Читать онлайн Магия страсти, автора - Хесс Нора, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия страсти - Хесс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия страсти - Хесс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия страсти - Хесс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хесс Нора

Магия страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 15

В это утро Фэнси встала чуть свет, чтобы приготовить ко Дню Благодарения индейку с кукурузным гарниром.
Два дня назад Зеб ходил на охоту и подстрелил двух диких индюшек, меньшую из которых отдал Фэнси. Это была самка, и поэтому ее мясо отличалось большей нежностью, нежели крупная двадцатифунтовая, оставленная стариком для лесорубов. Четырнадцатифунтовой индюшки вполне хватит для всей четверки – Тоду, Ленни, Чансу и самой Фэнси – и для двоих гостей – Питеру и Клэренсу, так называемым братьям.
Она надеялась, что два пирога с тыквой, которые уже стояли в кладовой, получились удачно. Фэнси сначала не планировала их печь, но когда старший сын фермера привез в понедельник молоко, яйца и масло, он еще и подарил ей большую тыкву.
– Мама подумала, что вы, может быть, захотите испечь на День Благодарения пирог, – застенчиво сказал он.
Занимаясь приготовлением индейки, Фэнси испытывала смешанные чувства. Этот праздник будет первым после смерти отца, но в то же время она должна была благодарить Бога за то, что Тод избежал гибели в быстрых водах Пьюджет-Саунд, унесших его родителей. Нельзя было сказать, что она довольствовалась своей теперешней жизнью, но не стоило Бога гневить – они все живут в теплом доме и у них много еды.
Правда, тяжело было сознавать, что за все это нужно было благодарить не только Бога, но и Чанса Доусена. И это казалось ей несправедливым. Ведь если бы он оставил ее в покое и не заставил потерять работу, она бы спокойно жила в своем доме. По крайней мере, ей не пришлось бы все время находиться в состоянии постоянного напряжения, стараясь избегать этого человека.
«Иногда избежать его бывает совершенно невозможно», – подумала она, раскладывая индейку на сковороде, взятой на время из столовой Зеба. Казалось, всякий раз, когда она оборачивалась, Чанс оказывался поблизости. Как будто бы он следил за ней и искал подходящего момента, чтобы наброситься на нее. Ей хотелось, чтобы он больше времени проводил со своими лесорубами, занимался своим делом, а не путался у нее под ногами.
Поставив индейку в печь, Фэнси налила себе чашку кофе и присела к столу.
За окном восходящее солнце, разбрызгивая свои лучи, осветило верхушки деревьев, и все вокруг, запорошенное свежевыпавшим снегом, засверкало мириадами жемчужных искр. А на снег нынешняя зима была щедра. Белый покров вырастал за ночь на два-три дюйма.
Минуло еще часа два, в течение которых Фэнси убрала в гостиной, переоделась, причесала щеткой свои густые волосы, которые, будучи распущенными по спине, достигали талии.
Она чистила картофель, а поджаривающаяся индейка распространяла по всему дому аппетитный аромат, когда на кухню, потягивая носом, вошел Чанс.
– Пахнет очень вкусно. Я не вдыхал такой запах с тех пор, как умерла моя мать.
– Я еще маленькой была, когда меня Мэри научила разделывать и запекать индейку, – сказала Фэнси, с грустью вспоминая те дни, когда сестра еще не вышла замуж и жила в доме отца.
– Знаешь, когда-нибудь ты станешь кому-то прекрасной женой, – то ли в шутку, то ли всерьез произнес Чанс.
Фэнси прикусила язык, чуть было не высказав, что после того, как он так беззаботно лишил ее девственности, у нее мало шансов выйти замуж за приличного мужчину, а если она не сможет выйти замуж за достойного человека, то лучше тогда остаться старой девой до конца жизни. Она бросила на него испепеляющий взгляд и продолжила чистить картофель.
– Почему такой злой взгляд?
Он подошел и встал рядом с нею.
– Да? А я не знала, что у меня такой взгляд.
– Думаю, что знала. Разве ты не собираешься когда-нибудь выйти замуж?
– Нет. Если у меня будет возможность выбирать только среди неотесанных лесорубов.
– А чем тебе не нравятся лесорубы? – Доусен хмуро взглянул на нее. – Я один из них.
– Совершенно верно, – резко бросила Фэнси и быстро прошла мимо него к плите, чтобы проверить индейку.
