Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— Здесь так много народу, что, клянусь, в Лондоне совсем пусто, — заявила Пруденс за завтраком.
Просматривая визитные карточки, Диана нашла среди них карточку Питера Хардвика. Но в ее памяти всплыло лицо не Питера, а его брата — графа. Вчера в магазине он был готов ее придушить. Она дала ему возможность насмотреться на себя, и он этой возможностью воспользовался. Диана знала, что затмила бывшую с ним уже не слишком молодую женщину.
— Питер очень расстроился, что не застал тебя дома. Должна заметить, Диана, что твое поведение меня огорчило. Приличная леди не станет бродить одна даже по такому пешеходному городу, как Бат.
Диана быстро сменила тему. Она сознавала, что Пруденс не даст ей продохнуть, если она что-нибудь не придумает.
— Пруденс, вот что я подумала. Почему бы мне не поискать для тебя эту чудесную штуку, которую они называют батским креслом? Тогда бы я могла возить тебя повсюду, и тебе не пришлось бы ходить.
— Эти кресла для стариков! Я скорее умру, чем сяду в такое. Я не инвалид и вовсе не беспомощна. Вполне могу ходить по Бату на своих ногах. Кстати, мое бедро сегодня значительно лучше.
— Наверное, тут что-то лечебное в воздухе, — заметила Диана с серьезным лицом. — Так что, пойдем сегодня утром принимать ванну?
Пруденс слегка поколебалась, потом расправила плечи и решительно сказала:
— Обязательно! Надо слушаться предписаний врача.
Когда они шли по Уэсттейт-стрит, то представляли собой довольно странную пару. Пруденс плыла впереди в своем бомбазиновом синем платье, которое, впрочем, выглядело не синим, а скорее странного оттенка пурпурным; на Диане была бледно-желтая парча. Пруденс настояла, чтобы они надели напудренные парики, а сверху шляпы со страусиными перьями. Поскольку Диана знала, что в бане им придется раздеваться, она не посмела надеть чудесный маленький корсет, а мучилась в старом.
Диана с нетерпением ждала посещения четырехугольной Кросс-Бат, где со стен смотрели каменные лики римских богов, а из ниш в стенах следили за купающимися статуи Аполлона и Кроноса. Но Пруденс решила, что они пойдут в Куинс-Бат, и отговорить ее Диане не удалось.
Пруденс с завидной ловкостью спустилась по узеньким ступенькам, ведущим к железистым источникам.
— Что за ужасный запах? — спросила она, пробираясь сквозь клубы пара.
— Это пахнет сероводород, — объяснила Диана.
— Почему же они ничего не сделали, чтобы очистить воду от этой вони? — возмутилась Пруденс.
— Именно сероводород и другие минералы, растворенные в воде, делают ее целительной, — пояснила ей Диана как маленькому ребенку.
Женщина, работающая в бане, провела их крытым переходом в помещение с каминами и сказала, что здесь они могут раздеться. Когда она принесла им длинные одеяния с завышенной талией и рукавами до локтя из коричневатой льняной материи, Пруденс совсем расстроилась. Сама мысль о возможности снять шляпу и парик в общественном месте приводила ее в ужас, но работница уверила их, что леди обычно ничего с головы не снимают. Диана чувствовала себя посмешищем в напудренном парике, со страусовыми перьями и в душе попросила Всевышнего не дать ей встретить Питера Хардвика или, что еще хуже, его брата.
Пруденс вздрогнула, когда Диана помогла ей спуститься в тепловатую воду. Лицо ее стало похожим на горгулью, и каждому, кто ее видел, было ясно, какое отвращение она испытывает ко всем этим лечебным процедурам.
Диана была готова поспорить с кем угодно, что излечение произойдет мгновенно. Пруденс будет даже настаивать на чуде. Диана не могла дождаться, когда ее тетя окажется в зале с лечебной водой и попробует ее на вкус. Она не сомневалась, что с сегодняшнего дня Пруденс будет делить свое время между моционом и залами для приемов, поэтому достаточно будет сказать, что она идет принимать ванну, чтобы остаться одной!
