Читать онлайн Неутолимая страсть, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Неутолимая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 31



Кэтрин намеревалась собрать вещи и уехать.
«Я знаю, как поступить! Я останусь с ним под одной крышей, если только он упадет на колени и упросит меня не оставлять его…»
Часом позже Кэтрин в обворожительном бархатном платье персикового цвета легонько постучала в дверь спальни. Ответа не последовало, и, облегченно вздохнув, она открыла дверь.
Войдя к нему, она сразу обратила внимание, что сейф пропал.
Она открыла его шкаф и ахнула. Его одежда исчезла, за исключением той, что была на нем во время венчания. То, что он кинул здесь свой свадебный колет, само по себе воспринималось как оскорбление. Она подскочила к комоду и увидела, что он тоже пуст.
— Уехал! Этот шлюхин сын меня опередил. Проклятый лорд Стюарт бросил меня прежде, чем я его!
С недоверчивым выражением на лице в дверях показалась Мэгги. Она посмотрела на пустой шкаф, а потом увидела кинжал, торчавший из филенки двери.
— Что тут у вас творилось ночью?
— Я воткнула в него кинжал!
Мэгги побледнела.
— Ты ударила кинжалом приграничного барона?
Кэтрин уперлась кулаками в бока.
— Да, ударила! И очень рада тому! И сделала бы это сейчас, если бы он не сбежал.
Поднявшись на цыпочки, она взялась за застрявший кинжал. Пришлось изрядно помучиться, прежде чем удалось выдернуть его из двери. Потом она отошла к туалетному столику и вложила его в украшенные аметистами ножны.
Кэтрин обратила внимание, что он забрал с собой тот отвратительный документ и украшения, которые дарил ей. Она поискала глазами письмо или хотя бы записку, которую он должен был ей оставить. Нашла только свое обручальное кольцо.
— Свинья! Он забрал изумрудный перстень к помолвке, но оставил вот это.
Схватив золотое кольцо, она швырнула его через всю комнату. Когда Мэгги наклонилась поднять его, завизжала:
— Отойди! Не трогай! Пусть Хепберн сам его поднимет. Если нет, пусть оно всегда там валяется!
Потом она помчалась вниз и вызвала мистера Бё'рка.
— Когда уехал лорд Стюарт?
— Около часу ночи, миледи. У него была поранена рука, и я настоял, чтобы он промыл ее перед отъездом.
Она почувствовала укол совести.
— Он оставил для меня письмо?
— Нет, мадам. Только для меня распоряжения по ведению дел Спенсер-Парка, а потом переговорил с Дэвидом Хепберном.
— Можно я взгляну на эти распоряжения?
— Разумеется. Они на столе в библиотеке, мадам.
— Благодарю.
Ей еще хотелось спросить, куда отправился Хепберн, и не говорил ли он, когда вернется, но не хотелось, чтобы мистер Бёрк догадался, что муж не доверился ей.
Кэтрин отправилась прямиком в библиотеку. Усевшись за стол, стала внимательно читать все указания оставленные Хепберном. Он пообещал Джону Кери дать ему на племя одного из диких жеребят. Взамен Спенсер-Парк должен получить одну кобылку из его приплода.
Хепберн расписал, что будет посеяно и на каких полях. Какие участки земли оставить под покос, какие использовать под пастбища. Он явно собирался управлять Спенсер-Парком даже в свое отсутствие.
Она стала читать дальше, минуя описания усовершенствований и нововведений для арендаторов, но задержалась на следующих словах: «До моего возвращения в Шотландию я хочу закончить работу с контрактами на поставку в королевский дворец молока, сыра и говядины. Я назначаю Дэвида Хепберна ответственным за ведение этого прибыльного для Спенсер-Парка бизнеса». «Я-то думала, он уехал в Лондон, а этот бешеный дьявол возвращается в Шотландию!» — удивилась Кэтрин.