– Ты хочешь сказать, что никогда не выйдешь замуж за неотесанного лесоруба?
– Именно так.
Фэнси открыла дверцу печи и вытащила индейку, жарившуюся в собственном соку.
– Ты сегодня явно не в настроении, как я понимаю. – Чанс сердито посмотрел на нее. – Что бы я ни сказал, тебе все не нравится. Она лишь пожала плечами.
– Скажи, как ты собираешься найти в этом лесу настоящего джентльмена?
– Я совсем не собираюсь искать его здесь, – коротко ответила она.
– Хотелось бы мне увидеть этого замечательного человека, когда ты встретишь его.
– Ты был бы последним, кому бы я его представила. – Фэнси захлопнула дверцу печи и выпрямилась. – В любом случае, он будет не из этих мест, так что вряд ли ты когда-нибудь увидишь его.
– Итак, ты решила, что Тод не должен связывать тебе руки? – Чанс внимательно наблюдал за выражением ее лица.
– Ты напрасно надеешься на это. – Она сверкнула в его сторону гневными глазами. – Я никогда не перестану заботиться о сыне моей сестры, и ты можешь выбросить эту мысль из своей головы.
– Но ты будешь жить здесь со мной, хочешь ты этого или… – Он внезапно замолчал.
Как началась эта глупая ссора? С чего? Войдя на кухню, он был в прекрасном настроении и лишь сказал, что очень вкусно пахнет. А через пять минут они уже разругались и готовы были разорвать друг друга на мелкие кусочки.
Но в любом случае, ссору пришлось прекратить. На кухню вошел Тод, а между Фэнси и Чансом существовал договор: никогда не ругаться в присутствии ребят.
Она заставила себя улыбнуться, и как ни в чем не бывало весело шутила с мальчиком, но Чанс продолжал оставаться мрачным. Он не находил себе места, шатаясь из комнаты в комнату. Наконец, отчаявшись, Фэнси потихоньку шепнула Тоду:
– Почему бы тебе не попросить дядю Чанса помочь тебе и Ленни лепить снеговика?
Легкая усмешка тронула губы девушки, когда она услышала, как Доусен пытался отговориться: мол, на улице слишком холодно, и лучше остаться дома, приготовить попкорн. Но Тод и Ленни не отставали от него, канюча, что им очень хочется слепить снеговика. И Чанс, в конце концов, сдался.
Когда все трое оделись и стояли уже на выходе, Доусен ворчливо спросил:
– Признавайтесь, ребята, кому из вас пришла в голову эта дурацкая идея слепить снеговика?
– Никому из нас, – засмеялся Тод, натягивая теплую шапку на свою курчавую голову. – Это тетя Фэнси придумала.
– Я должен был об этом догадаться! – Чанс мрачно взглянул в сторону кухни, где находилась эта зловредная тетя.
А когда она вышла проверить, как мальчики одеты, он уловил на ее лице злорадную усмешку и, уходя, так хлопнул дверью, что стены задрожали.
– Как тебе нравится, когда тобой управляют, мистер Хвастун? – пробормотала Фэнси, продолжая посмеиваться.
Наконец, она оставила ненадолго кухню, чтобы заправить постели. Там, где спали они с Тодом, возиться долго не пришлось. Но постель Чанса выглядела так, словно там проходило сражение. Простыни были скомканы, а одеяла валялись на полу. Похоже, Чанс полночи крутился, мучаясь от бессонницы.
Питер и Клэренс явились ровно в три часа: на это время Фэнси пригласила их на обед. Питер, как более общительный, витиевато поприветствовал хозяев и вручил им бутылку вина.
– Послушай-ка, похоже, это домашнее вино? – удивился Чанс. – Где вы его взяли?
– Мы сами приготовили его из дикого винограда, который собрали на склонах гор прошлым летом, – ответил Клэренс. – Оно довольно крепкое, его надо пить осторожно, а то окажешься под столом, в то время как мы будем вкушать вкуснейшую индейку, от одного запаха которой уже сейчас текут слюнки.
– Не беспокойся, мне известно, что представляет из себя виноградное вино, – засмеялся Чанс. – Так что, будьте уверены, я буду осторожен. Пойдемте-ка поскорее в гостиную и выпьем по стаканчику, пока Фэнси будет накрывать на стол.
– Я останусь здесь и помогу ей, – спокойно сказал Питер.
