Читать онлайн Соблазненная, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазненная - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 122)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазненная - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазненная - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Соблазненная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Леопард повел ее вниз по ступеням набережной к ожидавшей пассажиров гондоле и отдал распоряжение гондольеру на его языке.
— Вы всегда будете помнить, что первая любовь пришла к вам в гондоле, плывущей по каналам Венеции.
Спустившись в узкую лодку, он сильными руками взял ее за стройную талию и перенес по воздуху к себе. Это был жест, свидетельствующий о близости. Они прижались друг к другу. У обоих бешено колотились сердца.
У нее перехватило дыхание, когда он повлек ее на мягкое сиденье на корме.
— Иди сюда.
Его сочный, бархатистый голос звал, манил, притягивал. Она чуть помедлила, глядя на распростертое перед глазами принадлежавшее ей великолепие.
Расстегнув застежку черной шелковой накидки, он откинул полу на подушки. У нее подогнулись колени, и она опустилась рядом с ним в свитое им черное шелковое гнездышко.
— Куда ты меня везешь? — Голос ее был тише вздоха.
— На край времени… в благоухающие сады блаженства… на край земли.
В его словах была фантазия, магия, выдумка, но они так много обещали.
Откинувшись на подушки, он развел ноги и посадил ее перед собой.
Антония ощущала спиной твердую стену из мышц. Тепло его тела переходило в нее — пугающее, обжигающее, вызывающее дрожь. Сердце рвалось из груди, громом отдавалось в голове. Нашептывая на ухо ласковые слова, он покусывал мочку, и сердце ее забилось еле слышно, так что ей показалось, что оно вовсе перестало биться.
— Tesoro. — Это означало «дорогая».
Она растворилась в нем, впитывая тепло его тела. Казалось, что кровь объята пламенем и его синие язычки бегут по каждой жилке.
Из туманной лагуны они скользнули в узкий заколдованный канал, подальше от шума, от веселящейся толпы в уединенный, скрытый, тихий уголок. В этом было нечто мистическое, будто они скользили по поверхности античных вод. В пышном великолепии над ними высились богато украшенные позолотой здания эпохи Ренессанса укрывая их, погружая в мир мечты, которая звалась Венецией.
— Когда-то это был центр цивилизации. Отсюда на Восток шло зерно, а с Востока в Европу через нее текли сокровища мира. Избыток богатства и золота, естественно, привел к упадку.
— Дожи, кондотьеры, Медичи, — мечтательно произнесла Антония.
— Только так можно получить удовольствие, познавая Венецию, ее скрытое очарование.
Он мягко положил руку ниже груди, приподняв так, что из выреза лифа показались ее светлые очертания. В полумраке вышитые на фоне золотистого шелка короны отливали глубоким красным цветом. Наклонив голову, он согрел грудь своим дыханием. Стоило ему остановиться, как ее больно кольнул холодный воздух. — Стрела купидона, — поддразнил он.
У нее снова перехватило горло. Короткий вздох подсказал ему, что тело ее превращается в источник наслаждения, что во всех его дивных чувствительных потаенных уголках зреет желание.
Антония почувствовала, что в спину упирается растущая в размерах твердая мышца. Отвердели его могучие мышцы ног, а то, что поднялось между ними, было похоже на мраморный столб. Она мельком видела мужские органы над ночными горшками, но не представляла, что такой отросток может вырасти до огромных размеров и стать твердым как железо. От такого открытия она застыла от изумления и попыталась освободиться. Если бы только он ей позволил. Но он этого не сделал. Его рука намертво обхватила ее стальным обручем, прижав к великолепному мужскому орудию.
Антония не сопротивлялась. Ведь она как раз жаждала познать его как мужчину. Попробовать таинственный мужской прибор. Он налился бешено пульсирующей кровью, и Тони чувствовала ее толчки в одном ритме с биением его сердца.
— Amore mio. Маленький мотылек.
