Читать онлайн Сокол и цветок, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сокол и цветок - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сокол и цветок - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сокол и цветок - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Сокол и цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Лучи майского солнца очень рано разбудили Эстеллу и Джезмин. Женщины умылись, позавтракали хлебом и сыром, оставшимися от ужина, и пошли будить Дэвида, спавшего около вьючных лошадей, для пущей безопасности последних.
Солнце скоро растопило утренний туман, лежавший в лощинах. Они успели отъехать от Марлборо мили на три, когда из-за деревьев выехали четверо вооруженных людей и преградили им дорогу. Дэвид вытащил меч и с удивительной храбростью защищал женщин до тех пор, пока один из нападавших, заехав сзади, не ударил его в спину.
Джезмин вскрикнула и уже собиралась спрыгнуть на землю и броситься к упавшему юноше, как увидела на дороге несущихся галопом всадников и вонзила каблуки в бока кобылки. Лошадь полетела вперед. Де Берг не был уверен в том, что девушка знает, кто ее преследует... до того момента, когда она с силой ударила его хлыстом по лицу так, что хлынула кровь. Теперь на загорелой коже останется белый шрам.
–Схватить ее, – приказал Фолкон двум рыцарям и, развернув коня, помчался за неудачливыми похитителями.
К сожалению, его люди уже успели расправиться с двумя. Одного из оставшихся Фолкон пронзил мечом. Сталь вошла так глубоко, что застряла в теле, и Фолкон не смог сразу вытащить оружие, поэтому спешился и, выхватив кинжал, стащил с коня последнего негодяя. Придавив ему горло коленом, Фолкон приставил к его шее кинжал и процедил всего лишь одно слово:
– Кто?
Похититель затрясся от ужаса. Фолкон безжалостно уколол его острием.
– Роджер де Беламе... Хоторн-Касл...– пробормотал он и, ничего не успев почувствовать, кроме непонятной обреченности, начал нежданное путешествие в мир иной.
Де Берг обернулся и увидел, как Джезмин пытается вырваться из сильных рук рыцарей.
– Что, необходимо сразу двоим твоим грубиянам держать меня? – прошипела она.
– Сразу двоим, чтобы не дать мне выбить из тебя дух! – Он показал на безжизненное тело Дэвида, которого в этот момент осторожно поднимали с земли.– Ты виновата в том, что его ранили, а может, и убили.
– Бедный Дэвид, – заплакала Джезмин.– Он был таким храбрым! Позволь мне помочь ему!
Ревность пронзила сердце Фолкона, словно отравленная стрела. Неужели между этими двумя что-то есть?
Эстелла, осмотрев рану юноши, подняла глаза.
– Ее нужно немедленно промыть и перевязать. Кроме того, парень должен отдохнуть часа два, прежде чем мы попытаемся увезти его.
Фолкон кивнул и тихо сказал:
– Это вполне соответствует моим планам, госпожа Уинвуд. Позаботьтесь о нем, а у меня есть еще одно дельце.
Джезмин испуганно сжалась, но тут же поняла, что Фолкон не обращает на нее ни малейшего внимания. Это было вовсе не намеренное презрение – жажда мести обуревала де Берга. Оставив широкоплечего рыцаря охранять женщин, он с мрачной решимостью вскочил в седло. Шесть человек ворвались в Хоторн-Касл, словно неудержимый ураган. Роджер де Беламе со своими людьми как раз завтракал, и все еще были в зале. Фолкон прихватил длинную веревку со скользящей петлей. Без лишних слов и не моргнув глазом он прыгнул на возвышение и, скрутив Беламе, надел ему на шею петлю.Четверо рыцарей де Берга, обнажив мечи, удерживали на расстоянии людей Беламе, пока пятый, вскочив на стол, помогал Фолкону перекинуть веревку через потолочную балку. Они повесили Беламе прямо на глазах у его бессильных слуг. При виде почерневшего лица бьющегося в петле хозяина у них пропало всякое желание мстить, поскольку каждый осознал справедливость возмездия для человека, жившего разбоем и насилием.
