Читать онлайн Желанная, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Желанная - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Желанная - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Желанная - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Желанная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Принц Эдуард придирчиво отбирал молодых дворян, которые должны сопровождать его во Францию, и послал в Беркхемстед за сотней тяжеловооруженных всадников и сотней валлийских лучников.
Лучшие воины графа Уоррика тренировались в Виндзоре. Он решил взять с собой большую их часть — четыреста всадников и двести лучников. Еще пятьсот прибыли из Савойского дворца Ланкастеров, расположенного в нескольких милях вниз по течению Темзы.
Король собрал две тысячи человек из королевских крепостей Вудсток, Хейверилл и Гентингдон. Остальные три тысячи должны были прибыть из гарнизонов в Рочестере и Колчестере, расположенных рядом с портом Ипсвич, где находился флот.
Принц Эдуард думал, что Лайонел тоже присоединится к ним, но отец сказал, что королева упросила оставить его в Англии.
— Неужели ты хочешь, чтобы он превратился в слабака? — раздраженно спросил Эдуард.
— Я обещал матери, что Лайонел не будет участвовать в сражениях, пока не достигнет пятнадцати лет.
— Какое отношение имеет к этому возраст? Он силен, как бык, и выше и шире в плечах, чем ты и я:
— Это Лайонел просил тебя замолвить за него словечко? — осведомился король.
— Нет, он придет в бешенство, когда узнает, что остается, — заметил Эдуард.
Не один принц Лайонел был вне себя. Его лейтенант Роберт де Бошем тоже едва не лопался от злости.
«Боже всемогущий, просто невероятно! — думал он про себя. — Вне всякого сомнения, это дело рук принца Уэльского! Хочет всю славу присвоить себе!»
Он все еще никак не мог забыть унизительную пощечину Эдуарда.
— Я пойду и поговорю с отцом, — твердо сказал вслух Роберт. — Может, Уоррик заставит короля изменить решение.
Но, когда Роберт поговорил с графом и узнал, что Кристиан Хоксблад отправляется во Францию, а он — нет, жгучая ненависть расцвела в его душе пышным цветом. Споры ни к чему не привели. Уоррик судил о человеке по его способности подчиняться приказам.
Вернувшись к принцу Лайонелу, Роберт долго выражал ему сочувствие. Молодой великан рвал и метал и несколько успокоился только после того, как разбил в щепки дубовый обеденный стол.
Ярость Роберта искала другого выхода. И постепенно семена мести пустили корни.
— Теперь, ваше высочество, по здравому размышлению считаю, что король, возможно, прав, не позволяя вам ехать. Вы — следующий в роду наследник трона и, случись что с Эдуардом, станете в будущем королем. Думаю, в отсутствие отца и брата вам должны вручить скипетр и наградить титулом принца-регента
type="note" l:href="#FbAutId_33">[33]
.
Роберт знал, что Лайонел был любимым сыном королевы Филиппы.
— Почему бы вам не поговорить с матерью? Уверен, у нее найдутся способы убедить Совет принять нужное решение.
Принц Лайонел мгновенно утешился. Неплохо бы покрасоваться на троне, стать объектом лести и поклонения. Не говоря уже о подчинении прекрасного пола его необузданным желаниям.
Но Роберта де Бошема было не так легко умиротворить. Ревность, унижение и ненависть породили жажду мести.
По дороге в Ипсвич король, Уоррик и принц Эдуард не раз беседовали с Кристианом Хоксбладом и могли убедиться, насколько велики его познания.
В войске, насчитывавшем шесть тысяч человек, всегда кто-нибудь недомогал или ухитрялся получить то или иное не опасное для жизни увечье, а, кроме того, возни кали ссоры и драки. Хоксблад, очевидно, обладал познаниями в медицине, а его оруженосцы прекрасно разбирались в лошадях.