Ощущая биение пульса, он кончиком языка щекотал у нее за ухом, и по шее ее, по спине пробегала легкая дрожь. Она воображала, как эта дрожь пробегает по его стержню. Желание становилось взаимным. Оба жаждали раствориться друг в друге, слиться дыханием, кровью, телом и душой.
Они тесно прижались друг к другу, подстегиваемые первобытным желанием соития. Бушующая в крови страсть и невозможность ее удовлетворить становились нестерпимыми. Они все больше пьянели от охватившей их лихорадки желания.
Сэвидж был готов овладеть ею. Чтобы взять себя в руки, он выпрямился, слегка отстранив ее от себя. Ее восхитительный ропот пронзил его как молнией. Он приказал себе не причинять ей боль, тогда, как он знал, он сможет сделать из нее страстную, чувственно раскованную женщину. Он снова стал нашептывать ей на ухо, стараясь охладить и продлить их страсть:
— Каждый год дож на своей пышной барке выходил в лагуну, чтобы, бросив в воду золотое кольцо, символически обвенчать Венецию с морем.
Сняв с пальца один из золотых перстней, он кинул его в лагуну.
Антония изумленно взглянула на него. Этот романтический жест навсегда связал их с этим городом.
Ее губы приковали его взгляд. Леопард наклонился н ней, и она, затаив дыхание, подставила жаждущие поцелуя губы. Он, как бы пробуя на вкус, провел шершавым, жестким языком по ее пухлой нижней губе. Чуть не задохнувшись, она вздрогнула, когда он засосал ее красную сочную нижнюю губку, точно взял в рот спелую вишню.
У нее был вкус крепкого сладкого вина. Словом, вкус женщины. Он снова откинулся назад, увлекая ее за собой. Она прильнула к нему всем обмякшим телом и была вознаграждена ощущением его горячей поднимающейся плоти. Одна руна уверенно проскользнула под лиф, охватив голую грудь. От его мозолистых пальцев и ладони по ее нежной ноже будто пробежал тон, пропинавший все глубже и ниже.
Второй руне предстояло завоевывать другое пространство. Он шарил пальцами, пока не проник под пояс юбки. Его горячая кисть, обжигая ее, скользила все ниже по голому животу. Прикосновение жаркой шершавой кожи к жаркой шелковистой коже вызывало необъяснимое блаженство. Его длинные сильные пальцы пробирались все ниже, пока подушечки не легли как раз над лобковой косточкой. Как раз туда, где начинались крошечные кудри, покрывающие интимные места.
Было так восхитительно чувствовать его сильные пальцы. Она глубоко, словно из глубины души, вздохнула. А Леопард снова мурлыкал ей на ухо:
— Мы проплываем под мостом Вздохов.
Она глянула вверх мимо его покрытого тенью лица.
— Какое прекрасное название.
— Не совсем так, сага. За этим мостом расположены тюрьмы. Все, кто проплывает под этим мостом, тяжело вздыхают, бросая сквозь эту плотную каменную решетку последний взгляд на свободу.
Антония снова вздохнула.
— Не печалься, cherie. Эта ночь только для наслаждений. — И крикнул гондольеру: — «Каса Фроло».
При этих словах от грудей к низу живота побежали нити неизъяснимо приятных ощущений. Его прокравшиеся вниз пальцы, конечно, почувствовали трепет в глубине раскрывшегося между ног цветка. Она повернулась, чтобы быть лицом к нему. Распласталась между его ног, смешивая тепло женского тела с его теплом.
Лежащие на ее теле руки давали ему ощущение блаженства, и он совершил ошибку, представив их обоих лежащими в таком положении нагишом. Его стержень, взбрыкнув, уперся ей в живот, и она изумленно раскрыла рот. Он тотчас завладел ее нежным ртом, глубоко скользнув в него языком и жадно глотая волшебный нектар.
— Отвезу тебя домой в постель? — В голосе слышались нетерпеливые нотки, от которых по спине у нее побежали мурашки.
— О да, пожалуйста, — от предвкушения у Антонии сел голос.
Ей давно была знакома его могучая фигура, но теперь, когда он заслонял ее от буйной толпы, она с признательностью почувствовала себя слабой женщиной. Тони часто представляла себе, как это будет выглядеть, и вот теперь ее как черным бархатом окутывает его ощутимое властное покровительство, и никто, кроме Сэвиджа, ее не тронет.