Фолкон оглядел собравшихся и коротко объявил:
– Меня зовут де Берг. Отныне Хоторн принадлежит мне.– Потом приказал своим рыцарям остаться здесь, пока он не вернется из Сайренчестера.– Да не забудьте убрать падаль, – добавил он, с отвращением глядя на труп.
Джезмин со страхом наблюдала за приближавшимся де Бергом. Он ехал с видом победителя и походил в этот момент на кентавра. Неприязнь к де Бергу вспыхнула с новой силой. Но тут он оказался почти рядом, и, заметив кровавую полосу от кнута в том месте, где она его ударила, Джезмин ощутила возбуждение, смешанное со страхом.
По-прежнему игнорируя девушку, Фолкон обратился к Эстелле:
– Мальчишка выживет?
Старуха утвердительно кивнула, но тут же поспешно добавила:
– Он не перенесет обратного пути в Сейлсбери.
– Как удачно, что Сайренчестер ближе, – сухо заметил Фолкон, прекрасно понимая, что женщины сговорились и хитрят, лишь бы добиться своего. Но не прими он решения раньше, они никуда вообще не поехали бы! Поэтому Фолкон отошел и распорядился нарубить веток, чтобы сделать носилки для Дэвида.
Джезмин не находила себе места оттого, что из-за нее молодой оруженосец мог погибнуть, и, отыскав один из своих плащей, осторожно укрыла юношу. При виде столь нежной заботы Фолкон сквозь зубы процедил:
– Оставь его в покое, мистрисс, ты уже достаточно натворила.
Кавалькада направилась на север. Никто не произнес ни слова, пока де Берг наконец не спросил Джезмин:
– Понимаешь ли хоть, какая судьба едва не постигла тебя?
– Нас подстерегли воры. Дэвид пожертвовал собой, чтобы я смогла скрыться, и все бы удалось, не настигни ты меня.
Де Берг не поверил собственным ушам.
– Нужели ты настолько наивна?! Они охотились вовсе не за вьючными лошадьми – их послали добыть невесту для алчного барона. Тебя посчитали наследницей отца.
Он едва скрыл улыбку, заметив, что язвительный намек достиг цели.
– По-твоему, узнай они, что ты ничего не стоишь, тебе пришлось бы легче?
– Ничего не стою? – разъяренно выкрикнула она.
– Ах, прости, ты, конечно, бесценна, – иронически поклонился он.
И Джезмин в который раз показалось, что последнее слово осталось за де Бергом. Увидев, что до Сайренчестера, великолепного поместья Эвизы, графини Глочестер, совсем недалеко, Фолкон пустил коня в галоп. Но Джезмин не отставала, решив отплатить ему за грубые слова. Она неожиданно дернула поводья кобылы, намереваясь врезаться в его коня, но де Берг был таким прекрасным наездником, что, вовремя заметив маневр, попросту посторонился, даже не взглянув в сторону девушки.
Фолкон с нескрываемым удивлением увидел у конюшни замка людей Хьюберта де Берга.
– Что ты здесь делаешь, Питер?– спросил он оруженосца дяди.
Парень уклончиво пожал плечами.
– Мы часто бываем здесь. Я сообщу лорду де Бергу о вашем прибытии.
Фолкон раньше предполагал, что из Уэльса дядя направился прямиком домой, в Дорсет, но сейчас решил, что тот, должно быть, проезжает через Глочестер по пути в свое шерифство Херфорд. Он не предложил Джезмин помочь слешиться, тем самым лишив ее возможности отвергнуть его помощь.
Хью встретил Фолкона у двери и помог внести юного Дэвида в холл. Увидев лицо племянника, он спросил:
– Что с тобой?
– Любовная ссора, – осклабился де Берг.
Хью в свою очередь ухмыльнулся и, оглядев Джезмин, кивнул:
– Да, я слышал о Прихоти Фолкона. Ничего не скажешь, неземная красота.
– Что ты делаешь в этих краях? – спросил племянник.
Но Хью, уклонившись от ответа, сказал:
– Я мог бы задать тебе тот же вопрос. Похоже, по дороге сюда у тебя были небольшие неприятности.
– Ничего серьезного, – отмахнулся Фолкон.
