Читать онлайн Очарование нежности, автора - Хесс Нора, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарование нежности - Хесс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарование нежности - Хесс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарование нежности - Хесс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хесс Нора

Очарование нежности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Проснувшись, Трэй уставился на доски фургона. Дождя уже не было, но предрассвет­ное небо затянули мрачные облака.
Он поежился под своим тонким одеялом.
– Ну и холодина! Всю задницу себе отмо­розишь, – сонно пробормотал он.
Занятый стряпней Джиггерс уже хлопотал у костра. «Да, донимает ревматизм этого старого беднягу», – с сочувствием подумал Трэй. Он очень любил этого человека, которого знал всю жизнь.
Остальные ковбои еще продолжали вовсю храпеть, когда Трэй стал выбираться из-под своих одеял. Он поспешно натягивал ботинки на ноги, схватившись за «уши мула» – особые кожаные петли. Ботинки износились чуть ли не до дыр, каблуков уже почти не осталось. Не то, что выходные – те сделаны из особой мягкой кожи с декоративной вышивкой. Ручная рабо­та, ничего не скажешь – за такие надо выло­жить столько, сколько простой ковбой зараба­тывает за целый месяц, перегоняя скот.
Поднявшись на ноги, Трэй тщательно засу­нул концы все еще сырых штанов в ботинки, чтобы они не обтрепались у щиколоток. Зев­нув, он присоединился к завтракавшему Джиггерсу, который наливал себе кофе.
– Рановато ты сегодня подхватился, – бурча констатировал повар, потянувшись еще за одной кружкой. Наполнив ее горячей, ароматной жидкостью, он подал кофе Трэю со словами:
– Я думал, придется их распихивать, чтобы поднять к завтраку. Что, не спалось?
– Да я замерз как собака. Надо уже под двумя одеялами спать.
Отрезая тонкие ломтики от огромного, длин­ного окорока, Джиггерс сказал:
– А мне кажется, дело тут не только в холоде. Что-то тебя мучит. Может, потолкуем?
Сначала Трэй затряс головой, но, мгновение спустя, все же передумал. А почему бы и не рассказать человеку, который знал его чуть ли не с пеленок, о том, что его сейчас донима­ет? Может, разговор с ним хоть что-то прояс­нит?
– Ты помнишь, как я говорил тебе, что женился в Джулесберге?
– Ну, помню эту дурь несусветную.
– Так вот, Джиггерс, никакая это не дурь. Это правда. Я действительно женился.
Сначала старик недоверчиво уставился на него, потом насмешливо сказал:
– Ладно заливать… ведь ты же разыгрыва­ешь меня, да?
Трэй покачал головой:
– Это чистейшая правда.
– А на ком ты женился, черт тебя подери? – Джиггерс сплюнул в пламя коричневую от табака слюну. – Мне кажется, у тебя и женщин-то зна­комых там нет, кроме разве что шлюх. Не на одной же из них ты женился?
– Именно на одной из них я и женился, – отведя взор, признался Трэй старику-повару. – Я женился на очаровательной маленькой по­таскушке.
– Бог ты мой, Трэй! – взорвался Джиггерс. – Да на кой дьявол тебе это понадобилось?
На скулах Трэя заиграли желваки.
– А для того, чтобы преподать Буллу Сондерсу урок, такой урок, какой ему и во сне не снился. За те муки, что он причинил моей матери. Он же последнее время ходит сам не свой, так хочет женить меня на этой Руби. А если я приведу в дом самую что ни на есть настоящую шлюху, вот тогда он на своей шку­ре почувствует, каково было моей матери тер­петь его потаскух в доме.
– Жалко мне эту бедную девчушку.
Джиггерсу вспомнилась Марта, вечно хо­дившая в синяках. Он попытался представить себе, что должна была испытывать эта женщи­на, когда Булл приводил в дом девок и заваливался с ними в постель у нее на глазах.
Джиггерс снова смачно плюнул в пламя костра и тоном, не терпящим возражений, ска­зал:
– Я допускаю то, что его сноха-шлюха со­бьет спесь с него, но ведь не обязательно же ему платить за все его грехи на грешной земле. Умрет и сгорит в аду. А как же ты поступил с этой женщиной? Так и оставил ее в публичном доме?
– А мы с ней не в борделе повстречались, да ее, собственно говоря, и женщиной-то не назовешь. На вид ей лет семнадцать-восемнадцать, девчонка совсем. Они вместе с ее отцом разъезжали на каком-то ободранном фургоне, приторговывая лекарствами из трав. Он умер от чахотки как раз в тот день, когда я приехал в город. Она так убивалась из-за этого, что все слезы выплакала. У нее денег даже на похоро­ны не было, так, ерунда, какая-то мелочь – доллара два с чем-то. И тут мне словно в го­лову что-то ударило: если я женюсь на этой девчонке, Булл с ума сойдет от злости. Он же не перенесет, если я определю ее под крышу его дома.
