Читать онлайн Выходи за меня!, автора - Херрон Рита, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Выходи за меня! - Херрон Рита бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Выходи за меня! - Херрон Рита - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Выходи за меня! - Херрон Рита - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Херрон Рита

Выходи за меня!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Руки Чейза машинально опустились на талию Мэдди, в то время как ее язык скользнул ему в рот. Твердя себе, что его целует Мэдди, он попытался ее отстранить, но она, кажется, твердо решила свести его с ума своим невинным обольщением.
Что бы это ни было, страсть вспыхнула, и все тело как в огне. Она провела пальцем по его небритой щеке, и у Чейза перехватило дыхание. Наконец Мэдди с трудом глотнула воздуху и, не сразу отпустив его верхнюю губу, прервала поцелуй. Аромат ее духов обволакивал его, лишая разума и воли.
– Ну что?
Чейз прищурился. Пульс бешеный, дыхание хриплое и заглушает мурлыканье кота. Кота? Нет, это ворчание мотора. Приехали!
– Ну как тебе, Чейз?
Он взглянул поверх раскидистой азалии и увидел Рида и Ланса, направлявшихся по тропинке к дому. Нет, это черт знает что такое! И как он им объяснит, зачем целовал Мэдди? Отпираться бесполезно. Что он им скажет? «Послушайте, ребята, Мэдди попросила меня преподать ей урок»?
Да, они будут в восторге.
– Чейз, так как мне улучшить технику поцелуя? Улучшить?
– Э-э... видишь ли, я... твои б-братья.
Мэдди тоже их заметила. Судя по всему, настроение у них отвратительное. Итак, она в меньшинстве. И Чейз, похоже, с ними заодно. Парни хмуро покосились на ее новый автомобиль, и Мэдди тяжело вздохнула.
Опять ей придется убеждать чрезмерно заботливых опекунов, что разрыв с Джеффом пойдет ей только на пользу, а новенький автомобиль совершенно безопасен и отлично подходит для ночных разъездов по городу. Но если они видели, что она целовалась с Чейзом... Все, ее песенка спета.
Рид и Ланс бросились к ней с объятиями и чуть не споткнулись на ступеньках.
– Сестренка, ну как ты? – спросил Ланс.
– Где тебя носит? – Рид гневно воззрился на нее, подбоченившись. – Шоу закончилось несколько часов назад. Мы чуть с ума не сошли.
– А откуда у тебя автомобиль? Взяла напрокат? – продолжал Ланс.
– Эй, полегче! – Значит, они не видели, как она целовалась с Чейзом. Слава Богу! Мэдди указала на пакеты. – Я заехала в супермаркет, потом в булочную, затем в агентство по продаже автомобилей. – Они хотели что-то возразить, но она перебила их: – Машина моя, ребята. Я купила ее по дороге домой.
Густые брови Ланса взлетели вверх.
– Купила?
– Какое легкомыслие! – заметил Рид. – А если бы ты попала в аварию...
Глаза Мэдди стали круглыми, как блюдца.
– И это я слышу от того, кто гоняет на мотоцикле с наклейками на бампере: «Плохим парням – плохие игрушки»?
– Ты, сестренка, другое дело. Ты женщина, – проворчал Ланс.
– Мальчики, какой теперь год? Женщины имеют право голосовать и даже летают в космос.
Рид закашлялся.
– Перестань прикидываться феминисткой.
– Скажите еще спасибо, что я купила кабриолет «фольксваген», а не спортивный родстер.
Рид похлопал ее по плечу.
– Хорошо, сестренка, не горячись, о машине поговорим потом...
– Нет, автомобиль мой, и точка, – твердо заявила Мэдди. – Я его оставляю. – Тут она мысленно осадила себя. Братья по-своему желают ей добра, пусть и в старомодных традициях Юга. Никогда они не смирятся с тем, что она взрослая женщина и вполне способна о себе позаботиться.
– Послушайте, ребята, я знаю, что вы видели шоу, но, поверьте, я даже рада, что рассталась с Джеффом. А теперь давайте попьем чаю с тортом. До смерти хочется шоколада!
Рид сочувственно заглянул ей в глаза.
– Хочешь заесть горькое сладким?
– Всегда обожала шоколад! – отрезала Мэдди.
– Мэдди, тебе не надо с нами притворяться, – пробурчал Ланс. – Понятное дело, перед камерой ты держалась, но сейчас рядом с тобой старшие братья...
Мэдди перебила его:
– Слушай меня внимательно, «старший» брат. Повторяю, я рада, что порвала с Джеффом. И давно собиралась это сделать. Все, идемте пить чай! – Она изобразила улыбку, но это не помогло. Братья уверены, что она вне себя от горя и сейчас разразится воплями и слезами.
Ни того, ни другого они не дождутся. Рид нежно обнял ее.
– Мы его прикончим, – мрачно буркнул он. Ланс сжал кулаки.
– Одно твое слово, сестренка, и мы вернемся и закончим свою работу. Он даже не узнает, кто нанес удар.
– Что значит «закончим работу»? – Мэдди скрестила руки на груди. – Чейз, ты, кажется, говорил, что они не станут его калечить.
