Читать онлайн Ястреб и голубка, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ястреб и голубка - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ястреб и голубка - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ястреб и голубка - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Ястреб и голубка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Мэтью Хокхерст медленно вел корабль вдоль побережья Девона. Он бросил якорь близ Тинтагиля, чтобы показать своей спутнице знаменитый замок, который, по преданию, принадлежал королю Артуру. Они обогнули мыс Лендз-Энд — Край Земли — юго-западную оконечность Англии, а затем снова остановились в причудливой гавани Маусхоул;
Сабби смогла осмотреть и эти места. Мэтью использовал любой предлог, любую уловку, какую только мог изобрести, лишь бы выиграть время и прибыть в Лондон как можно позже. Ему было известно, что Шейн получил приказ — состоять в свите королевы во время ее поездки по стране, и Мэтью намеревался доставить Сабби в Гринвич не раньше, чем во второй день июля.
Со своей стороны, Шейн Хокхерст, который не хуже Мэтью знал, что монарший отъезд назначен на первое июля, также не спешил возвращаться ко двору. Ему совсем не хотелось вместе со всей свитой покидать Лондон, где его ожидали многочисленные деловые встречи.
Он отложил отъезд из Девонпорта еще на неделю, желая, во-первых, удостовериться, что жизнь Джорджианы устроена должным образом, а во-вторых, уклониться от чести сопровождать королеву.
Оба брата ошиблись в своих расчетах на один день. Предполагалось, что ее величество посетит графство Норфолк и закончит свой вояж в Норидже — в Восточной Англии. Первая остановка намечалась в Теоболдсе, сельской резиденции Сесила, находившейся сразу же по выезде из Лондона. Вперед был выслан церемониймейстер, которому надлежало подготовить все для приема королевы и ее двора.
Дамы из свиты побывали в Теоболдсе заранее и пришли в ужас от того, какие жилища были там для них отведены.
Личные покои королевы отличались бьющей через край роскошью, но даже наиболее приближенные к ней особы были обречены ютиться все вместе, в одной комнате с прислужницами куда более низких рангов, а придворные мужчины — в другой.
Стараясь по возможности избежать встречи с Бесс сразу после того, как она тронется в путь, лорд Девонпорт предпочел сослаться на ужасающую тесноту апартаментов в Теоболдсе как на предлог, позволивший ему не присоединяться к королевскому кортежу, когда тот двинулся по направлению к замку у Бишоп-Стортфорда. Хокхерст редко пользовался отведенными ему личными комнатами на четвертом этаже Гринвичского дворца, потому что в Лондоне у него был собственный дом на берегу Темзы, но он — вместе с Бароном — намеревался провести здесь ближайшие несколько дней: он хотел обследовать некоторые помещения, пока отсутствуют их обитатели, входящие в свиту королевы.
Сабби была поражена многолюдьем и толкотней в Гринвиче — не только в самом дворце, но и в парке, во дворе и даже в конюшнях.
Это напоминало ярмарку, где ей довелось однажды побывать и где жонглеры и музыканты устроили веселое представление для горожан.
Одежды тех, кто попадался Сабби на глаза в Гринвиче, были столь яркими и причудливыми, что походили скорее на костюмы бродячих актеров. Каждый встречный торопился по своему делу и не обращал никакого внимания на окружающих.
Мэтью пообещал позаботиться о стойле для Субботы и пристроить где-нибудь два сундука Сабби, пока она не вернется от леди Эшфорд.
Свободных помещений во дворце было сколько угодно — теперь, когда ее величество изволила отбыть. Лицезреть королеву Сабби не удалось — она опоздала на полчаса, чтобы полюбоваться выездом процессии; однако обоз только готовился отправиться в путь: повозки с вещами королевы, кареты с ее высокопоставленными служителями и, в свою очередь, повозки с вещами и слугами этих важных особ. Сабби уже начала терять надежду, что в этой суматохе и толчее ей удастся отыскать леди Эшфорд, поскольку все казались слишком занятыми и озабоченными и могли дать ей лишь самые смутные указания, где можно найти эту леди.
В залах и переходах дворца Сабби совсем растерялась. Она повернула направо, потом налево, потом снова направо; она преодолела подъем почти в три лестничных пролета.
В конце концов какой-то юный паж, любопытство которого пробудилось при виде нового лица, проводил ее до королевской гардеробной, и она оказалась лицом к лицу с женщиной, которая выглядела куда старше, чем в детских воспоминаниях Сабби.
Обе женщины сверлили друг друга взглядами чуть ли не целую минуту, и наконец, собравшись с духом, Сабби спросила:
— Леди Эшфорд? Тетушка Кейт?
Рослая дама, которая, по-видимому, была некогда очень хороша собой, грустно поджала губы и хмуро откликнулась:
— Итак, как я вижу, они все-таки сплавили ко мне свою рыжую!
— Боюсь, что так, — подтвердила Сабби с тем же постным выражением на лице.
Глаза Кейт внезапно заискрились веселой усмешкой.
— Сегодня утром в часовне я просила и Бога, и дьявола, чтобы они послали мне пару рук на помощь… Похоже, кто-то из них снизошел к моим мольбам!
Сабби улыбнулась и присела в низком реверансе; она поняла, что они с тетушкой сумеют поладить.