«Я принял решение отказаться от использования нашей прибыли в Англии для оплаты овец, которых я приобрету для хозяйства в Шотландии. Кричтон возьмет эти расходы на себя, чтобы Спенсер-Парк не пострадал в финансовом отношении в случае, если дела в этом направлении пойдут неудовлетворительно».
«Ну и пошел к черту! Если хочешь заложить Кричтон, то пожалуйста!» Кэтрин подняла голову, почувствовав, что вошел мистер Бёрк.
— Почему он отказался взять деньги у Спенсер-Парка?
— Вероятно, из гордости. Мне так кажется, — тихо предположил мистер Бёрк.
«Заносчивость невыносимая! Гордость запредельная! Высокомерие несгибаемое! Я обвинила его в том, что он женился на мне из-за денег, и теперь он отказывается брать их у меня…» Кэтрин стиснула кулаки.
Она вернулась к себе и увидела, как Мэгги завертывает ее платья в папиросную бумагу.
— Мы никуда не едем. Я передумала. Хепберн уехал в Шотландию. Скатертью дорога! Теперь хоть поживу в Спенсер-Парке в свое удовольствие. Свободной! Никто не будет стоять над душой и отдавать приказы!
Ни слова не говоря, Мэгги принялась развешивать платья Кэтрин в гардеробе.
В Уайтхолле Патрику Хепберну не составило труда получить аудиенцию у короля Англии, несмотря на длинный список просителей, нетерпеливо дожидавшихся своей очереди.
Яков одобрил контракты со Спенсер-Парком, которые гарантировали двору поставки говядины по более низким ценам, чем запрашивали другие.
— У тебя хорошо варит голова, когда дело касается коммерции, парень. Но я сейчас больше занят вопросами укрепления своей власти на всех вверенных мне землях.
— Теперь, когда вы стали королем Англии и Шотландии, теоретически линия, разделявшая две страны, исчезла. Но практически… На деле… Вам потребуется много сил и средств, чтобы поддерживать закон и порядок в приграничных районах.
— Лев и единорог обязательно улягутся рядом, но для этого придется обуздать их властолюбивые претензии, — сказал Яков. — Графы Камберленд и Нортумберленд заявили, мне о своей лояльности и готовности поддерживать нормы закона на севере.
— Они оба, а также Перси Клиффорд — англичане. Вы хоть на минуту можете поверить, что шотландцы подчинятся им и утихомирятся? Тут потребуется вооруженная сила со стороны Шотландии, чтобы железной рукой поддерживать мир и тишину на границе. Шотландцы, не раздумывая, вешают англичан, когда это кажется им необходимым. Я предлагаю своих молодцов из числа Хепбернов. А о цене мы, конечно, договоримся, ваше величество.
— Ох, черт! Парень, ты только что приехал, но уже не можешь дождаться, когда уедешь. Ты пропустишь мою коронацию!
— Полагаю, вы все прекрасно организуете и без меня, сир, — сухо произнес он.
Визитом к королю Патрик имел все основания быть довольным. Яков Стюарт обожал торговаться и теперь уже не мог ссылаться на бедность. Как-никак он стал правителем богатейшего государства в поднебесном мире. В конце концов король согласился порядочно платить Хепберну за службу. Более того, Яков распорядился, чтобы казначейство сразу выдало необходимую сумму. Хепберн довольно ухмыльнулся. Отпадала необходимость закладывать Кричтон, чтобы купить овец, каких ему хотелось.
Когда Хепберн наконец вышел из Уайтхолла, он двинулся в лондонский порт, где у причала выстроилась дюжина кораблей из Шотландии. Он заказал места для себя, Валианта и вьючной лошади. Его путь лежал в Бервик — ближайший порт к Чевиот-Хиллз, местности, где разводили тонкорунных овец, которых ему хотелось завести в Кричтоне.
Первые несколько дней Кэтрин нарадоваться не могла вновь обретенной свободе в Спенсер-Парке. Потом потихоньку начало накапливаться одиночество. Стала подступать тоска, которая словно ждала, чтобы навалиться со всей силой, как только у Кэтрин опустятся руки.
