Читать онлайн Неутолимая страсть, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Неутолимая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3



Чтобы не тревожить мать, Кэтрин Спенсер тихонько приоткрыла дверь в спальню. Время перевалило за полночь, а ноги заплетались после вина, которое она себе позволила.
— Где тебя носит в такой час, юная леди?
— Матушка, я думала, ты уже заснула.
— Боже праведный, так ты еще и накачалась! Если ее величество узнает, нам обеим запретят появляться при дворе.
Такого исхода Изобел Спенсер страшилась больше всего. Для нее это было то же самое, что быть похороненной заживо.
— Сейчас же отвечай, где ты была?!
— Всего-навсего в соседнем крыле дворца. Филаделфия вернулась из Карлайла. Я навестила ее и Кейт. Бет тоже пришла. И мы устроили маленькую вечеринку.
— Молодая дама должна быть выше бездумного веселья. Ты при дворе, чтобы служить ее величеству королеве. Я весьма недовольна тобой, Кэтрин. Марш в постель!
Обрадовавшись, что может идти, Кэтрин беспрекословно подчинилась. Уже засыпая, она еще раз подивилась тому, насколько мать своей холодностью отличается от тех женщин, среди которых она выросла. Кейт была старшей в потомстве Кери общим числом в десять душ, которые приходились кузенами и кузинами королеве. Несмотря на титул графини и на то, что она была замужем за лордом-адмиралом Хауардом, все очень уютно чувствовали себя в ее обществе. Кейт была ко всем по-матерински добра, и это вызывало к ней доверие. Она была милой, ласковой. Теплые карие глаза, мягкая улыбка, умение понять собеседника привлекали к ней всех, и прежде всего королеву.
Филаделфия была самой красивой в этой семье. Ей единственной не передались по наследству рыжие волосы. Длинные локоны темного золота и прекрасную белую кожу выгодно подчеркивала модная одежда, в которую она любила одеваться. Остроумная, общительная и смешливая, она вела себя как настоящая сваха, не уставая знакомить Кэтрин с молодыми придворными, которые могли бы сгодиться на роль мужа. В отличие от нее мать Кэтрин, страшась недовольства Елизаветы, разделяла точку зрения королевы, что девушки при дворе должны оставаться незамужними.
Патрик Хепберн и Роберт Кери наблюдали, как матросы ставили на фок-мачте паруса, когда корабль выходил из залива Ферт-оф-Форт, направляясь в открытое море. В последние дни они стали друзьями и союзниками, в особенности после того, как Роберт согласился перевозить секретную корреспонденцию между шотландским и английским монархами. Теперь на границе будет патрулировать только брат Роберта, тем более что поздней весной и летом там обычно царит спокойствие.
— У моего отца есть несколько кораблей, но вот баркентины у него нет.
— Самое необычное в ней то, что ее зовут «Роза Хепберна». Это старая рабочая лошадка, которой много пришлось потрудиться. На ней отец захватил пару испанских купеческих судов. Добыча от них пошла на строительство нового крыла замка Кричтон.
— Так граф Босуэлл, оказывается, был пиратом?
Патрик усмехнулся:
— Пиратом, а еще грабителем. За него можно не переживать. Во Флоренции он роскошно прожигает жизнь.
— Кстати, о роскоши. Ты увидишь, что двор Елизаветы экстравагантен сверх всякой меры. Это великолепие — результат потакания собственным капризам. Большинство придворных по уши в долгах.
— Когда я посещал Кембридж, мне пришлось пару раз по случаю побывать при дворе. По сравнению с двором Елизаветы Яков Стюарт и шотландские дворяне живут в нищете, включая меня. Спасибо, что ты пригласил меня остановиться в Хансдон-Холле.
— Дом в Ричмонде огромный, стоит на реке, в двух шагах от королевского дворца. Когда у двух моих сестер и жены брата Бет появляется возможность сбежать от своих обязанностей при королеве, они приезжают туда пожить. Дамы будут наверху блаженства, оказавшись под одной крышей с парочкой холостяков.
— Ты уверен, что дамы ничего не будут иметь против моих борзых?
— Они все-таки английские дамы, которые предпочитают компанию кобелей компании своих мужей! Кстати, охота в Ричмонде — это что-то!
Патрик расхохотался.
— Тогда я не удивляюсь, что ты до сих пор ходишь в холостяках!
— Вообще-то мне уже приходила мысль жениться. Год назад я познакомился с прелестной вдовой из Нортумберленда. Она приезжала в Карлайл. Не последнее место среди ее прелестей занимало хорошенькое состояние. Вполне возможно, что женитьба поможет мне поправить денежные дела.
— Если когда-нибудь Яков станет королем Англии и Шотландии, граница перестанет существовать, и ты лишишься работы. Ни тебе, ни мне ничего другого не останется, кроме как жениться.
— Ох, я даже и не думал об этом. Зная кузину Елизавету, могу надеяться, что она не намеревается покидать наш мир в обозримом будущем.


