Читать онлайн Сокол и цветок, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сокол и цветок - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сокол и цветок - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сокол и цветок - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Сокол и цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Честер задвинул засов, повернулся и направился к Джезмин. Последние остатки мужества покинули ее. Она начала медленно отступать, но он неумолимо надвигался и силой подтащил Джезмин к камину.
– Пожалуйста, милорд, – пробормотала она, но голос ей изменил.
Честер зажал ее подбородок большим и указательным пальцами:
– Будешь звать меня Ранулф, понятно?
– Да, милорд... Ранулф. Пожалуйста, прошу... вы сообщили о свадьбе людям, которые стерегут мою бабушку?
– Ты теперь графиня Честер и должна волноваться о более важных вещах, чем твоя бабка. Я посоветовал бы тебе лучше побеспокоиться о том, как угодить мужу. Конечно, мне нравится девичья скромность, но неповиновения я не потерплю. И не собираюсь, как Сейлсбери, баловать тебя и потакать твоим капризам. Запомни, я собираюсь вышколить и обуздать тебя, и если не подчинишься во всем и не постараешься ублажить меня, наказание будет жестоким и неминуемым.– Джезмин тряслась, как от озноба.– Ты поняла?
– Да, Ранулф, – пролепетала она, всхлипнув.
– Теперь подойди ко мне, – мягко приказал он, накрыв ладонью кремовый холмик ее груди.
Де Берг добрался до Глочестера в десять, но, несмотря на изнурительное путешествие, казалось, совсем не устал. Тело требовало немедленных действий. Он немедленно отправился на поиски своих людей. Они рассказали все, что знали, не очень много, не приводя никаких подробностей. Венчание было тайным, присутствовали только избранные гости.
– Если Честер женился на моей даме, я намереваюсь вызвать его на поединок, и мне понадобится ваша помощь. Когда Честер позовет своих рыцарей, я хочу, чтобы они не сумели и шагу сделать. Пусть он и король надолго запомнят сегодняшнюю ночь, так что если кто-то не пожелает идти со мной, скажите сейчас – и я не стану возражать.– Никто не сказал ни слова.– Чтобы в полночь ни одного человека здесь не было. Встретимся в Маунтин-Эш. Передайте это всем рыцарям де Берга.– Он выбрал двоих, кому мог доверить свою жизнь:– Монтгомери... де Клер... пойдете со мной. Монфор, присмотри за моим конем. Я поставил его в стойло. Оботри его и накорми. Боюсь, недолго придется отдыхать и мне и ему. Мне понадобится еще один выносливый рысак и пара вьючных лошадей. Оседлай также кобылку моей госпожи.
Далее Фолкон отправился в покои епископа Глочестерского. Слуга объявил, что епископ удалился в спальню и просил его не беспокоить. К тому времени терпение де Берга окончательно истощилось. Он с силой распахнул дверь.
– Отойди, если дорога жизнь. Он уж точно встревожится, если услышит, что я ему сообщу, можешь не сомневаться.
Слуга, беспомощно ломая руки, был вынужден подчиниться и покорно проводил троих мужчин в опочивальню епископа. Де Берг, коротко постучав для вида, тут же вошел.
Епископ Глочестерский, грузный мужчина с круглым красным лицом, быстро отставил чашу с вином и встал, чтобы выгнать непрошеных гостей.
– Вы заключили сегодня брак между Ранулфом Честером и Джезмин Сейлсбери? – требовательно спросил Фолкон.
– Совершенно верно. Кто вы и по какому праву пришли сюда? – бесстрашно осведомился епископ.
Но де Берг лишь нетерпеливо отмахнулся.
– И король присутствовал на церемонии? – рявкнул он.
– Не собираюсь отвечать на вопросы, пока не назовете себя, сэр, и не объясните, законна ли цель вашего прихода.
Де Берг в ярости сжал кулаки, но тут же величайшим усилием воли взял себя в руки.
– Я Фолкон де Берг. Леди Джезмин – моя нареченная. Мы с ее отцом заключили брачный контракт, и, если король был в церкви во время венчания, значит, вся церемония незаконна и не имеет никакой силы.
