Читать онлайн Горная роза, автора - Хесс Нора, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горная роза - Хесс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горная роза - Хесс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горная роза - Хесс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хесс Нора

Горная роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Небо на востоке только что порозовело, когда Чейз проснулся. Хотя тело его было еще расслабленным от недавней физической близости с женщиной, но голова была ясной. Открыв глаза, он задал себе снова тот сложный вопрос, который не давал ему заснуть всю ночь.
Что, черт возьми, он должен сделать с Рейган? Как поступить?
Он должен что-то предпринять, и как можно скорее. Даже сейчас мысли о ней волновали его тело и душу. Он протер глаза. Может быть, ему следует увезти ее в какой-нибудь большой город и устроить в один из пансионов, где она научится светским манерам, и это поможет ей найти состоятельного мужа. Городской мужчина более спокойно посмотрит на тот факт, что он не первый у нее. Конечно, у нее не будет проблем с поклонниками. Рейган от рождения так красива и изящна, словно имеет знатное происхождение. Даже в изношенном старом платье, с голыми ногами она выглядела, как королева, когда двигалась по дому, выполняя дела, отнимающие у нее весь день.
Чейз вдруг понял, почему Рейган не уезжает отсюда. Она будет очень несчастлива вдали от того окружения, к которому привыкла, словно пойманное в клетку дикое животное, переселенное в чужое место, где дома переполнены, улицы кишат экипажами и людьми, снующими туда-сюда, сталкиваясь друг с другом. Радостный блеск исчезнет из ее глаз, сделает их безрадостными и несчастными.
Он сел на кровати и свесил ноги, потянувшись за одеждой. Из любого положения есть выход, и он намерен искать его.
Рейган встала бледная после бессонной ночи. Она поднялась, умыла лицо, смыла запах Чейза со своего тела. Медленно прошла через зал на кухню, скривившись от боли в низу живота.
Она была полна стыда и гнева. Поддавшись физическому влечению к Чейзу, она стала похожей в его глазах на всех других женщин, с которыми он спал. Девушка разожгла огонь в кухонной плите и поставила кофейник, стараясь не шуметь. Она не хотела будить Чейза и Джеми, потому что была не готова предстать перед ними.
Когда кофе начал закипать и наполнил кухню своим ароматом, Рейган отодвинула его в сторону на плите и вышла на заднее крыльцо. Она вглядывалась в долину, где стволы высоких сосен виднелись смутно в ночных тенях. Ее мысли снова были о Чейзе. Она была так уверена прошлой ночью, что он любит ее, ведь он был таким нежным, ласковым. Правда, он не говорил слов о любви, но его каждое прикосновение говорило об этом. И она поверила.
Вспоминая ласки, которые он дарил ей, она задрожала. На ее глазах снова замерцали внезапные слезы.
Их физическая близость не тронула Чейза так, как ее. Для него это было просто потребностью тела, страсть к ней остыла очень быстро.
Небо уже стало светлеть, а Рейган все стояла на крыльце. Лобо вскочил на ноги одним прыжком, увидев толстую серую лягушку.
Рейган почувствовала, наконец, прохладу утреннего воздуха и, дрожа, повернулась и ушла на кухню. Она резко остановилась у двери. Чейз стоял у плиты, наливая себе кофе. Он принес дымящуюся чашку на стол и сел. Когда он протянул руку за сахарницей, стоявшей в центре стола, то увидел Рейган.
Чейз долго смотрел на нее ничего не выражающим взглядом. Затем встал, поняв, что она не собирается начинать разговор, подошел к плите за кофейником. Налив еще одну чашку кофе, он поставил ее на стол и снова сел.
– Садись, Рейган, – сказал он, – мы должны поговорить.
Рейган неохотно села напротив него с гневным вызовом в глазах.
– Я не знаю, о чем мы можем говорить. Ты объяснился совершенно ясно прошлой ночью. Мне понятно, и будь уверен, я никогда не окажусь с тобой в постели снова.
– Я хочу, чтобы ты не придавала такого значения тому, что я говорил прошлой ночью, – сказал Чейз тихим печальным голосом, – уверен, ты можешь меня понять… ведь ты…
С презрением в глазах Рейган закончила его фразу:
– Дочь Анны! Это жалкое оправдание, и ты это знаешь. Почему бы тебе не быть честным и не признать, что тебе нужна была партнерша в постели и ты использовал меня.
Ее голос повысился от гнева, последние слова она почти выкрикнула ему.
Чейз нервно посмотрел в сторону зала. Слышал ли этот разговор Джеми? Чейз взглянул в лицо девушки. Зеленые глаза метали искры.
– Послушай, Рейган, – он понизил голос почти до шепота, надеясь, что она сделает то же самое.– Это неправда. Мне никогда не было так хорошо, как с тобой, но…
– Хватит, Чейз Донлин! – выкрикнула Рейган, —
прекрати свои лживые речи и убирайся от меня к черту! Мне до смерти надоело тебя слушать!
– Прекрасно, – перебил ее Чейз, – отшвырнув свою чашку и поднимаясь на ноги.– Я не собираюсь надоедать тебе!
Когда он с шумом захлопнул дверь, он не видел слез, которые катились из глаз Рейган.
Разъяренному Чейзу хватило нескольких минут, чтобы бросить седло на Сэмпсона и взмахнуть на его спину. Он пришпорил жеребца, послав его в галоп. Когда он направился в северном направлении, солнце уже растопило утренний туман, и только легкие его полосы висели над рекой.
Удивительно, чем больше он проводил времени с Рейган и лучше ее узнавал, тем меньше она ему напоминала Анну. Вернее, каждый раз, когда он смотрел на Рейган, он как будто смотрел на ее мать, но там, где поведение Анны было тихим и спокойным, Рейган была энергичной, пышущей страстью к жизни. Очевидно, она унаследовала свой пламенный дух от отца. Он не мог представить, что его сводная сестра способна на такую дикую, несдержанную любовь, которую он получил от Рейган прошлой ночью.
И другую вещь Чейз осознавал с удивлением. Он не чувствовал своей вины за то, что спал с Рейган, сблизился с ней. Она отвечала на его чувства, полностью отдавала себя ему. Он не мог выбросить это из своей головы. Даже воспоминания о тех страстных часах, проведенных с нею, вызывали у него сильное возбуждение. Он коротко рассмеялся. Можно ли ездить верхом в таком возбужденном состоянии?
«Ты не смеешь отказаться от нее, – не давал ему покоя внутренний голос, – ты должен жениться на этой девушке, ты уже лишил ее девственности и расстроил возможное благополучное замужество в будущем. Она не выйдет теперь за хорошего порядочного мужчину. Разве она заслужила выйти замуж за грубое животное, которое будет обходиться презрительно с ней, делая ребенка каждый год».
– Нет! – громко воскликнул Чейз. Мысль о том, что случилось, мучила его. По правде сказать, он не мог представить, что даже хороший порядочный мужчина будет близок с Рейган.
«Так, – съязвил он в свой адрес, – и что же ты собираешься делать?»
Не раздумывая, он ответил быстро:
«Я собираюсь жениться на ней!» – «Но захочет ли она выйти за тебя замуж? Она ужасно обиделась на тебя».