И вот мы с ней, как бы это сказать, заклю­чили сделку: я оплачиваю похороны ее отца, а она пойдет за меня замуж. Ей сперва вся эта затея не понравилась, но не в ее отчаянном положении нос задирать и она, в конце концов, согласилась.
А после свадебной церемонии в церкви я дал ей немного деньжат и велел отправляться на ранчо и там меня дожидаться.
– Боже мой, Трэй, это самая идиотская из всех твоих затей. – Джиггерс в очередной раз сплюнул в огонь. – Даже самой распоследней шлюхе, которая огни и воды прошла, не пожелаешь лицом к лицу столкнуться с этим старым аспидом. Он же ее сожрет и костей не оставит.
– Да я об этом уже не знаю, сколько пере­думал! Мне это покою не дает. Понимаешь, эта Лэйси – не такая, как все эти шлюхи. Не на­хальная, не бесстыжая. Руби вместе с Буллом просто прикончат ее. Эх, надо было мне ска­зать ей, чтобы она к Мэтту ехала.
– Надо было, конечно. Мэтт хоть помог бы ей на первых порах освоиться и заботился бы о ней до твоего приезда. – Джиггерс замолчал ненадолго, а потом спросил: – Да, а что ты с ней делать собираешься, когда вернешься?
– Если б я знал! – Трэй, насупившись, глядел на костер, пламя которого вдруг напомнило ему то самое красное платье и изгибы молодого тела под ним. В принципе, девчонка сама по себе очень даже ничего, но, с другой стороны, ему совсем не хотелось, чтобы соседи тыкали в него пальцем – вот, дескать, посмот­рите на этого дурня, шлюху себе в жены взял.
Ковбои, почуяв утро, стали просыпаться, и разговор прервался.
– Да, сынок, устроил ты себе головную боль, – мрачно заключил Джиггерс и снова стал возиться у костра.
Люди были в добром расположении духа, несмотря на то, что промокли до нитки и до утра их одежда так и не успела высохнуть, а также, невзирая на то, что накануне они про­сидели в седле часов шестнадцать, прежде чем легли спать, укутавшись в одеяла. Тузя друг друга кулаками в бока и пересмеиваясь, они становились в очередь к умывальнику. Тут по­доспел и завтрак. Одна группа ковбоев со сво­ими жестяными мисками уже выстроилась к Джиггерсу, чтобы получить бекон и оладьи.
Когда с завтраком было покончено, начал­ся восход солнца. Скотина тоже стала подниматься. Несколько человек, хохоча, пытались оседлать одну из непокорных запасных лоша­дей, а десятью минутами позже Трэй, вскочив на своего любимого маленького мустанга, мах­нул рукой и стадо двинулось в путь.
Следующий привал решено было сделать около полудня, чтобы дать животным пощипать траву, а сопровождавшим их ковбоям по­очередно пообедать. Отдохнув, стадо двинется дальше, чтобы, сделав еще миль десять-пятнадцать, остановиться теперь уже на ночлег.
Мустанг мерной поступью двигался вперед, а мысли Трэя снова вернулись к той девчонке, которая нежданно-негаданно стала его женой. «Неужели Булл и вправду не пустит ее на по­рог? – лоб Трэя прорезала гневная складка. – Этот старый недоносок на что угодно спосо­бен».
«Надо возвращаться на ранчо», – думал он. Лэйси должна быть под его опекой, во всяком случае, до тех пор, пока он не примет оконча­тельное решение, как поступить с ней и с этим скоропалительным браком. Ни к чему, разуме­ется, опутывать себя узами этого бестолкового супружества, но просто так отправить ее на все четыре стороны только потому, что он вдруг, видите ли, в корне изменил свое отношение к женитьбе, он не мог.
– Может, просто всучить ей побольше де­нег и пусть отправляется куда-нибудь в другой город и откроет там свое собственное заведе­ние с девочками, – вслух произнес он. – Ма­дам из нее получится неплохая.
Лэйси разбудило кукареканье петуха. Она поняла, что спала на какой-то немыслимо удобной постели, бывшей ей совершенно в новин­ку. Неужели это все приятный, затянувшийся сон? Лениво вытягивая ногу, девушка была уверена, что вот-вот нащупает ею голые доски фургона и ощутит под собой свой набитый соломой тюфяк, на котором она проспала по­следние десять лет. Но нога ее уткнулась во что-то мягкое, такое же мягкое, как и то, на чем она лежала, и девушка, наконец, пробуди­лась окончательно.
Лэйси спала на постели старика Джасперса, в его коттедже, куда привел ее этот чудодей Мэтт Карлтон.
Не приходилось сомневаться в том, что Мэтт в буквальном смысле слова спас ей жизнь. В той халупе она определенно схватила бы воспаление легких и отправилась на тот свет. И похоронить ее было бы некому.