Уоррик замечал, что воины, которыми командовал принц, были самыми дисциплинированными, хотя большинство из них ни разу не побывали в сражении. Поведение их было безупречным, поскольку тон задавали принц Уэльский и Кристиан. Уоррик решил поставить сына во главе двухсот человек. Кристиан был прирожденным полководцем, не раз испытавшим ярость битв, и, кроме того, единственным, кто знал точное местонахождение французского флота.
Оруженосец принца Уэльского, сэр Джон Чандос, был старше Эдуарда, как, впрочем, и Пэдди и Али были старше Кристиана. Все пятеро много времени проводили в обществе друг друга. Принц Эдуард впервые участвовал в военной кампании, и остальные четверо заключили безмолвный договор, решив оберегать его.
В ночь перед отплытием Кристиан знал, какие мысли теснятся в голове Эдуарда. Принц не боялся встретиться с врагом, он опасался лишь, что может уронить себя в глазах отца и своих людей.
Все пятеро сидели в шатре Хоксблада. Али растирал Кристиана и принца смесью миндального масла и ладана, пока Пэдди и Джон Чандос выбирали и чистили доспехи, которые надо было надеть перед посадкой на корабль.
Принц Эдуард размышлял вслух:
— Если мы сойдем на берег до того, как встретим французский флот, не знаю, сможем ли обойтись без лошадей. Всю жизнь меня учили сражаться в седле.
Кристиан исходил из своего военного опыта.
— Не лошади выигрывают битвы, а люди. Самое тяжелое время — до и после боя, но как только начнется сражение, поверьте, вас сразу наполняет Божественная сила, изгоняющая страх, сомнения, усталость и боязнь поражения. Спокойствие снисходит на вас, и вы способны собрать воедино все мысли, энергию и силу. Приходит ощущение всемогущества, все видно в таком кристально-ясном свете, что можно противостоять любой опасности. Все сводится к простому выбору — сражаться или бежать, победить или проиграть, жить или умереть.
— Мой отец, король, всегда верит в победу и способен заставить поверить других. В этом его сила, — тихо заметил Эдуард.
— Это дар богов, — ответил Кристиан. — Я тоже твердо уверен в нашей победе. И знаю, что битвы выигрываются еще до того, как они начинаются.
Эдуард согласно кивнул.
Когда принц ушел к себе, Пэдди, охваченный сомнениями, обычно витающими в воздухе перед военной кампанией и хорошо знакомыми любому воину, заметил:
— Чандос спрашивал меня, сколько мы пробыли во Фландрии. Я не признался, что мы в жизни не ступали туда ногой.
Кристиан сжал плечо Пэдди, стремясь передать ему свою уверенность.
— Отбрось все сомнения, Пэдди. Французский флот стоит именно там, где я сказал.
Али добавил, обращаясь к ирландцу.
— Его обучили полностью доверять своим инстинктам и никогда не сомневаться в себе. Такова священная тайна его жизни.
— Эти восточные фокусы непостижимы для меня, Али-Баба, — покачал головой Пэдди.
— Ну, нет, Пэдди-Свинтус, хозяин обучался магическим ритуалам в тайном ордене рыцарей-тамплиеров. Хотя они живут на Востоке, подозреваю, что в жилах большинства из них течет ирландская кровь.
— Иисусе, теперь мне что-то не по себе! Всякий, у кого хоть капля мозгов, знает, что ирландцы просто шайка бессовестных мошенников.
— Кому же это лучше известно, как не тебе!
Пэдди невольно расхохотался, и смех сразу же вытеснил все мрачные мысли и страхи. Неотъемлемыми свойствами каждого ирландца были уныние и пессимизм. И теперь Пэдди изо всех сил пытался побороть желание напиться до потери сознания, чтобы забыть о предстоящей встрече со смертью. Но он держался подальше от бочонков с элем еще и по той причине, что боялся презрения Хоксблада больше, чем смерти.
Кристиан Хоксблад долго лежал без сна. Да, английский флот прекрасно оснащен. Большие корабли вооружены бронзовыми длинноствольными пушками. Адмиралы позаботились о солидных запасах ядер и пороха, что, однако, усиливало опасность взрыва при прямом попадании в судно.