Чейз пожал плечами:
– Когда я уходил, он был цел иневредим.
Так, понятно. Братья снова побывали у Джеффа.
– Отвечайте, что у вас там произошло.
– Да ничего особенно, – сказал Рид тем невинным тоном, который Мэдди прекрасно знала с детства.
– Поговорили и все, – добавил Ланс. – Мужской разговор с глазу на глаз.
Чейз усмехнулся:
– И один глаз подбитый.
– Так вы его поколотили! – ахнула Мэдди.
– Он поправится, – оскалился Рид.
– Возможно, – добавил Ланс, – ему придется воспользоваться услугами пластического хирурга. Вдруг кость не так срастется?
Мэдди прихлопнула комара на щеке, мысленно пожелав так же прихлопнуть и братцев.
– Только не говорите, что вы сломали ему нос. Его мать этого не переживет...
– Никто ему нос не ломал, – заверил Ланс.
– Он сам его расквасил, споткнувшись о тротуар.
– Да вы просто звери!
– Мы его и пальцем не тронули. – Ланс попытался напустить на себя оскорбленный вид. – Просто он бросился бежать испоткнулся.
Мужчины расхохотались, а Мэдди зашипела на них, как разъяренная кошка. Чейз хранил подозрительное молчание, если не считать замечания про подбитый глаз. Это неспроста. Но она разберется с ним позже, после того как расправится с братцами.
Она двинулась на них с самым угрожающим видом:
– Я не нуждаюсь в вашем заступничестве и помощи... – Ланс слегка дернул ее за кудрявый локон, как в детстве.
– Мэдди, мы ведь в ответе за тебя.
– Мы обещали маме, – Рид дрогнувшим голосом.
Ну вот, опять мама! Глаза Мэдди тут же наполнились слезами. Что сказала бы мама, если бы узнала о сегодняшних событиях? Наверное, расстроилась...
Братья заметили слезы в ее глазах, но поняли это по-своему. Ланс снова ее обнял:
– Ш-ш-ш, все будет хорошо, малышка.
Мэдди на несколько секунд затихла в его объятиях, но в конце концов мягко, но твердо отстранилась.
– Рид, может, вскипятишь чайник? Чашечка горячего чая мне сейчас не помешала бы.
– Конечно, конечно. Я мигом.
Он влетел в дом, обрадованный, что может принести хоть какую-то пользу. Мэдди обернулась к Лансу. Он самый старший из них троих, самый уравновешенный, самый умный. Когда родители погибли, он взял на себя заботу о младших – Риде и Мэдди. О нем она всегда беспокоилась больше других. Если он узнает о ссоре между родителями накануне их гибели, это будет для него сильным ударом.
Он смотрел на нее задумчиво и серьезно.
– Ланс, а ты отрежь всем нам по кусочку шоколадного торта и свари кофе. – Мэдди указала на коробку на столике.
Он потрепал ее по щеке с хорошо знакомым покровительственным выражением, означавшим: «Я всегда о тебе позабочусь, малышка».
– Как скажешь, Мэд.
Мэдди кивнула, едва сдерживая слезы. Ну что ей делать – наброситься на братьев с кулаками или объятиями?
«Нет, убить их мало», – думала она час спустя. И чего они пристали? Проще их вздуть, чем выносить жалостливое кудахтанье. Парни быстренько прикончили торт, развлекая ее шутками и анекдотами, в чем она совершенно не нуждалась, а за кофе намекнули, что Джефф может переменить свое решение и согласиться на женитьбу.
«Ну да, после того, как вы его окончательно запугаете», – мрачно подумала Мэдди. И зачем ей одолжение с его стороны? Она мечтает о человеке, который будет ее любить всем сердцем и почтет за величайшее счастье быть с ней до конца дней своих. Он не станет требовать от нее, чтобы она ради него отказалась от сюих целей и планов. И позволит ей время от времени брать инициативу на себя, даже в постели.
– Разрыв с Джеффом – самое большое мое достижение за последнее время. Теперь я сама себя хозяйка. И не хочу, чтобы Джефф указывал мне, что делать. – Мэдди отложила вилку с самым решительным видом. – Я собираюсь встречаться с мужчинами и жить одна. Может, мне удастся найти единомышленниц, и тогда мы создадим клуб незамужних женщин Саванны, вроде того мужского братства холостяков, которому вы поклялись хранить верность, когда вам было лет двенадцать.
– Наше братство – другое дело, – возразил Ланс.
– Да, мне моя жизнь нравится, – пробормотал Рид. – Не надо следить, чтобы крышка унитаза была закрыта, а каждую ночь у меня новая подружка.
Мэдди расхохоталась:
– Позвоню Софи, спрошу, не поедет ли она сегодня в стриптиз-бар, где выступает известная Леди Шабли и торгуют наркотиками. Не терпится посмотреть...
– Никуда ты не поедешь, – твердо заявил Ланс.
– Тем более к Леди Шабли, – добавил Рид.
Услышав это, Мэдди ощетинилась, хотя нарочно назвала бар, пользующийся самой дурной славой, чтобы позлить братьев.