Минуя вестибюль и мраморную лестницу палаццо, Тони словно летела на крыльях. Беснующаяся толпа расступалась перед ними. В голову пришла фантазия, что даже поднимающаяся на Олимп для свершения священного обряда богиня не чувствовала себя такой полной счастья и жизни, такой желанной, как она.
В Адаме Сэвидже для нее было еще столько неизведанного. Его лицо было постоянно непроницаемым, как маска. Она чувствовала, что ее ждет откровение, может быть, не одно, и в то же время подозревала, что никогда не познает его до конца. Что было абсолютно верно. По разгоряченному телу снова пробежала легкая дрожь.
Он открыл дверь, и она увидела роскошные покои. Две комнаты соединялись белой, как сахар, мраморной аркой. С кованой решетки балкона к воде канала спускались пышно разросшиеся цветы.
Закрыв изнутри дверь вычурным золотым ключом, он окинул ее вожделенным взглядом. Всю, с ног до головы. Потом шагнул к ней, протягивая лежащий на ладони ключ.
Она засмеялась:
— Чтобы ты от меня не убежал? Он был совершенно серьезен:
— Возьми. Когда увидишь мои шрамы, тебе, может быть, не захочется остаться. Ты должна знать, что свободна уйти в любое время.
Где-то глубоко внутри опять пробежала легкая дрожь. Она никогда не будет свободна. Чтобы показать, что готова подчиниться ему во всем, она взяла ключ и положила на мраморную подставку у двери.
Взяв за руки, он провел ее в просторную спальню. Сбросил черную шелковую накидку, а затем снял маску Леопарда.
Антония знала его лицо как свое, и тем не менее при виде его у нее подогнулись колени, и она опустилась на край кровати. С тех пор как она впервые увидела его, ей хотелось не спеша разглядывать твердые черты этого смуглого лица. Теперь он сам приглашал вволю насмотреться на него.
Брови цвета воронова крыла, прямой нос с несколько расширенными ноздрями. Резко очерченные скулы и подбородок, словно его творец пользовался крупным резцом. Чувственные складки рта. Далее, будто высеченный тем же резцом, от левой ноздри до рассеченной верхней губы тянулся глубокий шрам. Смуглая, будто выкрашенная скорлупой грецкого ореха, кожа казалась еще темнее в тех местах, где он брился. Поразительным контрастом служили пронзительно-голубые глаза. Она наблюдала такой оттенок в водах Средиземного моря.
— У тебя глаза, как вода в Бискайском заливе.
Она вспомнила свое самобичевание. «Ты, капризная романтичная сопливая фантазерка». Он запустил руки в свои длинные черные волосы. Раз, другой. Сильные, мозолистые, умелые руки. Способные на нежность? Возможно. Способные на жестокость? Несомненно. Способные раздразнить и принести удовлетворение? В равной мере!
Она взяла его кисть в свою. Контраст был разительный. У нее белая — у него загорелая; у нее длинная и хрупкая — у него сильная и массивная; у нее нежная — у него шершавая и мозолистая.
Водя пальцем по грубой от работы ладони, она улыбалась уголками губ от удовольствия, вызванного одним лишь прикосновением к ней. Потом осмелилась лукаво поднять глаза.
— Если судить по рукам и лицу, ты не джентльмен.
— Да, — подтвердил он. — К сожалению. Подозреваю, что имею дело с титулованной леди.
Она удивленно глотнула воздух, поражаясь его проницательности.
— Не пугайся. — Озорной огонек теперь появился в его глазах. — Я не собираюсь выгонять тебя из-за твоего благородства. — Тыльной стороной ладони он погладил ей щеку. — Ты меня интригуешь. Как тебя зовут?
Его прикосновение доставило неизъяснимое блаженство.
— АН…
Она изумленно раскрыла глаза. Чуть было не выболтала свое имя.
— Анн, — своим бархатистым голосом он пробовал имя на язык.
Что с ней? Глядишь, еще назовет его Адамом.
— А у вас есть имя, милорд?
— Только не милорд, если это не часть вашей причуды, миледи.
Она засмеялась ему в лицо:
— Конечно, нет. Глупости.
— Удивительно, какое большое значение придают титулам большинство женщин. — Он поднял бровь. — Достаточно, если назовусь Адамом?
— Чудесно.
Она глубоко вздохнула. Имя так идеально подходило ему, что называть его иначе испортило бы воображаемую картину.