Кристиан предался медитации, которая всегда предшествовала видениям, и был поражен тем, что предстало перед его внутренним взором. Интуиция подсказала: французы начеку и в эту минуту обсуждают план обороны большой гавани Слейса. Их корабли выстроены в четыре линии. В центре первой красовались три великолепных английских судна, захваченных в результате набегов на побережье. Корабли соединены между собой железными цепями, чтобы бывшие хозяева не могли их отбить.
Кристиан направил мысленный взор еще дальше во времени. Он видел, что палубы кораблей кишат генуэзскими арбалетчиками, а на сторожевых башнях полно лучников. Видение ничем особенным не отличалось от предшествующих, Кристиан спокойно уснул.
Они отплывали на рассвете, но, прежде чем подняться на борт корабля, Хоксблад отвел в сторону Уоррика, командовавшего всей операцией
— Доверишь ли ты мне показывать дорогу? Уоррик пристально всмотрелся в смуглое лицо и не обнаружил ни малейших признаков измены, лишь искренность и прямота были во взгляде Кристиана. В ответ на вопрос граф кивнул.
— Доверю. Выстоим или падем вместе.
Кристиан колебался, Уоррик был обыкновенным здравомыслящим, прямолинейным командиром, которому нет дела до каких-то там видений и прочей сверхъестественной чепухи. Однако Кристиан все же решился.
— Французы поместили «Эдуарда», «Розу» и «Кэтрин» в переднюю линию обороны, поскольку уверены, что мы попытаемся их отбить, но приковали их цепями к своим судам. В результате они могут быть уничтожены. Вход в Слейс заблокирован, так что мы не сумеем проникнуть в гавань, но эти глупцы просто не сообразили, что весь французский флот превратился в легкую добычу. Конечно, командуешь здесь ты, но, на твоем месте, я разместил бы на палубе каждого английского судна валлийских лучников и велел бы первым делом уничтожить генуэзских арбалетчиков.
Никогда еще во всей военной истории морские сражения не велись подобным образом — с луками и стрелами. Лучники на палубе наверняка помешают канонирам, стоящим у пушек. Более того, адмирал Морли поклялся королю вернуть английские корабли.
Уоррик задумчиво потер нос, гадая, откуда удалось сыну добыть эти сведения. Поразмыслив, решил не спрашивать, просто нахлобучил шлем на седеющие волосы и, повернувшись, стал выкрикивать приказы.
Перед тем как подняться на борт вверенных им кораблей, Кристиан и Эдуард пожали друг другу руки. Потом судно Хоксблада, подняв якорь, направилось к северу от пролива Па-де-Кале


Роберт де Бошем искал Брайенну. Та возвращалась после ежедневных занятий с дамой Марджори, когда жених заступил ей дорогу. Девушка понимала, как оскорблена гордость Роберта тем, что отец и сводный брат отправились сражаться, оставив его в Англии
Жалость затопила сердце Брайенны.
— Роберт, как ужасно, что вам приходится сидеть здесь. Это так несправедливо!
Роберт, рассмеявшись, небрежно отмахнулся.
— Принц Лайонел разочарован, но политические причины требовали его присутствия в Виндзоре, а поскольку я служу ему — мой долг оставаться здесь, охранять не только королеву, но и прекрасных дам.
Казалось, он раздувался от тщеславной гордости. Ей не стоило ничего ему говорить. Роберт не нуждался в сострадании.
— Тогда на вас лежит гораздо большая ответственность, — вежливо заметила Брайенна.
— Если король или принц Уэльский будут убиты, принц Лайонел станет наследником трона.
Брайенна внутренне сжалась. Господи Боже, неужели он надеется на это? Но тут же угрызения совести отогнали неприятные мысли. Она несправедлива к Роберту Он, конечно, ни о чем подобном не помышлял! Просто объяснил положение дел. В конце концов, его долг быть готовым к любой неожиданности.