– Ты можешь идти, Питер, – улыбнулась она. – Я справлюсь сама.
– По крайней мере, я помогу тебе достать индейку из печи. Она, должно быть, довольно тяжелая.
Когда Фэнси согласилась, что индейка действительно тяжеловата, у Чанса на лице появилось удивленное выражение. Он почувствовал себя неловко. Неудивительно, что она считает его неотесанным! Действительно, такой и есть. Трудно было догадаться, что женщине нужна помощь в приготовлении праздничного обеда, что ей тяжело доставать из печи большую индейку?
– Видишь, что происходит с мужчиной, который привык общаться с одними проститутками, – проворчал внутренний голос Доусена. – Такой мужчина становится грубым и неотесанным и быстро теряет способность быть внимательным и чутким.
Чанс задержался на минуту, не зная, что ему делать, но так как Фэнси и Питер не обращали на него никакого внимания, он вздохнул и последовал за Клэренсом в гостиную.
– Ну, что мне делать? – Питер засучил рукава рубашки. – Я привык работать на кухне.
– Можешь приготовить пюре из картофеля?
Фэнси улыбнулась, обратив внимание на отутюженные брюки, рубашку и до блеска начищенные ботинки. Она и раньше замечала, что Питер и Клэренс отличались особой аккуратностью среди неженатых лесорубов. Эти двое меняли рубашки и брюки через день, и от них никогда не пахло потом.
– Ты приехал в эти края с востока, не так ли Питер? – спросила девушка, подавая ему деревянный пестик для приготовления картофельного пюре. – Каким ветром тебя занесло сюда?
– Я изучал медицину в Нью-Йорке, когда познакомился с Клэренсом. Меня… исключили из колледжа, после того, как мы начали жить вместе. Вот и пришло решение уехать на северо-запад, где никому ничего не было известно об этом скандале.
– И вам нравится жить здесь?
– Да, очень. В основном, из-за того, что здесь человеку дают жить так, как он хочет.
Как это важно, подумала Фэнси, желая от всей души, чтобы у нее тоже появилась возможность жить так, как ей хочется. И тогда бы она ни в коем случае не зависела от Чанса Доусена.
Когда Питер закончил с приготовлением пюре, девушка вручила ему две тряпки, чтобы достать из печи индейку.
– Если ты разделишь птицу на порции, то остальное я уже сделаю сама.
Через несколько минут стол был накрыт, и Фэнси позвала всех обедать. Гости в один голос нахваливали кулинарные способности хозяйки, а она только краснела от удовольствия.
– Как тебе повезло, Чанс, что Фэнси тебе готовит, – заметил Питер, подкладывая себе еще кусок бисквита.
Она взглянула на Доусена и уловила на его лице двусмысленную ухмылку.
– Да, действительно, – с важным видом протянул хозяин дома. – Мне повезло, что Фэнси живет со мной.
В этот момент ей так захотелось треснуть его чем-нибудь тяжелым. Она понимала, что он имел в виду, заявляя это. Он хотел дать понять гостям, что она не только ему готовит, но и спит с ним в одной постели.
Но «братья» либо не поняли намек Чанса, либо сделали вид, что не поняли. В адрес Фэнси они то и дело рассыпали комплименты, а после того, как на столе появился пирог из тыквы, все просто онемели от восхищения.
– Как давно мы не сидели вот так, по-семейному, за праздничным столом! – произнес Питер, когда обед подошел к концу.
– Ну тогда вы должны прийти к нам на Рождество, – улыбнулась хозяйка.
– Спасибо, Фэнси. Мы были бы очень рады, – ответил Питер, а Чанс согласно кивнул головой. – Я помогу тебе убрать посуду, а потом мы уйдем.
– Я сам помогу ей разобраться с посудой, – сказал хозяин.
Фэнси даже рот от удивления раскрыла после такого заявления.
Когда гости ушли, хозяин с хозяйкой принялись убирать со стола. Тод и Ленни тоже энергично взялись помогать, но реальной помощи от них было мало – больше путались под ногами.
После того, как порядок был наведен, племянник напомнил Чансу о его обещании отвести ребят в гости к супругам Даниэльсам, чтобы поиграть с их детьми.
Услышав это, Фэнси затаила дыхание: ей очень хотелось, чтобы Чанс согласился. Она устала, отстояв весь день у печи, и мечтала о теплой мыльной ванне, которую намеревалась принять в большом корыте, висевшем на крючке в кладовой. Если Чанс с ребятами уйдет на пару часов, то она устроит себе настоящий праздник.