В этот момент сверху донесся мелодичный голос:
– Хью, дорогой, кажется, у нас гости? – По лестнице спустилась величественно-красивая женщина с пышными формами. – О Боже, похоже, я пустила кота в голубятню!
Хотя Фолкон немедленно сообразил, что между дядей и графиней Глочестер существуют очень близкие отношения, лицо его по-прежнему оставалось невозмутимым. Однако Джезмин не смогла скрыть, как потрясена. Жена Джона, будущего короля, та, которой предстоит стать королевой!
– Слава Господу, это всего лишь мой племянник, Эвиза. Позволь представить Фолкона де Берга.
Высокая красавица оценивающе оглядела де Берга. Графине было лет тридцать пять, но она всегда была неравнодушна к хорошо сложенным мужчинам. Эвиза протянула руку в знак приветствия, и Фолкон поднес ее к губам.
– Счастлив видеть вас, ваша милость. Могу я представить свою невесту, Джезмин, младшую дочь вашего зятя Уильяма Сейлсбери?
Эвиза тепло обняла девушку, но тут же отстранив, принялась разглядывать.
– Она восхитительна!
– А это ее бабушка, госпожа Эстелла Уинвуд. Привлекательное лицо Эвизы осветила улыбка.
– Я помню вас с тех пор, как гостила в Сейлсбери. Джезмин, я знала твою мать. Она была так же прекрасна, как теперь ты.
В душе девушки бушевали столь противоречивые чувства, что слова не шли с языка. Она обрадовалась тому, что графиня знала ее мать, была полна любопытства и желания узнать побольше о будущей английской королеве, но в то же время испытывала потрясение столь неприкрытой супружеской неверностью. Джезмин страшно смущало это обстоятельство и ужасало поведение Эвизы – ту, казалось, просто забавляло, что все раскрылось.
Эвиза велела служанке приготовить комнату для раненого, и Эстелла, подхватив мешочек с зельями, последовала за носилками.
– Ах, представьте, госпожа Эстелла, мне так необходим провидец, – жалобно произнесла графиня.– Может, вы сумели бы за ужином предсказать будущее?
При этих словах и дядя и племянник презрительно фыркнули. Эвиза бросила лукавый взгляд на Хью, словно подзадоривая его открыто посмеяться над чудесами и пророчествами.
Но Джезмин не могла стерпеть, что ею так долго пренебрегают.
– Ваша милость, король Ричард мертв, и Джон будет коронован. Вы станете королевой Эвизой Английской, и я приехала просить вас назначить меня своей фрейлиной.
В холле воцарилось молчание. Эвиза поспешно взглянула на Хью, Джезмин вызывающе уставилась на Фолкона. Тот твердо сказал:
– Ричард умер, а все остальное – домысел новоявленного оракула.– И кивнул в сторону Эстеллы.
– Как интересно! – восхитилась Эвиза.– Это непременно надо обсудить за обедом! – Она подняла один из узлов Джезмин.– Пойдем, дорогая, нужно найти тебе комнату получше.
Она на целую голову возвышалась над маленькой девушкой, и Фолкон подумал, как нелепо они выглядят вместе. Джезмин хотела стать фрейлиной, но именно королева прислуживала сейчас его соблазнительной нареченной.
Как только они отошли подальше от мужчин, Джезмин почувствовала, что необходимо объясниться.
– Когда бабушка увидела все это в хрустальном шаре, мне очень захотелось стать придворной дамой. Де Берг запретил мне ехать в Сайренчестер, поэтому и просто сбежала. К несчастью, нашего сопровождающего, Дэвида, ранили, а де Берг догнал меня и едва не вытряс душу.
Эвиза заговорщически улыбнулась.
– Эти де Берги хуже самого Сатаны, правда? Широко открыв глаза, Джезмин серьезно заметила:
– Я ненавижу его. Отец обручил меня с ним против воли.
Эвизе стало смешно, хотя по благородству души она постаралась не выказать своих чувств. Боже, как она завидовала этой невинной девочке и тому восторгу, который Джезмин предстоит испытать в объятиях де Берга!