– Незаконна? – угрожающе повторил епископ, посчитав, что с его властью не хотят считаться.
– Папа Иннокентий отлучил короля от церкви, – просто ответил де Берг.
Епископ мгновенно присмирел.
– Поклянитесь всем святым, что это правда, – ошеломленно охнул он. Новость и вправду была сокрушительной, но епископ в глубине души знал, что Джон давно напрашивался на подобную кару и вполне ее заслужил.– Кто скажет королю? – тихо спросил он.
– А у вас не хватит мужества?– язвительно спросил де Берг.– Или для вас удобнее пойти против Рима и принять сторону короля?
Епископ рухнул в кресло, словно ноги отказались ему служить.
– Не могу сделать этого. Мой долг ясен – я должен поддержать папу, иначе он издаст эдикт, отлучающий от церкви все королевство.
– Совершенно верно, – подтвердил де Берг, удовлетворенный тем, что епископ, очевидно, не трус Если король Джон найдет время прочитать депеши из Рима, сам все узнает и поймет, что его присутствие на брачной церемонии делает ее незаконной. Одевайтесь, милорд, вам сегодня предстоит провести еще одно бракосочетание.– Епископ мгновенно побледнел.– Держитесь, ваше преосвященство. К этому часу Джон, должно быть, допился до бесчувствия. Его брат Сейлсбери, Уильям Маршалл и верховный судья через несколько дней сумеют образумить короля, – пояснил де Берг.– Поспешите, ваше преосвященство, если Честер успел осуществить этот брак, я за себя не отвечаю.
В эту минуту Ранулфу ни до кого и ни до чего не было дела – он наслаждался осмотром нового приобретения, изучая дорогую покупку, не торопясь оглаживая каждый дюйм нежной кремовой кожи Джезмин, позволяя пальцам играть со светлой шелковистой массой волос, падавших на плечи золотистым водопадом. Ладони сжали каждую из упругих грудок, словно проверяя их на вес, жадный рот впивался в соски, пробуя их на вкус. Джезмин стояла перед ним, словно застывшая мраморная статуя. Она была далеко отсюда, от этой комнаты, от этого человека, в том месте, где потные руки Ранулфа не могли ее коснуться. Честер сбросил оставшуюся одежду, и девушка бесстрастно оглядела его. Какой непривлекательный человек! При таком росте туловище длиннее ног, и, хотя его нельзя было назвать толстым, торс оказался одинаковой ширины от плеч до бедер, а мышцы некрасиво бугрились узлами. Тело было совершенно гладким, безволосым, если не считать чресел, покрытых такими же черными, редкими прямыми волосами, что и на голове.
Он схватил руку Джезмин, притянул к разбухшему фаллосу, бывшему в полувозбужденном состоянии еще с тех пор, как Честер увидел ее в девственно-белом подвенечном платье. Маленькая ладошка Джезмин безвольно лежала в его руке, и ее пальчики не сомкнулись, жадно и с готовностью, вокруг его напряженного члена. Граф, наклонившись, накрыл ее рот поцелуем, силой приоткрыл губы, глубоко просовывая язык в розовую пещерку. Девушка обмякла, словно вот-вот потеряет сознание, и Честер, не размахиваясь, но резко ударил ее по лицу.
– Не стой, как кукла! – скомандовал он. Внезапно раздался тяжелый глухой удар...
Засов с громким треском разлетелся, и глаза Джезмин широко распахнулись. Неужели Силы Вселенной, которых она молила о помощи, пришли спасти ее? Три сильных плеча одновременно налегли на дверь Де Берг пробормотал:
– Теперь я сам справлюсь, – и рыцари отошли на безопасное расстояние, уводя с собой епископа Гло-честерского. Фолкон, словно карающий сокол, ринулся в комнату. Обнаженный безоружный Честер понял, что попал в ловушку. Де Берг встал, держа одну руку на рукояти меча, другой – сжимая кинжал. Он был одет с головы до ног в черное. Кожаные сапоги доходили до бедер, перчатки небрежно сунуты за голенище сапога, широкополая шляпа прикрывала глаза, так что виднелись лишь изборожденная шрамом щека и челюсть. Честер, откинув голову, завопил:
– Стража! Стража! – Один из людей де Берга показался в дверях.– Сто крон, если схватишь его, – пообещал граф.
Но Монтгомери лишь рассмеялся.
– За такие деньги я и штанов, чтобы помочиться, не сниму!
И тут де Берг впервые заговорил, негромко, спокойно-зловеще:
– Не двигайся, если не хочешь стать евнухом.– Фолкон нечеловеческим усилием воли пытался подавить жажду крови – никогда в жизни ему не приходилось так трудно.
– Ты пришел слишком поздно, – попытался возразить Честер, – мы уже обвенчаны.
– В таком случае я сделаю ее вдовой, – радостно объявил де Берг.
Вена на лбу Честера набухла и запульсировала, на этот раз от страха. Де Берг навис над ним, словно неумолимая гора ярости. Граф невольно подался назад. Джезмин словно приросла к полу. Де Берг даже не глянул в ее сторону. Очевидно, его гораздо больше, чем ее спасение, занимала мысль о том, как отомстить Честеру, и в этот момент она ненавидела своего нареченного. Девушка метнулась к кровати, схватила горностаевую мантию, чтобы прикрыть наготу. Честер быстро повернул голову.
– Опусти глаза, это не твое, – приказал де Берг, с таким едва сдерживаемым гневом, что казалось, сейчас в самом деле прольется кровь. В широко раскрытых глазах Джезмин стыл ужас. Она хорошо знала неукротимый характер де Берга, знала, что он способен на все и ничего не страшится. И теперь в любую секунду может убить человека, посмевшего взять то, что принадлежало ему. Обнаженная сталь войдет в тело и выйдет залитая кровью, труп рухнет на пол.
Девушка посмотрела на своих мучителей; по щекам покатились слезы.
– Дьяволы, – всхлипывала она, – дикари. Только сейчас де Берг повернулся к ней.
– Я? Я презираю насилие, – процедил он.
Джезмин едва подавила истерический смех, готовый вырваться из горла, хотя одновременно почему-то хотелось визжать и сыпать проклятьями. Но смогла лишь плакать.
Де Берг надвигался на Честера, заметив, как тот посерел от страха, убежденный, что настал его последний час.
– Возьми ее, – отчаянно пробормотал наконец граф, – я отказываюсь, отказываюсь...
Де Берг сначала удивился, но тут же оглушительно расхохотался.
– Она моя. Ты никогда не имел на нее никаких прав. Твой дорогой друг Джон отлучен от церкви, и его присутствие на венчании делает всю церемонию незаконной и не имеющей силы.
Невероятное чувство облегчения охватило Честера. Силы покинули его, колени подогнулись. Джезмин презрительно поморщилась.
– Где ты держишь Эстеллу? – потребовала она.
– Нигде, – боязливо-поспешно объяснил граф.– Я и пальцем до нее не дотронулся. Она покинула Глочестер – скрылась куда-то.
Теперь настала очередь Джезмин ослабеть от облегчения. Де Берг сунул Честеру кляп в рот, связал крепко, словно кабана, которого несут жарить. Потом взглянул на Джезмин.
– Сегодняшняя свадьба была поддельной, а теперь тебя обвенчают по-настоящему.
Он стоял, гордый, властный, рыцарь из плоти и крови. Фолкон де Берг не привык к пассивной роли. С той минуты, как он увидел эту очаровательную девушку, все его сильнейшие охотничьи инстинкты были возбуждены. Сердце Джезмин бешено забилось, как всегда, от близости Фолкона, но тот просто опустил ей на талию властную руку и подтолкнул к порогу.
Оказавшись в коридоре, он подозвал своих людей.
– Наденьте дверь на петли и укрепите так, чтобы открыть ее было нелегко.– И, обратившись к Джезмин, спросил:– Где твоя спальня?
Девушка так дрожала, что не могла говорить, только показала на дверь дальше по коридору.
– Здесь добрый епископ, который встал с постели специально, чтобы провести церемонию, – вкрадчиво объявил де Берг.
– Фолкон, нет, я и так много перенесла, – воскликнула она.
– Это ничто по сравнению с тем, что еще придется перенести, – зловеще пообещал он и повел девушку в опочивальню.
Епископ Глочестерский шел следом, отгоняя непристойные мысли о том, что невеста весьма своевременно оказалась совсем голой под этой роскошной мантией.