«Она захочет меня, я могу внушить ей мысль о возможной беременности».– «Это она скоро сможет проверить».
Чейз улыбнулся с эгоистичной ухмылкой. Он знал, как все устроить. Рейган так искренне откликалась на его поцелуи и ласки! Он снова будет ласковым с ней, и она не сможет жить без него. Ей будет нужна его сила, как пища и вода.
«Не будь таким самодовольным, – усмехался внутренний голос, – она может стать к тебе сдержанной, тогда ты сам попадешься в эту ловушку».
Лицо Чейза стало печально и задумчиво. Разве он не видел, что был жизненно необходим ей? А что же теперь? Ясное, четкое решение крепло в нем. Ведь он любит Рейган О'Киф! Больше всего в мире он хочет, чтобы она стала его женой. Он не мог дождаться, чтобы скорее вернуться домой и сделать эту девушку своей на всю жизнь.
Вглядываясь на запад, он заметил, что солнце сядет в ближайшие полчаса. Он может сделать привал здесь и отправиться домой завтра рано утром. Чейз поставил Сэмпсона под большое дерево. Спешился и начал распрягать коня, когда его пальцы вдруг застыли на подпруге. Тонкий, пронзительный голос приказал:
– Стой на месте, незнакомец!
Чейз опустил руки по швам и осторожно повернул голову. В нескольких шагах от него стоял старик с ружьем, нацеленным прямо ему в спину. Его лицо было смуглым и морщинистым, как кусок старой кожи, усы его шевелились.
– Что ты делаешь в моем лесу? – проворчал старик.
Чейз хотел повернуться, но его остановил звук взводимого курка.
– Я не знаю никакого хозяина этих мест. С утра хожу здесь и ищу новые места для капканов.– Чейз сердился сам на себя за то, что позволил старику держать себя на мушке. Он так задумался о своей зеленоглазой красавице, что он не замечал, что происходит вокруг.
– Так ты охотник? – голос не был уже враждебным.– Я так и подумал, но решил проверить. Когда человек живет в одиночку, он не может быть излишне доверчив. Ты можешь повернуться теперь!
Чейз осторожно повернулся лицом к старику и стоял спокойно под его пристальным наблюдением. Когда тот, казалось, уверился, что ему не будет причинено вреда, то подошел ближе и подал свою натруженную руку Чейзу.
– Вилл Дэниэлс мое имя.
– Чейз Донлин.– Их руки встретились в крепком пожатии.
– Я собираюсь сделать привал, – сказал Чейз, – если ты не возражаешь. Я уеду с первыми лучами солнца.
– Нет необходимости спать здесь на земле. У меня есть довольно хорошая, мягкая кровать, которой ты можешь пользоваться.
Когда Чейз посмотрел нерешительно, старик добавил с тревожной ноткой в голосе:
– Мне приятно будет поговорить с белым человеком. Я совершенно устал от пустых разговоров с индейцами и пустой болтовни ребенка.
– У тебя есть ребенок! – Чейз не смог сдержать удивления в голосе.
– Да. Самое дикое создание, которое ты когда-либо встречал.
Чейз спрятал усмешку. В словах старого Дэниэла звучали гордость и любовь, хотя он сказал это несколько ворчливо.
– Мне кажется, большинство мальчиков в детстве немножко дикари.
– Да, это верно, но ведь я говорю о девушке. Не могу винить ее в этом, однако. Бедная девочка всю жизнь прожила со мной, никогда не имела хорошего платья или чего-нибудь причудливого, женского. Я сам ничего об этом не знаю.– Помолчав, он прибавил, – да она внешне пока еще мало чем похожа на девушку. Об этом знают только индейцы, что живут по-соседству.
– А как она попала к тебе?
– Мать девочки была из индейского племени, хорошая, порядочная женщина. Мой сын женился на ней семнадцать лет тому назад, и мы жили все вместе в крепкой маленькой хижине, недалеко отсюда.– Выцветшие карие глаза старика помрачнели.– Стар было только три месяца отроду, когда двое незнакомцев остановились в нашем доме. Я понял, что их было двое по отпечаткам копыт, когда вернулся домой. Они убили моего сына, изнасиловали его жену, а потом перерезали ей горло.– Голос старика задрожал.– Но и этого им показалось мало. Они подожгли хижину, в которой оставался ребенок. Я был на охоте, но, благодарение богу, приехал вовремя и вынес Стар из огня. С тех пор мы вместе.
Чейз не знал, что сказать опечаленному старику. Утешительных слов здесь не найдешь.
– Поймали этих мужчин? – спросил он.
– Нет, они словно растворились. Может, уже погорели где-нибудь.
Дэниэл тряхнул плечами, словно отбрасывая печальные воспоминания.
– Скоро стемнеет, нам лучше идти. Посмотрим, что Стар приготовила на ужин.
Ведя Сэмпсона, Чейз следовал за седым человеком, который двигался так тихо, как любой индеец, и очень осторожно. Чейз думал о том ужасе и боли, которые перенес старик, потеряв свою семью за несколько минут.
Он заволновался, будет ли Джеми охранять дом в его отсутствие, уследит ли за Рейган? Чейз в ужасе представил, что с ней может случиться такая же беда, как с невесткой Дэниэла. От этой мысли сердце его заныло.
Конечно, Джеми не должен уехать и оставить ее одну. Ведь он знает об опасности, которую сейчас представляют тилламуки. Ему так захотелось домой. Он был глупым дураком, когда уехал, не сказав Рейган доброго слова. Он понимал, как своим поступком обидел ее. Она очень страдает, а сейчас сердита на него. Похоже, он найдет дверь закрытой, когда вернется.
Тропа, по которой они шли, внезапно сузилась, заставляя внимательно следить, чтобы Сэмпсон не споткнулся. Через некоторое время Дэниэл остановился перед темным отверстием пещеры. Она была так хорошо замаскирована кустами и булыжником, что человек мог пройти мимо сотни раз и не заметить ее.
– Подожди здесь минутку, – сказал старик, потом вошел в темный проход. Вскоре раздался какой-то тяжелый скрежет по камню, вспыхнула спичка. Через несколько секунд тень Дэниэла плясала перед ним, в то время как он сам шел к Чейзу с фонарем в руке.
– Заводи свою лошадь сюда, Донлин, – сказал он. Чейз натянул поводья, двинулся вперед, замечая, что они подходят к бревенчатым воротам. Видимо, это они издавали скрежет, открываясь. Фонарь давал мало света, и Чейз наткнулся на какое-то животное. Он обнаружил, что это был старый мул.
– Это Мейбл. Следи за ее задними ногами, будь осторожен. Она может и зубы тебе выбить. Мы с ней мучаемся уже пятнадцать лет.
– Зачем ты держишь такое опасное животное, раз у тебя есть подросток?
– Странное дело, но для девочки она не опасна, даже любит ее. Стар имеет подход к ней. Я думаю, это потому, что они похожи. Стар тоже бывает упряма, как осел.
Дэниэл указал на широкий загон с одной стороны.
– Это лошадь Стар, ее гордость и радость. Она целую зиму ставила капканы, чтобы собрать деньги. И вот купила лошадь.