Девушка закусила губу. Может быть, ее новый свекор и эта женщина по имени Руби именно этого и хотели? Если да, то это, следу­ет признать, весьма неглупый способ избавить­ся от того, кто тебе мешает, и при этом выйти сухим из воды.
«Мне надо будет прислушиваться к сове­там Мэтта и держаться подальше от этой парочки», – подумала Лэйси, видя, как сквозь занавески начинают прорываться первые лучи утреннего солнца. Отбросив в сторону не очень приятные размышления о своих недругах, девушка заставила себя выбраться из этого гнез­дышка неги. Мэтт, наверное, вот-вот явится и будет учить ее премудростям доения коров. Лэйси быстро вскочила с кровати – привыч­ка житья-бытья на колесах. Их фургон был тесен до невозможности и явно не подходил для того, чтобы разлеживаться до полудня, не создавая при этом неудобств друг для друга.
Дрожа от холода, в одолженных мужских подштанниках, девушка поспешила в гостиную и, присев на корточки перед камином, стала разгребать пепел, которым она засыпала уголья перед тем, как лечь спать. Положив на них несколько сухих щепок, девушка раздула огонь, и вскоре в камине снова танцевали веселые язычки пламени, распространяя по комнате приятное тепло.
Лэйси вернулась обратно в спальню и натя­нула на себя брюки, рубашку и шерстяные носки. Ботинки покойного ковбоя она еще на свои ноги не прикидывала.
«Эта мужская одежда, оказывается, такая просторная, удобная, – заключила Лэйси, направляясь в кухню, жаль, что нельзя все время оставаться в ней – большая рубашка и широкие брюки скрыли бы от плотоядных взоров мужчин мои формы».
Ей до смерти надоело быть объектом подоб­ного внимания. Лэйси проворно разожгла огонь и в плите тоже. Закрывая крышку коробки со спичками, девушка вспомнила, как смотрел на нее ее новоявленный супруг. Странно, но его взгляды раздражения не вызывали. Наоборот, они про­буждали в ней какие-то смутные желания, вы­зывая сладкое томление где-то глубоко внутри и заставляя трепетать ее юные груди. Она даже тогда невольно прикрыла их руками, чтобы он, не дай Бог, не заметил, что ее это не оставило равнодушной.
– И правильно сделала, – громко произ­несла Лэйси в пустой кухне, ставя на огонь сковороду и кроша туда мелкие кусочки беко­на. – А то привык бегать по шлюхам.
Внутренний голос злорадно перечил ей: «А он считает тебя шлюхой», но эти мысли Лэйси оставила без внимания и продолжала рассуждать дальше: «Если он захочет лечь со мной в постель, то в таком случае ему при­дется держаться подальше от этих женщин. И это еще не все – он должен поухаживать за мной, дать мне возможность получше уз­нать его».
С этой мыслью она поставила на огонь кофейник и с ложкой и стеклянной банкой отправилась в кладовку.
В полном соответствии с предсказаниями Мэтта поверх молока собрался внушительный слой прекрасных желтоватых сливок. Девушка сняла их, в результате чего банка оказалась заполненной почти до краев. Затем она снова накрыла молоко салфеткой.
Пока поджаривался бекон, в одном из ку­хонных шкафчиков Лэйси разыскала мешок с мукой и все, что нужно для приготовления тес­та. На жире от бекона девушка решила поджарить себе лепешки.
Когда, спустя четверть часа, она уминала свой завтрак, запивая еду кружкой отменного, бодрящего кофе, раздался громкий стук в дверь.
– Входите, Мэтт, дверь не заперта, – весе­ло крикнула Лэйси.
Увидев насупленную физиономию Мэтта Карлтона, девушка насторожилась.
– Что случилось? – она даже невольно вскочила.
– Глупая девчонка, – рявкнул он, – Ты что, всю ночь спала с незапертой дверью?
– Да, – тихо призналась Лэйси. – Я просто не привыкла думать о таких вещах. Когда мы жили в фургоне, за всем этим следил отец.
Тон Мэтта смягчился, но лицо его по-преж­нему оставалось серьезным.
– Лэйси, – начал он. – Когда пройдет слух, что здесь проживает одинокая молодая женщи­на, сюда тут же начнет шастать большая часть мужской половины местного населения. И, в основном, по ночам. Днем-то они не осмелятся и близко подойти сюда из-за боязни, что Трэй им ребра пересчитает, как только узнает об этом. А вот в сумерки и ночью… Стало быть, и дро­вами тебе придется запасаться до наступления темноты. А когда ты все приготовишь на ночь, то сразу же запирай двери и никогда никому не открывай, кроме меня. В особенности Буллу или же этой сучке Руби. Я их ни в грош не ставлю, как никого в Маренго.
Девушка даже побледнела, услышав сказан­ное Мэттом.