Сильная рука де Берга не отпускала девушку.
– Простите, что приходится торопить вас, милорд епископ, но боюсь, времени остается все меньше. Произнесите все необходимые слова, с тем, чтобы поскорее вернуться в теплую постель.
Джезмин подняла глаза на Фолкона. Его лицо казалось высеченным из гранита. Весь он был исполнен мрачного высокомерия, словно сама его душа была необузданно-дикой. Именно это высокомерие вечно выводило ее из себя. Тонкий белый шрам, протянувшийся от лба до щеки, придавал ему надменно-дьявольский вид.
Словно прочитав ее мысли, он кивнул.
– Ты тогда ударила меня, помнишь?
Епископ Глочестерский торопливо бормотал латинские фразы, и Джезмин чувствовала себя совсем как в первый раз – тогда у нее тоже не было выбора.
– Нам нужны свидетели, – напомнил епископ.
Де Берг подошел к порогу и позвал рыцарей, только что кончивших возиться с тяжелой, окованной медью дверью покоев Честера.
– Может, нужны свидетели того, что произойдет сейчас? – с добродушной насмешкой осведомился Монтгомери.
В ответ сверкнула волчья улыбка де Берга.
– Не желаю, чтобы вы глазели на все это, но можете слушать, если хотите. Мне нужно, чтобы вы стерегли опочивальню.
После получения всех необходимых подписей, включая подпись епископа Глочестерского, Фолкон наконец остался наедине с невестой. Джезмин отчаянно вцепилась в края мантии, увидев, как он сбросил черный плащ и дублет. За ними последовала тяжелая кольчуга и батистовая сорочка. Подойдя к Джезмин, он чуть приподнял пальцем ее подбородок.
– Джезмин... позволь, я все объясню. Для галантных речей не осталось времени. Ты заслуживаешь страстных песен, цветов... вздохов... любовных стихов...– Загрубелый палец погладил ее по щеке.– ...Украденный поцелуй... нежные объятия... но ничего этого не будет. Джесси, прости меня за то, что придется сейчас сделать с тобой. Кажется, всю мою жизнь я должен поступать разумно, целесообразно... вот и сегодня меня вынудили быть сильным, решительным, практичным, и, к несчастью для тебя, действовать быстро.
– Фолкон, пожалуйста!
Джезмин умоляюще подняла руки, дотронулась до его груди.
– Брак должен быть совершен, и совершен именно сейчас. В этом случае он будет законным, и никто не сможет отнять тебя у меня, понятно? – резко спросил он.
Джезмин заглянула в его глаза, заметила в них лишь зеленое пламя и поняла, что Фолкон не уступит. Она молча кивнула; длинные ресницы опахалом легли на щеки.
– Твои ресницы густы, как перья, – прошептал Фолкон и, не колеблясь, потянулся, чтобы снять с нее мантию.
Она упала на пол, и Фолкон ногой отшвырнул роскошный мех. Несколько секунд он жадно пожирал взглядом девушку, не в силах отвести взгляда от изысканно-изящного тела, потом, подхватив ее мощными руками, понес к кровати. Джезмин отвернула лицо, не желая видеть, как он сбрасывает остальную одежду и подходит все ближе. Фолкон на секунду прикрыл веки и возблагодарил Бога за то, что цветок, который он так страстно желал, не был сорван другим. Потом вновь открыл глаза, не в силах дождаться, пока в памяти навеки запечатлеется образ любимой. Но постель была пуста. Джезмин стояла на коленях, на полу, сложив руки и опустив ресницы, молила Господа избавить ее от зла, принесенного в ее жизнь мужчинами. Горячая кровь ударила в голову Фолкону, обжигая неудовлетворенным желанием. Он так хотел, нет, изголодался по ней, так долго боролся с пламенем, угрожавшим пожрать его, выхватил свою любовь из объятий соперника, и теперь, вместо того чтобы с радостью отдать ему заслуженную награду, она призывает на его голову гнев Божий!
Де Берг проглотил ругательство и, обойдя постель, встал перед Джезмин. Девушка открыла глаза, увидела голые мускулистые ноги в дюйме от своего лица и поспешно зажмурилась, всхлипывая: – Нет... Ни за что...