– А почему бы и нет? Я совершеннолетняя, и каждый житель Саванны видел...
– Ты женщина и никуда не пойдешь, – перебил ее Ланс тоном, не терпящим возражений.
Рид резко встал, стукнулся о кашпо с папоротником и поморщился.
– Благовоспитанные женщины обязаны посещать чайные и кофейни. А в баре ты станешь добычей для... для...
– Для симпатичных холостяков вроде вас? – сладким голоском закончила за него Мэдди.
Чейз перестал раскачиваться на качелях, откинул голову и расхохотался:
– Ребята, мне кажется, Мэдди нас разыгрывает. – Мэдди бросила на него лукавый взгляд:
– Кто бы говорил! Я многое упустила, потратив время на Джеффа. И теперь хочу пожить в свое удовольствие.
Ланс и Рид испустили стон отчаяния, а глаза Чейза стали чернее ночи.
– Тогда возьми с собой кого-нибудь из нас, коротышка. – Мэдди взмахнула вилкой.
– Ну да, конечно! За мной будут ухлестывать молодые люди и приглашать на танец, а вы трое, как встревоженные наседки, станете вокруг меня суетиться.
– Почему как наседки? – обиженно буркнул Рид. – Мы просто опытнее тебя.
– И нечего всяким прощелыгам возле тебя вертеться, – рявкнул Ланс.
– О Господи! – простонала Мэдди. – Да вся разница между мужчиной и женщиной в том, что у вас есть...
– Мэд, как ты можешь! – возмутился Ланс.
– Y-хромосома, – закончила Мэдди, плутовато ухмыльнувшись. – А теперь переменим тему.
– Ну-ну! – в один голос воскликнули Ланс и Рид. Чейз снова ничего не сказал. Он по-прежнему хранил молчание и только бросил на Мэдди мрачный взгляд, по которому она ничего не могла прочесть. Интересно, он заметил, что она надела под белое платье черные трусики? Мэдди положила ногу на ногу, и взгляд Чейза моментально переместился на ее бедро в том месте, где заканчивался разрез платья, но тут же опустился вниз, на его потертые ботинки. Все ясно, он больше не считает ее двенадцатилетней девочкой.
Мэдди, довольная собой, отбросила прядь волос и чуть подалась вперед, чтобы Чейз мог видеть ее обнаженную спину в вырезе платья.
Делая вид, что не замечает его укоризненного взгляда, она продолжала:
– Ну, как поживает наш бизнес?
Братья встрепенулись и заговорили разом, торопясь сообщить ей последние новости о тех коттеджах, которые они будут ремонтировать, и своих планах насчет острова Скидуэй.
– Да, там есть где развернуться, – сказал Рид. – Двести коттеджей, площадки для игры в гольф, бассейн и теннисные корты. Если все пойдет, как задумано, наша компания будет процветать.
– Нас собираются включить в программу смотра коттеджей Саванны, – добавил Ланс.
Рид усмехнулся:
– Чейз будет заниматься дизайном – значит, «ужасная троица» обречена на успех.
– Может, нам проставить это прозвище на визитках? – сострил Ланс.
Мэдди раскачивалась на качелях, и в голове ее постепенно вырисовывался план.
– Послушайте, а что, если мне принять участие в работах по дизайну?
Ланс и Рид замялись, и оба разом потянулись за чашками с кофе. Ланс налил первым и сыпанул в чашку пригоршню сахара.
– Не знаю, сестренка. Ты ведь частенько не закончишь одно, а уже переключаешься на другое.
– На этот раз я настроена серьезно.
– То же самое ты говорила про художественную школу, – заметил Ланс. – Помнишь, как ты рисовала обнаженную натуру?
– Голых мужчин ты рисовать стеснялась, – подхватил Рид. – Поэтому включила свое воображение и...
– Таким образом, пропорции отдельных частей тела были нарушены.
– Мне было всего шестнадцать, – возразила Мэдди, густо покраснев. – И я рисовала по памяти. Не виновата же я, что в последний раз видела вас голыми, когда вам было лет по пять.
– Только не говори никому, что мы были твоими натурщиками. А то придется каждому объяснять, почему возникло такое несоответствие пропорций.
Мэдди рассмеялась:
– Надеюсь, ваше мужское самолюбие не сильно пострадало.
– Нет, но все же... – начал было Рид.
– А помнишь, как ты хотела вступить добровольцем в «Корпус мира»? – безжалостно продолжал Ланс.
– Я хотела помогать людям, – процедила Мэдди сквозь стиснутые зубы.
– А пауков боялась, – ввернул Рид.
– Арахнофобии подвержен почти каждый.
– Потом решила стать звездой мыльной оперы, – подхватил Ланс.
– И все для того, чтобы целоваться с каким-то юнцом, у которого на груди и волосы-то не растут.
Мэдди застонала от отчаяния.
– Да, я наделала кучу ошибок, но теперь я взрослый человек и окончила колледж. Позвольте мне участвовать в проекте!
Братья обменялись недоверчивыми взглядами.
– Но ты пока не устроена, – возразил Рид, добавив сливки в кофе.
