­лять!
– Подавись ты своим кофе, сука парши­вая, – разъяренно бросил незнакомец и пошел к лошади.
Качая головой, Лэйси глядела ему вслед. Не познакомься она с Мэттом Карлтоном, то можно было бы подумать, что все мужчины в этой округе – сплошь негодяи и похотливые козлы.
Трэй заказал уже вторую порцию виски, когда дверь салуна вдруг с треском распахну­лась и какой-то неизвестный шумно ввалился в бар. Сразу же отправившись в дальний конец стойки, он рявкнул, чтобы ему подали виски.
Сначала все покосились на пришельца, а потом продолжили разговоры, прерванные его хамским появлением. Приезжие в это время года, – не такое уж редкое явление. Полно шляется ковбоев, которые зимою не у дел.
Завсегдатаи, оккупировавшие стойку, не обратили бы на него никакого внимания, если б не раздавшийся пронзительный женский визг. Все головы, как по команде, повернулись, лбы нахмурились. Вошедший, схватил одну из мест­ных проституток, заломил ей руку за спину и, продолжая держать ее в таком положении, но­ровил залезть к ней в корсет. Та вопила и вырывалась.
– Эй, какого черта ты привязался к ней? – лениво спросил сидевший у стойки огромный детина по прозвищу Большой Пит.
– А вот хочу поучить ее немного, чтобы не задирала мужиков. Не успел я войти сюда, как она стала мне рожи корчить. Скотина! Я тебе покажу, сволочь!
– Кому ты мозги крутишь? Никто тебя не собирался дразнить. Она уже после тебя сюда вошла, – Пит говорил спокойно, но на всякий случай выложил на стойку дубину, которую всегда имел при себе. – Отпусти ее, а то я тебе вмиг башку сверну!
Незнакомец так отпихнул от себя девчонку, что та едва удержалась на ногах.
– На кой черт мне ваши шлюхи! Я тут неподалеку положил глаз на одну малютку – вот это девочка! Огонь! Уже дважды меня про­гоняла, винтовкой махала перед моим носом – грозила пристрелить. Но ничего, я упрямый.
Подстерегу ее где-нибудь безоружную да пока­жу ей, где раки зимуют. Усекли, что я имею в виду?
В баре наступила тишина, О какой бы жен­щине ни говорил этот ублюдок, она здесь жила, и, стало быть, кому-то доводилась сестрой, кому-то – дочерью, кому-то – женой.
Трэй мгновенно сообразил, кого имел в виду этот недоумок-приблуда. Лэйси! Это он был у ее дома ночью, когда бушевала метель. Видимо, и сейчас уже успел там побывать.
Сондерс-младший поднялся с табурета и подошел к незнакомцу. Правая рука его висела, а большой палец левой покоился на низко висевшем патронташе.
– Мистер, – холодно произнес Трэй. В на­ступившей тишине голос его прозвучал очень отчетливо. – Нам не нравится, когда кто-то из чужаков обсуждает в салуне наших женщин.
С недовольным видом незнакомец повер­нулся к нему.
– Вот оно как? – с издевкой проговорил он. – И как же вы с этим боретесь, ковбой? – спросил бородач, медленно отодвигая полу курт­ки, чтобы был виден револьвер, висевший у него на бедре.
– Боремся как полагается, – спокойно от­ветил молодой человек, не сводя немигающих глаз с незнакомца. – Так что советую умерить пыл и убираться отсюда. Причем не только из салуна, но и вообще из этих мест.
– Никто не указ Фрэнку Нортону, – кладя ладонь на ручку револьвера, ответил пришелец.
– Оставьте в покое револьвер, мистер, – предостерег его Трэй.
– Ты, как я посмотрю, советы раздавать любишь? – взревел тот, выхватывая револьвер. Его револьвер только показался из кобуры, как уже прогремел выстрел. Оружие Фрэнка Нортона, завертевшись волчком, с грохотом упало ярдах в десяти от них.
– Проклятье! – взвыл он, зажимая рукой окровавленную ладонь. – Ты же мне палец отстрелил, скотина! Чем я теперь на курок нажимать буду?!
Дым от выстрела еще не успел рассеяться, как Трэй, спрятав свой кольт в кобуру, обратился к раненому:
– Это к лучшему. Может, дольше без него проживешь. Для настоящего жителя Запада нет ничего хуже, чем этакий хвастливый сорвиго­лова, стрелок вроде тебя. А теперь садись на лошадь и мотай отсюда.