Фолкон протянул сильные руки, чтобы прижать ее к себе, но не успел дотронуться, как девушка закричала, и он понял, что лишить ее девственности будет непросто. Все еще стоя на коленях, она повернулась к нему спиной и сжалась в тугой мячик, обхватив себя руками так крепко, что Фолкон понял: пройдет немало времени, прежде чем он сумеет ее уговорить. Но попытаться было необходимо. Фолкон отчаянно желал, чтобы этот первый раз стал для нее прекрасным, но знал – нужно спешить. Как жаль, что он не может провести всю ночь, сжимая ее в объятиях, пробудить для любви, целовать, гладить, ласкать... Но сейчас не до игр. Осуществление брака необходимо для ее же блага и безопасности. Де Берг встал на колени позади Джезмин, поднес к лицу золотистые пряди волос. Твердое, пульсирующее мужское естество коснулось спины, и девушка закусила губу, чтобы снова не закричать. Фолкон отвел шелковистую массу, прижался поцелуем к обнажившейся шее. Джезмин сознавала, что близость их тел и тепло ее гладкой надушенной плоти доводили его до такого напряжения, что он вот-вот потеряет над собой контроль.
– Джезмин, я хочу, чтобы ты наслаждалась моими ласками, хочу, чтобы тебе нравилось, когда я целую твои прелестные груди, чтобы ты таяла от счастья, когда я буду любить тебя.
Девушка подняла голову от колен.
– Ненавижу! Ненавижу тебя и твои ласки!
Не вставая с пола, Фолкон притянул ее к себе на колени, оперся на огромную кровать.
– Мой маленький цветок, – хрипло прошептал он, – раскрой для меня свои лепестки.
Он знал, как сделать, чтобы ее соски вновь стали твердыми и упругими, и, опустив голову, поймал ртом кончик левой груди, лаская его языком, медленно обводя нежный холмик. Потом начал сосать, жадно, сильно, в надежде пробудить крохотный бутон, скрытый между ляжками, заставить жаждать его ласк. Рыдания превратились в тихий мяукающий плач, и Фолкон приподнял ее ягодицы, так, что его орудие скользнуло между ее ног. Нервы девушки были так напряжены, что она, почувствовав толчки крови в этом распаленном мужском естестве, отчаянно дернулась, протянула руку, пытаясь освободиться от неумолимого копья, пока оно ее не пронзило, и охнула от вновь охватившего ее ужаса, поняв, как оно велико. У Фолкона перехватило дыхание, когда крошечная ладошка сомкнулась вокруг напряженного фаллоса – сила наслаждения почти швырнула его в пропасть блаженства. Джезмин встала, попыталась взобраться на постель, чтобы ускользнуть от Фолкона, но в этот момент золотистые завитки холма Венеры задели его щеку, и стальные руки мгновенно сжали мягкие бедра, а жадные губы накрыли потайное местечко, по которому Фолкон, казалось, изголодался и терзайся жаждой всю жизнь.
Джезмин охватили гнев и возмущение этим почти животным вторжением грубой мужской силы. В нем все было твердым как железо – железные бугры мускулов покрывали руки, грудь, ноги, даже бедра. Девушка не переживала ничего похожего на первые робкие шаги посвящения в интимные стороны жизни, когда все так ново, окутано тайной и обещанием страсти, которая обязательно придет. Она отчаянно старалась освободиться от этого горячего неумолимого рта. Наконец она, согнув колени, оперлась о плечи Фолкона и вскарабкалась на кровать. Фолкон немедленно оказался на ней.
– Фолкон, прекрати, остановись... или я навсегда возненавижу тебя.
– Жаль, дорогая, – с сожалением сказал он, – я должен вынудить тебя, но остановиться не могу. Я лучше знаю, что для тебя необходимо сейчас. Пожалуйста, любимая, пойми, ты будешь в безопасности, только когда станешь моей женой по-настоящему.
Де Берг говорил правду, он не мог не овладеть ею, если бы даже в этот момент пришлось заплатить за это собственной жизнью.
Девушка вновь всхлипнула от страха.
– Нет... нет... о, пожалуйста, нет...