— Да будет так: Анн и Адам.
Он говорил таким тоном, будто между ними все улажено. В известном смысле так оно и было. Он поднес ее руку ко рту и потерся губами о пальцы, прошептав:
— Готова заняться любовными играми?
Антония, не дыша, безмолвно кивнула.
Адам привлек ее к себе, и ее прекрасное тело целиком оказалось в его могучих объятиях. Он крепко прижал всю ее к своему твердому телу. Груди к груди, ребра к ребрам, бедра к бедрам, живот к животу, мужская твердь к нежному цветку. Она прильнула к нему, и он водил ею по своей тверди.
Кожу покалывало, будто на нее попали крошечные капельки расплавленного золота, потом тепло проникло сквозь ее шелковистую кожу глубже, в ее кровь, растекаясь по телу как ручейки расплавленного золота. Крепко прижавшись к нему, она чувствовала, как в нее вливается обжигающее тепло его тела.
Он напряженно следил за ее глазами, желая видеть малейшие проявления трепетной страсти. Потом, легонько отстранив ее от себя, он опустил взгляд внутрь золотой короны ее лифа.
Она почувствовала, что он видит, будто бы обнаженные, ее груди, и они затрепетали, твердея на глазах. Их кончики, как крошечные пики, бесстыдно выпятились навстречу ему. Он встретился с ней глазами, как бы разделяя ее ощущение, что малейший его взгляд может вызвать в ней дрожь наслаждения. Он был воплощением мужского превосходства, она — нежной покорной женщины.
Так было вечно между мужчиной и женщиной. Любовь придавала мужчине силу и мощь, женщина от любви слабела. Господство и подчинение от одного прикосновения. Обострялись все чувства. Чем тверже и сильнее становился он, тем мягче и слабее делалась она. Она хорошо понимала, что держится благодаря его силе. Отпусти он ее, и она повалится, упадет навзничь, окажется под ним. Хозяин и рабыня.
До поцелуя было далеко. Ему предшествовала долгая любовная игра. Он стал целовать глаза, бросая горящий взгляд на рот, разрешая видеть его желание, стремление, жажду и не пряча потребности ощутить ее на вкус, обладать ею, жадно наслаждаться. Чтобы продлить предвкушение приятного, он провел пальцем по верхней губе, потом ласково погладил полную нижнюю губу и как сочный плод сжал ее между большим и указательным пальцами. Только теперь, нагнувшись, он втянул этот спелый плод в рот, нежно покусывая зубами. Он облизывал, обсасывал, пробовал на вкус покрытую росой вишню, пока она не разбухла от любовных ласк.
Антония опустила подведенные ресницы и простонала от первого сладострастного позыва. Вот тогда он поцеловал. Требовательными губами он впился в ее рот, лаская, терзая, разжигая, щедро даря все и одновременно эгоистично требуя всего. Его губы требовали ответных ласк. Тихо постанывая от наслаждения, она обхватила руками его широкую спину, поглаживая рельефно выступающие мышцы. Обмякшие губы раскрылись под требовательными ласками любовника.
Он дразнил и играл кончиком языка.. пробуя на ощупь и на вкус хранилище сладостного нектара. Ее язычок, затрепетав, включился в дразнящую игру, осваивая первые уроки смелости. Прежде чем окончательно утвердить мужское превосходство и подчинить ее себе, он дал ей вволю изучить свой рот.
Сэвидж испытывал сильное искушение. Ее юность и чистота бросались в глаза, и в то же время она была с ним полностью раскована, с милой естественной чувственностью отвечая на его любовные ласки. У него было смутное ощущение, что это уже было, будто эта ночь была завершением долгого ухаживания, которого оба ждали — сколько? — месяцы, годы, всю жизнь.
Он подавил желание овладеть ею. Сумасбродное желание оставить свидетельство, что она принадлежит ему. Прежде чем отнять руки, он опустил ее на постель. Потом неторопливо расстегнул пуговицы на поясе юбки.
— Думаю, нам следует освободиться от этой роскошной юбки, как бы она нам ни нравилась. Я налью шампанского.
Когда Адам появился, неся по бокалу в каждой руке, она как раз выбралась из вороха золотистого тюля.
Из покачнувшихся бокалов выплеснулось немного шампанского.