– Может, лучше пока осмотреться и набраться опыта, прежде чем начинать работу над таким большим проектом? – спросил Ланс. – Поучилась бы у какого-нибудь дизайнера.
– Могла бы поработать в скобяной лавке, – предложил Ланс.
– Или в мебельном магазине, – добавил Рид.
Чейз поднялся и налил себе крепкого кофе.
– У тебя есть лицензия, Мэдди?
Мэдди стиснула ручку кружки. Так, они не желают, чтобы она с ними работала.
– Я уже заказала лицензию, а на следующей неделе иду в банк и беру ссуду. – И она рассказала им, как оформит свой фургон и сколько на этом сэкономит. На самом-то деле, ссуда – дело решенное, а фургон со своей эмблемой Мэдди уже заказала. Он будет готов в понедельник. Но братцам про это знать не обязательно. – В городе есть парочка дизайнерских фирм высокого класса, но вам они не по карману, и на ваш бизнес им наплевать. А мне нет. Я то, что вам надо. Кроме того, это неплохое начало для моей дизайнерской карьеры. – Мэдди перевела дух и продолжала с еще большим воодушевлением: – У меня есть кое-какие идеи, как придать каждому коттеджу свой неповторимый колорит и продемонстрировать фирменный стиль Мэдди Саммерс.
Ланс вытер пот с виска.
– Покупатели таких коттеджей в большинстве своем консерваторы, Мэдди. Там не пройдет ничего авангардного и современного.
– Да, каждый проект должен получить одобрение исторического общества – так что никаких росписей в сюрреалистическом стиле, как у тебя в ванной, – сказал Рид.
– И никакой шаманской атрибутики и индейских головных уборов из перьев, которые ты повесила у себя в спальне, – подхватил Ланс.
– Шаманские атрибуты – копия тех, что были описаны в знаменитой легенде, – возразила Мэдди. – Головной убор – маска, которую я купила в Новом Орлеане на праздновании Марди-Гра.
– И все же нам придется придерживаться традиций, – твердо заявил Рид.
– И не вздумай бросать все на полпути, как другие свои начинания, – предупредил Ланс.
Мэдди стиснула зубы.
– Я профессионал, ребята. Не беспокойтесь. Выполню все в срок.
Мужчины обменялись взглядами, посовещались вполголоса и неохотно согласились. Мэдди вскочила и бросилась к ним с объятиями:
– Спасибо, ребята! Мы сработаемся, вот увидите! Я вас не подведу.
– Решено, – промямлил Рид. Ланс почесал затылок.
– Тебе надо поговорить с Чейзом об архитектуре коттеджей. – Мэдди взяла Чейза под руку, стараясь не думать о том, что он так ничего и не сказал по поводу ее поцелуя. Должно быть, она и впрямь потеряла сноровку.
– Нет проблем! Мы с Чейзом – отличная команда. Правда, Чейз?
Скулы Чейза напряглись, а взгляд скользнул по ее губам, потом вдоль облегающих линий платья, немного задержавшись на груди, бедрах и, наконец, остановился внизу, на ногах. От его внимания не укрылось колечко на пальчике ступни. Ярко-красный лак поблескивал в лунном свете.
Чейз неодобрительно нахмурился. Но Мэдди готова была поклясться, что между ними снова проскочила искра. Это длилось всего один миг, а потом Чейз начал отпускать шуточки насчет ее неспособности ориентироваться в пространстве. Как она будет водить фургон по городу, если и на центральной площади умудряется заблудиться? В довершение ко всему он напомнил, как она украсила свою спальню трубками от рулонов туалетной бумаги, раскрашенными флюоресцирующей краской. Правда, тогда ей было лет восемь.
Мэдди опять низвели до уровня младшенькой глупышки.
Она встала, готовая вспылить, но Чейз рывком усадил ее на место и, наклонившись к уху, прошептал:
– Вот тебе братский совет: в следующий раз надевай белое белье под белое платье, коротышка.
Тут Мэдди не выдержала. Она прошипела в ответ первое, что пришло в голову:
– В следующий раз я вообще не надену белья, Чейз. – Чейз поморщился – ну кто его тянул за язык? Он и не думал отпускать комментарии по поводу ее белья, но, увидев черную кружевную полоску, просвечивающую сквозь ткань платья в лунном свете, чуть не поперхнулся кофе. Да и странные намеки Мэдди по поводу стрип-бара и мужчин только подлили масла в огонь. И... и этот поцелуй.
Совершенно непонятно, переживать за нее или предостеречь холостяков Саванны, что на охоту вышла опасная и обольстительная сирена. Повезло его друзьям! Забот полон рот.
Почуяв назревающий скандал, Чейз решил разрядить обстановку:
– Мне пора. Мэдди, похоже, устала. – Мэдди презрительно вскинула бровь. Он пожал плечами:
– Ну хорошо, я устал. Я же старше тебя, коротышка. – «И за плечами у меня дурная слава и горькие воспоминания».
– Тогда мы тоже пойдем, – сказал Ланс.
Рид и Ланс по очереди обняли Мэдди, а Чейз тем временем терпеливо ждал, пока они бормотали ей слова утешения. Ему стоило больших усилий не оглянуться, спускаясь с крыльца. Если он увидит, как лунный свет обрисовывает фигурку Мэдди, вся его напускная бравада растает, как дым.