– Я же ранен, ты что, не видишь? Я кровью истеку, мне нужен врач.
–Ничего с тобой не случится. Можешь отправиться к доктору Карсону, и он перевяжет тебя. А потом чтоб духу твоего здесь не было.
Бросив на Трэя злобный взгляд, Нортон поднял с пола револьвер и, хлопнув дверью, вышел из салуна.
– Всем виски за счет заведения, – выкрик­нул Пит, хозяин салуна. Вокруг Сондерса-младшего стала собираться небольшая толпа друзей и знакомых, желавших пожать ему руку или похлопать по плечу.
– Слушай, я еще никогда не видел, чтобы кто-нибудь быстрее тебя кольт выхватывал, – сказал один из ковбоев. – Прямо как молния: раз – и сразу же выстрел!
Когда все расселись и принялись за виски, Мэтт тихо сказал:
– Я рад, что ты не прикончил этого подон­ка, Трэй. Поверь, тяжело жить с такой ношей на сердце, как смерть человека.
– Знаешь, было мгновение, когда я хотел это сделать. Я ведь сразу же понял, что речь шла о Лэйси. Это он тогда в пургу стучался к ней ночью и просил впустить. Как я пони­маю, он и сегодня утром уже побывал там.
– Трэй, ей там очень одиноко и опасно. Я захожу к ней и буду заходить и впредь по мере возможности, но быть там все время я при всем моем желании не смогу, ты же знаешь.
– Знаю, – кивнул молодой человек. – Что-то придется с ней решать. Я, правда, еще не знаю, что и как. Не хочет она жить на ранчо, понимаешь? Не хочет. И меня пускать к себе в коттедж тоже не собирается. Черт возьми, она даже разговаривать со мной не желает!
– Тебе необходимо научиться вести себя с ней по-другому. Ты ей дай понять, что постель – не главное для тебя.
Трэй горестно усмехнулся:
– Представляешь, каково мне это будет сделать? Стоит мне только подумать о ней, как у меня перед глазами тут же всякие чудеса постельные плясать начинают.
– Когда это все же произойдет, помни, что Лэйси – порядочная, скромная девочка и что ты должен обходиться с ней так, как будто ты – ее муж и опора во всех смыслах и на вечные времена.
– Черт побери, Мэтт, да не хочу я быть таким, как все эти муженьки: неделями торчать дома, слушать детский плач. Ну… словом, ты меня понимаешь.
– А что, собственно, ты имеешь против детей? – с любопытством спросил его Карлтон.
– Да ничего я против них не имею! Я даже люблю детей, если ты хочешь знать. Такие маленькие чертенята. Хорошие, правдивые. И мне хочется, чтобы и у меня когда-нибудь были дети. А что, если я вдруг окажусь для них таким же отцом, как Булл для меня?
– Не окажешься. Поверь мне, мальчик. Я знаю, что говорю. В тебе ведь так много от твоей матери!..
Трэй допил виски и встал из-за стойки.
– Поеду-ка я в домик Джасперса и объяв­лю этой малышке, что ей теперь нечего бояться Нортона.
– Конечно. Только не веди себя там как бык, готовый покрыть все стадо.
Сидя на медленно шагавшем жеребце, мо­лодой человек никак не мог уразуметь, откуда Мэтт взял, что Лэйси – порядочная, скромная девочка. «Видел бы он ее разок в красном платье, едва доходившем ей до колен, и с раз­малеванной физиономией, тогда бы не говорил такого», – подумал он, когда его конь прохо­дил мимо выстроившихся в ряд елей.
Одна из веток, не выдержав тяжести, со­гнулась, и Трэя осыпало снегом. Он невольно бросил взгляд на деревья. Золотисто-коричне­вые шишки на фоне темно-зеленых игл смотрелись очень красиво.
«Черт возьми, а почему бы не преподнести ей такую ветку с шишками, раз уж полевых цветов нет. Они очень не плохо, будут смотреться в красивом кувшине», – подумал Трэй.
Лэйси только что уселась перед камином подштопать рубашку Мэтта, как вдруг снова у дома застучали копыта.
– Кого опять принесло? – вырвалось у нее. Она отложила в сторону шитье и поднялась.
«Если это опять тот тип, который был утром, я его пристрелю. Во всяком случае, дырка в шляпе ему обеспечена», – сердито подумала девушка.
Лэйси подошла к окну как раз в тот мо­мент, когда Трэй постучал в дверь.