— Поскольку основание для новой Круглой Башни уже заложено, я поговорил с королем насчет бедфортдшрского камня для строительства, и он велел мне надзирать за доставкой.
Брайенна удивилась: почему Роберт решает все сам, не посоветовавшись с ней? В конце концов, об официальной помолвке еще не было объявлено!
Я посчитал, что это даст мне возможность самому осмотреть Бедфорд. Король подумал, что вы, возможно, захотите ненадолго съездить домой, а я мог бы сопровождать вас.
Предложение навестить родной дом немного смягчило Брайенну — в конце концов, Роберт заботится о ее интересах. Отец девушки, состоя на королевской службе, погиб в сражении с шотландцами, когда Брайанне было всего двенадцать. С тех пор она жила в Виндзоре. Король назначил управляющего замком Бедфорд и всеми владениями, а доходы от имения собирались в королевскую казну.
После свадьбы она должна была проводить полгода в Бедфорде, а полгода — в замке мужа. Поскольку Брайенна была богатой наследницей, достаточно знатной, чтобы находиться под опекой короля, она как само собой разумеющееся принимала то, что жених тоже будет владеть землями и замками. И, хотя знала, что собственность женщины переходит после свадьбы к мужу, все же надеялась, что тот окажется достаточно великодушным и передаст состояние жены их детям, если, конечно, будет на них благословение Божье.
— Это было бы чудесно! Я уже пять лет не была в Бедфордшире, хотя он всего в пятидесяти милях к северу от Виндзора! Придется попросить у королевы Филиппы разрешения оставить двор.
Роберт, сжав руку девушки, притянул ее к себе.
— Это даст нам возможность узнать друг друга поближе.
Щеки Брайенны мгновенно вспыхнули, и она подняла глаза, желая увериться, что ей нечего бояться этого добродушного белокурого великана, но он застал девушку врасплох и прижался губами к ее губам. Брайенна сначала не нашла в себе сил отстраниться, но поцелуй становился все крепче, он был почти оскорбительно грубым, язык рыцаря бесцеремонно ворвался во влажные глубины ее рта.
— Роберт, — вскрикнула она, вырываясь, — вы слишком нетерпеливы!
В этот момент из-за угла вышла Элизабет Грей и едва не столкнулась с ними. Выражение ужаса промелькнуло на лице Элизабет, руки взлетели к побагровевшим щекам. Девушка повернулась и бросилась бежать, словно за ней гнался сам дьявол.
— О Боже, если она проболтается, дама Марджори накажет меня, а узнай обо всем королева, то не разрешит поехать с вами в Бедфорд.
— Элизабет Грей не посмеет рта раскрыть. Кому-кому, но не ей сплетничать о поведении других.
Брайенна недоуменно уставилась на жениха. Почему он очернил сначала Джоан, а потом Элизабет? Конечно, Джоан любит пококетничать с мужчинами, но Элизабет ведет себя по-другому, о ней этого не скажешь. Может, Роберт вспомнил, как нервно хихикала леди Грей, когда принц Лайонел удостоил ее своим вниманием, отпуская грубые комплименты и давая волю рукам!
Заметив бегущую навстречу Адель, Брайенна облегченно вздохнула. Она гораздо лучше чувствовала себя, когда не оставалась с Робертом наедине.


И короля и Уоррика одолевали дурные предчувствия. Когда флагманское судно подошло к побережью Фландрии, они не увидели ни одного корабля. Только приблизившись к величественной гавани Слейса, заметили лес мачт.
— Клянусь Святым Причастием, — воскликнул Уоррик, — мой сын был во всем прав!
Он подал знак лучникам сбить генуэзцев с башенок, и в воздухе запели стрелы. Нужно было очистить палубы вражеских кораблей, чтобы английские воины могли высадиться.