С явной неохотой Доусен все же согласился.
Как только Фэнси осталась дома одна, она принесла корыто на кухню и, закрыв дверь на засов, налила теплой воды.
Но только она намылилась своим розовым мылом и неспешно начала смывать пену с плеч, как в дверь постучали.
– Это я, Фэнси, – позвал Зеб. – У меня кончился сахар. Ты не можешь дать мне немного?
– Зеб, а ты не можешь прийти чуть попозже? – крикнула она. – Я принимаю ванну.
– Конечно. Это не так срочно.
Однако не прошло и пяти минут, как на крыльце опять послышались шаги старика. «Должно быть, ему все же срочно нужен сахар», – подумала она и, снимая со спинки стула халат, вылезла из корыта.
Хорошо, хоть полчаса удалось побыть одной. В этом доме трудно найти уединение.
Подпоясавшись, Фэнси открыла дверь и отпрянула от неожиданности. На крыльце, улыбаясь, стоял Гил Хэмптон. Его глаза восхищенно оглядывали ее фигуру, вырисовывавшуюся под халатом, и лицо его осветилось довольной улыбкой.
– Ты прекрасна! – произнес он.
– Гил, ты не должен сюда приходить! – воскликнула Фэнси. – Чанс разозлится, если увидит тебя здесь.
– Ну и пусть. Он всегда злится из-за чего-нибудь. А кроме того, в поселке все говорят, что ты не его женщина, и поэтому к тебе могут приходить в гости мужчины.
– Я не его женщина, но я нахожусь в полной зависимости от него из-за моего племянника. Если он увидит тебя здесь… я тут стою перед тобой в халате… Он объявит всем, что я падшая женщина, и что я не должна заниматься воспитанием Тода.
– Если он имеет над тобой такую власть, значит, в некотором смысле, ты – его женщина.
Фэнси отрицательно покачала головой.
– Возможно, со стороны это так и кажется, но пока я живу под его крышей, я должна следовать его правилам. Мне очень дорог мой племянник, поэтому я вынуждена пока мириться с таким положением вещей.
– Ты, вероятно, не принадлежишь Доусену, – сказал Гил, – но всем в поселке известно, что он очень этого хочет. Когда наши мужчины собираются вместе, они только об этом и говорят. Смеются, что до твоего приезда он мог иметь здесь любую женщину.
– Возможно, поэтому он и хочет меня! Он относится к тому типу мужчин, которые всегда стремятся к недостижимому.
– Нет, не совсем так. – Гил коснулся пальцем ее щеки. – Он хочет тебя независимо ни от чего.
Все неженатые мужчины в поселке и половина женатых хотели бы назвать тебя своей женщиной.
– Включая тебя, Хэмптон. – Чанс незаметно подошел к крыльцу.
Сердце Фэнси учащенно забилось. Прошло несколько напряженных мгновений, прежде чем Гил обернулся и спокойно ответил:
– Может быть. Но тебя это совершенно не касается.
– Меня это очень даже коснется, если мой племянник будет вынужден таскаться по всему северо-западу из одного поселка в другой.
Хэмптон проигнорировал оскорбительное замечание Чанса и, улыбнувшись, протянул Фэнси тарелку, покрытую салфеткой, которую все это время держал в руках, и которую, разволновавшись, девушка даже сразу не заметила.
– Большая Мирта попросила отнести тебе пирог, который она испекла специально для тебя.
– Как приятно! – Фэнси взяла у него тарелку. – Поблагодари ее за меня, хорошо?
– Конечно, обязательно. – Гил улыбнулся ей, приветственно подняв руку, а затем прошел мимо Чанса, с нарочитым презрением засунув руки в карманы и насвистывая веселую мелодию.
Взбешенный Доусен пробормотал ругательство и, закрывая за непрошеным гостем, хлопнул дверью.
– Ты всегда открываешь дверь посторонним в халате, под которым ничего нет?
– Я думала, это Зеб. Он уже приходил за сахаром и обещал вернуться.
– Хотелось бы мне поверить этому! – сказал Чанс, подозрительно оглядывая ее. Взгляд его задержался на груди – сквозь тонкую ткань халата проступали бугорки сосков.
– Мне совершенно безразлично, веришь ты этому или нет. – Фэнси круто повернулась и направилась в спальню. – Мне нужно одеться.