Когда они вернулись на Куин-сквер, Питер Хардвик уже ждал их.
— Добро пожаловать в Бат, дамы! Я скучал по вас вчера, — обратился он к Диане, поднося ее руку к губам и самоуверенно задержав ее в своей. — Я пришел, чтобы сегодня вечером пригласить вас и вашу тетю в Уилтширский зал для приемов.
— Дорогой мальчик, конечно, мы будем счастливы, — немедленно согласилась Пруденс. — А Диана с нетерпением ждет приглашения в Хардвик-холл. Она обожает елизаветинский период! Не так ли, милочка?
— Среди других, — пробормотала Диана, краснея, потому что Пруденс напрашивалась на приглашение.
— Я знаю, что неправильно оставлять вас одних, но я уверена, что могу положиться на вас, дорогой мальчик.
Пруденс столь явно пыталась свести их вместе, что Диана снова покраснела. Как только тетка вышла из комнаты, Диана извинилась:
— Простите меня, Питер. Я вовсе не собираюсь штурмовать Хардвик-Холл.
Он сделал обиженный вид.
— Диана, мое заветное желание — чтобы вы посетили дом моих предков. Я хочу, чтобы вы пришли завтра, пораньше. Я хочу провести с вами как можно больше времени.
— А что же ваш брат? Разве он сейчас не принимает там гостей?
Каждый раз, когда она думала о нем, сердце ее начинало биться сильнее, и, как она ни старалась взять себя в руки, она не могла справиться с чувствами, которые он будил в ней.
— Насколько мне известно, нет, — уверил ее Питер.
— Но я вчера видела его с очаровательной рыжей дамой.
— Не иначе как вдова Виксон. Господи, она не живет в доме! Она его… то есть… она его…
— Я знаю точно, кто она.
— Тогда вы не так невинны, как кажетесь, — сказал Питер слегка охрипшим голосом. Он снова схватил ее руку и сжал. — В дом приглашаются лишь будущие невесты.
Диана не стала делать вид, что не понимает его, но, хотя и была очень польщена, ей показалось, что ловушка вот-вот захлопнется.
— Боюсь, что завтра невозможно, — попробовала возразить она.
— Я не уйду, пока вы мне не пообещаете, — поклялся Питер.
Ее фиалковые глаза расширились, когда она увидела, что он наклоняется к ней с совершенно определенным намерением. Она только успела вдохнуть, как почувствовала прикосновение его губ. Поцелуй не вызвал в ней романтического трепета, но она удивилась его нежности. Когда Диана отодвинулась, он спросил шепотом:
— Когда ты придешь?
— Скоро, — пообещала она.
— Как скоро?
— Послезавтра.
Питер покачал головой.
— Недостаточно скоро. — Он схватил ее за плечи и притянул к себе. Он снова скользнул губами по ее губам. — Завтра! — настойчиво сказал он.
Диана никак не могла придумать подходящего предлога, чтобы он поверил.
— Пруденс держит меня на коротком поводке. Она приехала сюда по указанию врача принимать минеральные ванны, а я должна ее сопровождать. — Диана сама удивлялась, с какой это стати она оправдывается? Она с большим удовольствием побывала бы в елизаветинском
особняке, чем стоять в жуткой хламиде в теплой воде.
— Пруденс вроде бы очень хотела поехать, может быть, мне дернуть за звонок и пригласить ее? — Он угрожающе потянулся к звонку.
Глаза Дианы, понявшей, что он перехитрил ее, озорно блеснули.
— Вы настоящий дьявол, Питер Хардвик! Я сдаюсь на милость победителя. Мы приедем завтра.
— И останетесь на ночь, — настаивал он. — Тогда вы сможете по-настоящему оценить Хардвик-Холл, постоять у парапета в лунном свете, проехаться верхом по парку в утреннем тумане и, разумеется, переночевать в опочивальне, где когда-то спала королева-девственница.
Щеки Дианы раскраснелись.
— Вы победили, Питер. Я возьму с собой чемоданчик, но при одном условии: вы не станете настаивать на сегодняшнем бале.