– Такой лошадью можно гордиться, – Чейз обошел вокруг животного, разглядывая мышцы, насколько можно было это сделать при тусклом свете. Он мог держать пари, что она выдерживала большую скорость и была вынослива. Возможно, Сэмпсону трудно будет перегнать такое сильное животное. Внучка Вилла, должно быть, большая и сильная, коль сумела приручить такую лошадь.
– Привяжи свою лошадь к одному из колец в стене, – нарушил его размышления Вилл Дэниэл.– Поставь подальше, чтобы не подрались.
Когда Чейз привязал Сэмпсона и снял седло с его спины, хозяин прошел глубже в пещеру и позвал его за собой:
– Проходи в жилую половину, – сказал он через плечо.
– Давно живешь в пещере? – Чейз удивился, что этот суровый седовласый человек избрал себе такое жилище.
– Да. Теперь уже шестнадцать лет. Сначала думал временно, когда выгнал отсюда медведя и поселился с моей крошечной внучкой, – проворчал старик, с трудом открывая другие тяжелые ворота в проходе, где пещера сужалась на ширину не более четырех футов.– Шел дождь, и мне надо было где-то укрыть ребенка.
Тянулись дни, месяцы, а я так был занят внучкой, что сразу не нашел времени построить дом. Пристегну ее ремнями к спине да иду ставить капканы. Ни на что уже и сил потом! не хватает. Когда она немного подросла, у меня стало больше времени, а мы уже как-то полюбили эту пещеру. Девочка привыкла. Это был наш дом.
Чейз пошел за стариком вниз по каменному тоннелю с несколькими поворотами. Вилл продолжал свой рассказ:
– Это даже лучше, чем дом, если хорошо подумать. Здесь нет ветра, а ты знаешь, какие бывают ветра наверху. А потом, когда начинаются сильные бури, нет более безопасного места, чем в пещере. Стар очень любит сидеть у входа в пещеру и наблюдать за зигзагами молний, мелькающих между деревьями. Знает, что она недосягаема. Конечно, зимой нас часто заносит снегом. Я всегда храню лопату здесь.
Вилл остановился и присел, повернувшись к Чейзу.
– Ну что ты скажешь?
Чейз оценивающе осмотрел большую, почти квадратную комнату. Заходящее солнце затопило ее светом, создавая уют, пол был покрыт шкурами медведя и пантеры, стены увешаны цветным плетеным ковриком.
В центре комнаты возвышалась большая каменная стена высотой около двух футов с выступом. Внутри круглого камина сверкали красные угли. Дым выходил через щель в стене. С одной стороны над камином висел черный котелок.
Возле огня стояло кресло-качалка ручной работы из сосновых прутьев, связанных кожаными полосками. Два стула были обиты яркими индейскими покрывалами. Глаза Чейза задержались на северной стене комнаты. Там стоял длинный узкий стол со скамейками с каждой стороны. В центре стола стояла ваза с цветами. Чейз взглянул на седого, старого Вилла. Конечно, не он собирал цветы. Видно, здесь порядок наводила его внучка.
Когда Чейз обнаружил две кровати у южной стены, его глаза расширились от изумления. Какое мастерство проявил Вилл при их изготовлении! Он соорудил две рамы правильных размеров для кроватей, потом крепкой веревкой привязал их к потолку на высоте в полтора фунта от пола. Положил что-то вроде самодельных матрасов, сверху положил цветные покрывала.
Вилл увидел ошеломленный взгляд Чейза и рассмеялся.
– Стар называет их кроватями-качалками. Я сделал их на манер колыбели, которую смастерил для Стар, когда мы здесь поселились. Я боялся положить ее спать с собой из страха, что могу придавить крошку. Я не мог положить ее на полу из-за насекомых.– Старик улыбнулся.– А тут удобно, можно толкнуть колыбель и покачать, если она просыпалась ночью.
Эти воспоминания смягчили выражение глаз старика.
– Стар была хорошей малышкой, плакала только тогда, когда хотела есть.
– Как же ты сумел выкормить трехмесячного ребенка?
– О, эта отдельная история. Сядь, отдохни, я расскажу тебе.
Чейз занял одно из кресел-качалок и ждал, что рассказ будет увлекательным. Вилл занял кресло напротив и начал:
– Сначала я взял Стар в индейскую деревушку в двух милях отсюда, чтобы посмотреть, не найдется ли там кормящая мать, чтобы помочь нам. Во всем племени не было ребенка младше года. Но один молодой воин, двоюродный брат Стар, сказал мне, что знает, как поступить, и отправил меня назад в пещеру.– Вилл покачал головой.– Малышка задурила мне всю голову своим криком, пока этот мужчина вернулся. Он привел мне козу. Оказывается, бегал куда-то миль за пять и украл ее. Она была сытой, ее вымя было наполнено жирным молоком. Но ни он, ни я никогда не доили ни корову, ни козу. Но Красный Лис видел, как фермер доил своих коз, и знал, что нужно поставить животное на что-то высокое. Он поставил козу на плоский камень, потом обвязал блеющее животное веревкой вокруг шеи и сказал мне:
– Дои, а я буду держать!
У меня не было даже ведра, только банка, которую я опустошил во время обеда. Когда я брал ее в комнате, лицо Стар было красным, как свекла, от крика. Я понял, что должен молоко добыть немедленно от этой проклятой козы.
Я присел на корточки около нее и попробовал доить.
– Бледнолицый глупец! – кричал на меня Красный Лис, – сжимай ладонь, перебирай пальцами!
Стар громко кричала, я нервничал, у меня ничего не получалось. Я швырнул банку и крикнул индейцу:
– Если так много понимаешь, сам подои эту козу! Он мне ответил высокомерно:
– Воин не делает женской работы.
Мне хотелось схватить его томагавк и содрать с него самого кожу. Но я, конечно, в душе был благодарен ему за то, что он добыл козу. Опять я принялся за дело. В конце концов струя молока ударила в жестяную банку со звенящим звуком.
Потом встал вопрос – как кормить крошку? Красный Лис вытащил из-за пояса штанов бутылку из-под виски. Палил в нее молока. А пока я бестолково соображал, как поить ребенка, он достал кусок мягкой оленьей кожи, похожий на женский сосок, и прикрепил его на горлышке бутылки.
– Женщины делают так, когда у них нет своего молока, – объяснил он мне.
Стар мгновенно схватила эту самодельную соску и опустошила ее до дна.
– Да, человек может всё придумать, если нужда заставит, – сказал Чейз не столько старику, сколько самому себе.
– Только не надо сдаваться, – согласился Вилл.– Я поставлю котелок с мясом на угли, разогреем ужин, выпьем по глотку виски. Скоро придет Стар домой, и мы будем ужинать.
– Где ты брал виски? – спросил Чейз, попробовав жгучий напиток.
– С обратной стороны холмов, в миле отсюда, там есть стоянка для торговли пушниной. Я там всегда пополняю свои запасы. Я храню спиртное для медицинских целей, много не пью. Мне нужно быть всегда настороже, ради безопасности Стар.