– Какая прелестная комната, миледи, – воскликнула Джезмин.– И весь дом великолепен, просто дух захватывает! Боюсь, Уинвуд-Кип – слишком непритязателен по сравнению с вашим замком, да и Сейлсбери обставлен гораздо хуже.
– Тебе, конечно, после такого несчастного путешествия хочется умыться и отдохнуть, – любезно предложила Эвиза.– Потяни за шнур звонка, и немедленно явится служанка, приказывай, что пожелаешь.
– Ах, у меня нет времени, миледи. С вашего разрешения, я хотела бы помочь Эстелле ухаживать за Дэвидом.
Оставшись наедине с племянником, Хью тоже решил объясниться:
– Много лет назад я хотел взять в жены Эвизу, но тогда она была слишком хороша для такого, как я, – наследница графа Глочестера, с огромными поместьями, простиравшимися на запад до самого Гламоргана. Король Генрих женил на ней своего любимого сына Джона. После этого Джон перестал нуждаться в деньгах и избавился от прозвища «Безземельный». Когда Джон сделал меня своим канцлером, мы с Эвизой стали все больше времени проводить вместе.
– Поверь, наставляя Джону рога, ты рискуешь головой. Иисусе, тебе ведь знаком бешеный нрав Плантагенетов! В гневе они почти безумны! – встревоженно заметил Фолкон. Хью пожал плечами.
– Сам знаешь, какой он негодяй – изменял Эвизе чуть не с первой ночи. Его здесь никогда не бывает. Благодарение Господу, они живут каждый своей жизнью, я люблю ее, и что тут еще скажешь?
– Лучше подумай, что скажет твоя жена Беатрис, – посоветовал племянник.
Беатрис была дочерью главы могущественного клана и знатного лорда восточных земель Уильяма де Варенна.
– Я чертовски хороший муж для Беатрис, – запальчиво объявил Хью.– Она счастлива со мной, и я к ней искренне привязан, но это совсем другое дело. Я по-прежнему мечтаю, что когда-нибудь настанет день и мы с Эвизой сможем пожениться. Ну вот и все, и не смей никому рассказывать, если не хочешь кончить дни свои выхолощенным боровом.– И, покачав головой, добавил:– Бог лишь знает, почему мы выбираем единственную среди множества женщин. Ты и сам предпочел дитя любви Сейлсбери, когда мог получить законную наследницу.
Фолкон ухмыльнулся, но тут же посерьезнел.
– Хью, что произойдет, если Джон в самом деле станет королем?
Хью налил племяннику большой кубок вина и покачал головой.
– Я всегда стоял за Плантагенетов. Преклонялся перед королем Генри, как и ты, когда был мальчишкой. После его смерти служить Ричарду казалось вполне естественным. Почти десять лет прошло... куда девалось время? Я так же не желаю видеть на троне Джона, как и любой из вас, и насквозь вижу все его недостатки... знаю больше, чем должен был, потому что люблю Эвизу, но по-прежнему верен Плантагенетам. Когда дело дойдет до выбора, я предпочту иметь Джона своим другом, а не врагом.
– Ну что ж, – заметил Фолкон, допивая вино, – у Плантагенетов и де Бергов много общего. Почти целое столетие мы одержимы властью: боролись за нее, предавали ради нее, шантажировали, рисковали всем никак не могли насытиться.
– Аминь, – заключил Хью, ставя кубок на стол. Фолкон поднялся.
– Пойду посмотрю, как там мальчишка, хотя, по словам Сейлсбери, госпожа Уинвуд весьма сведуща в медицине.
– Веришь в ее зелья, но не в магию? – поддразнил Хью.
– Ни в то, ни в другое, – ответил Фолкон, на-правляяясь к ступенькам, – но скажем так: если ее заклятья не прикончат меня, то яд – может, очень быстро.
Дэвид, обнаженный до пояса, лежал на постели, по-прежнему не приходя в сознание. Его рану очистили, смазали эликсиром и перевязали. Джезмин сидела у постели, держа юношу за руку. В этот момент появился де Берг и, наклонив голову, чтобы не удариться о притолоку, одним взглядом охватил трогательную сцену. Девушка, даже не потрудившись сменить запыленный дорожный костюм, поспешила к раненому. Фолкон зловеще прищурил глаза.