В глубине души он понимал, что она говорит правду. Фэнси всегда была открытой и честной. Иногда слишком уж честной, до боли правдивой.
– Фэнси, – окликнул он, идя за ней. – Я не должен был говорить этого. Я знаю, что ты не лжешь. – Он заступил ей дорогу и взял за руку. – Неужели мы не можем прекратить наши ссоры и жить мало-мальски мирно?
Если бы он действительно так думал! Девушка грустно взглянула на него из-под полуопущенных ресниц. Она тоже устала от того, что у него постоянно менялось настроение, и что ей приходилось следить за каждым своим словом, опасаясь очередной ссоры.
Легкая улыбка тронула ее губы.
– Ты думаешь, это возможно? – спросила она. – Мы ведем себя, как два враждебных бульдога.
– Я думаю, это возможно, Фэнси. – Чанс взял ее за вторую руку и привлек к себе.
Она ощутила жар его ладоней на своих руках, и сердце ее учащенно забилось. Фэнси взглянула ему в лицо и вздрогнула, уловив еле сдерживаемое желание, светившееся в его глазах. И внезапно ей захотелось, чтобы он поцеловал ее. Легкое облачко нежности озарило ее лицо. Она ждала. И уже не сопротивлялась, когда Чанс с тихим стоном обнял ее за талию и крепко прижал к себе. Его губы прильнули к ее губам.
Фэнси не сопротивлялась, когда Чанс подхватил ее на руки и, не прерывая поцелуя, понес в спальню. Поставив ее на пол, он развязал пояс халата и освободил ее плечи. Шелковая ткань с тихим шорохом упала к их ногам.
Он тихо засмеялся, когда она инстинктивно прикрыла грудь руками, и осторожно убрал ее руки. И его буквально ослепила красота точеного тела. Горло перехватило, язык одеревенел.
Его горячий страстный взгляд загипнотизировал Фэнси, и она продолжала беспомощно стоять перед ним, позволяя ему наслаждаться видом своего молодого стройного тела. И когда он вдруг припал к ее груди, она не сопротивлялась, не оттолкнула его, а лишь тихо застонала. Вздрагивая под его поцелуями, она забыла про все на свете, слабея от нараставшего в ней желания.
Когда Чанс наконец поднял голову и вопросительно взглянул ей в лицо, в широко распахнутых синих глазах Фэнси читалось молчаливое согласие. Он подхватил ее на руки и, положив на постель, опустился рядом.
Тихие стоны слетали с ее губ, когда он снова стал покрывать поцелуями ее грудь. Затем его губы опустились ниже, как бы вкушая каждый дюйм ее тела. У нее замерло дыхание, когда его губы достигли ее бедер.
– Не сдерживай себя, моя маленькая лисичка, – ласково прошептал он. – Дай волю своим чувствам.
Не в силах произнести ни слова, Фэнси отрицательно качнула головой. Она понимала, что не должна терять над собой контроль. Она даже не представляла, что могут быть такие проявления любви к женщине. Но когда мужчина продолжил свои ласки, она уже не в силах была сдерживать своей страсти, жаркой волной накатившей на нее. Фэнси со стоном выдохнула его имя, и ее пальцы вцепились в его сильные, мускулистые плечи.
Наконец она замерла, совершенно обессиленная, не смея пошевелить даже пальцем. Пристально глядя на нее, Чанс встал и торопливо начал сбрасывать с себя одежду. Рывком стянув с ног сапоги, он не хотел даже на миг отрывать глаз от Фэнси. Она же плохо его видела, следя за его движениями затуманенным взором. Комната поплыла и закружилась.
Доусен подошел к постели.
– Ты только взгляни, как я тебя хочу, Фэнси. Пожалуйста, потрогай и поласкай его, – хрипло произнес он.
Она не сразу поняла, о чем он ее просил. Но в этот момент она была готова для него сделать все, что угодно. Она протянула руку и погладила его твердую плоть. Но это длилось всего мгновение.
Он слишком долго хотел ее и слишком долго ждал этой минуты. Фэнси раздвинула ноги, чтобы принять его в себя, и он медленно вошел в нее.
Их бедра сомкнулись, и реальность утратила свои очертания – все вокруг превратилось в сумасшедшее, граничащее с полуобморочным состоянием сновидение. Их тела слились. Ее светлые волосы смешались с его темными. Ноги женщины обвили талию мужчины, а ее руки вцепились в его плечи. Спинка кровати вдруг застучала в стену. Стоны и вздохи наполнили спальню.