Он поставил свой полупустой стакан на пол, рядом с креслом. Потом, вздохнув, сказал:
– С годами стало сердце шалить. Иногда мне кажется, что старый маятник останавливается на время, как будто устал и хочет отдохнуть немного. И когда я чувствую это и жду, начнет ли биться снова, меня до смерти пугает мысль о том, что Стар останется здесь одна.
Вилл замолчал и сидел, задумчиво глядя в огонь, а Чейз понемногу отпивал виски из своего стакана. Он удивился, когда старик спросил:
– Ты женат, Донлин? Лицо Чейза просветлело.
– Женюсь, как только вернусь домой.
– Не захочешь другую женщину?
– Нет, моя Рейган лучше всех других женщин. Старик встал и пошел к выходу. Он постоял несколько секунд, повернув голову, словно прислушиваясь. Потом вернулся к огню и снова сел.
– Стар где-то в полумиле отсюда. Я хочу поговорить с тобой, пока она не вернулась.
– Говори, – Чейз поставил свой пустой стакан на пол.
– Я прошу тебя взять Стар с собой, когда ты будешь уезжать завтра утром.
Чейз вздрогнул, будто в него выстрелили.
– Ты это серьезно?
– Абсолютно серьезно. Я говорил тебе о своем больном сердце. Что будет с девочкой, если я умру? Она дикая, своенравная. Эта мысль мучает меня уже целый год. Я беспокоюсь, как она сможет позаботиться о себе? Не хочу, чтобы она жила со своими родственниками индейцами. А о цивилизации она ничего не знает. Одна она будет чувствовать себя, как испуганное животное, внезапно появившееся в толпе незнакомых людей. Боюсь, что если она останется здесь незащищенной, то какой-нибудь мужчина будет домогаться ее и обесчестит.
До Чейза дошло, почему Дэниэл спрашивал его, женат ли он. Он хотел быть уверенным, что на его внучку не набросятся, как только она выйдет из его поля зрения. Но напрасно старик этого боялся: Чейз не собирался брать девушку домой. Он приготовился сказать старику об этом, но Вилл настаивал на своем:
– Даже молодого оленя, волчьего детеныша выкармливают и ухаживают за ними, пока они смогут прокормить себя и защитить сами. Ты прогонишь молодую девушку, которая так беспомощна?
Лицо Рейган встало перед глазами Чейза. Если бы не он, что стало бы с ней? Он знал это. Так же беспокоился о своей внучке Вилл.
– Откуда ты знаешь, что я буду хорошо с ней обращаться? – Чейз посмотрел старику прямо в глаза, надеясь, что тот задумается.– Ты же меня не знаешь, может быть, я самый страшный ублюдок в холмах Орегона?
– Нет, – Вилл покачал головой, – я наблюдал за тобой, когда ты ехал на жеребце. В тебе есть доброта. Ты не причинишь вреда моей девочке. И никому не позволишь.– Его глаза умоляли.– Ты выполнишь мою просьбу?
Чейз опустил руки, сдаваясь.
– Черт возьми, как я смогу спорить с тобой? Широкая улыбка облегчения озарила лицо старого Вилла, когда он встал на ноги. Протягивая руку Чейзу через огонь, он сказал:
– Пожмем руки, друг!
Чейз пожал его грубую руку. Старик снова сел и сказал еле слышно:
– Старуха с косой может прийти за мной в любое время, когда ей вздумается!
Девушка в мокасинах проворно бежала по ковру сосновых иголок, следуя за старой собакой, мелькающей среди деревьев. Их путь лежал к реке. Весь день девушке сильно хотелось рыбы. Если поспешить, можно поймать достаточно на ужин себе и отцу, прежде чем сядет солнце.
Девушка пришла к месту, где было спрятано каноэ в густом высоком тростнике.
– Залезай, Скрунж, – приказала она собаке. Когда животное прыгнуло в лодку и уселось, девушка оттолкнула каноэ в воду, потом запрыгнула сама, опустилась на колени. Лодка покружилась некоторое время на месте, потом будто невидимая рука подхватила ее и отправила скользить вниз по течению.
Стар работала веслом, делая сильные медленные взмахи по воде. В полумиле было ее любимое рыбное место. Она редко покидала его без связки окуней штук в шесть и больше.
Каноэ скользило вдоль по реке, минут через пятнадцать Стар повернула его мыс к берегу, заросшему высокой травой. Но внезапно остановилась, потом отгребла назад на некоторое расстояние. Она подняла весло из воды и позволила лодке свободно плыть по течению. Стар заметила стаю диких уток. Она хотела воспользоваться случаем и добыть свежего мяса без выстрела.
Каноэ уперлось носом в берег высотой в фут. Девушка, затаив дыхание, приготовилась шагнуть в воду, но сердито выругалась, потому что вдруг залаяла собака, и стая испуганных уток разлетелась в разные стороны, крича, широко размахивая крыльями. Некоторые, однако, в страхе забились в траву вместо того, чтобы плыть в реку. Глаза девушки довольно заблестели. Она вылезла из лодки и вошла в воду по колено. Но утки, пугливые и верткие, ускользали, как змеи, и замирали в высокой траве, не издавая даже шороха. Минут пятнадцать девушка пыталась найти птиц в траве, и, наконец, услышала слабое шевеление и схватила огромную утку за шею.
– Сюда, Скрунж! – сказала она с улыбкой.– Идем домой! Порыбачим в следующий раз. А то отец будет беспокоиться.
Вилл сидел довольный, набивая трубку. Лицо Чейза, однако, было озабоченным. Зачем он согласился взять с собой эту девушку, которую совсем не знал? А что подумает Рейган, когда он явится с ней домой? Ничего хорошего это не принесет. Вероятно, Рейган пошлет его снова к черту, как это было сегодня.
Дэниэл вдруг насторожился и прислушался, прекратив раскуривать трубку.
– Она здесь, – сказал он низким взволнованным голосом и бросил горящую веточку в огонь.
Незнакомая девушка заскочила в пещеру, ее узкое лицо светилось от радостного возбуждения.
– Папа, догадайся, что я принесла? – воскликнула она, но тут же замолчала, заметив незнакомца, сидевшего на стуле, настороженность мелькнула в ее глазах.
Несколько секунд, прежде чем Вилл представил их друг другу, они смотрели изучающе. Чейз видел карие глаза, казалось, слишком большие, на маленьком, сильно загоревшем лице, а копна ее путаных волос если и знала прикосновение расчески, то очень давно. Девушка была невысокого роста, но облегающие штаны из оленьей кожи позволяли видеть ее стройную гибкую фигурку. Чейз увидел нож, заткнутый за ее пояс, ружье в одной руке, пойманную утку в другой. Какое дикое создание навязывает ему Вилл, подумал Чейз почти в панике.
– У нас гость, Стар, – сказал Вилл с бодростью, которая была явно наигранной.– Знакомься, это Чейз Донлин. Он переночует у нас.
Карие глаза смотрели несколько секунд подозрительно на Чейза. Наконец, едва кивнув головой в его сторону, девушка прошла в глубину пещеры, откуда вскоре раздался плеск воды. Она вышла, вытирая руки грубым полотенцем.