Но Фолкон даже не слышал ее. Одна сильная рука подняла обе ее руки над головой, пока он покрывал поцелуями ее подмышки. Потом его губы впились в ее груди, грубо, безжалостно, но постепенно ласки стали нежнее, зубы осторожно теребили шелковистую плоть под упругими холмиками, посылая волны наслаждения, пронизывающие Фолкона, особенно когда его рот завладевал еще не познанными местечками. Вкус ее кожи, аромат тела все усиливали ощущения, пока кровь не закипела от радости.
– Джезмин, отдайся мне, – прошептал он.
– Нет... нет... не могу... не могу...– Девушка искренне верила, что он убьет ее, если пронзит жестким огромным копьем. Она плакала все громче, зарывшись лицом в грудь Фолкона, обливая его слезами.
Фолкон почувствовал, что был терпелив до крайности. Будь у него вся ночь, он мог бы дать ей больше времени, но сейчас ничего нельзя было сделать. Пригнувшись, он оседлал ее, силой раздвинул мягкие бедра, вставил между ними колено, чтобы девушка не стиснула ноги, уверенно раскрыл розовую раковину, скрытую тугими завитками золотистых волос и врезался в нее, ощутив, как рвется тончайшая преграда ее невинности. Раздался ужасающий вопль. Фолкон быстро закрыл ей рот поцелуем и вновь резким, внезапным толчком вонзился в нее, глубоко, до конца, и не было той силы, которая могла воспрепятствовать ему взять эту женщину. Он остро сознавал невероятный контраст между их телами. Огромный рост Фолкона лишь подчеркивал ее изящную миниатюрность. Твердые мускулы делали ее плоть еще мягче. Мощь и сила ярче оттеняли слабость и хрупкость. Но основное различие крылось в цвете волос и кожи. Он был столь темным, черные вьющиеся волосы покрывали едва не половину загорелого тела, Джезмин же родилась и осталась бледной и светлокожей, золотисто-серебряные пряди рассыпались по подушке спутанной паутиной. Сверху все, должно быть, выглядело так, словно дьявол насилует ангела.
Но для Фолкона все было словно в волшебном сне. Его мускулистые руки обвили Джезмин и держали неподвижно пригвожденной к постели весом могучего тела, пока он неустанно ласкал потаенную расщелину напряженным орудием своей мужественности. Он никогда еще не любил столь маленькую женщину. Лоно Джезмин оказалась непередаваемо тесно, и каждый раз, погружаясь в нее, он должен был вновь и вновь растягивать узкие стенки таинственной пещерки. Он знал, первый удар причинит ей боль, но в следующий раз все будет по-другому, и, не прекращая двигаться, наблюдал за лицом Джезмин полузакрытыми глазами. Фолкон был искусным любовником и понимал, как далеко может зайти, – как только она пыталась вскрикнуть, он накрывал ее рот своим. Наконец Джезмин в отчаянии сильно укусила его за нижнюю губу маленькими острыми зубками, и Фолкон, не выдержав, взорвался в ней, выплеснув фонтан горячего семени. Никогда еще он не испытывал подобного, потому что был доведен почти до безумия, прежде чем испытал невероятное блаженство. Фолкон понимал также, что никогда не сможет насытиться ею. Ничто уже не будет прежним. Он чувствовал себя иным, мыслил по-другому, впервые в жизни ощущал себя по-настоящему живым. Все вокруг будто окрасилось в радужные тона, и в глубине сердца и души он твердо уверился: она всегда будет принадлежать ему, только ему одному.
Но для Джезмин смерть была бы лучшим выходом. Фолкон откатился от нее, пытаясь отдышаться. Она лежала как сломанная кукла, а Фолкон испытывал небывалый прилив сил. Он торжествовал, ощущая себя всемогущим, словно сам Господь Бог. Джезмин же чувствовала себя ланью, пронзенной и раненной стрелой охотника.
Де Берг поднялся с постели. Джезмин увидела небольшую лужу крови на белой простыне и с зачарованным ужасом наблюдала, как он, окунув туда большой перстень-печатку с фамильным гербом, оставил на снежном поле багряные отпечатки – изображение сокола, безошибочную, несмываемую метку, показывающую королю, Честеру и всему миру, что он завладел добычей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сокол и цветок - Хенли Вирджиния