Кристиан Хоксблад пробормотал себе под нос арабское ругательство. Стоило поджечь несколько кораблей противника, и весь флот был бы уничтожен, но эти тщеславные, гоняющиеся за славой дураки, предпочли схватку на суше гибели трех захваченных в плен английских судов.
Абордажные крючья были переброшены за борт вражеских кораблей, и воины короля Эдуарда, вооруженные мечами, начали перепрыгивать на их палубы. Хоксблад и два его оруженосца дрались с мечом в одной руке и кинжалом в другой, оставляя на своем пути, в два раза больше жертв, чем другие воины. Хоксблад заметил, как король и Уоррик брали в плен командиров, и снова выругался, уверенный, что те предпочтут скорее умереть, чем заплатить выкуп и вступить в бой на следующий день.
Увидев принца Эдуарда, Кристиан проложил к нему дорогу и встал рядом. Они широко улыбнулись друг другу, не в силах говорить — все равно ничего нельзя было расслышать в оглушительном шуме. Следующие два часа они сражались вместе, плечом к плечу и спина к спине с оруженосцами, причем успели вовремя прийти на помощь Эдмунду Кенту. Когда битва была почти выиграна, Хоксблад долго зачарованно наблюдал, как отец приказал привязать канаты к реям и повесить на них французских командиров. Только сейчас Кристиан понял, почему Уоррика прозвали Бешеным Псом.
Когда безоружные плененные суда были освобождены от цепей, раздался дружный приветственный клич англичан. Адмирал Морли и доверенный рыцарь королевы сэр Уолтер Мэнни вывели корабли из гавани, а король, поднявшись на борт «Эдуарда», встал на баке, чтобы приветствовать победителей.
Уоррик, мельком заметив сына, отсалютовал ему мечом. Чувства Кристиана Хоксблада к отцу постепенно менялись. Уоррик целиком доверился ему и разрешил показать дорогу к французскому флоту. Доверился только потому, что он был его сыном. Кристиан видел графа в бою: тот командовал более чем шестью тысячами воинов, одновременно успевая наблюдать за четырьмя тысячами матросов. Теперь Хоксблад испытал глубочайшее уважение к мужеству и воинскому искусству Уоррика, однако пока воздерживался судить о нем как об отце и муже.
Конечно, его маневр по возвращению кораблей достоин восхищения. Да и как приятно натянуть нос французам!
Кристиан склонил голову перед отцом в знак искреннего почтения к заслугам командующего боем.
Когда потери были подсчитаны, выяснилось, что убито более двадцати тысяч французов, а с английской стороны погибло около трех тысяч солдат
type="note" l:href="#FbAutId_34">[34]
.
Весь обратный путь в Англию Хоксблад и Али без устали помогали раненым, перевязывали и зашивали их раны. Кристиан знал, что ранения, полученные на море, редко воспаляются и заживают быстрее. Возможно, причиной этому был соленый воздух.
По всему берегу выстроились англичане, встречавшие победителей. Было решено отвести возвращенные суда вверх по Темзе, прямо в Лондонский порт, и пришвартовать их у пристани Тауэра. Новости о великой победе быстро распространились в Англии, и оба берега широкой реки кишели людьми — казалось, здесь собралось все население страны.
Король Эдуард был весьма удовлетворен успехами морского сражения. Это даст ему время собрать армию для вторжения во Францию. После битвы король Филипп прислал посланника с предложением о перемирии на год, но король Эдуард в ответ потребовал сначала освободить своего друга Уильяма де Монтекьюта. Эдуард не собирался ждать целый год, чтобы идти войной на Францию, но был не прочь поводить за нос Филиппа, пока Уильям не вернется домой к Кэтрин живым и здоровым.
Король радовался, что принц Уэльский вышел из битвы невредимым. Теперь Эдуард уверился, что за принца можно не беспокоиться: сын последует по стопам отца и станет великим королем-воином. Он крепко обнял принца.
— Ты воистину мой сын во всем, Эдуард. Я горжусь тобой больше, чем всеми своими подвигами!