– Прости, что напугал тебя, но надо, чтобы ты отдавала себе отчет в том, какие неприятности могут подстерегать одинокую молодую женщину, если она ведет себя легкомысленно. Но, если твои двери всегда будут на запоре, тебе здесь ничего не грозит, поверь.
– Спасибо за то, что просветили меня, Мэтт. Я и вправду дурочка во всем, что касается са­мостоятельной жизни. – Взгляд ее потух. – Да, скучновато мне здесь будет все это время.
– Не будет, как только ты познакомишься с кем-нибудь из здешних женщин. Они будут приходить к тебе, а ты к ним. – Взяв кофей­ник, Мэтт стал наливать себе в кружку кофе. Лэйси чуть не сгорела от стыда оттого, что не догадалась сразу что-нибудь предложить ему.
– Кстати, – продолжал он, – сегодня ут­ром ты познакомишься с Энни Стамп. Она придет сюда забрать излишки молока и, навер­няка, принесет тебе хлеб или какой-нибудь пирог.
– Ой, как это мило с ее стороны, – вос­кликнула девушка.
– Здесь так принято, мы же соседи, – Мэтт допил свой кофе и в глазах его заблестели хитроватые искорки: – Ну как, готова ты к первому уроку доения?
Лэйси кивнула:
– Я только немного волнуюсь. Мне до сих пор никогда не приходилось подходить к корове.
– Не волнуйся. Дэйзи – корова спокойная. Самое неприятное, это когда во время дойки они мотают хвостом и задевают им тебя. Есть у них у всех такая привычка – махать хвостом, когда их доят.
Он прихватил с собой ведро, но не такое, как вчера, а другое, и сказал:
– Для дойки используются только эти два подойника. После каждой дойки их тщательно моют мыльной водой и хорошо прополаскива­ют.
Мэтт налил в деревянное ведерко до поло­вины теплой воды из чайника и накрыл его куском материи.
– И еще – перед дойкой необходимо обмыть вымя, – объяснял он. – Коровы не смот­рят, куда им лечь, если отдыхают. Надеюсь, ты понимаешь?
– Думаю, что да.
Мэтт снял с гвоздя на стене старую куртку Джасперса и подал Лэйси, а та без лишних расспросов напялила ее. Так началось одно из самых интересных приключений девушки.
Лишь после трех неудачных попыток она, наконец, уяснила, как правильно браться за соски. Когда в подойник ударила первая упру­гая струя молока, девушка повернулась к Мэтту и лицо ее осветилось широкой улыбкой.
– Научилась!
– Я и не сомневался в том, что ты на­учишься, – казалось, ее веселье передалось и Мэтту.
Когда подойник был наполнен почти до краев, а у Дэйзи больше не осталось молока, Мэтт убрал его и поставил в сторону на сено.
– Пойдем, покажу тебе, где корм для кур, и объясню, по сколько им давать. Кормить их следует два раза в день. Вчера вечером я спе­шил домой и поэтому не взглянул, нет ли там яиц, так что надо на всякий случай посмотреть сейчас. Зимой нужно будет забирать яйца в полдень каждый день, а то они замерзают и лопаются, – Мэтт показал Лэйси, где лежат зерно и овес для лошади. Указав на чердак, он сказал: – Будешь давать им сена столько, сколько нацепишь на вилы за один раз, и добавишь еще немного зерна.
Когда они уходили из сарая, девушка оза­бочена была только одним – как бы ей удер­жать все это в голове.
Вдруг она увидела фургон, подпрыгивающий по мерзлой земле и направляющийся к их кот­теджу.
– А вот и Энни Стамп, – объявил Мэтт, махая рукой ладно сложенной женщине, правя­щей лошадью. – И с ней Франклин и Глори – славные ребятишки.
Лэйси не слушала Мэтта. Все ее внимание было приковано к Энни Стамп.
Гостья с ног до головы была одета во все мужское.
– Лэйси, чего ты так уставилась, это нехо­рошо, – вполголоса заметил Мэтт. – Наша Энни всегда так ходит, разве что только в церковь переодевается.
– А почему?
Мэтт хмыкнул:
– Видимо, потому, что считает себя главой семьи. Ее муженек, Толли, очень тихий человек, но вряд ли Господь Бог смог создать вто­рого такого лентяя, как он. Энни и ее ребятишкам приходится глаз с него не спускать весь день, следить за всем, что бы он ни делал.
Фургон уже въезжал во двор и, натянув поводья, Энни зычно крикнула:
– Тпру!
Едва женщина ступила на землю, она с любопытством стала разглядывать Лэйси.
– Кто же эта симпатичная леди, Мэтт? – спросила она. – Неужели такой старый козел, как ты, наконец решил жениться?
Глаза ее светились иронией.
Губы Мэтта скривились в усмешке.
– Энни, познакомься, это – Лэйси Сондерс. Молодая жена Трэя.