— Боже милостивый! — прогрохотал его голос. Антония покраснела:
— Знаю, что эти трусики непристойны. Он покачал головой.
— Нет, дорогая, я видел прозрачное белье раньше. Ноги!
— Мои ноги? — прошептала она.
— У тебя потрясающие ноги. — Его взгляд скользил по изящным щиколоткам, длинным стройным икрам и длинным ровным бедрам, которые казались бесконечными. — В жизни не видел у женщины таких длинных ног. — Он быстро подошел к ней, поставил бокалы с шампанским и поднял ее на руках. — Они созданы обвиваться вокруг мужчины, — хрипло произнес он.
Если это то, чего он хочет, для нее будет счастьем исполнить его желание. Она обвила длинными ногами его талию, скрестив щиколотки за спиной, крепко обняв его. Он застонал от наслаждения, а она, обвив руками шею, стала целовать его, как целовал он несколько минут назад. Тони трепетала от восторга при мысли, что его упрямый рот со страшным шрамом принадлежит ей. Ей казалось, что от блаженства плавятся даже кости, и она еще крепче охватила его длинными стройными ногами.
Боже, почему он не догадается скинуть с себя одежду? Поддерживая ладонями ее восхитительные круглые ягодицы, он медленно шагнул к постели и, сбросив покрывало, опустил ее на черные атласные простыни.
Ее золотые волосы, золотой лиф и прозрачные золотые панталончики выделялись на черном атласе, возбуждая желание.
— Ты так порочно соблазнительна, милочка, — пробормотал он.
Она подняла на него взгляд, замечая, как его глаза темнеют от желания.
— Это из-за тебя я чувствую себя порочно соблазнительной.
Тони зачарованно смотрела, как его мозолистые руки развязывают широкий шейный платок, стягивают рубашку. Она видела его обнаженным по пояс в Эденвуде, но теперь она могла свободно разглядывать все великолепие его мускулатуры, покрытой спутанными черными кудрями. Ей не терпелось увидеть больше. Нетерпение перешло в неуемное желание. Ей безумно хотелось не только увидеть больше, но и потрогать его, насладиться запахом, попробовать на вкус, жадно вкусить его.
Зеленые глаза следили за пальцами, расстегивавшими пояс, сбрасывавшими штаны. Ниже пояса было несколько шрамов от ударов ножом. Судя по шраму с правой стороны живота, можно было бы подумать, что ему выпускали кишки. Но не шрамы вызывали у нее жгучее любопытство. Ее взгляд был прикован к его мужским прелестям. Наконец перед ней был таинственный мужской орган. Его толстый фаллос гордо выступал из черных зарослей, а под ним покоились два больших овальных шара. Крепкие, как молодые дубки, бедра, хотя и на удивление узкие.
У Адама радостно екнуло сердце, когда она, почти не взглянув на его шрамы, сосредоточила все свое женское любопытство на выступающих мужских прелестях. Она так долго и зачарованно разглядывала их, поворачивая голову, что в его глазах забегали веселые искорки. Распахнув руки, будто показывая всего себя, сказал:
— Готова или нет, я иду.
— Я готова, Адам, — совершенно серьезно ответила она.
Адам, хохоча, прыгнул в постель, сгребая ее под себя. Обхватив коленями, он, смеясь, глядел в зеленые глазки на крыльях бабочки.
— Твои золотые волосы прекрасно смотрятся на черном атласе, но я ставлю тысячу гиней, что твои натуральные черные локоны намного прекраснее. Прелестные зеленые глаза удивленно взглянули на него:
— Откуда ты знаешь, что я брюнетка?
Он простодушно покачал головой:
— Потому что между ног у тебя черные шелковые колечки.
— Ox! — вскрикнула она, краснея, потом, откинув голову, закатилась смехом. — Какой смешной я, должно быть, кажусь тебе.
— Ты соблазнительное, неотразимое золотое сокровище.
— М-м-м, завладей им, — умоляла она.
— Это было бы страшным расточительством. Лучше буду медленно вкушать.
Она следила за ловко расстегивающими лиф пальцами, потом за его лицом, когда он освобождал ее груди. Видела, как он облизывал внезапно пересохшие губы, и ей ужасно захотелось снова ощутить его язык у себя во рту.