– Идите в свои покои, мистрисс, – приказал он тихо.– Вы, наверное, захотите привести себя в порядок перед ужином в обществе нашей будущей королевы, не так ли?
Уязвленная резкими словами Джезмин пронзила Фолкона негодующим взглядом, едва не испепелившим его, прежде чем величественно выплыть из комнаты. Только сознание того, что Дэвид находится на пути к выздоровлению, удержало ее от бесповоротного отказа оставить комнату раненого. Увидев собственное отражение в зеркале из полированного серебра, девушка поняла, что замечание Фолкона было справедливым, но, как ни странно, ненависть к нему от этого разгорелась еще сильнее. Она намеренно выбрала лучшее платье из темно-красного бархата и уже причесывала длинные бледно-золотистые волосы, когда де Берг, еле слышно стукнув в дверь для вида, переступил порог. Эвиза отвела девушке розовую комнату, сказав, что каждая женщина должна иметь розовую спальню, – это все равно, что находиться в сердцевине розы.
Джезмин выглядела так очаровательно, что мысли Фолкона на мгновение смешались, а сердце судорожно забилось. Но тут он вспомнив сцену у постели Дэвида и требовательно спросил:
– Между тобой и Дэвидом что-то есть?
– Ничего, – злобно прошипела она.– Он мужчина, а я ненавижу мужчин! – Вызывающе подняв подбородок, Джезмин подбоченилась.– Недаром слово «мужчина» начинается с той же буквы, что и слово «мое». Жалкие эгоисты, все до единого! Уж я-то их прекрасно знаю! – с отвращением выплюнула она.
– И что же ты знаешь? – ошеломленно спросил де Берг.
– Хотя бы то, что им трудно угодить, но легко разозлить, – отпарировала она.
– Что еще? – осведомился он предостерегающим тоном, на который Джезмин совершенно не обратила внимания.
– Знаю, что последний всегда стремится быть первым, а первый последним.
Фолкон понял, что Джезмин узнала об интимных отношениях мужчин и женщин от Эстеллы, и это его разозлило.
– Продолжай, – зловеще процедил он.
–Меня предупреждали, что в каждом мужчине скрывается зверь, поэтому нужно быть поосторожнее, – торжествующе заключила она.
Фолкон взял ее под локотки.
– Пусти, – взбешенно прокричала Джезмин.
– Ни за что!
Его близость заставила почувствовать каждый удар сердца, горячее биение крови в жилах. Поцелуй начался медленно, так медленно, почти лениво, словно время остановилось, потом... его губы все жарче впивались в ее рот; руки с силой прижали стройное тело к мужской груди. Джезмин знала – он берет, ничего не отдавая. Поцелуй был таким безжалостно-похотливым, что вынудил ее отдаться этой всепобеждающей мужественности, и, когда Фолкон неожиданно отпустил девушку, она, задохнувшись, пошатнулась, ноги отказывались повиноваться.
Он так долго мечтал поцеловать ее, что теперь не мог понять, что его удерживало до сих пор. Однако теперь, когда на губах остался вкус ее губ, Фолкону этого стало мало. Он был достаточно дерзок, чтобы проверить, как далеко может зайти, и, приподняв ее подбородок, снова наклонил голову. Прежде чем коснуться губами ее губ, он чуть помедлил.
– Каждый раз, говоря со мной, ты подвергаешь сомнению мою мужественность, мистрисс.
И чтобы подчеркнуть последние слова, с силой прижался к ее бедрам своим естеством, чтобы убедить ее, какое оно напряженное, твердое, будто камень.
– Этот поцелуй должен предупредить тебя, что произойдет, если станешь мне противиться.
Чувствуя страсть его поцелуя, ощущая власть желания, Джезмин не сумела скрыть страха – слишком близко он стоял, и девушка не могла отвести взгляда от нанесенной ею же самой раны. В глазах заблестели слезы, и Фолкон чуть смягчился.
– Возьми себя в руки, и я провожу тебя к столу.
– Я не желаю ужинать с тобой, – объявила она.