Кейт Эшфорд имела обыкновение говорить безостановочно. Она никогда не умолкала.
В ней таился неиссякаемый источник сведений, наставлений, советов и сплетен, и она безотлагательно занялась приобщением Сабби к злободневным хлопотам.
— По правде говоря, ты не могла появиться в более удачный момент. Королева отправилась в поездку и оставила меня здесь, чтобы я почистила и обновила все те наряды, которые она не взяла с собой. Работы столько, что и за сто лет не управишься… — Она озабоченно покачала головой. — У нашей государыни платьев больше двухсот, и это только здесь, в Гринвиче… и столько же в Виндзоре, и в Хэмптон-Корте.
Едва закончив одну тираду, добрая леди немедленно начинала следующую, так что от Сабби требовалось только вовремя кивать головой.
— Фу! Дворец просто пропитан зловонием!
Давай откроем окна. Думаешь, для чего затеваются эти торжественные вояжи по стране?
Для того чтобы осчастливить подданных ее величества лицезрением королевы во всех городишках по пути следования? Как бы не так!
Это просто предлог, а на самом деле большие выезды нужны, чтобы этот дворец обезлюдел.
Ведь всю зиму тут размещаются полторы тысячи человеческих тел… Полторы тысячи немытых тел, со всеми их запахами, — добавила она, брезгливо поморщившись. — Господи прости, нужно очистить отхожие места, прежде чем установится погода потеплее, а то нас всех чума поразит! — Она выдержала короткую паузу и вновь повела речь о собственных заботах. — И ведь нужно приводить в порядок не только платья. А кринолины? А обувь? А драгоценности? Их надо и почистить, и починить, где потребуется… Я уж не говорю о париках! — Последнее слово она произнесла с особым ударением и закатила глаза к потолку. — У меня две помощницы, но у них на двоих мозгов меньше, чем у одной божьей коровки! А у тебя, судя по виду, есть голова на плечах, и ты, должно быть, знаешь чего хочешь. Мне придется платить тебе жалованье из своих собственных средств. Ну, разумеется, во дворце ты можешь рассчитывать на кров и на пищу, так что ешь сколько влезет, но это все, чем тебя может одарить королева. Она до того прижимиста, что готова изюминку разрезать на две половинки! Вот тебе и еще одно преимущество поездки по стране, понятно тебе? Каждый захолустный дворянин, которого она осчастливит посещением, опустошит все свои закрома и все погреба в округе: надо же кормить и развлекать тысячу с лишком важных гостей!
Зато какая честь — они потанцуют в его доме!
Впрочем, довольно болтовни. Я выделю тебе одну из наших личных комнат. Комнатушки у нас крошечные, но там, по крайней мере, есть кровать и окно, а это само по себе уже роскошь по здешним понятиям. В Гринвиче сколько угодно комнат без окон, можешь ты в это поверить? Ты будешь жить на третьем этаже, так что осмотрись с дороги… Ты ведь Сара, правильно?
— Нет, мэм. Меня все зовут Сабби… Сабина Уайлд.
Кейт так и пронзила ее взглядом.
— Ах да, теперь я вспоминаю.
Тетушка отвела ее в тесную комнатку на третьем этаже и распорядилась:
— Как только разберешься тут со своими вещами, спускайся в гардеробную и принимайся за дело. С каждым платьем придется как следует поработать губкой — пятна от пота под мышками очень трудно выводятся. И еще эти проклятые белила, которыми она обмазывает все лицо! Их готовят из смеси яичного белка, квасцов и буры. Отчищать от этой смеси парики и рафы — дело не из приятных!
Оставшись на несколько минут в одиночестве, Сабби оглядела свою каморку. Здесь, во всяком случае, была удобная кровать с вполне приличными покрывалами. В углу размещался шкаф для одежды; рядом находился небольшой умывальник с тазом и кувшином, а под ним — короб с ночной вазой. Самым большим достоинством комнаты были высокие окна — от пола до потолка. Взявшись за ручку одной из оконных рам, одновременно служившей и створкой балконной двери, Сабби открыла окно и вышла на маленький каменный балкон.
Затем она как можно шире раздвинула тяжелые шторы, оставив окно открытым, чтобы проветрить комнату: на такой высоте она могла не тревожиться, что кто-нибудь влезет в комнату через окно.
Ей снова пришлось воспользоваться услугами пажа, чтобы найти дорогу к конюшням, а там она потратила полчаса на поиски Мэтью. Он втащил сундуки Сабби к ней в комнатку, а затем они взглянули друг другу в глаза и произнесли одновременно одну и ту же фразу:
— Я думаю, нас не должны видеть вместе.
Оба засмеялись, потому что взаимное понимание давалось им легко, и Сабби сказала:
— Когда мы встретимся на людях, надо будет сделать вид, что мы видим друг друга впервые в жизни. Если кто-нибудь начнет обо мне расспрашивать… Все, что тебе известно, — это то, что я племянница леди Эшфорд. А сейчас, как я полагаю, ты должен заняться делами со славным и могущественным лордом Девонпортом, и если этот змей полюбопытствует, на что похожа его жена, скажи ему, что я беззубая, косоглазая, кривобокая и что я жду не дождусь, когда же он примчится в Блэкмур, чтобы затащить меня в постель!