Он помахал ей, не оборачиваясь:
– Пока, малышка!
За это он получил пинок пяткой пониже спины.
– Я не ребенок, Чейз Холлоуэй!
Рид и Ланс расхохотались, и все трое двинулись к пикапу Чейза. Но только он завел мотор, как Ланс произнес:
– Черт, ну как отговорить Мэдди от этой затеи после всего, что ей пришлось сегодня пережить?
Рид облокотился о дверцу.
– Что нам теперь делать? Как работать, когда младшая сестра будет постоянно путаться под ногами?
– Мэдди еще не готова к серьезному делу. Она почти ребенок, – вздохнул Ланс.
Чейз нахмурился – у ребят явно проблемы со зрением. Очки надо носить.
– А вдруг она все испортит? Мы столько сил потратили, чтобы наладить дело!
– И почему бы ей просто не выйти за Оглторпа? Нарожала бы детей, сидела бы дома да закатывала званые обеды.
С точки зрения Чейза, такая перспектива выглядела довольно тоскливо. Особенно в том, что касается званых вечеров. Он откашлялся.
– А вы не забыли, что это Оглторп решил первым с ней порвать?
– Ты же слышал, что он сказал про свою работу. Ему нужна жена бизнесмена.
– И мама хотела для Мэдди того же, – добавил Рид.
– Но Мэдди хочет делать карьеру, – возразил Чейз, удивляясь про себя, почему ему вдруг вздумалось ее защищать. Мэдди наверняка в каждой комнате расставит торшеры, стены кабинета выкрасит в приторно-розовый или какой-нибудь другой сладенький оттенок, который так обожают женщины.
– Я думал, дизайн – ее хобби. А учеба ей пригодится, чтобы было о чем говорить на званых приемах, – сказал Рид.
Чейз попытался представить Мэдди в качестве хозяйки званого вечера, величаво приветствующую модных гостей. Нет, в голове не укладывается.
– Что теперь делать? – в отчаянии повторил Ланс.
– А почему бы вам не дать ей шанс? – предложил Чейз. – Может, она всех приятно удивит и станет звездой нашей команды?
– Ну да, держи карман шире, – буркнул Рид.
– Да, мы крепко влипли. – Ланс побарабанил пальцами по капоту грузовика. – Нас с братом она слушать не станет. Так что придется тебе с ней разобраться, Чейз.
Чейз рывком включил передачу.
– Я... что-то вы не то задумали. Мэдди – ваша младшая сестра, вы ее хорошо знаете, она вас слушает...
– Как видишь, нет, – возразил Ланс.
– Чейз, да в детстве она ходила за тобой по пятам, как тень. И только тебе позволила учить ее подачам, – добавил Рид.
– И тебе удалось уговорить Мэдди не вступать в футбольную команду в средней школе, – продолжал Ланс.
– Она просто хотела настоять на своем, – сказал Чейз. В свое время этот ее поступок вызвал у него искреннее восхищение. Но в конце концов Мэдди решила вступить в школьный совет и попробовать себя в политической борьбе, вместо того чтобы получать тумаки и шишки от верзил-футболистов.
– Да, тебе скорее удастся ее переубедить, – заключил Ланс.
– И кто-то ведь должен держать ее в узде. Ты ведь знаешь, какая она вспыльчивая.
Да, вспыльчивая, это верно. Стащила у футболистов трусы и повесила на школьный флагшток вместе со своим бельем. В тот день в школе только и было разговору: неужели на ней и впрямь не было трусиков?
– Так ты сделаешь это? – спросил Ланс.
Чейз вцепился в руль так, что костяшки пальцев побелели. Держать Мэдди в узде? Удачная мысль.
Ланс хлопнул его по спине, прежде чем он успел что-либо возразить:
– Спасибо, старик. Ты ей все равно что брат. Только тебе мы можем доверить нашу сестренку. Остальные парни в городе спят и видят, как бы залезть ей под юбку.
«И увидеть там черные трусики»!
– Будем стоять на страже нашего общего дела, – добавил Рид.
«Ну да, общее дело!» Чейз вспомнил клятву холостяков, которую они дали друг другу, когда им было лет двенадцать. Потом, когда они решили заняться бизнесом, клятву обновили. Жена и семья будут только отнимать время. И сейчас их бизнес – самое главное в жизни Чейза. Не считая дружбы с Ридом и Лансом, конечно.
Он рос сиротой, и несмываемое пятно позора преследовало его всю жизнь. Сын заключенного. Чейз часто пытался представить себе отца, но в голову лезли только тюремные решетки да номер на рабочей робе. Дети в школе дразнили его и называли сыном убийцы. Сколько он заработал ссадин и синяков в драках с обидчиками, и не сосчитать. Добропорядочные семьи отказывались его усыновлять. Каникулы он всегда проводил в одиночестве. И везде чувствовал себя изгоем. Он твердо пообещал себе, что когда-нибудь обязательно докажет этому городу, что Чейз Холлоуэй достоин уважения.