Щека Фолкона чуть заметно дернулась. Дай ей палец, готова откусить руку! Обняв девушку за талию, он лениво обвел пальцем линию глубокого выреза и передвинул ладонь ниже, к соблазнительным холмикам грудей.
– Означает ли это, что ты предлагаешь лечь в постель... пораньше? Собственно говоря, нам впервые удалось остаться наедине. Я тоже считаю, что нам необходимо провести вместе эту ночь, чтобы поближе познакомиться.
Губы Фолкона скользнули по шелковистой коже в том месте, где только что были пальцы.
Рот Джезмин мгновенно пересох. Он намеренно искажает ее слова! Теперь она желала одного: чтобы он отвел ее ужинать.
– Я голодна, – ледяным тоном объявила девушка.
– Не есть ты хочешь, а совсем другого...– пробормотал Фолкон, откинув бледно-золотые локоны с висков и заглядывая в ее глаза, ища в них признаки пробуждающегося желания. Но заметил лишь упорное сопротивление и, стащив дублет, растянулся на кровати.– Если нам придется провести ночь здесь, можно и устроиться поудобнее. Мои сапоги, Джезмин, – спокойно приказал он.
– Неотесанный болван, – задохнулась девушка.– Немедленно убирайся с этой постели и из моей комнаты. Нас ожидают внизу. Эвиза велела приготовить праздничный ужин. Я не так невежлива, чтобы пренебрегать ее гостеприимством! Если я сейчас же не спущусь, уверена, что Эвиза явится сюда.
– Оскорбленная невинность, – хмыкнул Фолкон...– Должен признать, ты прекрасно держишься, но не хуже меня знаешь, если мы не покажемся за столом, они попросту перемигнутся и поймут, что я предпочел принять твое предложение лечь в постель.
– Мое предложение? – пролепетала девушка. Язык отказывался ей повиноваться.
Фолкон, от души наслаждаясь смущением девушки, протянул ей руку.
– Почему бы тебе не снять это прелестное платье и не лечь рядом, дорогая?
Слезы бессильного гнева брызнули из глаз Джезмин.
– Де Берг, ты порочнее самого Сатаны! Клянусь, ты доведешь меня до смерти! Фолкон громко засмеялся.
– Джезмин, ради Бога, будь хотя бы немного приветливее! Неужели и мне нельзя иногда пошутить, посмеяться? – Он сел, притянул ее к себе на колени, поцеловал нахмуренный лоб, кончик нос, и тихо сказал:– Если будешь продолжать убегать от меня, кто-нибудь другой насладится восхитительным плодом, по праву принадлежащим мне. Сердце подсказывает мне испытать с тобой сейчас все радости любви. Ведь мы все равно обручены, и никто не ждет от столь страстного жениха, чтобы он терпел до свадьбы.
При этих словах Джезмин побледнела, и неуклюже сползла на пол.
– Милорд, я обещаю быть с вами вежливой и почтительной, если вы проводите меня к обеду.– Она поспешно опустила ресницы, чтобы скрыть вызов во взгляде.– Знаю, вы, как истинный рыцарь, верны клятве. Я перед вами беззащитна и умоляю быть великодушным и подождать до свадьбы.
Приподняв ресницы, она взглянула на Фолкона, желая удостовериться в действии своих слов.
– Ты настоящая маленькая колдунья, – с сожалением усмехнулся он, – которая знает, как обвести мужчину вокруг пальца.
Джезмин, мило улыбнувшись, протянула ему дублет.
– Вы можете проводить меня к столу, милорд. Они ужинали по-семейному, в маленькой комнате, в убранстве которой отражался прекрасный вкус Эвизы. Мебель была элегантной, не такой массивной, стол украшен цветами, вино пили из кубков венецианского стекла. Блюд было не много, но все вкусно приготовлены, и Джезмин впервые поняла, что это такое – ийтересная беседа между мужчинами и женщинами. Ее невежество в истории, политике и знании света было таким очевидным, что девушка только слушала и впитывала все, что видела и узнавала. Хьюберт, взглянув на Эвизу, заметил:
– Значит, существует определенная возможность, что ты станешь королевой Англии.
Эвиза презрительно поджала губы.