— О, мне пока незачем беспокоиться насчет Хока, — сказал он беспечно. — Он уехал… в свите королевы.
Лицо у Сабби вытянулось. Черт побери этого мерзавца, который готов быть на побегушках у женщины только потому, что та — королева! Что ж, прежде чем она, Сабби, с ним разделается, он у нее и побегает, и попрыгает по-другому! Будет дергаться, как висельник в петле!
Распаковывать сундуки Сабби не стала, поскольку и так уже слишком долго заставила ждать тетушку. Первые дни она будет просто образцом усердия, чтобы завоевать уважение Кейт и укрепить свое положение. Она будет впитывать все, как губка, а кто может быть лучшим наставником, чем говорливая хранительница королевских нарядов?
— Ах, девочка, вот и ты наконец, — с радостью встретила ее Кейт. — Я уже разобрала манишки, нижние юбки и воротники… приготовила их для прачек. Им все нужно передавать по счету, а иначе эти бойкие молодки быстро научатся подбирать, что плохо лежит!
Вот посмотри, на каждой вещичке из королевского белья вышита монограмма и корона, видишь? Если за прачками не проследить, с них станется продать что-нибудь из белья… с черного хода… по десять фунтов за панталоны королевы, можешь себе такое представить?
Так что одна из наших обязанностей — отдавать и принимать белье по счету и проверять все самым строгим образом. Ну, теперь ты бери губку и начинай выводить пятна. Имей в виду, у некоторых платьев, где фасон посложнее, рукава прикрепляются к платью шнуровкой, и чистить их надо отдельно. Рукавами мы займемся через пару дней: будем пришивать самоцветы и бусинки, которые плохо держатся и могут оторваться. Ах да, мне теперь нужно проверить, как там идут дела у девушек, которых я посадила чистить обувь ее величества — башмачки, нарядные туфли и сапожки. У нее их, видишь ли, более пятисот пар.
Сабби едва рот не разинула от таких необычайных новостей. У нее самой в распоряжении имелась единственная пара сапожек для верховой езды — чтобы выходить из дома — и пара домашних туфель из тонкой черной кожи. Она уселась на табурет, взяла мягкую тряпицу, смоченную мыльным раствором, и принялась за чистку королевских платьев.
Лиф каждого из них был испещрен пятнами от жира, вина, пота и пудры, а все юбки перепачканы глиной, пылью и даже тем, что попадается на полу в конюшнях.
Вернувшись в гардеробную, Кейт пристроилась рядом с Сабби на другой табурет и тоже взялась за работу.
— Таких роскошных нарядов я в жизни не видела, — сказала Сабби, поглаживая расшитый самоцветами бархат.
— Двор символизирует могущество и божественную сущность монархии. Нашей несравненной королеве необходимы зримые признаки этого величия. Один лишь взгляд на нее должен порождать благоговейный трепет.
Придворные дамы — не более чем часть общей декорации: королева должна резко выделяться на этом фоне. Хочу тебя предупредить: малейший намек на то, что кто-либо из дам обладает большей привлекательностью, чем она сама, приводит ее величество в настоящее бешенство, а когда наша государыня дает волю своему нраву, на нее даже глядеть жутко… но навлечь этот гнев на себя… не приведи Господь! Она подозрительна, придирчива, настроение у нее переменчиво до крайности. Случается, что она и поколачивает фрейлин, но чаще всего ограничивается словесными оскорблениями.
У нее язвительный ум и острый язык, которого все боятся как огня. Сопровождающие ее дамы обязаны одеваться в белое или носить платья блеклых тонов, и тогда эти монаршие одеяния, сверкающие драгоценными камнями, выглядят особенно эффектно. Никому не позволено затмевать властительницу. Все обязаны держаться в тени и способствовать возвеличиванию Глорианы!
— Вы ее ненавидите?
Это прозвучало как вывод, а не как вопрос.
Кейт покосилась на племянницу.
— Ну что ты, это считалось бы государственной изменой. Мы ее любим всей душой.
— Но если она доводит своих фрейлин до слез и делает их жизнь невыносимой, почему же они соперничают друг с другом, добиваясь придворных должностей?
— Ах, она ведь многолика, ты разве этого не знаешь? Часто она являет собой просто образец великодушия и милосердия. Она может быть приветливой, снисходительной и дружелюбной; она может быть неотразимой… если захочет. Ее улыбки и знаки благосклонности могут согреть твое сердце. Она никогда никому не наскучит. От нее словно исходит какое-то сияние. Женщины не могут противиться чарам этого двора. И, кроме того, где еще сыщется общество, в котором так легко подцепить богатого и знатного кавалера?
Сабби рассмеялась от души. В ехидных рассуждениях тетушки раскрывалась неприкрашенная правда!
К тому часу, когда Кейт в сопровождении Сабби отправилась в обеденную залу, население дворца заметно поредело: осталась пара сотен слуг и горстка придворных. На недостаток снеди жаловаться не приходилось, хотя королева уже покинула свою излюбленную резиденцию.
Так или иначе, вино в кувшинах убывало даже быстрее, чем обычно, и столы ломились от яств.