Питер ухмыльнулся.
— Ничего не может быть ужаснее. Я с удовольствием пропущу сегодняшний. — В его глазах светилось торжество. — Я заеду завтра за вами в одиннадцать, чтобы мы успели к ленчу.
Когда он ушел, Диана услышала, как Пруденс распоряжается в кухне, и подождала, пока она оттуда выйдет.
— Ты будешь довольна, узнав, что Питер Хардвик пригласил нас в Хардвик-Холл.
— Он и меня пригласил?
— Ну конечно.
— Ах, какой милый мальчик! Его манеры безупречны. Когда мы едем?
— Завтра. Нам предложили там переночевать и полностью насладиться гостеприимством елизаветинского особняка. Питер не очень хотел сегодня ехать в ассамблею, поэтому у нас достаточно времени на сборы.
— Не каждый день тебя приглашают в дом графа. Мне понадобится Бриджет и вторая горничная, чтобы подготовить свои туалеты и упаковать все, что мне может пригодиться.
Как только Пруденс вышла из комнаты, Диана выскользнула из дома. Она пошла к реке, чтобы посмотреть на лебедей. Широкий и быстрый Эйвон нес свои воды в Бристольский залив. Она представила себе ладьи кельтов и викингов и боевые суда римлян с огромными веслами. Она заметила две баржи, груженные батским камнем, и подумала, что он, может быть, из каменоломен Хардвика. Разглядывая величественные особняки в георгианском стиле, она решила, что многие из них построены из этого камня. «Семья, по-видимому, чрезвычайно богата, и все это старые деньги», — подумала она. Она пойдет в библиотеку и поинтересуется историей графов Батских, чтобы узнать, каким образом они стали владельцами елизаветинского особняка.
Весь остаток дня Марк Хардвик не выходил у нее из головы. Властный и опасный человек! Как раз такой мужчина, о каком она мечтала. Он резко отличался от других мужчин. Диане он казался полной противоположностью современным щеголям. По существу, он был пришельцем из другой эпохи. Из него получился бы превосходный средневековый воин или путешественник времен королевы Елизаветы. Когда она в тот вечер заснула, снился ей не молодой и галантный Питер Хардвик, а его надменный и таинственный брат…
Пока изящная карета Питера везла их вдоль Эйвона из центра города в направлении северных холмов, Пруденс задала глупый вопрос:
— А граф почтит нас своим присутствием?
— А… нет, боюсь, что мой брат сейчас в отъезде. Он — судья-магистрат
type="note" l:href="#FbAutId_13">[13]
в Сомерсете, его вызвали в Бристоль.
— Какая жалость! — огорчилась Пруденс. — А я-то надеялась, что этот визит даст возможность Диане наладить отношения с его светлостью. Так огорчительно, что произошла эта ужасная ошибка с библиотекой!
Диана откашлялась, но у нее хватило ума промолчать. Если бы только библиотека! При каждой встрече между ними пробегала искра, и, как ни сопротивлялась Диана, она испытывала необыкновенную тягу не к тому брату. Она с большим облегчением услышала, что ей не придется провести ночь под одной крышей с графом.
С того момента, как они въехали через обвитую плющом калитку на длинную дорожку, ведущую к дому, Диана влюбилась в Хардвик-Холл. Питер заметил благоговейное выражение в ее глазах и понял, что полдела уже сделано. Как только карета с гербом остановилась у входа, к ней поспешили мажордом и два лакея,
— У меня появилась замечательная идея, — обратился Питер к Пруденс. — Я оставлю вас на попечение мистера Берка, а сам покажу Диане все вокруг.
— Не беспокойтесь обо мне, Питер, я прекрасно устроюсь. Бегите, дети.
Диана не могла поверить собственным ушам! Когда Питер помог ей выбраться из кареты и повел в сад, она сказала:
— Вы совсем приручили мою несчастную тетку.
Он остановился и посмотрел на нее с высоты своего роста.
— Я знаю, как надо гладить женщину по шерстке, — хрипло пробормотал он.