– Женившись на мне, Джон получил все земли Глочестеров, поместья, армию и деньги, не говоря уже о владениях в Уэльсе. Все это вместе взятое позволило ему стать одним из самых богатых пэров королевства. Я же, со своей стороны, не получила ничего: ни доброты, ни нежности, ни верности, ни хотя бы ребенка. Возможно, хоть теперь меня ожидает награда!
Она взглянула в сторону Эстеллы, словно ожидая подтверждения. Но та, на секунду сосредоточившись, произнесла:
– Самыми главными чертами в характере принца Джона были тщеславие, вспыльчивость, сластолюбие и жадность. Самыми главными чертами короля Джона будут тщеславие, вспыльчивость, сластолюбие и жадность. Как раньше, так и теперь. Он не принесет тебе ничего, кроме несчастья и горестей.
Эвиза постаралась улыбнуться, чтобы смягчить впечатление от слов старухи.
– Мы с самого начала не подходили друг другу. По-моему, он так и не смог простить мне, что я выше его ростом.
– Он единственный коротышка из всего выводка, – кивнул Фолкон.– Другие сыновья короля Генриха уродились такими же высокими и широкоплечими, как он сам, но несмотря на все недостатки, Джон всегда был любимцем отца.
– Генрих, вот кто был настоящим человеком, – вмешался Хьюберт.– Лучший король из тех, кто правил да и будет править Англией! После раздоров и междоусобиц времен короля Стефана Генрих сумел создать свод законов, единовластное правление и добиться единства нации на целых тридцать пять лет! Можете представить, что до Генриха человек, подозреваемый в преступлении, подвергался либо пытке, либо церемонии очищения, и часто приговор зависел от исхода поединка или выигранного пари. Конечно, вы этого не помните, но не так уж много лет тому назад закон и справедливость зависели от всяких дурацких фокусов.
Женщины обменялись веселыми взглядами: в пылу восхвалений Хьюберт так увлекся, что даже не заметил, как едва не оскорбил Эстеллу и Джезмин.
– Теперь по английским законам каждого обвиняемого судит суд присяжных из двенадцати человек, известных в обществе высокими моральными принципами, – удовлетворенно заключил Хью.
И тут впервые вмешалась Джезмин:
– Как, должно быть, нелегко обществу найти целых двенадцать мужчин с высокими моральными принципами!
В комнате звонкими колокольчиками рассыпался смех Эвизы, такой заразительный, что все тоже засмеялись, даже мужчины, хотя колкость была направлена в их адрес.
– Мой свекор был настоящим мужчиной, – с неподдельной грустью заметила Эвиза, – но, к несчастью, зачал детей, подобных волчьей своре... или лисьему выводку, за исключением твоего дорогого отца, конечно, – поправилась она, обращаясь к Джезмин.
Фолкон поднял кубок, словно салютуя Эвизе.
– Поверь, мы были бы искренне рады видеть тебя своей королевой, но если так случится, Англию ждут годы бедствий. В жизни все взаимосвязано: единственный акт насилия может свести на нет годы стараний, ненависть и страх уничтожат добрые деяния, войны и злоба губят страну.
Джезмин, вновь увидев возможность съехидничать, пропела:
– Это говорит человек, живущий насилием и кровопролитием!
– Конечно, в бою мало кто может со мной сравниться, – с ослепительной улыбкой ответил Фолкон, насмешливо приподняв черную бровь.– Но я всегда готов уступить победу всякому, кто может ее завоевать.
Эвиза, с первого взгляда увидевшая, каким могучим обаянием наделила де Берга природа, заметила, что молодые люди явно бросают вызов друг другу.
– Итак, вы собираетесь пожениться? – спросила она.
– Мы только помолвлены, – объяснила Джезмин.
– И должны пожениться, – с нажимом проговорил Фолкон.
Эвиза понимающе посмотрела на Эстеллу; та ответила таким же взглядом.
– Женщины часто выходят за мужчин в надежде изменить их, – заметила будущая королева, – но у них никогда это не получается.
– А мужчины, – добавила Эстелла, – женятся на женщинах, надеясь на то, что они никогда не изменятся, но они неизбежно меняются.