– Что ты говоришь?! – Энни разинула рот от неожиданности. – Вот уж никогда не дума­ла, что этот дикарь все же способен одуматься и жениться.
– Откуда же ты, милая? – обратилась она к девушке. – Не помню, чтобы встречала тебя в наших местах.
Пока Лэйси соображала, что ответить, а что утаить, вмешался Мэтт.
– Лэйси из Джулесберга. Трэй уже давно ухаживал за ней: каждый раз заезжал к ней, когда перегонял стада.
– Боже, но он и словом никогда не обмол­вился об этом. Я даже и не заметила, что он отказался от своих холостяцких привычек.
– Ну, сейчас уж точно откажется, – заве­рил ее Мэтт, одарив Энни мрачноватым взглядом.
– Это конечно… – спохватилась женщина, поняв, что сболтнула лишнее. Зачем молодой жене знать о бурном прошлом ее мужа?
У Лэйси перехватило дыхание, когда Энни произнесла следующее:
– Могу поспорить на что угодно, что Булл и эта жердина Руби не очень обрадовались, ког­да узнали, что Трэй женился. Всем и каждому здесь известно, что старик мечтал, чтобы имен­но Руби стала женой его сына.
Мэтт явно не собирался опровергать это утверждение. Он во всех деталях передал женщине сцену, разыгравшуюся на ранчо по при­бытии туда Лэйси.
– Вот бандиты, – не выдержала та, когда Мэтт закончил свой рассказ, – Это же надо додуматься до такого! Да я бы своих свиней там на ночь не оставила, потому что они бы там враз околели.
– Это уж точно, – согласился Карлтон. – Поэтому-то я и решил привести девушку сюда, в дом старины Джасперса. Пусть поживет здесь до возвращения Трэя. Он приведет в чувство этого старого негодяя, когда вернется.
Внезапно Мэтт сменил тему разговора.
– Энни, вы с Глори отправляйтесь в дом и выпейте там кофе с Лэйси, а мы с Франклином пока погрузим молоко в фургон.
Он улыбнулся четырнадцатилетнему маль­чику, который только что спрыгнул на землю и теперь помогал слезть своей сестренке.
Лэйси провела Стампов в кухню и вдруг ужаснулась беспорядку, царившему в доме: стол был уставлен грязной посудой, плита вся в жиру, а через распахнутую в комнату дверь было вид­но ее расправленное для сушки красное платье. Она молила Бога, чтобы Энни не обратила на все это внимание и у нее не создалось плохого впечатления о ней.
– Вот, пожалуйста, садитесь. – Девушка поставила стул так, чтобы женщина села спи­ной к камину. Я сейчас быстренько приберу, а потом будем пить кофе.
Что же касается Энни, то та если даже и заметила беспорядок на кухне, то виду не подала. Она буквально засыпала Лэйси во­просами.
– Лэйси, а сколько тебе лет? На вид тебе не многим больше, чем моей двенадцатилетней Глори.
– Восемнадцать, скоро уже девятнадцать.
– Ты что, всегда жила в Джулесберге? А родители твои живы?
«Мэтт, где же ты?» – в панике думала де­вушка, не зная, что отвечать. Что о ней люди подумают, если узнают, что она полжизни про­вела на колесах, торгуя с отцом лекарствами из трав. Судя по всему, женщины, которые зани­мались этим, на добрую репутацию рассчиты­вать не могли.
И вдруг рядом как из-под земли появился Мэтт. Ласково, успокаивающе положив руку ей на плечо, он сказал:
– Трэй женился на сироте, Энни. Она по­нятия не имеет о том, как вести хозяйство на ферме или на ранчо. Думаю, что нам предстоит ее всему этому научить.
Все дружно рассмеялись, а Энни Стамп предложила:
– Я с радостью помогу тебе, если хочешь, Лэйси, объясню все, что знаю.
– Спасибо вам, Энни, – благодарно улыб­нулась девушка, разливая кофе и ставя на стол сливки и сахар. – Думаю, что мне не раз при­дется обратиться к вам за советом.
– Мы с Лэйси сегодня чуть попозже соби­раемся в город. Надо бы ей одежды прикупить, более пригодной для ухода за скотиной и пти­цей.
– Я вот что думаю, Мэтт, – сказала Лэйси, размешивая сахар в кофе. – Мне нравятся эти штаны Джасперса и его рубашка. Я лучше буду их носить.
Карлтон сделал вид, что слегка шокирован, а вот Энни одобрительно посмотрела на нее:
– Вот тут ты права, девочка. Куда удобнее, чем все эти женские платья, да и потеплее, пожалуй. Особенно когда на улице мороз и ветер норовит задрать тебе юбку.
– И еще, – продолжала она, – тебе нужна толстая куртка, крепкие ботинки, широкополая шляпа, шерстяной шарф и кожаные перчатки. А платье тебе понадобится для того, чтобы ходить в церковь – как-никак дом Божий.