— После ужина, если день праздничный, во дворце устраиваются балы и маскарады, а в обычные дни — просто танцы и картежные игры до полуночи, но конечно сегодня ничего такого не будет. Я, во всяком случае, благодарю Создателя за то, что смогу как следует отдохнуть у себя в постели. До того устала, просто руки-ноги отваливаются.
— Для меня этот день тоже был слишком долгим, тетушка Кейт, — тихо отозвалась Сабби. — Но я вам от всего сердца благодарна за то, что вы для меня сделали.
— Да что ты, дитя мое, это для меня удовольствие — заполучить в свое распоряжение новую пару ушей. Обо мне такой слух пущен, будто я люблю только звук собственного голоса. — Она засмеялась и похлопала Сабби по плечу. — Ну что, пойдем наверх?
Сабби обрадовалась возможности проделать этот путь в обществе Кейт: самой ей не под силу было бы отличить один коридор от другого. У себя в комнатке, оказавшись наконец в одиночестве, она испытала огромное облегчение. Чудесно, что первый день при дворе остался уже позади: начало было положено, и начало хорошее. Теперь Сабби порадовалось тому, что королева отсутствует: это давало ей время, чтобы получше познакомиться с дворцом и придворными порядками.
Она зажгла свечи в канделябре и, сняв платье, повесила его в шкаф. Затем, налив немного воды из кувшина в таз, ополоснула лицо и шею. Потом освободилась от маленькой подкорсетной блузы-манишки, после чего вымыла грудь и руки под мышками.
И наконец, сбросив башмаки, чулки, нижнюю юбку и панталоны, она вымыла свои длинные ноги сверху донизу.


С головы до пят одетый в черное, Шейн Хокхерст завернулся в плащ и вышел из своей спальни на балкон четвертого этажа. С минуту он постоял, не шевелясь, в ожидании, пока глаза привыкнут к темноте, а затем, уверенными скользящими движениями перебравшись через два балкона, спустился на каменный балкон третьего этажа. Взглядом он обшарил темноту, пытаясь заметить внизу, на земле, хоть малейшие признаки жизни, но затем краем глаза уловил какое-то неясное движение внутри комнаты, по другую сторону балконной двери, и это мгновенно привлекло его внимание. Он увидел молодую женщину, которая отжала воду из пары чулок, а затем, привстав на цыпочки и подняв руки к верхнему краю зеркала, повесила чулки сушиться на раму. Она была совершенно нагая — нагая, как в тот миг, когда явилась на свет! Он даже дыхание задержал, когда она опустилась на колени перед сундуком и начала шарить внутри, пытаясь — по-видимому, безуспешно — что-то там отыскать.
Сабби помнила, что взяла с собой две ночные рубашки, но они, должно быть, находились в другом сундуке. Она тихонько чертыхнулась себе под нос, а затем оглянулась в сторону окна. При виде раздвинутых штор она вдруг почувствовала себя неуютно. Голос рассудка напоминал ей, что здесь, на третьем этаже, она находится достаточно высоко над землей и никто не может за ней подглядывать; однако что-то заставило ее задернуть шторы… может быть, просто прирожденная скромность. Поиски рубашки заняли минуту-другую, затем она встала и направилась к балконному окну.
Телесный отклик Хокхерста на явление обнаженной незнакомки оказался мгновенным и недвусмысленным. Шейн стоял неподвижно, но горячая кровь взыграла в чреслах, отгоняя все мысли, кроме одной. Он уставился на прелестное видение немигающим взором, опасаясь только, как бы не упустить ни единого момента этой дивной пантомимы. Ее груди выдавались вперед, восхитительно округлые и соблазнительные; талию, казалось, мужчина может обхватить пальцами одной руки; но самым необычным в этой красавице были ее волосы. Они спадали чуть ли не до колен красновато-медным облаком. Шейн облизнул внезапно пересохшие губы; она теперь была так близко, что он мог бы достать ее рукой. Она потянулась, чтобы задернуть шторы, и он был поражен, увидев, что и лицо ее не менее прекрасно, чем фигура.
Лишенный возможности ее созерцать, он почувствовал себя так, словно его оборвали, и обозлился, как собака, у которой отняли добычу. Он уже готов был распахнуть окно и шагнуть внутрь, чтобы взять желаемое… но внезапно вспомнил, что его дожидается Барон, и притом дожидается в таком месте, где могла таиться серьезная опасность. Как же можно было забыть об этом? Настойчивая пульсация требовательной плоти никак не способствовала улучшению настроения, и он мысленно послал проклятие бабенке, которая с такой легкостью разожгла в нем вожделение.


На следующий день всем пришлось всерьез заняться уборкой дворцовых помещений. Каждая балконная дверь, каждое окно были распахнуты настежь, чтобы улетучился спертый воздух, а свежий воздух проник внутрь. Уборщики и уборщицы выгребали старый резаный тростник, которым был присыпан пол, смахивали пыль и паутину с картин в позолоченных рамах, со стенных светильников и потолочных арок, счищали присохшую грязь с полов и доводили до блеска мебель с помощью пчелиного воска и скипидара.