Дни потянулись беспрерывной чередой, и Кэтрин вдруг обнаружила, что все в Спенсер-Парке напоминает ей о Хепберне. Теперь она ела внизу вместе с Мэгги, чтобы не думать об их вечерах с интимными ужинами в спальне.
С каждым разом она все позже и позже укладывалась в постель. И долго не могла заснуть. Ей казалось, что он где-то тут рядом. Она стала бояться ночей, бояться темноты. Оставляла гореть свечи, чтобы тьма отступила. Но от холода и одиночества избавиться было не так-то легко. Лежа без сна, мучаясь желанием, она каждую ночь повторяла, как заклинание:
— Я ненавижу его, я презираю его! Он мне не нужен!
Хепберн купил пятьсот голов чевиотовских тонкорунных овец. Больше половины из них были ягнята. Еще нанял двух пастухов с собаками, чтобы довести стадо до Кричтона. О сделке он сообщил Джоку Эллиоту и попросил встретить его в Келсо вместе с дюжиной своих ребят. Хоть до замка было совсем недалеко, — каких-то двадцать миль, — ему не хотелось рисковать животными. В приграничных районах по-прежнему было много английских налетчиков, готовых при удобном случае пограбить беспечных шотландцев, наплевав на то, что Яков Стюарт теперь правил обеими странами.
Как всегда, население Кричтона высыпало наружу, чтобы поприветствовать своего владетеля. Когда он въехал в замок, женская половина встретила его напряженными улыбками, не в силах скрыть собственное любопытство. Его экономка в конце концов облекла в слова то, о чем думали все:
— Вы вроде собирались привезти в Кричтон молодую жену, или мне показалось?
Патрик невыразительно посмотрел на нее.
— Тебе показалось! — отрезал он.
По его тону стало понятно, что вопрос закрыт. Естественно, все женщины стали думать, что он так и не женился.
Этим же вечером за ужином в главном зале он рассказал своим воинам о договоренности, достигнутой с королем Яковом, насчет поддержания мира на границе.
— Перси и Клиффорд пообещали совместно прочесывать территории английских графств и, если потребуется, разоружать население. Мы будем делать то же самое на нашей стороне в шотландских долинах. Старая система отметок перестала существовать. Жители приграничных районов будут жить по тем же законам, что и остальное королевство. Если вдруг они откажутся разоружиться и жить тихо, их повесят.
Джок почесал затылок.
— Чем все это отличается от патрулирования, которое мы вели годами?
Патрик усмехнулся:
— Разница в том, что новый английский король платит нам за службу в три раза больше, чем раньше. — Он посерьезнел. — Я вложил эти деньги в овец. На следующий год, после того, как продадим овечью шерсть, мы получим хорошую прибыль. И разделим ее между собой. Кто не хочет участвовать в этом деле, может получить свои деньги сейчас.
С облегчением он увидел, что никто не захотел.
— Мы разделим наш отряд. Одна половина будет охранять земли Кричтона, другая поедет по приграничью. Каждый месяц половины будут меняться местами. Все довольны?
Дружное «да» поддержало звяканье оловянных кружек с элем.
Первые дни дома были заполнены делами. Нужно было, к примеру, определить участок, где будут пастись овцы. Река Тайн образовывала естественную преграду по западным и северным границам земель Кричтона. Но требовалось еще построить стену из камня с южной стороны, чтобы животные, которые влетели в копеечку, не ушли в холмы Мурфут-Хиллз, где на них могли напасть волки или хищники в человеческом обличье. Патрик был неутомим, несмотря на то что часами трясся в седле и ломал спину, собирая и укладывая камни.
Иногда он поднимался в четыре утра и отправлялся на охоту с единственными спутниками — Сатаной и Шабашем. После третьего раза, когда он наблюдал, как встает солнце над Ламмермуром, усевшись на Валианта, он обратился к своим борзым:
— Она все испортила, вы меня понимаете, да? Мне всегда нравилось быть одному. Ничего не было приятнее, чем ехать куда вздумается. Сейчас это не доставляет ни радости, ни удовольствия.