– Но зимой в эдакую холодину не всякий раз и в церковь пойдешь, особенно когда снегу по колено наметет.
После того как Энни с детьми отправились домой, Мэтт спросил у Лэйси:
– А тебе и правда хочется ходить в муж­ской одежде? Энни ведь только одна здесь такая, которая в ней ходит. И по двум причинам: первая – ей все равно, что люди скажут, а вторая – она все время работает на воздухе.
– Мне тоже придется работать на воздухе, Мэтт. И мне тоже не хочется, чтобы ветер поддувал снизу, – улыбнулась девушка. – Разу­меется, мне не хотелось бы, чтобы люди чесали языками обо мне, не хотелось бы Трэя позо­рить.
Мэтт от души расхохотался.
– Нет уж, девочка, Трэя тебе при всем твоем желании не опозорить. Вот уж действительно кому все равно, что о нем люди скажут. А если эта одежда еще и Буллу не понравится, так Трэй сам тебе посоветует ходить в ней.
– Ладно. Будем считать, что все улажено. Когда вы хотите ехать в город?
– Да сразу же, как только ты процедишь молоко и поставишь его в кладовку.
Когда Лэйси с Мэттом отправились в Ма­ренго, солнце стало делать робкие попытки прорвать пелену облаков. Мэтт оседлал своего вороного жеребца Полуночника, а Лэйси села на гнедую Джасперса.
Гнедая была лошадкой горячей, но умни­цей и послушной. Старик научил ее реагиро­вать на всевозможный свист.
– А в какой части Вайоминга находимся мы? – полюбопытствовала девушка, когда они неспешной рысцой трусили к городу.
– Мы находимся в долине речки Паудер-ривер. Она протекает на северо-восток через весь Вайоминг. Бассейн ее лежит между холма­ми Блэк-Хиллз на востоке и горами Биг-Хорн на западе. А все, что между ними, – равнина, превосходные ровные пастбища.
– Прекрасный край, – сказала Лэйси. На секунду она задумалась, как долго продлится ее житье-бытье среди этой красоты. Вполне воз­можно, что Трэй пошлет ее ко всем чертям, когда вернется из Додж-сити, и неизвестно, где она окажется месяца через два.
Впереди замаячили строения крохотного го­родка, и девушка стала думать совсем о другом. Будут ли они встречаться с другими соседями? И будут ли эти соседи такими же милыми, как Энни, или же равнодушными и заносчивыми, как Руби?
День был субботний, и женщины всей ок­руги приехали в город сделать кое-какие по­купки и обменяться свежими сплетнями. Мэтт и Лэйси въехали в Маренго. Спускаясь с горки перед лавкой бакалейщика, они привлекли вни­мание трех женщин, переходивших улицу.
– Что это за мальчишка с Мэттом? – чуть ли не во весь голос поинтересовалась одна из них.
Их глаза округлились, когда девушка обер­нулась и они сумели разглядеть ее, несомнен­но, женские формы, на секунду четко обрисо­вавшиеся под нарядом Джасперса.
– Никакой это не мальчишка, – прошепта­ла другая. – Это женщина.
– Это точно, Тильда? Но ведь грудь-то под курткой плоская, как стол.
– Просто куртка велика ей, поэтому ничего и не видно.
Они не отрывали взоров от Лэйси и тогда, когда та ступила на деревянный тротуар.
– Не знаю, кто это, – сказала одна из них. – Может, какая-нибудь родственница Мэтта? Не слышала, чтобы у него были род­ственники.
– Давай перейдем улицу и спросим его самого. Он скажет, – сказала та, которую звали Тильдой, и решительно направилась в сторону, где Мэтт и Лэйси вели меж собой довольно серьезный разговор.
– А вот и леди пожаловали, – Карлтон тронул девушку за рукав, едва сдерживая смех. Он тут же понял, что дамы горят желанием узнать, кто такая Лэйси.
После обмена приветствиями он объявил:
– Леди, я хочу представить вам нашу но­вую соседку. Молодую леди зовут Лэйси Сондерс, это жена Трэя. Пока она живет в коттед­же старика Джасперса и останется там до возвращения мужа – он сейчас перегоняет скот.
Ответом на эту тираду было молчание. Леди были огорошены так, что и слова вымолвить не могли: они просто стояли и смотрели на Мэтта. Потом, как по команде, их взоры переметнулись на Лэйси.
Первой опомнилась Тильда.
– Боже мой! Да она же на вид не старше моей пятнадцатилетней. – Женщина сделала благожелательный жест рукой. – Милости про­сим в нашу общину, Лэйси.
Затем она улыбнулась и добавила:
– Всегда приятно увидеть новое лицо. Мы уже так друг другу надоели.
Две другие женщины смехом поддержали Тильду и тоже принялись пожимать руки девушки.
– Могу понять, почему вы не согласились жить под одной крышей с Буллом, – высказа­лась женщина по имени Лоретта.