В то время, как она грохотала жестяными тарелками и столовыми приборами, раскладывая их на столе, Вилл посмотрел на Чейза и сказал извиняющимся тоном:
– Не обращай внимания на ее грубые манеры. Она редко видит незнакомцев и всегда осторожна с ними. Она станет разговорчивой когда лучше узнает тебя.
Чейз едва кивнул, ужасаясь тому, что он наделал.
Когда Дикий Ребенок, как Чейз мысленно окрестил девушку про себя, сняла горшок с огня и поставила его на стол с глухим стуком, Вилл встал.
– Пойдем, Донлин, пора поужинать, – пригласил он.
Чейзу хотелось помыть руки, но один взгляд на хмурое лицо Стар заставил его отказаться от этого желания. Он сел на скамейку рядом с Биллом, когда старик придвинул горшок к нему, наполнил свою тарелку ароматным тушеным мясом. Стар положила половину буханки хлеба на стол и, вынув нож из-за пояса, разрезала его на толстые куски. Когда Чейз брал хлеб, он надеялся, что этим ножом она не сдирала только что шкуру с какого-нибудь животного.
Чейз не ожидал, что Стар будет есть с ним за одним столом, было ясно, что она мгновенно прониклась к нему неприязнью, но девушка села на противоположную скамейку, положила себе полную тарелку мяса с картошкой и диким луком.
По традиции люди, живущие в горах, за едой не разговаривают. И даже после того, как Чейз и Вилл покинули стол, закурили, разговор все никак не завязывался. Чейз понимал: старик думал только о том, как сказать внучке о своих планах на ее счет. Старик тяжело вздохнул, когда Стар закончила мыть посуду и подошла к нему, чтобы сесть у рельефного камина.
За все время, как Стар вошла в пещеру, она сказала всего несколько слов. Теперь она посмотрела на своего деда и спросила:
– – Что мучает тебя? Ты выглядишь, как брошенная собака Скрунж, когда она наозорничает.– Девушка погладила старую собаку за ушами.
Вилл потер натруженной рукой подбородок, потом его лицо опечалилось, и он заговорил, стараясь избегать взгляда Стар.
– Через пару недель я поеду на встречу с другими охотниками, чтобы сдать пушнину, что мы накопили за зиму. Меня не будет некоторое время. Я хочу, чтобы ты поехала к Донлину домой и осталась там на некоторое время.
Стар уставилась на Вилла, как будто он сошел с ума. Прошло несколько напряженных секунд, потом недоверчиво девушка спросила:
– Почему я не могу поехать с тобой? Ведь так было всегда!
– Было! Но в последний раз мне чуть не пришлось вступить в драку с охотниками, которые положили на тебя глаз.– Он положил руку на ее колено.– Милая, ты теперь почти взрослая, вон как расцвела. Мужчины это видят. Я слишком стар, чтобы впутываться в поножовщину. Меня убьют, это точно. Что станет тогда с тобой?
– Но папа! – эти слова перешли в вопль.– Тебе не надо драться! Я сама могу защитить себя, ведь я владею ножом так же хорошо, как любой мужчина!
– Может быть, это и так, Стар. Но их же много. А что, если на тебя нападут сразу трое? Ты же знаешь, какие устраиваются попойки на стоянках. Мужчина с одурманенной головой гораздо опаснее. Там, где он обычно застенчив, в пьяном виде проявляет развязность, грубость, силу.
– Тогда я останусь в индейской деревне, пока ты не вернешься, – сказала Стар, когда ей надоело слушать перечисление всех опасностей, которые грозят ей при поездке с дедом.
– Нет, ты этого не сделаешь! Я не хочу, чтобы ты пришла домой с головой, полной вшей, и перенимала там дикие выходки.
– Тогда я останусь здесь…
– Ты поедешь с Донлином, и конец разговорам! – Дэниэл посмотрел на девушку взглядом, после которого она не смела возражать.
Внезапно слезы потекли грязными ручейками по лицу Стар. Вздохнув, Вилл встал и подошел к ней. Он прижал ее голову к своей груди, погладил волосы. Его лицо, непреклонное несколько мгновений назад, было теперь полно жалости.
– Тебе будет хорошо с Донлином и его женой. Ты будешь жить так, как никогда не жила здесь со мной.
Стар терла кулаком свои заплаканные глаза.
– Я возьму с собой Скрунжа!
Впервые с тех пор, как начался разговор, заговорил Чейз:
– Об этом не может быть и речи, Стар, – он старался говорить мягко, – у моей Рейган есть домашний волк, он разорвет твою старую собаку, как только увидит ее.
Любопытство появилось в глазах девушки.
– Домашний волк? – в ее голосе было недоверие.– Ты имеешь в виду щенка собаки и волка?
Чейз усмехнулся.
– Я знаю, в это трудно поверить, но наш Лобо – настоящий волк. Рейган выкормила его из маленького детеныша, когда его мать была убита.
Стар изучала лицо Чейза с минуту, затем неожиданно спросила:
– Твоя Рейган такого же возраста, как и ты?
Губы Чейза растянулись в усмешке. Он провел рукой по своему лицу. В ее шестнадцать лет, видимо, он показался ей слишком старым.
– Рейган только на два года старше тебя, – ответил он.
– Ну, вот видишь, – подхватил Вилл.– У тебя будет подруга, с которой ты всегда сможешь всем поделиться.
Плечи девушки расслабились, голова склонилась.
Чейз посмотрел на старика и увидел, как тот глотает слезы. Он понял, что старый Вилл прощается со своей любимой внучкой и его не будет здесь утром, когда они встанут.
Быстро заморгав, Вилл встал и сказал печально:
– Пора спать. Ты ложись со мной, Стар, а Донлину уступи свою кровать.
Когда Стар послушно прошла к одной из кроватей, Вилл двинулся к выходу из пещеры и с усилием закрыл тяжелые ворота. Заперев их на тяжелую цепь, он задул два фонаря, оставив третий зажженным. Старик снял свои мокасины, пожелал спокойной ночи Чейзу и взобрался в кровать-качалку.
– Подвинься, Стар, – проворчал он, – ты разлеглась на моей половине.
Матрас шуршал минуту, пока девушка освобождала для него место, потом все утихло в пещере. И только подозрительно звучал храп Вилла, больше похожий на всхлипывания.
Чейз стоял и потягивался, готовясь испробовать необычную постель. В отличие от старика и девушки, он снял с себя одежду, прежде чем лечь на матрас, приятно пахнущий сеном.
Удивительно, но кровать показалась ему удобной, она мягко покачивалась. Уже через несколько минут его глаза сморил сон.
На следующее утро, когда Чейз проснулся, он обнаружил, как и предполагал, что старик и собака исчезли из пещеры. Стар зажгла другой фонарь и в его свете наклонилась к небольшой кастрюле с соленой свининой. Она посмотрела на Чейза, когда услышала скрип веревок. Заметив, что он ищет глазами Вилла, она сказала:
– Папа ушел. Он ненавидит прощаться.
Когда она отвернулась, чтобы накрыть на стол, Чейз поспешно натянул свои штаны из оленьей кожи, думая уже об обратной дороге. Он хотел застать священника до того, как тот покинет их места.
Мясо, хлеб и кофе были быстро съедены. Можно было ехать.