Щеки Дианы горели, по спине побежали мурашки, хотя двусмысленности, которые так хорошо умел говорить Питер, не возбуждали ее, а наоборот, заставляли остерегаться. Она наказала себе не слишком ему доверяться, но от прелести елизаветинского сада с цветочными бордюрами у нее захватило дух.
Они осмотрели голубятни, фруктовый сад со старыми ульями, водоемы и понаблюдали за павлинами, гордо разгуливающими по бархатной лужайке. Когда они подошли к зеленому лабиринту, точно такому же, как в Хэмптон-корт
type="note" l:href="#FbAutId_14">[14]
, Диана не смогла устоять. Питер уселся на резную скамью.
— Не стесняйтесь, идите, — поощрил он. — Если вы не появитесь через пять минут, я приду и спасу вас.
Диана тут же заблудилась и пришла от этого в полный восторг. Стена зеленого лабиринта была слишком высокой, чтобы заглянуть сверху, и слишком плотной, чтобы что-то увидеть сквозь нее. После многих неверных поворотов ей удалось выйти к центру лабиринта. Там сидел Питер и ждал ее.
— Обманщик, — засмеялась она, — вы обещали ждать меня снаружи!
— И упустить случай побыть с вами наедине там, где никто не увидит моих любовных заигрываний?
Диана понимала, что если она побежит, то только даст ему повод погнаться за ней и поймать.
Питер решительно приблизился к ней и прижал к себе.
— Не отпущу, пока не уплатите какой-нибудь штраф, — такова традиция.
— Какой штраф? — спросила Диана, замерев в его объятиях.
— Вы должны снять что-нибудь из одежды, — сказал он, к ее негодованию.
Не моргнув глазом Диана сняла перчатку и протянула ему.
Питер не смог скрыть разочарования.
— Вы нечестно играете, — пожаловался он.
— Я вообще не играю, — заявила она.
«Господи, да она как снежная королева! — подумал он. — Любая из знакомых мне женщин уже давно осталась бы в одной сорочке». Питер подумал, как облегчилась бы его задача, поддайся она его чарам, но сдаваться не собирался. Надо подождать до вечера и добиться своего. Он все тщательно продумает, чтобы не упустить ее. Уголки его губ изогнулись в улыбке: вот так ведут на заклание ягнят.
— Я удовлетворюсь перчаткой, если вы добавите к ней поцелуй, — прошептал он.
Когда она подняла к нему лицо, он сдержался. Ему необходимо связать эту женщину обязательством, и сегодняшняя ночь — его единственный шанс. Питер понимал, что не должен подрывать ее доверие к себе на такой ранней стадии игры, поэтому он лишь слегка коснулся губами ее лба. Вознаграждая его за хорошее поведение, она приподнялась на цыпочки и легко поцеловала его в губы. Когда они выходили из лабиринта, Питер был уверен, что он на один шаг ближе к победе!
Ужин обещал быть торжественным: его должны были подать в обшитой панелями столовой с массивным дубовым столом эпохи Тюдоров и резными стульями.
После ванны Диана надела красный корсет и свое новое бархатное зеленое платье. Она знала, что никогда еще не выглядела так прелестно и так соблазнительно, как сегодня. Она все не могла забыть, как смотрел на нее граф Батский, и подавляла желание снова его увидеть.
Ужин состоял из шести блюд, а Диане не терпелось отправиться осматривать Хардвик-Холл, как обещал ей Питер. В конце трапезы принесли хрустальные бокалы и наполнили их до краев вином.
Питер поднялся:
— Нынешние правила требуют, чтобы леди покидали столовую, пока мужчины наслаждаются портвейном, но сегодня мы будем следовать елизаветинским законам. Это — подогретое вино с пряностями, приготовленное так, как делали двести лет назад, когда его подавали королеве. Я предлагаю тост за леди Давенпорт. Хардвик-Холл истомился по хозяйке, такой же прелестной, как вы, достойной украсить его пустующие залы.
Вино оказалось крепким, и тепло, как лесной пожар, разлилось по жилам Дианы. Взяв с собой бокалы, они оставили Пруденс за столом, а сами пошли осматривать особняк.