– Чистая правда, – расхохоталась Эвиза, поднимаясь из-за стола. За ней последовала вся компания. Слуги начали проворно убирать со стола. – Спасибо за приятную беседу и забавную игру в «если бы», но решать, кому быть преемником Ричарда, предстоит Уильяму Маршаллу, Хьюберту Уолтеру, архиепископу Кентерберийскому, и твоему отцу, Джезмин.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сокол и цветок - Хенли Вирджиния



ну....на 8 из 10....да ...бедная женская доля ...мир принодлежал .....принодлежит и будет принодлежать мужчинам ...счастлива та женщина которая на своем жизненном пути не всретила ..похотливого..богатово ..властного--садиста ублюдка--(я про короля)а главные герои молодцы..смешные такие ...
Сокол и цветок - Хенли Вирджинияастра
16.03.2012, 11.22





Прекрасный роман! Очень чувственный и сюжет захватывает, прочитала на одном дыхании.
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияМарианна
19.03.2013, 14.31





Роман из серии " она притягивает тебя, словно золото грабителя". Мне понравился
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияЭлис
26.03.2013, 7.59





Враг должен был сначала прикончить Фолкона, чтобы добраться до его жены. Это высшая оценка доблести мужчины. Когда читала о ее домашнем зверинце, просто падала со смеха. Отлично
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияТори
26.03.2013, 15.33





Какой то пошловаый роман получился, или это сейчас модно. Уже третья писательница опускается до такого. Но роман сам по себе интересный правда гл.героиня реально бесила. Он ее так добивался, а она пока ее петух не клюнул в мягкое место ломалась.
Сокол и цветок - Хенли Вирджиниянека я
29.11.2013, 20.14





Какой то пошловаый роман получился, или это сейчас модно. Уже третья писательница опускается до такого. Но роман сам по себе интересный правда гл.героиня реально бесила. Он ее так добивался, а она пока ее петух не клюнул в мягкое место ломалась.
Сокол и цветок - Хенли Вирджиниянека я
29.11.2013, 20.14





Насквозь пронизан пошлостью, насилием, унижением и жестокостью. король отвратителен. особенно ужасна сцена убийства маленькой девочки. на протяжении всей книги не покидало чувство беспокойства и омерзения. и после прочтения долго тяжело на душе. лучше не воспринимать всерьёз и побольше пропускать, если уж отважитесь читать. на любителя, но совсем не для слабонервных!
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияИринка
8.06.2014, 15.51





Мне роман НЕ ПОНРАВИЛСЯ - 3 балла. 1. Правильнее было бы его назвать "Верблюжья колючка и сокол". 2. Главная героиня просто бесила - самовлюбленная, лживая, ревнивая, холодная стерва. 3. И хотя главный герой - мужчина женских грез, но и тут явный перебор - у него вечный "стояк". 4. Да любовные сцены у автора тоже за гранью (хоть по количеству, хоть по качеству).
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияНюша
10.06.2014, 18.40





Прочитала. Начало захватывающее, сюжет вообщем не плохой, но где то с середины становится скучно и пресно....... И такое ощущение мерзковатое накатывает от постоянных любовных сцен......Как капризные дети, требующие игрушку.rnДа и зачем так коверкать историю то? Король Джон правил 17 лет, от церкви он был отлучен в 1209 , хартия вольностей подписана в 1215. А в романе как то сомкали все, все в кучу смешали. Большинство персонажей романа невымышленная и тут куча ляпов.
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияНика
23.11.2014, 14.15





Нормальный роман,немного затянут,но без этого тоже нельзя:иначе ничего не поймёшь!А насчёт любовных сцен...так это нормально,время было такое!
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияНаталья 66
11.04.2015, 7.17





👍
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияГина
2.12.2015, 22.16





👍
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияГина
2.12.2015, 22.18





Ну как все затянуто гг просто избалованная девчонка и мы должны читать как она постепенно взрослела в то время.как ее сверстницы намного умнее ее7 из 10
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияНастя
16.12.2015, 20.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100