Сердце у нее забилось ровными, глухими ударами. Может, пригласить зайти? Хотя ей и опостылели его вечные подковырки и сарказм.
Ну ладно, в конце концов, она не такая уж размазня, чтобы не дать ему отпор, если он распустит язык. Лишь бы руки не распускал. Надо же ему дать возможность показать себя с хорошей стороны. Отодвинув засов, девушка открыла дверь.
– Что тебе нужно? – исподлобья глядя на Трэя, спокойно спросила она, когда он переступил порог.
Из-за спины Трэй вынул несколько еловых веток с шишками.
– Вот, подумал, что это сможет украсить твою комнату, – улыбнувшись, он протянул ей этот необычный букет.
Лэйси не удалось скрыть свое изумление. Какие красивые эти шишки на зеленых еловых ветках! Они очень оживят кухню.
– Спасибо, – едва слышно ответила она. – Я поставлю их в ту вазу, в которой Джасперс хранил свою трубку и табак. В центре стола они будут очень хорошо смотреться.
Трэй не отрывал жадного взора от Лэйси, когда та наливала в высокий кувшин воду и ставила в него ветки. Но лицо его оставалось каменным. Он прекрасно помнил наставления Мэтта.
– Только не рассказывай мне, что ты явил­ся сюда только для того, чтобы принести мне это, – девушка устремила на него испытующий взгляд.
– Нет. Я пришел тебе сказать, что тебе больше нечего бояться того нахала, который два раза приходил сюда и набивался к тебе в гости. Больше он не появится.
– Откуда тебе это известно? – брови Лэйси удивленно взметнулись вверх.
– Я велел ему убираться отсюда.
– И он тут же убрался? – в ее голосе было слышно сомнение.
– Ну, все было не так просто, – признался Трэй. – Сначала мне пришлось малость под­стрелить его.
– Что значит «подстрелить»? – обеспокоено спросила она.
– Он попытался выхватить револьвер и выстрелить в меня, но я опередил, и его указательный палец отлетел.
– О, слава Богу! – с облегчением вздохнула Лэйси. – Вот уж чего бы мне не хотелось, так это чтобы кто-нибудь из-за меня погиб.
Молодой человек ничего на это не ответил, но не сомневался, что на месте убил бы любого, кто посмел покуситься на честь его жены.
– Может, нальешь мне чашечку кофе на дорогу? На улице такая холодина.
Девушка раздумывала. А почему бы и нет? В конце концов, ведет он себя вполне прилично, к тому же вступился за нее, избавив от этого назойливого типа.
– Присаживайся, – пригласила она. – На­лью тебе кофе и отрежу еще пирога с тыквой.
Трэй снял куртку и стал смотреть, как Лэйси достает из кухонного буфета чашки. Взгляд его задержался на ее талии и узких бедрах. «Интересно, сколько же еще я смогу сдержи­вать себя?» – подумал он.
Когда девушка отрезала ему пирог и налила кофе, Трэй спросил:
– А почему ты ходишь в мужской одежде?
– Потому, что она удобнее. Не то, что эти платья, которые вечно ветер задирает. В брюках хорошо и в сарае работать, и дрова таскать. Вон Энни Стамп другой одежды и не знает.
«Твоей Энни Стамп никогда так не выгля­деть в брюках, как выглядишь ты», – подумал он, чуть было не пронеся вилку с кусочком пирога мимо рта.
– Знаешь, я вкуснее твоих пирогов с тык­вой ничего в жизни не ел, – признался Трэй, восхищенно глядя на Лэйси. – Где это ты так научилась готовить? Отец научил?
– Нет, не отец, – услышав комплимент, девушка даже расхохоталась, что вызвало у него небольшой шок, – он еще ни разу не слышал, как она смеется. Даже улыбки на ее лице Трэй представить себе не мог. А смеялась она восхи­тительно. – Бедный папа мог себе разве что кашу сварить, да кофе.
Лэйси замолчала, унесясь воспоминаниями в уже далекие для нее годы.
– Не поверишь, но у меня в сундучке, в нашем фургоне, всегда была куча всяких ре­цептов – единственное, что решил оставить вор, который стащил все мои платья. Почти в каж­дом городке, где нам приходилось торговать, появлялась какая-нибудь женщина, которая дарила мне рецепт приготовления своего люби­мого блюда.
Ее зеленые глаза затуманились печалью.
