Читать онлайн Неутолимая страсть, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 35 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Неутолимая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 35



Хепберн громко выругался. Он не собирался молиться. Он был слишком здравомыслящим человеком, чтобы ожидать помощи свыше. Пришлось собрать волю в кулак. «Может, мне не удастся спасти ее от смерти, но я хотя бы смогу что-нибудь сделать, чтобы облегчить ее мучения».
Он забрал кувшин с подоконника и до половины наполнил питьем бокал. Усевшись на край постели, зажал бившуюся жену между коленей. Руту использовали как обезболивающее средство, причем очень сильное. Ему приходилось самому наблюдать, какое волшебное действие она оказывала на раненых на поле боя. Потому он и решил, что рута сможет облегчить страдания Кэтрин.
Удерживая Кэтрин за запястья, Патрик влил ей отвар в горло. У нее началась рвота. Не мешкая, он вытащил из-под кровати ночной горшок. Наклоняя ей голову к горшку, чтобы помочь, он ощущал, как конвульсивно сокращаются у нее мышцы на животе при позывах рвоты. Ее тошнило. Она билась у него в руках. Она отплевывалась.
Он страшно ругался, давая выход чувствам, и одновременно пытался напоить ее еще, в надежде, что хоть какая-то часть целебного настоя задержится у нее в желудке. А ее снова рвало. Она отчаянно билась в его руках. Она задыхалась и никак не могла отдышаться. Он массировал ей живот, а когда чувствовал, что спазм заканчивается, заставлял ее принимать очередную порцию снадобья.
— Не останавливайся, сдерживай волну боли. Не бросай меня, чертова кошка!
Затаив дыхание, Патрик ждал. Нужно было, чтобы Кэтрин все время пила настой, иначе у нее не хватит сил бороться с болезнью дальше.
Он держал Кэтрин на коленях, пока она не перестала корчиться. Значит, боль немного отпустила ее. Температура оставалась высокой, но он все равно, уложив в постель, как следует укрыл ее. Рута все-таки подействовала на нее, сняв боль, а от вина потянуло в сон. Хрупкое тело жены занимало так мало места в огромной постели, что у него навернулись слезы.
Хепберн отчистил следы рвоты и опорожнил ночной горшок. За окном снова висела тьма. Ему осталось только подивиться, куда делся день. Он зажег свечи и по привычке собрался прикорнуть, раз уж выпала такая возможность. Тут на ковре что-то блеснуло. Патрик поднялся, пересек комнату и поднял вещицу.
«Это же обручальное кольцо Кэтрин! — Он представил, как она снимает его с руки и бросает через всю комнату. — Она отказалась от нашего брака и отказалась от меня как от мужа!
Это был удар по его гордости, но в глубине сердца Патрик понимал, что заслужил его.
Патрик еще раз взглянул на обручальное кольцо. Сердце заболело всерьез. Теперь у него уже не будет шанса сказать ей, что он любит ее, что она для него дороже самой жизни.
Закрыв глаза, он наконец заснул.
Сон, который он увидел, был настолько живым, что ему показалось, будто все происходит наяву.
Во сне ему явилась Мэгги и стала настойчиво упрашивать его спасти Кэтрин.
— В тебе есть сила, Хепберн. Воспользуйся ею! Но на этот раз ничего не проси взамен!
Патрик проснулся с восходом солнцем. Тут же зашевелилась Кэтрин. Она бредила.
Он осмотрел ее ввалившийся живот и истончившееся тело. Когда он приподнял ей руку, чтобы осмотреть бубон под мышкой, она жалобно застонала. Ему стало не по себе, что он доставил ей боль.
И тут ему снова послышались слова Мэгги: «В тебе есть сила, Хепберн. Воспользуйся ею!»
В темноте забрезжил огонек надежды. «Если я погружусь в транс, может, найду правильный выход».