— Ты подаешь мне столь великолепный пример, отец! Клянусь, что никогда не уроню твою честь в битве. Да, кстати, Кристиан де Бошем сражался одновременно мечом и кинжалом. Думаю, стоит попросить, чтобы он научил этому приему наших людей.
— Уоррик и я — мы оба благословенны в детях наших. Я поговорю с графом. По-моему, корнуольцы искусны в обращении с кинжалами. Не беспокойся, мы дадим воинов под начало Хоксблада — пусть обучает их.
Когда корабли встали на якорь у пристани Тауэра, двор и все жители Лондона вышли навстречу героям. Королева Филиппа, принцессы Изабелла, Джоанна и их фрейлины в праздничных нарядах выстроились на пирсе. Принц Лайонел и его придворные, по совету Роберта де Бошема, надели доспехи и шлемы с перьями в знак уважения к победителям. Оба понимали, что не должны выказывать неприязнь к королю, наследнику и Уоррику.
Король Эдуард поцеловал королеву и принцесс, но принц Джон Гентский, считая себя слишком взрослым для поцелуев, отсалютовал мечом отцу и брату и тут же засыпал принца Эдуарда бесчисленными вопросами о сражении.
Королева привезла детей из Виндзора на королевской барже, захватив с собой даже новорожденную, так что горожане охрипли от приветственных криков. Принцесса Изабел и ее фрейлины последовали примеру королевы и награждали благородных рыцарей поцелуями. Изабел приложилась губками к щекам своего брата принца Уэльского, его оруженосца, сэра Чандоса, уже посвященного в рыцари, и пошла вдоль строя, не в силах дождаться встречи с Эдмундом, графом Кентом. Джоан же начала с брата. Поцеловав его, она осторожно коснулась раны на лбу.
— Ничего, Эдмунд, по-моему, раньше ты был слишком уж красив!
Брат и сестра дружно рассмеялись.
— Вряд ли эта чертова штука достаточно глубока, чтобы оставить шрам, — заметил Эдмунд. В этот момент Джоан, подняв глаза, заметила приближавшуюся принцессу.
— Иисусе, — простонала девушка. — Будь ее воля, она съела бы тебя живьем!
Джоан поспешно отошла и встала перед принцем Эдуардом, почти ослепленным ее прелестью. На девушке был наряд бледно-розового цвета, отороченный лебяжьим пухом, что напомнило принцу о восхитительно-нежном торте — так бы и попробовал!
После крови и ужасов морского боя сладость Джоан очистит его, а звонкий смех сотрет из памяти эхо воплей раненых и умирающих, которые он слышит до сих пор. Когда их руки соприкоснулись, Джоан ловко сунула принцу записку, и сердца обоих воспрянули от радости: они молоды, живы и влюблены!
Брайенна поцеловала принца Эдуарда в щеку, но твердо решила, что Кристиан Хоксблад не дождется подобного знака внимания. Встав перед ним, девушка опустила ресницы и протянула руку, как всем остальным рыцарям.
Он поднес ее руку к губам и явно намеренно чуть прикусил кончик пальца. Ресницы девушки взметнулись вверх. Странное чувство охватило ее, когда она встретилась взглядом с его глазами.
«Они сапфировые или бирюзовые?» — зачарованно спросила себя Брайенна, не в силах отвернуться.
— Аквамариновые, — улыбаясь, пояснил Кристиан. Брайенна сразу же заметила, что на его лице нет ни црапины. Как всегда вышел из битвы невредимым! Неодолима сила этого человека. Вот и ее против воли неудержимо тянет к нему.