Стар окинула большую комнату долгим взглядом, потом, захватив свое ружье, она пошла вниз по узкому каменному проходу туда, где были заперты лошади.
– Если у тебя все в порядке, Стар, то поедем быстрее, – сказал Чейз, подтягивая подпругу на животе Сэмпсона.– Нам нужно проехать, по крайней мере, миль двадцать, я хочу добраться как можно скорее.
Стар кивнула и взмахнула на спину лошади. Когда они выехали из пещеры, Чейз направился вперед. Стар оставила ворота открытыми.
– Ты не закрыла ворота, – напомнил ей Чейз.
– Все в порядке. Ты только не смотри в ту сторону, но отец наблюдает за нами со следующего холма. Он сейчас спустится, как только мы скроемся из виду.
Возможно, девушка была права, подумал Чейз. Он даже чувствовал, как глаза старика сверлили его спину, запоздало проверяя, не сделал ли он ошибки, доверяя свою внучку незнакомцу.
Чейз пришпорил Сэмпсона и пустил быстрым шагом, лошадь Стар легко держалась рядом с ним.
Рейган подошла к длинной грядке и бросила две бобинки в мелкую борозду, которую наметил Джеми. Один удар мотыги накрыл семена плодородной почвой. Она старалась делать все так, как учил ее Джеми. «Вокруг семян не должно быть воздушных ям, – объяснял он, – иначе они никогда не прорастут и не протолкнутся сквозь землю».
Девушка оперлась на черенок мотыги, вытирая потный лоб. Она становилась опытнее в огородничестве, это хорошо. И все же она была сердита. Они с Джеми работали здесь уже полтора дня с тех пор, как Чейз уехал, не сказав ни слова.
Рейган посмотрела на длинный ряд перевернутого дерна, видя Джеми, который начинал готовить уже следующую грядку. Она хотела вырастить зерно на хлеб.
Джеми был таким заботливым, думала она, вспоминая, как он пытался утешить ее вчера утром, когда Чейз стремительно выскочил из дома. Он уверял, что Чейз очень любит ее.
– Я знаю его, – добавил он, – он еще все осознает, и тогда ты увидишь, как он изменится.
Рейган опустила мотыгу и села под большое дерево, затеняющее один конец сада. Она сняла с головы шляпу, которую Джеми нашел для нее где-то в доме, поправила волосы. Когда прохладный воздух под деревом окутал ее, рядом с ней шлепнулся Лобо. Она опустила руку на его лохматую голову, ее губы тронула невеселая улыбка. Плохо верится, что Чейз ее любит. Ей казалось, даже наоборот. Прошлой ночью, после их близости, в его голосе слышались нотки ненависти, когда он сказал ей, что они совершили ошибку. Он словно упрекнул ее в случившемся.
Если бы она не пришла в его комнату, то этого никогда бы не случилось.
– О, Лобо, – девушка опустила подбородок на согнутые колени, – что мне делать?
В ответ на ее шепот она услышала голос Джеми, который неожиданно появился перед ней.
– Тебе лучше пойти в дом и вымыть руки, я слышу, какая-то компания подъезжает.
Она встала на ноги, сердце ее забилось. Неужели Чейз едет, наконец, домой?
– Это молодой Джонни, пасынок Генри Джоунса, – Джеми поспешил ему навстречу.– Он очень торопится, иначе не стал бы ехать на своем старом муле.
Животное остановилось во дворе, его бока часто вздымались, когда Джонни с мертвенно-бледным лицом соскользнул с него. Подросток стоял перед Рейган и Джеми, нервно теребя пальцами старую фетровую шляпу. Когда он никак не мог начать говорить от волнения, Джеми пожалел долговязого юношу.
– Что привело тебя сюда, сынок? – спросил он.– Ты такой бледный. Все в порядке у тебя дома?
Джонни тряхнул своей лохматой головой.
– Нет, Джеми, не все в порядке.– Он пару раз глотнул воздух, потом выпалил.– Тилламуки убили моего отчима.
Рейган взволнованно вскрикнула, ужас появился в глазах Джеми. Тилламуки начали войну мести.
– Ты уверен, что это тилламуки, Джонни? – спросил Джеми через некоторое время, ведь Генри Джоунса ненавидели и презирали многие мужчины этих мест. Он обманывал и воровал у всех своих соседей. Любой из них мог сделать это в приступе гнева.
– Это были тилламуки, – заявил Джонни убежденно, глядя на Джеми, но, избегая смотреть ему в глаза.– Я видел, как двое индейцев выезжали из леса после того, как я услышал крик Генри.
– Они сняли с него скальп, да? – Джеми изучающе смотрел в лицо юноши, заметив красный кровоподтек на его скуле. Это было сделано, похоже, недавно. В чем же причина?
Мальчишка тряхнул головой:
– Они, очевидно, ударили его в спину… дважды…
– Странно, – Джеми продолжал наблюдать за подростком.– Тилламуки всегда снимают скальп со своих жертв.
– Наверное, я испугал их и помешал это сделать, – предположил Джонни, все еще пряча глаза.
Джеми ничего не сказал, но подумал, что на это непохоже. Не мог такой худенький подросток напугать двух сильных воинов, вставших на тропу войны. Они скорее убили бы его тоже. Что-то было не так в его рассказе.
Джеми протянул руку и помог Рейган встать на ноги.
– Я собираюсь поехать с мальчиком посмотреть на Генри. А ты возьми Лобо, иди в дом и запри все двери. Я не буду отсутствовать долго.
Когда он потянулся за ружьем и кобурой, висящими на ветке дерева, Рейган сказала, беспокойно нахмурив брови:
– Будь осторожен, Джеми, эти индейцы могут еще бродить вокруг дома Джоунса.
– Сомневаюсь, – ответил озабоченно Джеми. Вместе с мальчиком они уехали через лес к дому Джоунса.
Не сказав ни слова Джеми, Джонни направил их путь туда, где лежал Генри, распростершись на животе. Его руки были раскинуты, листья и сосновые иголки зажаты в кулаке.
Мужчина был мертв. Джеми определил это прямо из седла. Тело лежало неподвижно. Он почувствовал нервную дрожь, пробегающую по телу.
Прежде чем спешиться, Джеми изучил внимательно место вокруг убитого. Он не увидел ни одного следа мокасин. Только глубокие отпечатки больших сапог Генри и следы босых ног. Большие следы известно чьи, а вот чьи следы маленькие?
Когда Джеми спрыгнул из седла, Джонни соскользнул вслед за ним. Опустившись на колени, они разглядывали труп. На лице мальчика Джеми уловил вспыхнувшую ненависть. Он не побеспокоился, чтобы поднять промокшую от крови рубашку, посмотреть рану. Он знал, что здесь произошло. Колотые раны от охотничьего ножа. Оружие белого человека.
Джеми медленно поднялся на ноги и посмотрел печально на Джонни.
– Ты сделал это, не так ли?
Юноша начал яростно мотать головой, отказываясь. Но чем пристальнее Джеми смотрел в его глаза, тем увереннее становился в своей догадке. Парнишка вдруг опустился на колени, его худенькие плечи сотрясались от рыданий, от ужаса всего, что случилось.