…В спальне вдруг стало темно. Патрик подошел к окну, удивляясь, что могло случиться, ведь только что сияло утреннее солнце. За окном расползлась чернота. Когда он распахнул окно, вспыхнула молния, озарив полнеба, и ударил гром. Дом содрогнулся. Не двигаясь, Патрик стоял и заворожено наблюдал, как, сметая все на своем пути, в Спенсер-Парк ворвалась буря. Стихия бесчинствовала почти час. Гром гремел так, что закладывало в ушах. От яростных молний можно было ослепнуть. Временами отступая, ураган накатывался раз за разом, словно бесчинствующая природа сошла с ума и решила разрушить на земле все до основания. Неожиданно ударил град. Градины громыхали по крыше, лупили по земле, звенели в разбитых стеклах окон. Так же неожиданно ледяная свистопляска сменилась проливным дождем. Дождь лил и лил. Гром и молнии ушли дальше. Постепенно и дождь стал слабеть, превратившись через какое-то время в моросящий душ. А потом все затихло.
Глубоко вздохнув, Патрик пришел в себя и отступил от окна. Ветер раздувал шторы. Его свежее прикосновение Патрик почувствовал у себя на лице. Резко изменилась атмосфера. Стало легче дышать. Патрик ощутил прилив бодрости. Тягостную жару, которая подмяла под себя всю страну, словно смыло потоком, направляемым какой-то потусторонней силой.
Хепберн понял, что получил требуемый ответ. Подойдя к кровати, он оглядел жену. Чуму можно было побороть с помощью той силы. Для этого требовалось употребить грубые и жестокие средства. Выдержит ли она их? Это ведь может убить ее. Но если он ничего не предпримет, тогда его любимая погибнет. Патрик отодвинул спутанные черные пряди с ее горячечного лба. «У Кэтрин всегда хватало куража встретиться лицом к лицу с любой опасностью!»
Он бросился вниз и помчался на кухню. Там, напуганная гневом небес, Кук пряталась в кладовке.
— Все, буря прошла. Можете выходить. Каким-то чудом она принесла прохладу. Теперь нам нужно сотворить чудо для Кэтрин. Я собираюсь приготовить примочку. У вас есть мука и горчичное семя?
— У нас есть овсяная мука, милорд. — Кук протянула ему мешочек. — Я натолку горчицы.
Влив струйкой кипящую воду в чугунок с мукой, Патрик добавил туда горчицы. Потом стал растирать смесь, пока она не превратилась в горячую густую кашицу. Подхватив чугунок, он кинулся наверх. Там оторвал от простыни большой кусок и на него выложил часть горячей смеси. Стиснув зубы, чтобы не давать воли чувствам, он поднял руку Кэтрин и наложил на бубон получившийся компресс.
От ее крика у него волосы встали дыбом. Кэтрин билась в его руках, но он крепко держал ее своими железными пальцами. Быстро разорвав простыню на полосы, он крепко прибинтовал ей руку к телу.
— Прости, Кэтрин. Прости меня, — бормотал он при этом.
Обессилев от боли, Кэтрин затихла, как затихают дикие животные, у которых не остается сил на последнюю попытку вырваться на волю, чтобы избежать смерти.
Через пару часов Патрик снял повязку и наложил новую. Вздувшийся бубон потемнел и еще больше увеличился.
Теперь настала очередь тяжкого испытания. Дальше нельзя было оттягивать неизбежное.
Патрик зажег свечи, вытащил из ножен кинжал и с минуту держал лезвие в пламени. Остудил сталь и призвал на помощь все свое мужество.
Потом поднял ей руку и ткнул острием лезвия под мышку. Пару раз вскрикнув, Кэтрин потеряла сознание. Чумной нарыв взорвался как вулкан, разбрасывая гной в разные стороны. Черная жидкость залила ей тело, разлетелась по простыням, брызнула ему в лицо. В воздухе повисла жуткая вонь. Из черного жерла нарыва Патрик собственными руками выдавил все, что там было, до последней капли. Пока она — слава Богу! — оставалась без сознания, он вымыл ее и поменял постель.
Окончательно вымотавшись, Патрик сел рядом с ней на кромку кровати и сжал ее руки. Дыхание Кэтрин было едва слышным, и он испугался, что она перестала сопротивляться. Долгие часы, пока длилась ночь, он не смел отвести от нее взгляда. «Она не ускользнет от меня во сне, потому что я изо всех сил удерживаю ее».