Девушка поднялась на цыпочки, с презрительной гримасой на губах, словно намеревалась плюнуть ему в лицо. Но его свирепый, как у ястреба, взгляд бросал безмолвный вызов и, более того, обещал жестокое наказание, если она осмелится оскорбить его. Собрав всю силу воли, Брайенна ответила таким же яростным взглядом, не позволяя ему взять над собой верх. Он укусил ее за палец, и хотя не причинил боли, она отплатит! Брайенна молниеносно припала к Кристиану и глубоко, до крови, вонзила острые зубки в мочку его уха. Этот неожиданный поступок дал понять Хоксбладу, что девушка неравнодушна к нему. Она возбудила его страсть. Он почувствовал, как кровь пульсирует в ранке, бешено бьется в груди. Брайенна Бедфорд действовала на него так же ошеломительно, как и он на нее. Кристиан не сомневался в этом.
«Возможно, хоть сейчас шрам останется», — удовлетворенно подумала Брайенна и, круто развернувшись, затерялась в толпе. Однако на языке еще долго оставался солено-металлический вкус его крови.
Король Эдуард решил вернуться в Виндзор на барже, вместе с королевой и инфантами. Он поднял руки, призывая к вниманию.
— Мы благодарим Бога за нашу великую победу и сегодня вечером все как один придем в Виндзоре! часовню на благодарственную службу. На следующей неделе на празднике в честь дня Святого Суизина м устроим турнир. Конечно, в этом году из-за войны он не будет таким многолюдным, как обычно. Но я обещала наверстать упущенное в будущем году, когда построю мою Круглую Башню. Я желаю основать Орден Благородства и Отваги — прославленнейший во всем христианском мире, и мы отпразднуем это событие СЕ великолепным турниром, который когда-либо устраивался.
Радостный рев толпы заглушил слова короля Эдуарда, и великан-монарх не уставал приветственно махать рукой на всем речном пути от Лондона до любимого Виндзора.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Желанная - Хенли Вирджиния



Roman super!!! Sovetuju vsem!!
Желанная - Хенли ВирджинияDEZIRE
31.03.2013, 19.13





Roman super!!! Sovetuju vsem!!
Желанная - Хенли ВирджинияDEZIRE
31.03.2013, 19.13





В 42 главе не хватает куска текста
Желанная - Хенли ВирджинияКейт
29.01.2014, 7.59





Очень понравилось, восхитительно-чувственно, страстно, динамично, даже волшебно. А какое обольщение, любовь, романтика! Интересно переплетаются мистика и эротика, масштабность военных баталий и роскошь королевского двора. (P.S. Главный герой - просто мечта любой женщины!)
Желанная - Хенли ВирджинияLady Alia
6.03.2014, 20.07





Роман очень понравился! хорошая, замечательная сказка! женщины действительно сильные, смелые! в них чувствуется личность! главный герой вызывает лишь положительные эмоции, хотя он крайне немногословен, чем временами, осложняет себе жизнь.rnкнига очень понравилась, не жаль потраченного времени!
Желанная - Хенли ВирджинияИринка
3.06.2014, 17.46





Удивляюсь, почему этого романа нет ТОП-100! Удивительный , настоящий роман со множеством героев, у каждого характер и своя судьба! И мистика, и любовь, и придательство, и верность! Об Кристиане писать не буду, прочтите получите истинное удовольствие!!! 100 баллов!
Желанная - Хенли ВирджинияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
10.09.2014, 17.43





замечательный роман.красивая любовь и герои.читайте.
Желанная - Хенли Вирджиниячитатель)
11.02.2015, 23.11





Роман интересный,главгер.-мегасексуален,нокак всегда у Хенли просто масса историч.несоответсвий,ну иладно,ЛР все таки,а не научная диссертация
Желанная - Хенли ВирджинияМария
14.03.2015, 0.16





Потрясный роман. Есть все- любовь, мистика, интрига. Даже военные сцены заставляют переживать за гг. 9 из 10.
Желанная - Хенли ВирджинияМирра
9.04.2016, 10.26





Мне понравился,советую очень интересный.
Желанная - Хенли ВирджинияСоня
12.04.2016, 8.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100