– Мне кажется, все они были уверены, что я и с плитой-то обращаться не умею, а если и готовлю, то только на костре. Но я всегда аккуратно записывала рецепты и сохраняла их. Теперь, когда у меня есть и печ­ка, и плита, я пытаюсь кое-что опробовать на практике.
Внимательно глядя на это, такое дорогое ему, милое личико, Трэй впервые серьезно задумался о том, как нелегко ей, должно быть, приходилось в этой жизни на колесах.
–К тому времени, как умер твой отец, сколько вы уже так странствовали в своем фургоне?
– Недели не хватило до полных десяти лет. Он чуть было не спросил, с каких лет она начала торговать собой, но сдержался – вовре­мя сообразил, что после такого вопроса ему придется навсегда распроститься с надеждой переспать с ней. Очень уж болезненно реагировала Лэйси на подобные вопросы.
– А сколько тебе лет, Лэйси? – вместо этого спросил Трэй.
– Месяц назад исполнилось восемнадцать.
– А выглядишь ты лет на шестнадцать – он улыбнулся.
– А тебе?
– Тридцать.
Девушка взглянула на его загорелое, обвет­ренное лицо, отметив жесткие складки у рта. Его темные глаза излучали покой и доверие, но где-то глубоко в них мелькали ирония и плутовские искорки.
Лэйси пришла к выводу, что Трэй – самый красивый из всех мужчин, когда-либо виденных ею. И самый сильный.
– Выглядишь ты старше. Вероятно, все дело в твоем образе жизни.
Услышав это, он расхохотался:
– Ты имеешь в виду виски и женщин?
– Да.
«Оказывается, моя жена – женщина пря­мая», – отметил Трэй с некоторой досадой. Когда она замолчала, он попросил у нее еще кусок пирога и сказал:
– Мне бы хотелось, чтобы ты еще раз подумала о том, чтобы перебраться на ранчо.
– Нет, – и снова сказала, как отрезала.
– Даже в том случае, если у тебя будет своя комната и я не буду распускать руки?
– Я не настолько глупа, чтобы с ходу по­верить твоему обещанию, и я не такая дура, чтобы доверять твоему отцу. Я не забыла, как он выставил меня вон подыхать от холода и голода.
–Лэйси, поверь, мне стыдно за него, и, клянусь тебе, он и пальцем тебя не тронет, если ты будешь жить у меня. Жить здесь одной просто опасно – полно всяких типов шляется, да и не только в этом дело.
Говоря это, Трэй не без удивления отметил, что говорил он совершенно искренне, и что его действительно волнует ее судьба. То, что он просил ее переехать на ранчо, никоим образом не было связано с его желанием поскорее уло­жить ее в постель.
– Мэтт будет обо мне заботиться, – отве­тила Лэйси. Трэй растерялся, почувствовав к своему старому приятелю нечто вроде ревнос­ти. Ведь это его, Трэя, право и обязанность заботиться о своей жене.
– У Мэтта огромное ранчо, которым надо управлять. У него и без тебя хлопот полон рот, – серьезно заметил он.
– Послушай, – девушка хлопнула ладонью по столу. – Я прекрасно могу обойтись и без забот посторонних. Я в состоянии и сама поза­ботиться о себе.
– Да, пока ты сидишь в этом коттедже, – повысил голос Трэй. – Но иногда требуется и за дровами пойти, и в хлев, и в сарай…
– Я никогда не выхожу на улицу, когда темно. А если и выхожу, то при мне всегда револьвер, – заверила его Лэйси. Она подня­лась из-за стола. – Тебе не пора домой?
– Пора, черт побери, пора! – Он шлепнул на тарелку недоеденный кусок пирога. – По­нимаешь, я чувствую себя сейчас жутким дура­ком. Может быть, тебе просто удобнее здесь? При случае ведь кое-кто и завернуть может… Я ведь совсем забыл, какое у тебя ремесло.
Прежде чем Лэйси успела ему ответить, как-то опровергнуть это обвинение, он, хлопнув дверью, уже вышел.
Девушка взглянула на ветки ели с шишка­ми, которым она так обрадовалась, села за стол и закрыла руками лицо. Ее худенькую фигурку сотрясали рыдания. Она тысячу раз говорила себе, что этот человек безразличен ей, но от того, что ее муж был о ней такого низкого мнения, ей было до боли обидно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очарование нежности - Хесс Нора