Лэйси лихорадочно соображала, что бы ей такое на это ответить, но вдруг заметила, как к ним направляется Булл Сондерс собственной персоной. Не замечая ее, скорее всего даже не узнав ее в мужском одеянии со спрятанными под шляпой волосами, он прямо подошел к Мэтту.
– До меня дошли слухи, что ты решил приютить эту маленькую шлюшку? Хотелось бы знать, чего это она вдруг поперлась к тебе?
Мэтт готов был испепелить его взглядом.
– Да ты в двух случаях ошибся, ублюдок несчастный, – в тон ему ответил он. – Первое: Лэйси не шлюха, и второе – ко мне она не приходила. А теперь, хочешь, я расскажу этим двум леди, почему она вынуждена жить в кот­тедже старика Джасперса? Ты действительно хочешь, чтобы все знали, как все было на са­мом деле?
И тут из Булла Сондерса улетучился весь запал. Какое-то время он еще продолжал пристально и с ненавистью смотреть Мэтту прямо в глаза, наверное, из желания смутить его, но Мэтт ни на секунду не отвёл глаз и выдержал злобный взгляд Булла. Тогда тот, резко повернувшись на каблуках, зашагал прочь, бормоча проклятия.
Карлтон посмотрел на Лэйси, на ее белое от страха и стыда лицо и тронул ее за локоть.
– Вы уж извините нас, леди, – поспешно обратился он к женщинам, – но нам действительно недосуг – надо еще покупки сделать.
Дамы преувеличенно дружелюбно помахали девушке, не забыв пригласить ее к себе в гости. Та улыбнулась им в ответ, благодарная за то, что они хоть как-то подняли ее настроение. Скорее всего, ее соседи не поверили ни едино­му слову из того, что здесь наговорил Сондерс.
– Какая же низкая дрянь, – сквозь зубы процедил Мэтт, открыв дверь магазина и пропуская вперед Лэйси. – Мне еще несколько лет назад следовало бы всадить в него пулю.
Девушка хотела было спросить о причинах столь давней вражды между ними, но хозяин магазина вышел приветствовать Карлтона, на­рушив тем самым ход ее мыслей.
– Чем могу служить, друзья? – спросил Эрвин Дулитл. Мельком взглянув на Лэйси, он, словно спохватившись, пригляделся к ней вни­мательнее. – Боюсь, мне следовало сказать «молодая леди».
Мэтт повторил все уже сказанное им Энни Стамп и троим женщинам на улице. Реакция хозяина магазина вряд ли отличалась от реак­ции других ее новых знакомых.
Девушка уже не сомневалась в том, что ее свекра нигде нормально не воспринимали.
– Лэйси – девушка городская, Эрвин, и ей нужна теплая одежда для жизни на ранчо, – пояснил Мэтт, когда Эрвин наконец закончил бурное выражение сочувствия Лэйси с достаточно резкими выпадами в адрес Булла Сондер­са. – Нам нужно купить женское теплое ниж­нее белье, шерстяные носки, несколько брюк, рубашки, шляпу, пару ботинок и куртку из овчины. И еще – как это я чуть не забыл? – ей нужно платье, чтобы ходить в церковь.
Девушка потянула его за рукав.
– Это много, – зашептала она. – Трэй будет недоволен. Он подумает, что я – вымогатель­ница.
– Черт возьми, Лэйси, это же, в конце концов, не траты на разные там женские безделицы. Ты ведь покупаешь лишь самое необ­ходимое из одежды, так что давай-ка выбирай все, что необходимо.
– Ладно, если вы так считаете, – согласи­лась она, все еще не до конца уверенная в том, что он прав. Лэйси прошла к большому столу, на котором стопками лежали рубашки, и стала искать среди них маленькие размеры.
– А вы поищите вон там, на другом столе, где одежда для мальчиков, – посоветовал ей Эрвин. – Там вы свой размер скорее отыщете.
Отметив, что хозяин прав, она направилась туда, и не прошло часа, как девушка выбрала четыре рубашки, три пары прочных брюк не­броского цвета, шляпу, ботинки и куртку.
Она уже пересмотрела не один десяток платьев, когда к ней подошел Мэтт и стал рядом.
– Вот это, шерстяное, – посоветовал он. – Красный цвет тебе идет.
По его глазам Лэйси поняла, что он ее поддразнивает. Лэйси вспыхнула, поняв, что он намекал на ее красное куцее платьишко, в ко­тором она впервые предстала перед ним.
Следовало признать, что это шерстяное платье имело мало общего с ее прежним крас­ным. У этого были: высокий, белый, кружев­ной воротник, такие же манжеты, а посередине узкого лифа ряд красивых стеклянных пуговиц. Широкая, пышная юбка доходила до самого пола. Ничего не скажешь – платье было дей­ствительно прелестным и к тому же в меру строгим.
– Мне нравится, – сказала Лэйси и сняла платье с вешалки.