ну....на 8 из 10....да ...бедная женская доля ...мир принодлежал .....принодлежит и будет принодлежать мужчинам ...счастлива та женщина которая на своем жизненном пути не всретила ..похотливого..богатово ..властного--садиста ублюдка--(я про короля)а главные герои молодцы..смешные такие ...
Сокол и цветок - Хенли Вирджинияастра
16.03.2012, 11.22





Прекрасный роман! Очень чувственный и сюжет захватывает, прочитала на одном дыхании.
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияМарианна
19.03.2013, 14.31





Роман из серии " она притягивает тебя, словно золото грабителя". Мне понравился
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияЭлис
26.03.2013, 7.59





Враг должен был сначала прикончить Фолкона, чтобы добраться до его жены. Это высшая оценка доблести мужчины. Когда читала о ее домашнем зверинце, просто падала со смеха. Отлично
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияТори
26.03.2013, 15.33





Какой то пошловаый роман получился, или это сейчас модно. Уже третья писательница опускается до такого. Но роман сам по себе интересный правда гл.героиня реально бесила. Он ее так добивался, а она пока ее петух не клюнул в мягкое место ломалась.
Сокол и цветок - Хенли Вирджиниянека я
29.11.2013, 20.14





Какой то пошловаый роман получился, или это сейчас модно. Уже третья писательница опускается до такого. Но роман сам по себе интересный правда гл.героиня реально бесила. Он ее так добивался, а она пока ее петух не клюнул в мягкое место ломалась.
Сокол и цветок - Хенли Вирджиниянека я
29.11.2013, 20.14





Насквозь пронизан пошлостью, насилием, унижением и жестокостью. король отвратителен. особенно ужасна сцена убийства маленькой девочки. на протяжении всей книги не покидало чувство беспокойства и омерзения. и после прочтения долго тяжело на душе. лучше не воспринимать всерьёз и побольше пропускать, если уж отважитесь читать. на любителя, но совсем не для слабонервных!
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияИринка
8.06.2014, 15.51





Мне роман НЕ ПОНРАВИЛСЯ - 3 балла. 1. Правильнее было бы его назвать "Верблюжья колючка и сокол". 2. Главная героиня просто бесила - самовлюбленная, лживая, ревнивая, холодная стерва. 3. И хотя главный герой - мужчина женских грез, но и тут явный перебор - у него вечный "стояк". 4. Да любовные сцены у автора тоже за гранью (хоть по количеству, хоть по качеству).
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияНюша
10.06.2014, 18.40





Прочитала. Начало захватывающее, сюжет вообщем не плохой, но где то с середины становится скучно и пресно....... И такое ощущение мерзковатое накатывает от постоянных любовных сцен......Как капризные дети, требующие игрушку.rnДа и зачем так коверкать историю то? Король Джон правил 17 лет, от церкви он был отлучен в 1209 , хартия вольностей подписана в 1215. А в романе как то сомкали все, все в кучу смешали. Большинство персонажей романа невымышленная и тут куча ляпов.
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияНика
23.11.2014, 14.15





Нормальный роман,немного затянут,но без этого тоже нельзя:иначе ничего не поймёшь!А насчёт любовных сцен...так это нормально,время было такое!
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияНаталья 66
11.04.2015, 7.17





👍
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияГина
2.12.2015, 22.16





👍
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияГина
2.12.2015, 22.18





Ну как все затянуто гг просто избалованная девчонка и мы должны читать как она постепенно взрослела в то время.как ее сверстницы намного умнее ее7 из 10
Сокол и цветок - Хенли ВирджинияНастя
16.12.2015, 20.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100