Добиться успеха в начатом деле и завоевать всеобщее одобрение и хорошую репутацию гораздо важнее личной жизни. И сексуального влечения. И если придется держать Мэдди в узде, чтобы не навредить бизнесу, то, черт возьми, он согласен и на роль няньки. Вот только придется обзавестись перчатками, а то горячая лошадка, того и гляди, вырвется на волю. И надо забыть черные кружевные трусики, вишнево-красный лак на ногтях и колечко на пальчике ноги. И... страстный поцелуй.
Рид ткнул его в бок:
– Чейз, ты слушаешь?
– Да, нет проблем, – сказал Чейз.
– Но запомни, – добавил Ланс. – Что бы ты ни сделал, не признавайся Мэдди, что это мы тебя об этом попросили.
Чейз кивнул:
– Не беспокойтесь, Мэдди ничего не узнает.
Последние три дня были сущим адом. В пятницу утром Мэдди выползла из очередного банка удрученная и подавленная. Сперва Ассоциация малого бизнеса отклонила ее заявление, потом ей отказались давать ссуду все городские банки. Она перебрала их все. Будь они прокляты! Как же заниматься бизнесом, если никто в Саванне не желает предоставить ей ни малейшего шанса?
Менялись только формы отказа, суть же одна – дом не является ее собственностью, поэтому под него нельзя дать залог. Братья уже взяли ссуду для своего дела, поэтому не смогут одолжить необходимую ей сумму у банка – сами по уши в долгах. Хуже всего то, что, где бы она ни появилась, на нее косо поглядывают и перешептываются. Теле-шоу наделало много шуму, и теперь все бизнесмены города сговорились против нее.
Мэдди со вздохом вспомнила про свою новую машину. Необдуманная, дурацкая покупка! Но ведь в тот момент она и представить не могла, что получить заем будет так сложно! Джефф как-то намекнул, что это не проблема – он, дескать, замолвит за нее словечко.
А теперь придется платить и за фургон.
Джефф обещал ей помочь, но ведь это было давно, еще до шоу Софи. Эх, надо было сначала получить ссуду, а потом уж предъявлять Джеффу ультиматум. И о чем она только думала? Мало того что Джефф – голубая кровь, из семьи почетных граждан Саванны, так он еще и член Экономического комитета Саванны, знаком с влиятельными людьми и с самим мэром. Наверное, обзвонил всех своих дружков и попросил их не давать ей денег.
Да, ультиматум ей здорово аукнулся!
В памяти тут же всплыло лицо Джеффа, воззрившегося на огромное алое сердце над сценой, и Мэдди невольно поежилась. Она нарочно не обращалась до сих пор в его банк, надеясь получить ссуду где угодно, только не у него. Просить у него деньги сейчас, после такого скандального разрыва, ей совершенно не хотелось, но делать было нечего. Она оглядела себя в зеркало, накрасила губы неяркой помадой сливового оттенка по контрасту с темно-зеленым костюмом, вышла из машины и направилась к двойным стеклянным дверям.
В офисе у стойки бара, уставленного закусками и кофе, она заметила Джеффа, а рядом с ним – высокую блондинку, которая кокетливо положила руку ему на плечо и о чем-то мило болтала. Джефф неплохо отдыхает в перерыв!
Он поднял голову, встретился с ней взглядом, и в его голубых глазах вспыхнула такая злость, что Мэдди вспотела. Надо было надеть защитные наколенники – так будет удобнее ползать по полу и молить о ссуде. Джефф Оглторп так просто ей денег не даст.
И в самом деле, он целых десять минут беседовал с блондинкой, потом еще десять уточнял деловое расписание с секретаршей, затем Мэдди пришлось минут двадцать ждать в приемной, пока секретарша не ушла на обед, и только тогда он позволил ей войти.
Она робко приблизилась к его столу:
– Привет, Джефф!
Родинка в уголке его рта подпрыгнула, скулы напряглись.
– Если ты о том же, я не желаю больше обсуждать эту тему, Мэдисон.
Мэдди прикусила нижнюю губу.
– Нет, я пришла не за этим. – Он вскинул брови.
– Я хотела извиниться, Джефф.
– Примирения не будет, и не надейся. Моя мать едва пришла в себя после этого шоу.
Его мать. А он сам?
– А я и не прошу о примирении. – Он взялся за лацканы пиджака.
– Тогда зачем ты здесь?
Мэдди смутилась. Напряженное молчание, повисшее в комнате, накалило обстановку до предела. Наконец, не в силах больше выносить зловещую тишину, она произнесла севшим голосом:
– Я пришла за деньгами.
– Ты хочешь одолжить у меня денег? – Джефф вытащил из бумажника парочку стодолларовых купюр и пододвинул к ней. – Твоя просьба меня удивляет, но я человек щедрый. Вот, пожалуйста. Две-три сотни тебя устроят?
– Мне не нужны деньги от тебя лично. Я хочу получить ссуду, Джефф. В твоем банке. – Краска залила ее шею и щеки. – Помнишь, мы с тобой говорили?