Когда дыхание Чанса почти восстановилось, он приподнялся на локте и улыбнулся, глядя ей в глаза. Она обессиленно подняла свою руку и погладила морщинки вокруг его глаз, образовавшиеся от солнца и ветра. Она обожала эти морщинки, когда он улыбался.
Чанс нежно погладил ее по щеке и убрал пряди волос со лба.
– Я чувствую себя так, словно только что побывал на небесах, – хрипло прошептал он.
Когда Фэнси согласно кивнула, веселая улыбка тронула уголки его губ.
– Скажи мне, ты разве не хочешь, чтобы мы были вместе всегда – и днем, и ночью?
И прежде чем Фэнси успела с улыбкой согласиться, следующие его слова разрушили ее надежду, что он имел в виду женитьбу.
– Мы вернем Тода в комнату Ленни, а эту спальню займем сами. – Он поцеловал ее в нос. – Мы прекрасно проведем здесь время. Думаю, наша страсть продлится долго. Может, год или даже больше. Как ты думаешь? – Он погладил пальцем ее подбородок.
Она изо всех сил старалась, чтобы губы у нее не задрожали и чтобы не взорваться от возмущения. Уж если бы она сейчас заговорила, то сказала бы все, что думала о его отвратительной самоуверенности. Она все равно никогда не согласится стать его проституткой.
Стараясь сохранить бесстрастное выражение и опустив ресницы, чтобы скрыть свой гнев, она ответила, как ей казалось, обычным голосом:
– Не думаю, что это удачная мысль. В конце концов, ничего особенного не случилось: короткая вспышка страсти. Если мы не любим и не уважаем друг друга, наши отношения могут и недели не продлиться.
Чанс открыл было рот, чтобы заверить ее, что она не права.
– Я не хочу, чтобы это снова произошло между нами, поэтому я вернусь спать в свой дом.
– Да ты что, в своем уме, Фэнси? Неужели ты серьезно это говоришь? – запротестовал он, когда она отодвинулась от него. – Разве ты забыла о женщине, которая заглядывала к тебе в окна?
– Она не сможет войти, если двери будут закрыты на засов, а окна – на жалюзи.
Фэнси встала и обнаженная направилась к шкафу.
– Я все равно не верю, что ты говоришь серьезно, – хрипло произнес Чанс, наблюдая, как она облачилась в кружевное белье.
Его снова охватывало возбуждение.
– Уверяю тебя, это совершенно серьезно, – ответила она, надевая панталоны, а затем лифчик. – Я не могу спать с тобой в присутствии Тода, даже если бы сама хотела этого. Мальчик знает, что так нельзя, и он потеряет ко мне всякое уважение.
Чанс молчал, а Фэнси, надев платье, села, чтобы натянуть на свои маленькие стройные ножки чулки и кружевные подвязки. В нем росли злость и негодование. Она направилась было к выходу.
– Я знаю, о чем ты думаешь. Ты ждешь, что я предложу тебе выйти замуж, желая сохранить тебя возле себя. Но ты ошибаешься, дамочка. Еще не родилась на земле та женщина, которой удастся окольцевать меня.
Фэнси ничего не ответила и открыла дверь.
– Да и не так уж ты и хороша в постели! – крикнул он ей вдогонку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Магия страсти - Хесс Нора



отлично
Магия страсти - Хесс Нораира
10.08.2011, 12.47





Абсолютно не впечатлило. Ни одного момента берущего за душу.
Магия страсти - Хесс НораАлиса
15.05.2012, 0.28





ерунда
Магия страсти - Хесс НораОля
20.07.2012, 2.51





А мне очень понравилась книга! Такая жизненная, душевная, очень хорошо прописаны характеры героев, отлично описана атмосфера, интересный сюжет. В своем роде она очень хорошая и мне запомнилась ;) почитайте, не пожалеете ;)
Магия страсти - Хесс Нораслава
31.08.2014, 23.53





Не совсем то ,что я ожидала , но прочесть можно
Магия страсти - Хесс НораВикушка
3.09.2014, 0.42





В принципе неплохо.Простовато,правда,но и герои в романе простые.
Магия страсти - Хесс НораМарина*
3.09.2014, 2.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100