Он показал ей маленькую женскую часовню, комнату, где делали духи из растущих в саду роз и трав. В бальном зале Питер заставил слуг зажечь поразительное число свечей в подсвечниках, а с галереи для музыкантов лились чистые звуки музыки.
Он протянул руки, и Диана вошла в его объятия. Пока они танцевали, она закрыла глаза и представляла, что и в самом деле находится в елизаветинских временах. На ней такое же зеленое платье и жабо из перьев вокруг шеи. Ей показалось, что все это уже было с другим партнером, который напряг мускулы, чтобы приподнять ее в веселом старинном танце. Она счастливо улыбнулась прямо в его темные глаза, но тут его лицо изменилось, перед ней снова был Питер.
Поставив ее на полированный пол, он прижал девушку к себе и прошептал:
— Давай сбежим на парапет! — Она дала ему руку, и, подобно двум заговорщикам, они выскользнули из бального зала.
Диана, облокотившись на зубчатый парапет, залитый лунным светом, окунулась в магическую красоту ночи. Этот маленький дворец, такой теплый и доброжелательный, казалось, ждал ее долгие века, и теперь она наконец вернулась домой. Сама атмосфера была пропитана романтизмом. Диана понимала, что влюбилась, но не верила, что может полюбить мужчину так, как полюбила дом.
— Ты не показал мне еще королевскую опочи
вальню, — мечтательно проговорила она.
Диана произнесла именно те слова, которые он жаждал услышать. В темноте Питер улыбнулся собственной сообразительности.
— Я оставил лучшее под конец. Здесь есть тайный ход, — прошептал он.
— В самом деле? — воскликнула Диана, окончательно побежденная. В одном из каминов открылись ведущие вниз ступеньки. — А свет нам не нужен?
— Держись за меня, милая. Пойдем на ощупь.
Она вцепилась в его руку, а другую положила на широкую спину. Через тонкую материю она ощутила твердые мускулы и покраснела в темноте. Такой сильный, а ведь умеет держать себя в руках. Что, если он выпустит эту силу из-под контроля? Она содрогнулась при этой мысли. От темноты, узкого прохода и возбуждения у нее перехватило дыхание. Она едва не вскрикнула, когда скрипнула дверь и лестницу залил свет.
Питер втянул ее в спальню и закрыл за собой потайную дверь. Таких комнат Диане еще не приходилось видеть. Огромная, с гигантским каменным камином, занимавшим целую стену. Над каминной доской висели два портрета — Елизаветы I в черном бархатном платье, расшитом бриллиантами и жемчугом, и первого графа Батского. На его гордом лице ярко выделялись темные глаза.
Перед камином стояли «его» и «ее» кресла, закрытые от пыли чехлами, а между ними — шахматный столик с квадратами из слоновой кости и черного дерева. На доске были расставлены великолепные фигуры из нефрита.
Дальний конец спальни до самого потолка занимали полки с книгами, переплетенными в кожу с золотым тиснением. Письменный стол футов восьми длиной с серебряными чернильницами и подставкой для перьев был завален письмами, бумагами и картами, как будто они помешали кому-то, кто только что усиленно здесь трудился. Центральное место занимала кровать на четырех столбиках с тяжелым бархатным пологом. Все было выдержано в зеленых и белых тонах эпохи Тюдоров и вышито небольшими золотыми коронами и львами. В спальне приятно пахло сандаловым деревом.
— Просто изумительно! — вздохнула Диана. Ее зеленое платье позволило ей на минуту почувствовать себя Елизаветой. Она зажмурилась, страстно желая, чтобы эта опочивальня принадлежала ей.
Когда она снова открыла глаза, то увидела, что Питер налил ей бокал красного вина. Диана знала, что она уже достаточно выпила, и ее слегка покачивало, но почему-то ей казалось, что будет правильным выпить это вино и вести себя беспечно. Она осушила бокал: ощущение было такое, будто в груди распустился алый цветок.
Питер принял бокал из ее пальцев и нетерпеливо притянул ее к себе. Его требовательный рот завладел ее губами, заставляя их раскрыться. Он целовал ее все настойчивее, а пальцы тем временем сражались с застежками платья.