– Я был на охоте, когда услышал крик моей младшей сестры: «Мне больно, Генри, пожалуйста, отпусти меня!» Я точно знал, что произошло. Этот ублюдок пытался изнасиловать ее.
Он посмотрел на Джеми, слезы грязными ручьями текли по его худому лицу.
– Господи, ведь Вере только девять лет. Она такая маленькая и худенькая, он ведь убил бы ее или искалечил. Я начал колотить его по спине, пытаясь оттащить от сестры. Но он только рассмеялся и ударил меня кулаком по лицу.– Подросток прикоснулся к воспаленной ссадине на щеке.– Сам не знаю, как это случилось, но я вытащил нож и вонзил ему в спину.
Рыдания продолжали сотрясать его изможденное тело. Джеми притянул ребенка к себе и сказал:
– Ты сделал то, что должен был сделать. В этих холмах не найдется ни женщины, ни мужчины, кто упрекнет тебя за это.
Когда Джонни начал успокаиваться и его тело перестало содрогаться, Джеми отпустил его и встал.
– Однако, мой мальчик, – сказал он, – пусть люди думают, что это сделали тилламуки. Ты расскажешь правду своей маме, если захочешь. Ты доверяешь своей младшей сестре, что она никому не расскажет о случившемся?
Джонни закивал головой.
– Вера скорее умрет, чем расскажет!
– Тогда давай положим его на твоего мулла и отвезем домой.
Трое грязных, одетых в лохмотья детей вырвались из полуразрушенной лачуги, замыкала шествие маленькая Вера. Внезапно дети остановились, подталкивая друг друга, когда увидели обмякшее тело, свисающее с мула. Через несколько секунд Мег Джоунс и ее две старшие дочери, Нелли и Фэнни, вышли из дверей дома. Мег, которой было лет тридцать, но выглядела она на все пятьдесят, сошла с гнилого крыльца. Она приблизилась к мужу и, взяв за волосы, подняла его голову, чтобы посмотреть в невидящие глаза.
– Что случилось с ним, Джонни? – спросила она бесстрастным голосом.
– Тилламуки убили его, мама, – ответил Джонни, обнимая свою сестренку Веру, которая робко подошла к нему. Тонкая полоска засохшей крови сбегала с внутренней стороны ее худенькой ноги.
– Да? – в вопросе Мег было не больше волнения, как если бы сын сообщил ей, что он убил змею. Она не стала осторожно класть голову мужа назад на лошадь, а уронила ее так, будто отбросила что-то ненужное.
Она отступила на шаг от лошади, и Джеми удивился изменению, которое произошло на ее худом лице. В безразличных недавно глазах появился проблеск надежды. В то время, как Джеми наблюдал за ней, ее узкие плечи распрямились, она сильным уверенным голосом начала отдавать приказания. Дети удивленно смотрели на нее. Они никогда не слышали раньше такого командного тона от своей матери.
– Вы, дети, отойдите с дороги и перестаньте болтать! – Она отстранила их в сторону.– Джеми, – она повернулась к нему, – если ты поможешь, мы занесем Генри в дом.
Когда тяжелое тело с усилиями занесли в дом и положили на перекосившуюся кровать, Джеми спросил:
– Мне поехать за бабушкой Пирсон, чтобы она помогла тебе приготовить его к похоронам?
– Спасибо Джеми, но в этом нет необходимости, я справлюсь сама.
– Когда будут похороны?
Джеми увидел борьбу в глазах женщины, и догадался, что Мег не будет устраивать шумных похорон. Если бы обычай не диктовал условностей, она бы вырыла яму и сбросила своего мужа в нее раньше, чем село солнце.
Она, наконец, заговорила:
– Завтра. Завтра утром.
И когда Джеми посмотрел на нее удивленно, добавила:
– Все равно никто не придет с ним прощаться. Чем скорее мы предадим его земле, тем скорее начнем жить по-человечески. Мы со старшими детьми должны посадить грядки в огороде.
В ее голосе был энтузиазм, которого Джеми не знал в последние годы.
– Возможно, ты права, Мег, – согласился он.– Я возьму Айка Стивенса, и мы выроем могилу.
Благодарность выразилась на лице Мег.
– Спасибо, Джеми, за помощь!
Когда Джеми уезжал, он мог поклясться, что десять лет свалилось с лица Мег.
Он был почти в миле от дома Донлина, когда встретил Агги и ее дочерей. Он осадил Чалого, улыбаясь матери и заигрывающе ухмыльнулся Мэри и Ангелине. Агги мрачно глянула на хихикающих девчонок, потом сказала:
– Мы только что от Рейган. Это правда, что Генри Джоунс убит тилламуками?
– Старый Генри умер, – ответил Джеми, не разрушая веру Агги в то, что индейцы, переплывшие реку, убили мужчину.
– Я думаю, что Мег и ее дети недолго плакали.
– Там не было ни слезинки.– Джеми усмехнулся.– Мег собирается похоронить его завтра утром.
– Я не осуждаю се, – заявила Агги, – я тоже предала бы тело такого мужа как можно скорее.
– Как ты думаешь, Айк согласится помочь мне вырыть могилу?
– Конечно, но только ради Мег и ее детей. Что касается Генри, Айк не позаботился бы, даже если бы он лежал в лесу и гнил.– Она уставилась на Джеми любопытными глазами.– А где же Чейз? Разве он не поможет тебе? Так куда он уехал? Рейган пробормотала что-то насчет того, что он отправился искать новые места для капканов.
«Будь ты проклят, Чейз!» – подумал Джеми.
Лучше бы ему поскорее вернуться домой, иначе оказывается в затруднительном положении Рейган. Глаза Агги внимательно наблюдали за ним.
– Да, это так, – ответил он.– Чейз должен вернуться сегодня, но если он не подъедет, я попрошу Айка помочь мне.
Агги, казалось, была удовлетворена его ответом и подняла поводья, свободно свисающие с шеи лошади.
– Я скажу Айку, – сказала она, трогая лошадь. Мэри и Ангелина застенчиво смотрели на Джеми, прежде чем последовать за ней, и захихикали в ответ на его тайное подмигивание.
Рейган помахала Агги и девушкам рукой, потом поспешила назад в дом, останавливаясь, чтобы хорошо закрыть за собой дверь. В то время, как она убирала со стола чашки и ложки, часто поглядывала в окно. Она была расстроена тем, что случилось с Джоунсом. Возможно, тилламуки рыскают поблизости от дома, выжидая удобного момента, чтобы наброситься на неосторожного человека.
«Неужели это началась война с тилламуками?» – думала она, пока приготавливала таз с теплой мыльной водой. Они пытаются найти женщину и решили мстить любому белому человеку, которого встретят. «Будь проклят этот Роской, – проворчала она, стирая со стола крошки от булочек, которыми она угощала гостей.– Сколько человек рискуют жизнью из-за его распутства!»
Она подумала об Агги и девушках, спешащих домой, и помолилась, чтобы они без неприятностей добрались до дома.
Рейган удивилась, когда они постучали в дверь вскоре после того, как Джеми и Джонни уехали. Агги встревожилась, когда Рейган рассказала ей о Генри Джоунсе. Ее лицо стало бледным. Гости съели по одной булочке, быстро выпили кофе и направились домой.