Наконец в комнату осторожно проник рассвет. Патрик затаил дыхание от унизительного страха. У Кэтрин холодели руки. Он опустился на колени и стал молиться.
Так и оставаясь на коленях, Патрик придвинулся к ней и уставился ей в лицо. Она была бледна. Восковой бледностью. Вокруг губ разлилась синева. Но все равно дышала. Он осторожно коснулся ее щеки. Температура спала.
В ответ на его прикосновение Кэтрин открыла глаза, а потом ее ресницы снова опустились, словно под собственной тяжестью.
— Кэтрин, ты меня узнаешь? — тихонько спросил он.
У нее приоткрылись губы.
— Пить… Пить…
— Слава Богу!
В поисках подходящего питья Патрик оглядел спальню. У него под рукой имелось вино с рутой, но оно было слишком горьким. Еще был отвар дудника, но его употребляли, чтобы снять жар. А у нее жара теперь не было, скорее наоборот. Тогда он взял эль, который не допил вчера, приподнял ей голову и поднес кружку к губам.
Кэтрин стала жадно пить, и под конец это страшно утомило ее.
Сев рядом с ней на кровать, Патрик взял ее за руку.
— Кэтрин, ты переборола чуму! Ты это понимаешь? Теперь начнешь выздоравливать. Потребуются только еда и сон. — У него заныло сердце от вида ее худобы, фиолетовых кругов под глазами. — Постарайся заснуть, а я схожу и принесу что-нибудь поесть.
Связав в узел грязные простыни и полотенца, Патрик выбросил их в окно, чтобы потом сжечь. А сам заторопился вниз, сообщить, что Кэтрин пережила этот кошмар.
— Я думаю, что она уже не заразна, но все-таки несколько дней поухаживаю за ней сам. А вы пока приготовьте что-нибудь такое, чтобы у нее разыгрался аппетит.
— Вы не спали несколько дней и ночей, милорд, — напомнил ему мистер Бёрк.
— У меня нашлись силы, но я голоден как волк. Сейчас вернусь.
Он вышел в парк, развел костер и сжег чумное белье. Когда узел превратился в пепел, Патрик спустился вниз, к реке Ли и вдохнул чистый воздух полной грудью. Скинув одежду, окунулся несколько раз, символически смывая с себя грехи. После купания ему показалось, что холодная вода омыла не только его тело, но и душу.
Несколько следующих дней Патрик хлопотал вокруг Кэтрин, лишь бы она быстрее встала на ноги. Начал он с того, что стал давать ей ромашковый отвар, поил бульоном, кормил студнем из телячьих голяшек. Чтобы Кэтрин скорее набиралась сил, давал ей много меда, тем более что она была сладкоежкой. Постепенно она перешла на курятину, рыбу и фрукты. И наконец, очередь дошла до хлеба и мяса. Своими руками он приготовил мазь, перетерев листья чабреца с воском от пчелиных сот, и накладывал ей на то место под мышкой, где вскрывал чумной бубон. Через три дня стало видно, что рана начала затягиваться.
— Боюсь только, останется шрам.
У Кэтрин повлажнели глаза. Патрик сел рядом на кровать и губами отер ее слезы.
— Не плачь, милая.
— Мэгги не стало, — прошептала Кэт. — Я позволила ей умереть.
Она уткнулась ему в грудь, плечи у нее затряслись.
— Неправда, — возразил он. — Ты сделала все, что смогла. Ты любила ее и рискнула жизнью ради нее, хотя чуть не умерла сама. Никто не сделал бы больше. — Он помолчал, потом взял ее за подбородок и заглянул в глаза. — Мэгги являлась мне, чтобы сказать, что тебе нужно помочь.
Кэтрин печально кивнула.
- Мне она говорила то же самое.
Патрик понимал, что жена чувствует себя много лучше, но при этом выглядела такой изможденной, что ему было просто страшно дотрагиваться до нее. На лице сохранялась смертельная бледность с фиолетовыми кругами под глазами. Волосы висели в беспорядке. И все равно она светилась присущей ей красотой. Патрику казалось, что нет вообще никого лучше ее.
Осторожно она ощупала себя под мышкой.
— Вид ужасный, да?
— В тебе не может быть ничего ужасного, Кэтрин.