Потребовалось еще несколько дней, чтобы до него дошло, что он страдает от одиночества.
Когда Патрик увидел новорожденных ягнят, его первая мысль была о Кэтрин. В каком восторге она была бы, увидев их. Он выкинул из головы все мысли о ней, но они все равно возвращались непрошеными. Душевная боль становилась мучительной. На нее стало трудно не обращать внимания. Потом она стала невыносимой.
Есть в одиночестве он тоже не мог: не было аппетита.
Патрик теперь трапезничал вместе со своими воинами, но еда казалась пресной и не лезла в горло. В нем появилась раздражительность и резкость. Исчезло чувство юмора, веселого и дерзкого, которым он всегда отличался. Дошло до того, что Джок как-то заявил ему:
— Ты у нас как медведь с болячкой в заднице. Наверное, не удалось наложить лапу на английское поместье, на которое ты нацелился?
Хотя ему было несвойственно заниматься самокопанием, но на этот раз пришлось изменить себе. Возможно, дело было совсем не в английском поместье. Возможно, не об этом он переживал и тосковал. Наверное, все заключалось в женщине, которая владела тем английским поместьем. «Так отчего же я страдаю? Причина моих страданий — это Кэтрин или Спенсер-Парк? Он заставил себя посмотреть правде в глаза. «Я хочу и ее, и поместье!» Более того, он не мог понять, почему нельзя иметь одновременно и то, и другое. Только для этого была нужна самая малость — заставить покориться чертову кошку.
— Я поеду прочесывать приграничье с первой половиной людей, — предупредил он Джока, пытаясь справиться со своим мерзким состоянием.
— Нет, тебе сейчас лучше оставаться в Кричтоне. В июне этим займусь я, а ты сменишь меня в июле.
За последнее время Кэтрин побледнела и осунулась. Ею овладела апатия. Она перестала выезжать верхом на Жасмин, потому что одинокие прогулки не шли ни в какое сравнение с радостными скачками, которые они устраивали с Патриком каждый день. Она перестала заходить в библиотеку за книгами, потому что это напоминало ей о моментах близости, ради которых они с Патриком укрывались в библиотеке, когда дожидаться до ночи не хватало терпения.
Чтобы убить время, она усаживалась с альбомом для эскизов на коленях. Но ничего привычного не рисовала. Со смертью королевы Елизаветы отпала надобность придумывать экстравагантные наряды, которые нравились стареющей правительнице. Очень часто Кэтрин ловила себя на том, что рисует леопарда и конскую голову с герба Хепберна либо вид замка Кричтон.
Временами она скучала по Шотландии, по деду, по Тату — ее маленькой черной кошечке. Иногда ей казалось, что на самом деле она тоскует по Патрику, но она всей душой отвергала эту мысль.
Спасение пришло в виде писем, которые привез Дэвид Хепберн после одной из поездок в Лондон.
— Мэгги, мне пришло два письма. Одно от Филаделфии, другое от самой королевы Анны!
Нянька мысленно поблагодарила небо. Впервые за последнее время она увидела, как оживилось лицо Кэтрин.
С волнением Кэтрин взломала восковую печать на письме от королевы.
— Это объявление о коронации в июле месяце.
Она дала Мэгги посмотреть официальное приглашение, а затем прочла короткую записку, вложенную в конверт.
«Леди Стюарт!
Пожалуйста, не дожидайтесь дня коронации. Вы нужны мне сейчас. Хотя я всего лишь являюсь королевской супругой, мой царственный муж настаивает, чтобы мы оба короновались в Вестминстерском аббатстве.
Анна Стюарт».
Неожиданно королевский двор с его помпой и блеском показался Кэтрин намного привлекательнее, чем эти одинокие дни и бесконечные ночи в Спенсер-Парке.
В предчувствии чего-то необычайного Кэтрин стала вслух читать письмо от Филаделфии.