Сабби снова трудилась над королевскими нарядами бок о бок с Кейт, впитывая сплетни и советы, на которые тетушка не скупилась. Во время ленча ее представили нескольким дамам, которые по тем или иным причинам не уехали с королевой: сестры Кэри — Кэтрин и Филадельфия, леди Лейтон, леди Холби и леди Бэроу. Сидя за одним столом, они держались приветливо и непринужденно, поскольку на этот раз не было надобности в соблюдении множества формальностей. Обычай требовал, чтобы дежурная фрейлина обтирала каждую тарелку кусочком хлеба с солью и отвешивала три поклона. Каждое блюдо полагалось отведать для проверки, не отравлено ли оно, и только потом его подносили королеве, чтобы она могла отрезать порции по своему усмотрению. Сегодня можно было обойтись без всех этих церемоний.
Присмотревшись к нарядам окружающих дам, Сабби пришла к заключению, что ее собственные одеяния чрезвычайно старомодны и отличаются излишней строгостью. Надо будет вооружиться ножницами и нитками и вечером увеличить вырез в трех ее платьях. Сегодня она была в светло-зеленом и знала, что этот цвет ей к лицу; но она быстро смекнула, что вырез лифа придется сделать куда глубже, если она не хочет, чтобы над ней смеялись как над деревенской скромницей-простушкой.
Из украшений на сестрах Кэри были только простые нитки жемчуга и по одному колечку у каждой, зато драгоценности других дам вызвали у Сабби искреннее восхищение. На портретах Елизаветы, которые она видела раньше, пальцы королевы были просто унизаны перстнями, и, очевидно, придворные дамы старались следовать примеру государыни. У Сабби вообще не было никаких драгоценностей, и она сразу же начала соображать, как бы и ей раздобыть таковые.
— Когда королевы нет, мы просто тупеем, — пожаловалась леди Холби. — Кажется, еще немного, и мы зачахнем от скуки.
— Этого нельзя допускать ни в коем случае! — живо откликнулась леди Лейтон. — Я решила завтра же вечером устроить небольшой прием и уже уговорила леди Бэроу помочь мне все подготовить. Может быть, леди Эшфорд, и вы не откажетесь присоединиться к нам?
— Признаюсь вам, дорогая, все, о чем я мечтаю, — это о возможности дотянуть до вечера и отдохнуть. Но, думаю, моя племянница Сабина была бы счастлива воспользоваться вашим великодушным гостеприимством. Она только вчера приехала из своего городка и впервые при дворе… Для нее это был бы сущий дар судьбы — завести знакомство с благожелательными и достойными людьми, пока не слетелись стервятники.
— Да, она очень мила, — заметила Филадельфия Кэри. — С таким лицом она быстро наживет себе врагов.
Сабби улыбнулась.
— Какое у вас необычное имя!
— Да и ваше в Англии не часто встречается, и на него тоже обратят внимание, — предупредила Филадельфия.
Леди Лейтон понизила голос:
— Придется шепнуть словечко кое-кому из кавалеров. Вы с удивлением обнаружите, как много джентльменов уклонились от чести сопровождать королеву, и каждый из них будет искать развлечений.
Едва разговор коснулся этой темы, Кэтрин Кэри заметно оживилась:
— Вчера вечером я видела Хитрого Лисенка и Цыгана, и еще ходят такие слухи, что Бог Морей тоже пока не тронулся в путь.
Заметив недоумение Сабби, Кейт рассмеялась и пояснила:
— При дворе большинство мужчин имеют прозвища, которые придумывает ее величество.
Леди Лейтон без тени стеснения подмигнула:
— Тем не менее, любой из них стоит того, чтобы поразвлечься с ним в постели.
Сабби была почти уверена, что эта дама замужем, и ее покоробила такая бесстыдная откровенность.
— Ох, святые угодники, все эти открытые окна меня в могилу сведут! — воскликнула вдруг ее тетушка. — Отовсюду дует, у меня каждая косточка ноет! Сабби, душенька, будь добра, принеси мне шаль из моей спальни.
Сабби вышла из длинной обеденной залы и на мгновение остановилась, не зная, в какую сторону ей следует направиться. Как ей казалось, гардеробная расположена где-то справа, но потом пришлось повернуть налево, чтобы попасть на лестницу; поднявшись на второй этаж, Сабби очутилась в коридоре, который, в свою очередь, позволил ей добраться до центральной лестницы, ведущей на третий этаж. Еще один поворот — и она поняла, что в этой части дворца раньше не бывала. Она находилась на пересечении двух широких переходов; в один из них выходило множество дверей, а другой представлял собою длинную галерею с зеркальными стенами.
Она повернулась, чтобы возвратиться назад тем же путем, каким пришла сюда, но все вокруг выглядело совершенно неузнаваемым, и она поняла, что заблудилась. И тут с огромным облегчением она увидела в дальнем конце зеркальной галереи незнакомого джентльмена, направлявшегося в ее сторону. Когда он подошел поближе и она увидела, как он одет, стало ясно, что это вельможа высокого ранга. На нем был алый кафтан с черными прорезями; высокие сапоги с отворотами, сделанные из черной оленьей замши и украшенные алыми кантами, могли бы показаться произведением искусства. Щегольская короткая накидка подчеркивала не правдоподобную ширину плеч незнакомца.