Будто читая ее тайные мысли и желания, он наклонился к ее губам, но прежде накрыл шершавыми ладонями ее восхитительные круглые груди. Она вскрикнула от вызванного этим прикосновением захватывающего ощущения, а он тем временем снова проник в жаркую темную глубину ее рта.
Антония не представляла, какими чувствительными могут быть груди женщины. Она так долго прятала их, что теперь испытывала удовольствие лишь от того, что они есть. Когда-то они представлялись ей маленькими, но под ладонями Адама были идеальными. Казалось, что от его ласковых поглаживаний они растут, набухают, твердеют. От прикосновения его загрубевшей кожи по телу растекалась такая неизъяснимая истома, что ей хотелось кричать от наслаждения.
— Первый раз в твоей жизни твое тело полностью просыпается. Я сделаю тебе массаж с шампанским. Ты почувствуешь такую бодрость, какую не испытывала в жизни.
Антонии казалось, что ей, должно быть, все это снится. Неужели правда, что она лежит в постели, стиснутая твердыми, как мрамор, бедрами Адама Сзвиджа, дающего ей уроки сладострастия? Если это сон, то ей ни за что не хотелось просыпаться.
Встав на колени, он потянулся за хрустальным бокалом с шампанским. Закинув руки за голову, она закрыла глаза и блаженно вытянулась, предвкушая наслаждение от прикосновения к телу его могучих рук. Открыла глаза, почувствовав, как он стягивает с ее великолепных длинных ног прозрачные золотистые трусики. Ее тело непроизвольно выгнулось навстречу ему, и Адам, не устояв, поцеловал драгоценный цветок.
Он был восхищен ею. Она уже испытывала огромное наслаждение, а он, по существу, еще не начинал игру. Повернув ее лицом вниз, он плеснул ей на спину немного игристого вина. Сначала появилось ощущение прохлады, но, как только его ладони коснулись нежной кожи, стало тепло. Его сильные руки длинными, уверенными движениями скользили по плечам, потом ниже, по спине, пока она не почувствовала легкое покалывание, потом сильный жар.
Он перевел руки на лодыжки и стал длинными движениями массировать ноги. В жизни не видал он таких изумительных бесконечно длинных ног, каких теперь имел удовольствие касаться. Заканчивались они соблазнительной кругленькой попкой. Он кругами массировал ягодицы, сначала в одну сторону, потом в другую.
Антония то вскрикивала, то постанывала. Его умные руки одновременно и расслабляли, и возбуждали. Это было совершенно незнакомое захватывающее ощущение. Подстегивая возбуждение, Адам коснулся губами ее шелковистой кожи и стал лизать, пробуя на вкус. Язык у Леопарда был такой же жесткий, как и его руки.
Язык бегал по нежной коже, возбуждая обоих. По телу пробежал трепет, когда он, изнемогая от страсти, стал ласково покусывать ее.
— У твоей кожи восхитительный вкус шампанского. Я просто без ума, — осипшим голосом произнес он.
От его горячего дыхания по коже пробегала дрожь. Его пальцы и губы скользили вниз по позвоночнику, пока не добрались до ее восхитительной попки. Он дразнил ее языком, пока ей не стало казаться, что она сойдет с ума.
Смяв в кулаках черную атласную простыню, Антония подняла зад. Он продолжал ласкать ее языком, пока она не встала на колени, выкрикивая его имя.
Он властно перевернул ее на спину.
— Самое сладкое я оставил напоследок, — промурлыкал он, поливая шампанским впадину между грудями.
Она считала их чувствительными, когда он брал их в ладони, гладил шершавыми пальцами вокруг сосков. Но когда он лизнул языком, коснулся и стал сосать требовательными губами и языком, чувствительность обострилась в сотни раз. Груди налились, дерзко встали торчком, как пики, подаваясь вперед, наполняя его рот ни с чем не сравнимой на вкус плотью.
Ее восхитительная свежесть вызвала в нем страстное желание, но он понимал, что ее сексуальная страсть вышла из границ потому, что до него к ней не прикасался ни один мужчина. Он был первым и должен подавить нелепое желание стать последним. Это любовь на одну ночь. С рассветом он исчезнет, как и она, и останутся лишь навязчивые мучительные воспоминания. Так предопределено жизнью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соблазненная - Хенли Вирджиния