— Подай мне ручное зеркало.
— Зеркало?
Им овладела легкая паника. Сейчас нельзя было давать ей смотреть на себя. Ее бы это убило.
Он подошел к туалетному столику, сделал вид, что ищет зеркало, а сам засунул его за шкатулку с украшениями.
— Не могу найти. Его здесь нет. — Увидев, что она собирается откинуть одеяло, быстро вернулся к кровати. — О нет. Сегодня тебе еще рано вставать, Кэтрин.
— У тебя такой измученный вид, Патрик. Ляг рядом.
Он скинул сапоги и вытянулся поверх покрывала.
Пальцы Кэтрин нашли его руку и переплелись с его пальцами. Патрик услышал ее ровное дыхание и понял, что она заснула.
— Я люблю тебя больше жизни, Кэтрин.
В темноте он не мог видеть, как на губах Кэтрин появилась таинственная улыбка.
Ранним утром Патрик бесшумно встал с постели и отправился на кухню, чтобы принести ей поднос с завтраком. В саду он нарвал абрикосов и срезал несколько роз.
Кук накрыла поднос кружевной салфеткой, а он поставил на него маленькую вазочку с розами и фаянсовое блюдо с абрикосами. Кухарка нарезала свежевыпеченный хлеб тоненькими ломтиками и протянула ему горшок с жидким медом. Налив напиток в бокал, он понес поднос наверх.
Патрик успокоился, увидев, что Кэтрин еще не вставала, хотя уже проснулась. Заметив цветы, она оживилась.
— Сегодня мы празднуем твое выздоровление.
Он подоткнул ей под спину подушки, поставил перед ней поднос и стал с удовольствием наблюдать за ней. Сначала она понюхала розы. Потом взялась за еду. Но ела совсем мало. Деликатно откусывала кусочки. Малюсенькими глоточками пила медовый напиток. Патрик смотрел и не мог отвести от нее глаз.
— Следующим пунктом в нашей программе значится купание миледи.
Он вытащил ванну из угла, а мистер Бёрк принес два ведра воды. Патрик принял их за дверью и вылил в ванну, заполнив ее наполовину. На руках перенес ее в ванну, сделав вид, что не заметил, как она засмущалась. От нее остались кожа да кости. Ему даже стало немного тревожно, но он скрыл беспокойство.
Она взяла в руки губку.
— Я помоюсь сама.
Патрик вздохнул с облегчением. Своими большими жесткими руками он боялся прикасаться к ее измученному болезнью телу.
— Сейчас поищу тебе сорочку. — Он подошел к гардеробу и выбрал такую, которая, как ему показалось, подойдет ей по цвету. — Тут вот есть очень миленькая розовая.
Кэтрин улыбнулась:
— Персиковая.
Завернув ее в полотенце, он осторожно промокнул влагу, усадил ее на кровать и помог облачиться в персиковую сорочку.
— Не шевелись.
Нервничая и чувствуя себя, словно бык в будуаре, Патрик подошел к туалетному столику и растерянно оглядел все, что лежало на нем.
Он выбрал щетку для волос, — такой маленькой он еще не видел, — а в пару к ней гребешок. Набрал пригоршню шпилек. Выругал себя за неуклюжесть, когда выронил одну-две, и осторожно поднял их. «Господи, помоги!» — мелькнуло в голове.
Наугад выбрав одну прядь, Патрик начал расчесывать ее. Потом взялся за другую. Потом перешел к следующей. И так он вычесал все свалявшиеся волосы. «Теперь переходим к самой трудной части, Хепберн». Он посмотрел на свои неловкие пальцы. «Трудной? Нет, черт знает, какой трудной!»
Высунув от усердия язык, Патрик принялся накручивать ее волосы на палец, а потом закалывать их шпильками на голове.
Некоторые пряди не желали слушаться, но он усердно снова и снова укладывал их, пользуясь шпильками, которые зажимал зубами. Наконец последняя кудряшка заняла свое место. Потом он вспомнил про розы. Вытянув цветы из вазы и стараясь не помять лепестков, он все-таки сумел приколоть их к волосам.
Тяжело отдуваясь, Патрик взял ее за руку, подвел к туалетному столику и усадил перед зеркалом.