– До того, как ты облила меня грязью на телевидении? – Он удобно устроился в коричневом кожаном кресле, откинулся на спинку и внимательно посмотрел на нее. В глазах его затаилась обида. – Ты действительно хочешь, чтобы я поддержал твой бизнес?
– Да. Мне не хотелось обращаться к тебе, Джефф, но я уже побывала во всех городских банках, и нигде мне не смогли помочь. – Она сжала папку мокрыми ладонями. Черт возьми, вспотела, как свинья! А колготки прилипли к телу и врезались там, где не надо. – Я составила список расходов на первое время, включая план развития моего предприятия, документы компании-учредителя и заявление на покупку лицензии.
Джефф молча смотрел на нее, и она торопливо продолжала:
– Ты же знаешь, я давно хотела стать дизайнером интерьеров.
Его тонкие губы искривила усмешка.
– Это рискованное дело, Мэдди. В Саванне уже есть две солидные дизайнерские фирмы. Они полностью контролируют рынок подобных услуг.
– Раньше ты был полон оптимизма.
– Но это было раньше, как ты успела заметить. Теперь, зная твой вспыльчивый характер, я смотрю на эту затею с изрядной долей скептицизма.
Услышав это, Мэдди поджала губы. Братья тоже намекали на ее характер. Но она научилась отстаивать свою точку зрения.
– В городе появляются все новые и новые компании. Сказать по правде, Джефф, далеко не все могут позволить себе пользоваться услугами «Франчески» или «Данте». Цены у них довольно высокие и не по карману семьям со средним достатком. Так вот, я и хочу занять эту нишу. К тому же у меня меньше затрат, и я буду приезжать к клиентам на дом.
– «Франческа» и «Данте» тоже дают консультации на дому.
– Да, но за бешеную плату. Я же проведу первую консультацию бесплатно, получу представление о том, что нужно моим клиентам, и составлю примерную смету расходов. И никакой платы, пока они не решат воспользоваться моими услугами.
Джефф задумчиво выпятил губы.
– Ты имеешь в виду фургончик? Дешево и сердито. – Мэдди поняла, что вот-вот вспылит.
– Это не дешевка, а дизайнерский офис на колесах. У большинства просто нет времени разъезжать по магазинам в поисках подходящих материалов и цен. Мой вариант – наиболее для них удобный. В фургончике найдется место и тканям, и образцам обоев, и каталогам мебели, так что клиент сможет сделать выбор, не выходя из дома.
Джефф помолчал, очевидно, обдумывая ее доводы.
– И сколько же тебе нужно для начала?
Мэдди протянула ему папку и, сцепив руки на коленях, ждала, пока он изучал ее предварительную смету и план развития предприятия.
– Я встречалась с менеджерами из других компаний и изучила их отчеты о прибылях и убытках, а также расходные статьи. Еще я прошла курсы по коммерческому планированию предприятия и методам продаж.
– Я вижу, ты хорошо подготовилась, но...
– Но – что?
На мгновение с него слетела защитная маска, и перед Мэдди снова был молодой человек, который когда-то привлек ее внимание, мечтатель, бизнесмен, полный идей и проектов. Она видела, как по лицу его пробегают тени воспоминаний – ночь, когда они поехали в горы на романтический пикник, удивительная поездка на Бермуды, сентиментальные подарочки, которые он дарил ей каждую неделю.
И еще она видела грусть, желание, мальчишеское обаяние, которое покорило ее когда-то. Может, зря она поторопилась расстаться с ним? Когда же их отношения превратились в рутину? Когда он стал заниматься семейным бизнесом.
– Мэдди... – Зазвонил телефон внутренней связи, и секретарша сообщила, что мэр приехал на ленч раньше, чем обещал, и маска снова скрыла его истинное лицо. Перед ней опять был холодный делец – таким его хотело видеть семейство Оглторпов. Джефф, которого она любила, потерян для нее навсегда.
И ссуды она тоже лишится, если не предпримет решительные шаги.
– Джефф, ты знаешь, что Ланс и Рид получили разрешение на разработку проекта развития острова Скидуэй, который включает в себя и строительные, и реставрационные работы. Они позволили мне оформлять коттеджи, которые войдут в программу смотра загородных домов Саванны. Слышал про Ривер-Ридж?
Лицо его приняло самодовольное выражение.
– Ну конечно! Это же общество любителей гольфа. У мамы есть знакомые, которые хотели бы приобрести там недвижимость, причем элитного типа.
Мэдди кивнула, от нетерпения постукивая носком туфельки по ковру:
– Я могла бы заполучить выгодных клиентов, работая над этим проектом. Можешь связаться с их отделением и потом примешь окончательное решение.
– Я буду с тобой откровенным, Мэдди. – Джефф поднял глаза, и в его взгляде она прочла едва уловимую нежность. Это напомнило Мэдди обо всем хорошем, что было между ними, хотя в своих отношениях они никогда не заходили слишком далеко. – Миддлмайер, президент нашей компании, предпочитает спонсировать крупные корпорации и редко дает ссуды на развитие мелкого бизнеса.
Мэдди внутренне сжалась.
– Значит, ты не выпишешь мне заем?
Он молчал, зажав в руках папку. Мэдди видела, что он колеблется.