Роман замечательный,советую всем почитать .Сюжет Захватывает,читала на одном дыхании.Один из лучших романов которые я читала. Спасибо Хенли Вирджинии за чудесный роман и сайту за возможность читать и скачивать романы .
Соблазненная - Хенли ВирджинияАлена
12.12.2011, 16.03





Шикарный роман, читаю уже 3 раз и не надоедает
Соблазненная - Хенли ВирджинияМарина
24.04.2012, 16.29





Очень хороший роман. почитатьи можно,но какая ужасная смерть.
Соблазненная - Хенли ВирджинияЛика
25.04.2012, 22.45





очень интересный роман...легко читать...с юмором!
Соблазненная - Хенли ВирджинияСветлана
11.05.2012, 5.54





Да и правда ужасная смерть так ему и нада) мне очень понравилась сюжет интересный только слишком много пошлого секса и голого желания. Не очень хорошо видна любовь героев
Соблазненная - Хенли ВирджинияСашка
12.05.2012, 13.30





Класс!!!10Баллов!!!!!
Соблазненная - Хенли ВирджинияТаня
16.05.2012, 15.43





Мне очень обидно скачала и не до концатолько 70 страниц так хочется узнать все сюжет интересный!
Соблазненная - Хенли ВирджинияЛюба
2.08.2012, 12.13





Это моя самая любимая книга. Было ужасное чувство потери. когда дочитала ее.
Соблазненная - Хенли ВирджинияВалерия
6.07.2013, 13.29





Роман понравился.
Соблазненная - Хенли ВирджинияЕлена
12.07.2013, 12.31





ужасно скучный,неудавшийся в написании роман...
Соблазненная - Хенли ВирджинияНИКА*
11.11.2013, 22.31





роман про вздорную особу, далеко не леди, которая частенько ведет себя импульсивно и глупо. герой хорош. любовные сцены написаны подробно :-)
Соблазненная - Хенли Вирджиниядекоратор и мама
25.01.2014, 22.34





Роман интересный, читайте.
Соблазненная - Хенли ВирджинияКэт
7.05.2014, 22.30





а почему качаются только 70 страниц!?Администрация сайта,нужно навести порядок!первые 70 страниц мне понравились,хочу дочитать
Соблазненная - Хенли ВирджинияЛена
30.05.2014, 16.23





мне очень понравился рома. Все женщины в семье прочитали и всем понравился
Соблазненная - Хенли Вирджиниявероника
23.06.2014, 8.59





Сладкий пульсирующий роман, неожиданный жаркий юмор, автор наделила героев чувством юмора и заставила сопереживать герою. Такие в жизни большая редкость. 10 БАЛОВ.
Соблазненная - Хенли ВирджинияНюта
2.08.2014, 18.34





Супер. Приятно посмеятся.
Соблазненная - Хенли ВирджинияЧитатель
7.08.2014, 10.44





На мой вкус - роман посредственный и обилие откровенных сцен не делает его шедевром. К слову ни спичек ни трусов в эту эпоху еще не было. Не рекомендую...
Соблазненная - Хенли ВирджинияНюша
8.08.2014, 19.36





На мой вкус - роман посредственный и обилие откровенных сцен не делает его шедевром. К слову ни спичек ни трусов в эту эпоху еще не было. Не рекомендую...
Соблазненная - Хенли ВирджинияНюша
8.08.2014, 19.36





Сложно читать из-за грамматических ошибок и описок
Соблазненная - Хенли ВирджинияЗухра
10.08.2014, 20.24





Потрясающий роман! Являюсь большой поклонницей любовных романов, из всех прочитанных этот на первом месте!!!
Соблазненная - Хенли ВирджинияЕлена
12.09.2014, 13.56





Не пятёрочку.
Соблазненная - Хенли ВирджинияМари
15.12.2014, 0.26





Хороший роман,приятно провела время за чтением,только не г.героиня не вписывается в мои представления о леди того времени.
Соблазненная - Хенли ВирджинияАнюта
19.12.2014, 16.49





Неплохой роман,только много ошибок и немного затянут!
Соблазненная - Хенли ВирджинияНаталья 66
12.04.2015, 0.17





Бред!!!
Соблазненная - Хенли ВирджинияЛика
8.08.2015, 0.26





Бред!!!
Соблазненная - Хенли ВирджинияЛика
8.08.2015, 0.26





Поставила твердую 9. Не познавательное, а развлекательное произведение, так легкое, оставляющее приятное "послевкусие".
Соблазненная - Хенли ВирджинияЛида
10.03.2016, 11.39





Зачетнвэай роман читаю второй раз мне очень нравится .Респектт Хенли Верджинии
Соблазненная - Хенли Вирджиниявикуся
11.04.2016, 20.48





Вообще, роман интересный (моя любимая тема про близнецов). Я даже кое-что помню, например, любовь главного героя к стройным ножкам главной героини ;D
Соблазненная - Хенли ВирджинияКрина
25.04.2016, 13.50





роман интересный стоит прочитать. Но в начале убило изобилие половых беспорядочных связей гл.героя. местами ухахатывалась особенно с этого — Твои глаза синие, как… задница павиана, —
Соблазненная - Хенли ВирджинияНастя
29.04.2016, 19.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100