Внезапно дверь распахнулась, и на пороге появился Марк Хардвик. Диана охнула и вырвалась из рук Питера. Рука стремительно рванулась к лифу платья, расстегнутому сзади.
— Марк! Какого черта ты делаешь сегодня дома?
— Я окончил свои дела в Бристоле, — спокойно ответил ему граф. — А какого черта ты здесь делаешь?
— Как видишь, делаю предложение. Мы с леди Дианой обручены.
Диана хотела возразить, но все ее мысли в этот момент были направлены на то, чтобы скрыться от насмешливого взгляда надменного графа Батского. Она уже поняла, что именно ему принадлежит эта спальня.
— Полагаю, мне надо вас поздравить, — спокойно произнес он. — Добро пожаловать в семью.
Диана понимала, что она полностью скомпрометирована. Если она станет отрицать помолвку, то признается, что вела себя как шлюха. Она опустила ресницы.
— Прошу вас обоих меня извинить.
Марк Хардвик внезапно ощутил желание защитить ее. Диана Давенпорт была такой молодой и очаровательной. Любопытно, известно ли ей, какому жестокому молодому поганцу она приносит себя в жертву?
— Так да или нет? — добивалась от нее ответа Пруденс, когда они возвращались из Хардвик-Холла на Куин-сквер.
— Да… и нет, — ответила Диана, думая совсем о другом.
— Да уж, яснее не скажешь! И почему мы заторопились на заре, как ночные воришки? — спросила она, явно что-то путая. — Такое впечатление, что ты от чего-то бежишь.
— Так оно и есть, — призналась Диана. Она понимала, что должна как-то объяснить Пруденс их внезапный отъезд из Хардвик-Холла. — Вчера поздно ночью неожиданно вернулся граф Батский, и Питер сказал ему, что мы обручились.
Пруденс облегченно вздохнула:
— Слава Богу! Я уж думала, он так никогда и не сделает предложения.
Диана ощетинилась:
— Все дело в том, что Питер его не делал, а я не давала согласия.
— Это детали. Несущественные. Можешь мне поверить: если графа поставили в известность, значит, вы определенно обручены.
— Возможно, — нерешительно согласилась Диана. Она повела себя как последняя трусиха, попросив мистера Берка предоставить им карету до Бата и передать Питеру письмо.
Прошлой ночью ее возмутило и унизило, что он скомпрометировал ее, тем более в глазах своего высокомерного брата. Создавалось впечатление, что он сознательно завлек ее в ловушку. Останься она сегодня, устроила бы жуткую сцену, возможно, с участием Пруденс и графа, но именно этого ей и хотелось избежать.
Это должно остаться между ней и Питером. Она собиралась объясниться с ним наедине. Но сначала ей следует разобраться в своих чувствах и сделать выводы. Пока же она находилась в таком смятении, что не могла принять разумного решения, которое повлияет на всю ее жизнь.
Вся беда в том, что стоит Питеру прочесть письмо, и он немедленно явится. В ее теперешнем состоянии она может не сдержаться и наговорить такого, чего потом не исправить. Ей необходимо побыть одной, подумать и принять самостоятельное решение, без давления со стороны.
Когда они приехали на Куин-сквер, Диана с огорчением увидела, что в спешке оставила все свои вещи в Хардвик-Холле. Утром, едва рассвело, она втиснулась в один из своих старомодных корсетов и надела самое приличное и унылое бежевое платье с кринолином, прежде чем обратиться к суровому мистеру Берку. Господи, она еще никогда в жизни не чувствовала себя такой некрасивой!
Она щедро дала на чай кучеру Хардвиков, благодарная за столь скорый отъезд. У него едва не отвисла челюсть. Диана прикусила губу, сообразив, что снова допустила оплошность, но тут же цинично подумала, что от денег он не отказался. Она подняла вещи Пруденс и внесла их в дом.
Тетка была уже на кухне, давая указания насчет обильного обеда.