Он улыбнулся; на его смуглом лице блеснули белые зубы, и Сабби почувствовала, что у нее ноги подкашиваются и кровь застывает в жилах — до того он был красив. Их разделяло уже столь малое расстояние, что она могла — или ей показалось, что могла, — ощущать тепло его высокого мускулистого тела.
— Сэр, — с трудом обратилась она к нему, с удивлением отметив, как хрипло звучит ее голос, — я безнадежно сбилась с пути и совершенно растерялась.
Он взглянул на нее с насмешливой серьезностью.
— И я тоже, сударыня, — ответил он, прижав руку к сердцу.
Она широко открыла глаза, и в них сверкнули зеленые искры:
— Умоляю вас, милорд, не смейтесь надо мной.
Он взял ее за руку и потянул за собой:
— Сюда, милочка.
— Но… но я же еще не сказала вам, куда мне нужно попасть… — слабо запротестовала она.
Они оказались в уединенном алькове
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
, и, когда он окинул ее взглядом, она поняла, что и его усмешка, и намерения не сулят ей ничего хорошего!
Он же, со своей стороны, обнаружил, что глаза искусительницы подобны двум светло-зеленым заводям, и это открытие доставило ему истинное удовольствие. Он провел бессонные часы, пытаясь сообразить, какого же они цвета. А теперь он воскрешал в памяти великолепные формы, скрытые сейчас ее скромным платьем. Его яркие синие глаза играли с ней в какую-то игру, и она почувствовала: еще мгновение, и в эту игру, помимо глаз, вступят иные силы… Так и случилось.
Он высоко поднял ее, прижал к себе и запечатлел на ее губах дразнящий поцелуй. Она не могла не ощутить, какая аура мощи и неукротимости окружает его. Конечно, физически он был неизмеримо сильнее ее, и о том, чтобы вырваться, не могло быть и речи. Оставалось только возмутиться вслух, и она уже открыла было рот, чтобы запротестовать против столь бесцеремонного обращения, но и это оказалось невозможным: он заглушил ее протесты огненно-жадным поцелуем. Горячие волны неведомого чувства прокатились вдоль всего ее тела. Она быстро отклонила голову, освобождаясь от нежданного натиска; ее рука отлетела назад, и он получил то, чего меньше всего ожидал, — звонкую оплеуху. Пораженный, он поставил ее на пол и, угрожающе прищурившись, процедил:
— В какие это игры вы играете, сударыня?
— Ах вы распутник!.. — Ее грудь ходила ходуном от негодования. — Вы… вы… совратитель девственниц!
Он рассмеялся: высокопарная отповедь его позабавила.
— Девственниц? Это ты про себя, голубушка? Что-то верится с трудом. Ты делаешь вид, что заблудилась, заманиваешь меня в альков, потом подзадориваешь меня такой миленькой затрещиной и отказываешь мне в том, на что сама напросилась!
— Делаю вид? О чертов повеса… воспользовался моей невинностью… — забормотала она.
— Невинностью? — расхохотался он. — Любая особа женского пола утрачивает невинность, если пробудет здесь, во дворце, дольше двадцати четырех часов!
Ее глаза загорелись дерзким огнем.
— Я провела здесь ровно двадцать три часа. Так что вам остается один час, чтобы меня обольстить! — с вызовом выпалила она, и он внезапно почувствовал, что встал на опасный путь. Сейчас ее близость породила в нем тот же пульсирующий жар, что и вчера вечером.
Обычно он умел держать свое тело под строжайшим контролем, и его раздосадовало, что эта рыжая малышка с такой легкостью заставила его утратить власть над собой.
С самым церемонным поклоном он осведомился:
— Могу ли я проводить вас, сударыня?
— Убирайтесь к дьяволу! — фыркнула она и, повернувшись на каблуках, вырвалась прочь из алькова и зашагала по коридору с таким уверенным видом, как будто точно знала, куда идти.
— Ах ты дрянь! — пробормотал он себе под нос. — Веду себя, как положено мужчине, — она брыкается; веду себя, как положено джентльмену, — опять не угодил!
Он провожал ее задумчивым взглядом. Невинное создание или опытная куртизанка?
В обоих случаях следует задать ей в постели хорошую трепку!
Когда Кейт нашла племянницу, та стояла у окна в своей комнате и напряженно вглядывалась куда-то вдаль, явно позабыв обо всем, кроме предмета, приковавшего ее внимание.
— Проснись, спящая красавица! Я уж думала, что тебя похитили разбойники.
— Тетушка Кейт, скорее, кто этот всадник — на вороном жеребце? — указала она пальцем сквозь стекло.
— А-а, так вот в чем дело! Ничего удивительного, что у тебя ум за разум зашел. Это наш Бог Морей! Все женщины тают от одного его взгляда.
«Да пропади он пропадом, мне и плюнуть-то в его сторону противно!» — так вульгарно выразилась мысленно Сабби, хотя и знала, что лукавит сама перед собой.
— Ну же, милая, пойдем. Если сегодня управимся с двумя десятками платьев, то завтра сможем приняться за чистку драгоценностей.
Ты будешь в восторге от этих украшений, Сабби. Любая женщина за них продала бы душу дьяволу. Подожди только, я отопру некоторые ее ларцы. Ты правильно поступила, приняв приглашение Энн Лейтон на завтрашний вечер. Надеюсь, ты умеешь играть в карты. Ей понадобится устроить игру, чтобы приманить мужчин, понимаешь?