– Ты не пыталась обращаться в Ассоциацию банков Саванны?
– Пыталась, – тихо ответила она. – Они дали мне от ворот поворот.
– Как насчет других крупных городских банков?
– То же самое, – промолвила она, потупясь.
– Финансовая компания Фергюсона?
– Никто не соглашается выписывать ссуду. Я даже подумала, что ты...
– Ты хочешь, чтобы я подписал за тебя договор?
– Нет, я не это имела в виду...
Он побарабанил пальцами по столу, глаза его гневно сверкнули.
– Неужели ты думаешь, что я подговорил коллег не давать тебе ссуду?
– Джефф, я же знаю, что Ланс и Рид были у тебя и... – Он стиснул зубы.
– О твоих братьях я говорить не желаю.
– Прости, Джефф. – Он снова помолчал.
– После всего, что между нами было, Мэдди, ты считаешь меня способным на такую низость, как саботировать твою просьбу о ссуде? – Он мягко коснулся ее руки. – Я ведь и правда мечтал, что когда-нибудь мы поженимся.
Это было до того, как родственники окончательно превратили его в робота. Мэдди перевела дух, к горлу ее подкатил комок – ей стало жаль их прошлого.
– Извини, Джефф, что плохо думала о тебе.
– Еще не все потеряно, Мэдди. – В голосе его послышалась мольба. – Если бы ты отказалась от этой глупой затеи с фургоном и согласилась помогать мне...
Мэдди гордо выпрямилась:
– Я ни за что не откажусь от своей мечты, Джефф.
Он посмотрел на нее почти ласково, и ей показалось на мгновение, что он сейчас выйдет из-за стола, заключит ее в объятия и скажет, что все хорошо – так он успокаивал ее в колледже. Но в глубине души Мэдди понимала, что прошлого не воротишь. Снова зазвонил внутренний телефон, и секретарша напомнила, что мэр давно его ждет. Момент был упущен, его лицо опять стало непроницаемым.
– Послушай, Мэдди, я попробую сделать все, что в моих силах. Есть у тебя что-нибудь в качестве гарантии?
Она сняла с шеи бриллиантовое колье с рубином.
– Это досталось мне от мамы. – Неужели он заставит ее заложить ожерелье? Джефф ведь знает, как оно ей дорого. Его голубые глаза потемнели, пока он рассматривал изящную вещицу.
– Хорошо, оцени его, и я попробую добиться для тебя ссуды. – Мэдди резко встала:
– Ты хочешь, чтобы я заложила мамино наследство? – Он оперся ладонью о край стола и холодно заметил:
– Миддлмайеру потребуются доказательства твоей платежеспособности. Запомни, Мэдди, ты сама это предложила. Ты ведь пришла ко мне с официальной просьбой, а не личной. Так что все по правилам.
– Хорошо. – Сердце Мэдди сжалось. Она так стремилась к независимости – вот ей и представляется шанс.
И все же колье – единственное, что осталось от мамы. Отец заказал его для жены к десятилетию свадьбы. Имеет ли она право оставлять эту бесценную вещь под залог?
Джефф прищурился, и она вспомнила его фразу по поводу брака. Ему нужна жена делового человека, а не деловая женщина. Она предъявила ему ультиматум на телевидении, но он ловко повернул дело, заставив ее выбирать между ним и ее мечтами о карьере. Так же как и отец в свое время поставил перед выбором ее мать.
Господи, как же надоело зависеть от мужчин!
Она стремится к независимости и сделает все, чтобы обрести свободу.
Да, придется заложить колье. Это в некотором смысле символично. Мама пожертвовала своей карьерой ради отца, помогала ему во всем, но свои мечты предала. Мэдди не повторит ее ошибок.
Она возьмет деньги у Джеффа, но официальным путем. И докажет братьям и этому противному Чейзу Холлоуэю, что она больше не ребенок и вполне способна стать преуспевающей бизнес-леди. И никогда не предаст свои мечты и не расстанется с независимостью ради Джеффа. Или ради любого другого мужчины.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Выходи за меня! - Херрон Рита



Мне, конечно, не понравилась публичность именно признаний в любви, которых захотелось героине. Но накал страстей и развитие отношений описаны хорошо. Понравился момент, когда героиня переделала декор спальни ГГ :)
Выходи за меня! - Херрон РитаЮсик
12.07.2012, 20.31





Не понравился! Герои (и главный герой, и братья героини) не мужчины, а пацаны переростки! Какие-то клятвы холостяков, комплексы, какие-то глупые секреты. Если бы мне было лет 15, то наверно понравился бы роман, но сейчас люблю читать про "настоящих мужчин", а таких "героев" и в жизни полным полно! Героиня тоже чудила!
Выходи за меня! - Херрон РитаЮлия
23.10.2012, 9.25





Неплохая книга.
Выходи за меня! - Херрон РитаННВ
23.12.2012, 9.39





из пальца высосанный роман
Выходи за меня! - Херрон РитаЭля
9.07.2014, 21.02





из пальца высосанный роман
Выходи за меня! - Херрон РитаЭля
9.07.2014, 21.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100