Не понравилась главная героиня,злая и дурная девка. Пока не изломала мужика-не успокоилась.
Очарование нежности - Хесс НораСветлана
6.07.2011, 0.53





Роман хороший! Полегче, чем другие произведения этого автора! Нет насилия над героиней, что порадовало. Все хорошо, только конец скомкан.
Очарование нежности - Хесс НораЛика
6.01.2012, 22.09





Мне все очень понравилось. Советую прочитать.
Очарование нежности - Хесс НораАлена
19.01.2013, 23.47





Так неплохой роман , но концовка меня убила , весь роман страдали , и она и он , а в конце так , типа , люблю тебя ты не знала ? Хотелось чего-то нежного хоть в конце , не вышло :( И главная героиня до конца упёртая какая-то ....6 баллов
Очарование нежности - Хесс НораВикушка
29.06.2013, 14.30





Очень милый роман. Не согласна с мнениями о главной героине. Надо понять ее воспитание: кочевая жизнь с отцом без матери, отсутствие образования и глупость, родная сестра юности. Да и кому понравится, когда муж "дружит" с певичкой из салуна и пропадает там длительное время. Читала с интересом.
Очарование нежности - Хесс НораВ.З.,66л.
13.01.2014, 9.00





Интересный роман, читайте.
Очарование нежности - Хесс НораКэт
22.05.2014, 19.51





Читала с упоением.Главные герои просто прелесть.Тем,кто любит легкие романы,тем обязательно понравится.10
Очарование нежности - Хесс Норасвет лана
21.08.2014, 11.22





Почитать можно,но героиня бесила немного.притом,что жила на деньги мужа,не пускала его в дом.как то неправдоподобно.сама то бродяжка.5/10
Очарование нежности - Хесс НораТаТьяна
24.10.2014, 11.39





Почитать можно,но героиня бесила немного.притом,что жила на деньги мужа,не пускала его в дом.как то неправдоподобно.сама то бродяжка.5/10
Очарование нежности - Хесс НораТаТьяна
24.10.2014, 11.39





Мне роман скорее Не понравился.Героиня считает себя гордой,воротит нос от героя,но тем не менее это не мешает жить за его счет,отдаваться без сопротивления,считает себя умной,у неё штаны не застигаются,а она так и не поняла,что беременна. Ужас.Герой вообще убил,пол книги только шлюхой и называл,а потом кричал во все углы что любит ( только героиня не знала) ,а сам по месяцу к ней не заявлялся,хотя у неё чужой мужик в хибарке из 3х малюсеньких комнат живет,то у любовнице бывшей обитается,вообщем Ужас Откуда вдруг любовь между героями взялась вообще не понятно. А история с певичкой и ее воссоединение с любящим мужем вообще отпад.Слабенький и не умненький романчик.Всё.
Очарование нежности - Хесс Норас
2.07.2016, 23.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100