В картах Сабби была отнюдь не сильна и сразу подумала, что надо посоветоваться с Мэтью, но пока она только спросила:
— Разве леди Лейтон не замужем?
— Разумеется замужем. И она, и Мэри Бэроу. Их мужья сейчас в Голландии — воюют в армии Лестера. Но можешь не сомневаться: если бы оба они присутствовали на завтрашнем вечернем приеме, это ничего бы не изменило. При дворе все мужья и жены наловчились изображать слепых, когда любовные связи сулят семейству выгоду. — Кейт метнула проницательный взгляд в сторону Сабби. — Имей в виду, тебе надо держать ушки на макушке и быстро распознавать, где сильный покровитель, а где слабый, иначе от тебя останутся только рожки да ножки. Пока не удостоверишься, что зверь в капкане, никого и близко не подпускай и, ради всего святого, будь осмотрительна и не позволяй себе потерять голову из-за какого-то красавчика.
Перед тем как улечься спать, Сабби осторожно прокралась к комнате Мэтью и тихо постучала в дверь. Ей ответил знакомый голос:
— Входи, дорогая, ты сегодня рано… — Дверь открылась, и он сразу сменил тон. — О, Сабби, это ты!
— У меня сложности! — сообщила она без обиняков.
— Понятно, — протянул он. — Мне это все дамы говорят.
— О Мэтт! — засмеялась она. — Не надо так со мной шутить. Это неблагородно.
Он подмигнул:
— А что я такого сказал? Заходи, пока тебя никто не видел.
Мэтью явно только что кончил бриться. Он ополоснул бритву с ручкой из слоновой кости, а затем налил и себе, и гостье по бокалу красного вина. Сабби уселась около миниатюрного столика и отхлебнула из бокала.
— Послабее, чем бренди.
— Да, но зато более коварное. Когда глотнешь бренди, оно сразу бросается в голову, и ты это знаешь заранее, а вот с вином может получиться по-другому — к тому времени, когда ты поймешь, что хватил лишку, весь твой пыл успевает улетучиться, ., и оказывается, что ты упустил свой шанс.
— Спасибо, что предупредил. Я приглашена к леди Лейтон: завтра вечером она устраивает прием. И мне нужно научиться играть в карты!
— Сабби, я всю жизнь играю в карты, а Хок может меня обыграть девять раз из десяти. Невозможно усвоить всю картежную премудрость за один урок.
— Ладно, научи меня чему-нибудь. Как плутовать… или блефовать…
Он изумленно поднял брови.
— Ты это серьезно? Ты действительно собираешься плутовать?
— Ты точь-в-точь как моя бабушка, — сказала она, сморщив нос.
— Ладно, посмотрим. Наверное, я сумею научить тебя играть в сант. — Он вручил ей колоду карт. — Отбери и отложи в сторону все карты ниже семерки. Для игры останутся тридцать две.
Он весело смеялся, когда карты начали сыпаться из ее непривычных рук, но вскоре она уже управлялась с колодой уверенно, тасуя и сдавая карты со сноровкой заправского игрока.
— В картах четыре масти, и самая старшая карта в каждой масти — туз, — терпеливо объяснял он. — Теперь раздай каждому из нас по двенадцать карт.
Она слушала внимательно: уж очень ей хотелось научиться.
— Принято играть на какие-то ставки; обычно играют на деньги, — предупредил он свою ученицу.
Она проиграла, и он заявил:
— Теперь ты должна мне один золотой.
— О Мэтт, ты уж слишком многого хочешь! — вознегодовала она.
Он покосился на нее:
— А как же. Мне это…
— ..Все дамы говорят, — закончила она и шлепнула его за вольную шуточку.
Обучение заняло больше часу, но она добилась-таки того, что начала выигрывать.
— Смотри-ка, до чего быстро научилась, — похвалил ее Мэтт.
Она вскинула на него зеленые глаза и передразнила:
— Мне это все мужчины говорят.
Он наслаждался ее обществом и сожалел, что пригласил другую женщину провести с ним вечер.
— Ладно, пойду-ка я лучше отсюда, пока не явилась твоя дама.
Она вздохнула и поднялась с места.
— Сабби, если ты останешься, я ее спроважу, — предложил он.
— Мэтт, пожалуйста, не надо портить нашу чудесную дружбу всяким лишним вздором.
Она быстро поцеловала его в щеку и ушла.
«Чтоб меня черти взяли, — обозлился Мэтт на самого себя. — Я даже не предупредил ее, что Хок пока во дворце!» Подумав, он написал несколько слов, отыскал комнату Сабби и подсунул записку под дверь.
Она заметила послание не сразу, а лишь тогда, когда уже собралась гасить свечи. Оно гласило:
«Сабби, я должен предупредить тебя, что Хок еще во дворце. Попытаюсь разузнать, когда он отправится догонять свиту. Мэтт».
Когда она это прочла, у нее перехватило дыхание.
Ненависть к бессовестному супругу взметнулась в ней как огненный столб. Ее ирландская кровь говорила: он ей враг. Она узнает о нем все-все самое сокровенное, все, что возможно. Она узнает все о его врагах и друзьях, о его жилище и привычках, о талантах и пристрастиях.