— А пока приготовьте мне посеет
type="note" l:href="#FbAutId_15">[15]
с мадерой и яйцами, потом я вздремну.
Мысли Дианы разбегались, как ртуть. Если Пруденс ляжет вздремнуть, до обеда ее никто не хватится. Целое утро побродить в одиночестве — против этого Диана устоять не могла. Если она сбежит, то может вообще целый день не возвращаться домой. И как Пруденс может ей помешать, черт побери?
Диане хотелось снять это ужасное платье с кринолином, но если она поднимется за Пруденс наверх, то потеряет драгоценное время. Девушка выскользнула за дверь и направилась к Сайон-Хилл и Лэнсдаун-роуд.
Когда она взошла на холм и посмотрела вниз сквозь деревья на прекрасный георгианский город, ее наполнило ощущение свободы. Лишь плеск воды нарушал тишину прозрачного воздуха. Она слышала, как сбегают по холму ручейки, и шум Эйвона у плотины за мостом Пултни.
Отсюда ей были видны шпили средневекового аббатства, где в X веке короновали короля Эдгара, и величественный круг Серкуса, построенного архитектором Джоном Вудом по образцу римского Колизея.
Диана набрала полную грудь замечательного свежего воздуха и поняла, что решение созрело. На самом деле все просто. Они с Питером обручены, но ведь никак не оговаривалось, сколь долго продлится период обручения. Если он согласится подождать хотя бы год, пусть все пока остается как есть. Если нет, она немедленно откажется. Через несколько месяцев она станет совершеннолетней и сможет сама распоряжаться своими деньгами и имуществом. Ей хотелось получить хотя бы год свободы, прежде чем она подчинится контролю мужа. Если Питер ее любит, он согласится подождать.
Теперь, приняв решение, она почувствовала, что все ее заботы улетучились. На сердце снова стало легко. Утро выдалось чудесное, она находилась в замечательном старинном городе, и, самое главное, у нее был целый день, чтобы познакомиться с ним поближе.
Диана начала спускаться с холма, свернула налево, потом направо и очутилась на улочке с чудесными магазинами, где продавали старинные вещи. Витрины были настолько притягательными, что она не смогла устоять и зашла в один из них.
Выставленные там вещи отдавали такой глубокой древностью, что она не знала даже, как они называются. Дюжины старинных бронзовых кранов, разукрашенные ванны на лапах и шарах, древние садовые скамьи, старые часы, спинеты
type="note" l:href="#FbAutId_16">[16]
и мандолины. Она остановилась, чтобы полюбоваться средневековыми гобеленами, чьи краски хоть и поблекли, но не утеряли своей прелести. Диану до глубины души потрясла возможность увидеть вещи, дошедшие до нее из средних веков.
Она прошла дальше и неожиданно остановилась как вкопанная, увидев перед собой археологические находки римского периода. «Неужели они действительно настоящие?» — подумала она, и сердце ее забилось. Там были бронзовый шлем, украшенный по бокам, щит, мечи в ножнах и железные кинжалы. Эти вообще могут быть из первого века, подумала Диана. Когда она дотронулась пальцами до римского шлема, ей показалось, что она обожглась. Она завороженно смотрела на эти вещи, пережившие семнадцать веков. Внезапно Диана сняла шляпу, поддавшись порыву примерить шлем. Она совсем забыла, что на ней парик. Вполголоса выругавшись, девушка заправила напудренные локоны под боковые пластины шлема, защищавшие ее щеки.
Бронзовый шлем оказался невероятно тяжелым, но когда она попыталась снять его, ей это не удалось: шлем плотно охватывал ее голову и не поддавался. Она услышала громкий стук в ушах. Голова закружилась, перед глазами все поплыло. Внезапно ей стало холодно. Казалось, она стоит в потоке прохладного воздуха или с огромной скоростью несется сквозь пространство.
Шум в голове усилился настолько, что казалось, барабанные перепонки вот-вот лопнут. Она подняла руки, чтобы прикрыть уши, но наткнулась на бронзовый шлем, от которого у нее дико болела голова. Потом она почувствовала, что падает и проваливается в бездну.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100