«Вчера королева Анна высказала похвалы моему платью, а когда я сообщила ей, что это твоя придумка, она попросила меня уговорить тебя вернуться. Ее величество не стремится окружить себя девственницами, предпочитая возле себя замужних женщин. Кроме того, она старается не отдавать предпочтения датским фрейлинам и, кажется, намерена назначить на их места английских дам. Лиз Кери и твоя мать очень привязались к ней. И уверяю тебя, Анна намного более терпима, чем ее предшественница. Есть фрейлина, которую я терпеть не могу. Ее зовут Маргрета. Но я проявила чудеса сводничества, в надежде, что какой-нибудь дворянин позарится на нее, женится и увезет от двора. Судя по всему мои усилия увенчались успехом. Я познакомила ее с неким Мортимером Чезэмом, который рассчитывает с ее помощью добиться себе привилегий у двора. Маргрета, конечно, уже спит и видит себя леди Чезэм.
Дорогая, надеюсь, ты не думаешь, что я веду все эти разговоры вокруг да около, только чтобы позабавить тебя?
Приезжай, не дожидаясь июля. Комнаты лорда Стюарта в Уайтхолле намного роскошнее моих и стоят свободными, что просто нелепо. Твоя подруга Арбелла вне себя от радости, что занимает высокое положение в стюартовской иерархии. Лето в Лондон пришло рано, поэтому у нас есть отличный шанс показать наши роскошные шелка и изысканные туалеты. До коронации осталось меньше месяца, а время уходит.
С нежной любовью, Филаделфия Скроуп».
Кэтрин оторвалась от письма. Картина, нарисованная Филаделфией, была настолько соблазнительной, что Кэтрин с ее живым воображением не могла перед ней устоять.
— Мэгги, мы едем в Лондон на коронацию. Надо взять все мои лучшие весенние и летние туалеты. Пойдем, не будем терять ни минуты!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния



хорошая и поучительная история ...."наблюдать"интриги и загаворы королевского двора весьма поучительно. жажда власти ....самый сильный "наркотик" в таких ситуациях ----редко уд. сохранить любовь и совесть
Неутолимая страсть - Хенли Вирджинияастра
16.03.2012, 8.22





интересно
Неутолимая страсть - Хенли ВирджинияЭля
29.03.2012, 19.40





Мне очень понравилось !!! Главный герой просто мечта каждой женщины !
Неутолимая страсть - Хенли ВирджинияМари
6.04.2012, 7.59





Необычная книга. половину произведения меня коробило от их любви, построенной на похоти и тяге к богатству, от ласкательных имён "чёртова кошка" и "дьявол", от постоянных перепалок, оскорблений и жестокости, вплоть до синяков. казалось, он влюблён в лошадей больше, чем в неё. даже поссорившись, осознав, что не прав, не думал извиняться. хорошо, хоть выходил после болезни и спас! дар героя появляется не всегда, а только когда выгодно автору. да и вообще, жить с человеком, что владеет чем-то подобным очень не легко! не каждая согласится. но его способ влюбить девушку в себя - при личной встрече нахамить, а потом послать сновидение, где она его захочет - крайне неприятно. Хенли часто прибегает к таким вещам, но по мне, раз он такой "всевидящий" мог бы и добрым словом её покорить. стало бы проще и приятнее читать. ведь знал же, что ей нужно. и раз мог с другими оставаться добреньким и милым, мог бы не делать исключения для главной героини. видятся герои редко, но всегда на "ножах". очень странная любовь! бывали замысли и поинтереснее. Мегги - старая нянька - понравилась, добрый персонаж. даже плакала, когда она умерла. а остальные стоят друг друга. ещё нашла связи с предыдущими книгами: "Страстная женщина" - что стала вдовой в 4 раз, "Колдовская любовь" - разбойника из которой повесили ещё в самом начале.
Неутолимая страсть - Хенли ВирджинияИринка
15.06.2014, 19.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100