Уже забравшись в постель, лежа под одеялом, она все еще сжимала кулаки.
Молча она клялась себе, что разведает все о его слабостях и уязвимых местах… и погубит его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ястреб и голубка - Хенли Вирджиния



замечательный роман,но героиня ЧЕРЕСЧУР неприступная
Ястреб и голубка - Хенли Вирджиниявиктория
10.12.2010, 18.57





Киевый роман супер
Ястреб и голубка - Хенли ВирджинияДиана
29.01.2012, 18.02





Interesniy roman,no dumayu cherezchur mnogo postelnyx stcen. syujet ochen interesniy,GG svoeobraznye.9 iz 10
Ястреб и голубка - Хенли ВирджинияDil
15.03.2012, 13.04





девочки, роман еще не дочитала но главная героиня хороша !!! стерва!
Ястреб и голубка - Хенли Вирджинияанна
15.03.2012, 22.48





Уф! Дочитала уж! Несерьёзный какой-то роман. Много неточностей, нелогичности, нестыковок. Половина романа, вообще, - история Англии во времена правления династии Тюдоров, а также описание стиля одежды, вплоть до того, из чего изготавливают материю для этой самой одежды. Герои - ... !!! После такого глупого романчика хочется лёгкого и приятного. Вот и почитаю Сандру Мартон, вторую книгу из серии про братьев Найт.
Ястреб и голубка - Хенли ВирджинияПсихолог
16.05.2012, 16.12





впервые столкнулась с тем,что о-о-очень трудно было дочитать. К тому же много неточностей и нестыковок, кроме того, ЭТО, отнюдь, не легкое чтиво... А после прочтения вовсе не осталось никаких воспоминаний.
Ястреб и голубка - Хенли ВирджинияItis
24.06.2012, 21.08





Мне очень понравился роман! Первый раз встречаю такую героиню, ещё та штучка!!! Захватывающе!
Ястреб и голубка - Хенли ВирджинияОльга
21.08.2012, 23.20





Замысел романа интересен,но...слишком растянут...
Ястреб и голубка - Хенли ВирджинияНИКА*
1.08.2013, 18.58





Давно искала этот роман. Перечитала и не разочаровалась. Супер.
Ястреб и голубка - Хенли ВирджинияМиМаДи
17.11.2013, 11.27





Роман супер!!! Перечитываю книгу во второй раз, и не могу оторваться! А главные герои просто восхищают! Сабби Уайлд- сильная и смелая женщина с хорошим умом, которому женщины нашего времени могут только позавидовать, особенно тому как она превосходно умеет вести себя с мужчинами и крутить ими как ей хочется и добиваться того, что она желает. В наше время таких женщин с изощренным умом- на пальцах сосчитать!
Ястреб и голубка - Хенли ВирджинияСтелла
12.06.2014, 10.32





Польстилась на последний положительный отзыв и разочаровалась. в начале очень интересно! и героиня кажется сильной, умной, даже немного отчаянной. постепенно, попадая ко двору, она начинает тупеть. и творит невесть что! сложно понять, чего она хочет и чего добивается. к тому же самая неприятная линия, это, как и всегда, короли. такая ничтожная противная женщина! к тому же, я уверена, не могла она так просто простить им выходку. ведь это равносильно измене короне! за такое не то, что посадить, а голову отрубить она вполне могла! кажется, будто конец книги обрубили - то в мельчайших деталях каждый военный шаг описывали, планы на будущее, а потом раз - и всё! он уходит на войну, она беременная. а что сделает королева? а что будет на войне? такое ощущение, что в какой-нибудь следующей книге натолкнусь на короткую строчку про гибель нынешних главных героев. и зачем лезть ко двору, когда и так уже всё есть, раз ты жена? и почему не посидеть бы тихонько, чтобы просто выжить? раз знает, как опасна королева? и действительно, слишком много описаний нарядов, будто писателю одежды не хватает. или стоило стать дизайнером одежды. любовные утехи - кажется, от книги к книге мужское достоинство сильно увеличивается в размерах, а аппетиты становятся непомерными! и рана не успела затянуться, уже кинул её в постель - может, у него болезнь какая? что постоянно чешется? любви не заметила. даже обидно! только сплошная похоть. но, среди разврата и хаоса, есть самый лучший герой, который мельком появляется на страницах книги, это Барон. жаль, не раскрывается полностью его сущность. но такой благородный, умный, сильный духом, смелый и терпеливый! вот ради него и стоило бы читать! и ради такого стоило бы отдельную книгу написать.
Ястреб и голубка - Хенли ВирджинияИринка
14.06.2014, 17.30





Насчет нестыковок - это ведь РОМАН, а не учебник истории и он совсем неплох! Но "Желанная" мне больше понравился. Не смотрите на коменты, начинайте читать и вы поймете Ваше это или нет. С низким рейтингом романы бывают еще лучше, чем с высоким, проверено!!!
Ястреб и голубка - Хенли ВирджинияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
17.09.2014, 10.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100