Кэтрин чуть не вскрикнула от досады, увидев свое землистое лицо, ввалившиеся щеки и огромные синяки под глазами, но, перехватив в зеркале озабоченный взгляд Патрика, взглянула на свою прическу. То, что он сделал, было ошеломляющим, в самом хорошем смысле этого слова. У нее навернулись слезы, когда она сообразила, что Патрик старался изо всех сил, чтобы ей понравилось собственное отражение в зеркале. Она растаяла. Это еще раз доказывало, что он любит ее!
— Я тебя люблю, Патрик, — только и сказала она.
Хепберн улыбнулся:
— Ты говоришь из благодарности, потому что я спас тебе жизнь. Ты считаешь себя обязанной мне. Но это не так, Кэтрин.
Она покачала головой, удивляясь странностям мужского ума.
— Давай я отнесу тебя вниз. — Он подхватил ее на руки. — Ты стала просто невесомой. Тебе надо есть побольше.
Спустившись с ней на первый этаж, он поставил ее на ноги, чтобы Кэтрин самостоятельно дошла до кухни.
Всю следующую неделю Кэтрин набиралась сил. Стали постепенно исчезать и следы тяжелой болезни. По ночам Патрик лежал рядом, поверх покрывала, дожидаясь, когда она заснет. Потом оставлял ее одну и, удерживая безопасную дистанцию, проводил большую часть ночи на ногах, как зверь в клетке.
Ему не давали покоя и слова Мэгги. «В тебе есть сила, Хепберн. Воспользуйся ею! Но на этот раз ничего не проси взамен!» Они так и вертелись у него в голове: ничего не проси… ничего не проси… Наконец Патрик понял, как ему поступить.
Вооружившись пером и бумагой, он написал Кэтрин свое признание и отказался от всего, что получил за ней. Патрик сунул письмо в конверт и, прежде чем запечатать, положил туда ее обручальное кольцо. Оставив конверт на столике у кровати, посмотрел на свою спящую жену. «Небо да хранит тебя, моя маленькая чертова кошка».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния



хорошая и поучительная история ...."наблюдать"интриги и загаворы королевского двора весьма поучительно. жажда власти ....самый сильный "наркотик" в таких ситуациях ----редко уд. сохранить любовь и совесть
Неутолимая страсть - Хенли Вирджинияастра
16.03.2012, 8.22





интересно
Неутолимая страсть - Хенли ВирджинияЭля
29.03.2012, 19.40





Мне очень понравилось !!! Главный герой просто мечта каждой женщины !
Неутолимая страсть - Хенли ВирджинияМари
6.04.2012, 7.59





Необычная книга. половину произведения меня коробило от их любви, построенной на похоти и тяге к богатству, от ласкательных имён "чёртова кошка" и "дьявол", от постоянных перепалок, оскорблений и жестокости, вплоть до синяков. казалось, он влюблён в лошадей больше, чем в неё. даже поссорившись, осознав, что не прав, не думал извиняться. хорошо, хоть выходил после болезни и спас! дар героя появляется не всегда, а только когда выгодно автору. да и вообще, жить с человеком, что владеет чем-то подобным очень не легко! не каждая согласится. но его способ влюбить девушку в себя - при личной встрече нахамить, а потом послать сновидение, где она его захочет - крайне неприятно. Хенли часто прибегает к таким вещам, но по мне, раз он такой "всевидящий" мог бы и добрым словом её покорить. стало бы проще и приятнее читать. ведь знал же, что ей нужно. и раз мог с другими оставаться добреньким и милым, мог бы не делать исключения для главной героини. видятся герои редко, но всегда на "ножах". очень странная любовь! бывали замысли и поинтереснее. Мегги - старая нянька - понравилась, добрый персонаж. даже плакала, когда она умерла. а остальные стоят друг друга. ещё нашла связи с предыдущими книгами: "Страстная женщина" - что стала вдовой в 4 раз, "Колдовская любовь" - разбойника из которой повесили ещё в самом начале.
Неутолимая страсть - Хенли ВирджинияИринка
15.06.2014, 19.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100