Рейган подошла к окну, вглядываясь вдаль в напряжении. Джеми отсутствовал не менее часа. Не пора ли ему уже вернуться? Ее нервы были в напряжении от тревоги. Она налила себе чашку кофе в надежде, что напиток поможет ей успокоиться.
– И где бродит этот бесценный Чейз Донлин? – думала она, сидя за столом с чашкой. Если он так любил свою сестру Анну, как настойчиво утверждал, приглашая Рейган сюда, то почему его не было здесь, чтобы позаботиться о дочери Анны?
Когда Рейган без конца размешивала сахар в чашке, не замечая этого, и с раздражением думала о своем, Лобо вдруг вылез из-под стола и принюхивался у двери. Тревога охватила ее, девушка поднялась и поспешила к двери, прислушиваясь.
Она слышала слабый стук копыт скачущих лошадей. Кем бы ни был всадник, но он торопился. И это был белый человек, потому что, когда стук копыт приблизился, она могла услышать звон лошадиных подков, бьющих по гравию. Неподкованные лошади индейцев издавали обычно скрежещущий звук своими копытами.
Когда Джеми появился в поле зрения, Рейган была так слаба от волнения, что ее дрожащие пальцы долго не могли отворить дверь. Она вышла на крыльцо, когда Джеми спрыгнул из седла.
– Генри Джоунс мертв? – спросила она сразу же.
– Да, он убит.– Джеми осадил лошадь возле яблони.
Присутствие Джеми несколько успокоило Рейган. Но он сказал:
– Я заехал ненадолго, чтобы проведать тебя и сообщить, что собираюсь к Стивенсам, хочу попросить Айка помочь мне вырыть для Генри могилу…– Он замолчал, глядя через плечо.– Всадники едут.
Он шагнул на крыльцо и положил руку на пистолет.
Сердце Рейган затрепетало, потом забилось так быстро и сильно, что ей казалось, оно вот-вот выпрыгнет из груди.
– Может быть, нам уйти в дом? – Она схватила Джеми за руку.– Что, если это тилламуки?
Но Джеми покачал головой, криво усмехнувшись.
– Успокойся! Это твой бродячий муж наконец возвращается домой.
Солнце стояло прямо над головой, когда Чейз и Стар подъехали к перекрестку дорог и направились по той, что вела в Зеленую Долину. Чейз прикидывал, закончил ли уже проповедник свою проповедь, прекратил ли выкрикивать доверчивым женщинам свои запугивания о дьявольском огне? Сегодня его церемония должна быть покороче, чем обычно, ведь Чейз приказал ему не касаться греха, связанного с прелюбодеянием. Обычно он много говорил по этому поводу, размахивая руками и выкрикивая угрозы отправиться в ад всем, кто вступает во внебрачную связь. Слезы выступали на глазах многих женщин, подозревающих, что их мужья в этот момент, возможно, проводят время в постели у проститутки, пока они ждут окончания службы.
Чейз натянул поводья и пустил Сэмпсона на быструю походку, постоянно вглядываясь в ближайшие холмы и долины. Он чувствовал беспокойство с тех пор, как Роской похитил женщину тилламуков.
Вскоре они подскакали к холму, внизу которого лежала деревня. Чейз вздохнул с облегчением. Проповедник был еще в Зеленой Долине. Издали слышны были его устрашающие речи об адском пламени.
Чейз подтолкнул своего жеребца, увлекая следовать за собой и Стар. Она вопросительно смотрела на него.
– Подожди меня, Стар, мне нужно поговорить с проповедником!
Девушка смотрела на женщин, собравшихся толпой вокруг худого высокого мужчины. До сих пор она не общалась с белыми женщинами, видела только нескольких проституток, когда ходила с отцом на охотничьи стоянки. Вилл никогда не позволял ей подходить к ним.
– Ты иди, – ответила она Чейзу и спрыгнула на землю.– Я пока дам лошади отдохнуть.
Чейз кивнул и пришпорил коня. Возле деревни под деревом несколько женщин с детьми сидели прямо на земле, напряженно слушая строгие слова проповедника, сыпавшиеся, словно пули из ружья. Когда Чейз слез с седла и привязал жеребца к дереву, молящиеся поднялись на ноги и запели.
«Мы вовремя прибыли, мальчик», – шепнул он ласково Сэмпсону, прислонился к дереву и ждал, пока не прозвучат последние слова. Проповедник бросил седло на спину своего костлявого мула, готовясь уезжать. Чейз направился к нему. Он приветливо улыбался и радушно разговаривал со встречными женщинами, которые тут же переключились на обсуждение житейских новостей и сплетен.
Чейз не обратил внимания на злобную неприязнь в желто-коричневых глазах проповедника, когда оказался перед ним.
– Мне надо поговорить с тобой, – сказал Чейз, положив руку на спину мула.
– Что тебе надо? – мрачно спросил мужчина.– Я не сказал ни слова о внебрачных связях.
– Я не об этом. Седлай своего мула. Есть дело.
Духовник подозрительно посмотрел на него, наклонился, чтобы подтянуть подпругу и закрепить хомут.
– Ладно, можно и поговорить! Но я не могу здесь долго задерживаться. Мне еще пятнадцать миль ехать до другой деревни.
– Я хочу, чтобы ты отслужил брачную церемонию.
– Что, твой друг метис нашел, наконец, женщину, пожелавшую выйти за него замуж? – презрительно усмехнулся проповедник.
Чейз стиснул зубы, подавляя желание ударить его по лицу. Но решил ударить словами:
– Нет, это не Джеми хочет жениться. В этих местах есть только одна женщина, достойная его, но на ней хочу жениться я!
– Ты? – у проповедника выкатились от удивления глаза.– Но я слышал, ты уже женился!
– Не будем это обсуждать! Все, что ты должен сделать, это оказать моей суженой почтение и поженить нас. Если ты все сделаешь как можно лучше, я не скажу ни единой душе про индейскую девушку. А ты обещай, что никому не расскажешь о том, что этот брак свершился сегодня.
Проповедник хмуро молчал.
– Отвечай, черт побери! Согласен? Мужчина отвел глаза в сторону и пробормотал:
– Согласен!
– Приходи ко мне в дом через час! – сказал Чейз твердо.
«Теперь, – думал Чейз, отвязывая жеребца, – дело за тем, чтобы уговорить на этот шаг Рейган!»
Стар ждала его точно на том месте, где он оставил ее. Он весело улыбнулся девушке:
– Садись на лошадь! Мы едем домой!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горная роза - Хесс Нора



Я не понимаю почему нет ни одного комментарии интересный роман конечно дух не захвативает но читать очень даже можно9/10
Горная роза - Хесс НораФериде
14.03.2014, 8.51





Согласна,роман действительно ХОРОШ.Читать10
Горная роза - Хесс Норас
20.08.2014, 20.15





Согласна,роман действительно ХОРОШ.Читать10
Горная роза - Хесс Норас
20.08.2014, 20.15





Замечательный роман,вот только аннотация и название романа не к этому произведению.
Горная роза - Хесс НораНаталюша
5.10.2015, 18.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100