Когда они со всем, что было выбрано, на­правлялись к прилавку, Мэтт сказал:
– Я заметил, как ты приглядывалась вон к тому материалу. Может быть, хочешь что-то для себя сама сшить?
– Ох, да что вы! Я просто подумала, что из него вышли бы неплохие занавески для окон коттеджа.
– Это верно. У Джасперса никогда не было занавесок на окнах, – сказал он. – Иди и купи. Занавески должны быть, незачем, чтобы на тебя пялились все кому не лень.
Девушка представления не имела, сколько ярдов ей потребуется на два окна. Не знал этого и Мэтт. Зато Эрвин знал. После недолгого раздумья он тщательно отмерил нужное количество выбранного Лэйси ситца, усеянного го­лубыми и белыми цветочками.
– А у вас нитки с иголками есть дома? – на всякий случай осведомился хозяин магазина, заворачивая материю в коричневую бумагу. Когда девушка отрицательно помотала головой, он извлек из-под прилавка упаковку иголок и катушку белых ниток.
– Большое спасибо тебе за помощь, – по­благодарил Эрвина Карлтон, когда все покупки были упакованы. – Вы как-нибудь с Нэлли за­гляните и посмотрите, что за занавески со­орудит из этого Лэйси.
– Разумеется, заглянем. Во всяком случае, Нэлли. У меня, к сожалению, не так много времени, не очень-то по гостям походишь.
– Он ужасно милый, правда? – восторжен­но сказала девушка, когда они вышли из мага­зина и стали грузить покупки на своих лоша­дей.
– Да, он и Нэлли – очень приятные люди, – подтвердил Мэтт, помогая Лэйси усесться на гне­дую. – Увидишь, большинство соседей в здешней округе – люди что надо, трудяги.
По дороге домой Лэйси молила бога о том, чтобы он дозволил ей подольше пожить среди этих людей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очарование нежности - Хесс Нора



Не понравилась главная героиня,злая и дурная девка. Пока не изломала мужика-не успокоилась.
Очарование нежности - Хесс НораСветлана
6.07.2011, 0.53





Роман хороший! Полегче, чем другие произведения этого автора! Нет насилия над героиней, что порадовало. Все хорошо, только конец скомкан.
Очарование нежности - Хесс НораЛика
6.01.2012, 22.09





Мне все очень понравилось. Советую прочитать.
Очарование нежности - Хесс НораАлена
19.01.2013, 23.47





Так неплохой роман , но концовка меня убила , весь роман страдали , и она и он , а в конце так , типа , люблю тебя ты не знала ? Хотелось чего-то нежного хоть в конце , не вышло :( И главная героиня до конца упёртая какая-то ....6 баллов
Очарование нежности - Хесс НораВикушка
29.06.2013, 14.30





Очень милый роман. Не согласна с мнениями о главной героине. Надо понять ее воспитание: кочевая жизнь с отцом без матери, отсутствие образования и глупость, родная сестра юности. Да и кому понравится, когда муж "дружит" с певичкой из салуна и пропадает там длительное время. Читала с интересом.
Очарование нежности - Хесс НораВ.З.,66л.
13.01.2014, 9.00





Интересный роман, читайте.
Очарование нежности - Хесс НораКэт
22.05.2014, 19.51





Читала с упоением.Главные герои просто прелесть.Тем,кто любит легкие романы,тем обязательно понравится.10
Очарование нежности - Хесс Норасвет лана
21.08.2014, 11.22





Почитать можно,но героиня бесила немного.притом,что жила на деньги мужа,не пускала его в дом.как то неправдоподобно.сама то бродяжка.5/10
Очарование нежности - Хесс НораТаТьяна
24.10.2014, 11.39





Почитать можно,но героиня бесила немного.притом,что жила на деньги мужа,не пускала его в дом.как то неправдоподобно.сама то бродяжка.5/10
Очарование нежности - Хесс НораТаТьяна
24.10.2014, 11.39





Мне роман скорее Не понравился.Героиня считает себя гордой,воротит нос от героя,но тем не менее это не мешает жить за его счет,отдаваться без сопротивления,считает себя умной,у неё штаны не застигаются,а она так и не поняла,что беременна. Ужас.Герой вообще убил,пол книги только шлюхой и называл,а потом кричал во все углы что любит ( только героиня не знала) ,а сам по месяцу к ней не заявлялся,хотя у неё чужой мужик в хибарке из 3х малюсеньких комнат живет,то у любовнице бывшей обитается,вообщем Ужас Откуда вдруг любовь между героями взялась вообще не понятно. А история с певичкой и ее воссоединение с любящим мужем вообще отпад.Слабенький и не умненький романчик.Всё.
Очарование нежности - Хесс Норас
2.07.2016, 23.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100