* * *


— Леди Кэтрин, вы самая элегантная из молодых леди нашего двора. Ваш вкус безупречен.
Елизавета говорила комплименты, но голос был недовольным.
Кэтрин благоговейно присела в низком поклоне.
— Я изо всех сил стараюсь во всем подражать моей королеве.
Елизавета смягчилась.
— Встаньте, дитя, вы ведь знаете, я не люблю китайских церемоний.
В ответ Кэтрин мило улыбнулась. Она прекрасно знала, что все это только слова. Дождавшись приглашения, она уселась на низенький стульчик сбоку от королевы, чтобы давать необходимые пояснения к рисункам фасонов, которые она придумала. С возрастом вкус у королевы заметно изменился. Ей стали нравиться причудливые и необычные наряды.
— Для удобства это платье для приемов будет более свободным, ваше величество. Основной лейтмотив отделки — бабочки и жимолость, вышитые шелком. Материал либо батист, либо шифон. Теперь о рукавах. Здесь есть кое-что новенькое. Я предлагаю кружевные отвороты на запястьях, чтобы подчеркнуть ваши прекрасные руки, мадам. Манжеты, конечно, будут съемными, чтобы их стирать и гладить. Снизу к манжетам дополнительно пристегиваются отдельные рукава, которые складками будут опускаться почти до самого пола. Стоит вам воздеть руки, как рукава взовьются, словно крылья.
Она перевела дыхание и стала ждать, согласится королева или отвергнет ее идею.
— Ваш фасон подчеркивает мою естественную хрупкость, леди Кэтрин. Мне нравится невесомая ткань, которую вы используете. Я обратила внимание, что вы и сами так одеваетесь. Ну что ж, пусть весь мир убедится в нашей утонченности.
— О, вы очень великодушны, ваше величество.
— Фи! Женщины нуждаются в похвалах. Покажите другие ваши рисунки.
— Я взяла на себя смелость и придумала новый фасон воротника, ваше величество. По форме он напоминает веер и хорошо подойдет к платьям с низким вырезом. Сзади воротник будет в виде стойки, доходящей до затылка. Это намного интереснее, чем оставлять его просто лежащим на плечах. Так он подчеркнет ваши прекрасные волосы, мадам, и позволит продемонстрировать коллекцию ваших удивительных драгоценностей.
— Мне нравится! Уверена, во Франции еще не придумали ничего подобного. Передайте это вашей матери. Ответственная за мой гардероб знает, кому из портних можно доверить исполнение такого замысла.
— Благодарю вас, ваше величество.
Кэтрин нашла свою мать в гардеробной королевы, где та наблюдала за работой тридцати белошвеек и дюжины служанок, которые стирали, чистили и перешивали роскошные наряды Елизаветы. Гардеробная занимала целый верхний этаж в Уайтхолле. Здесь были отдельные помещения для одежды, обуви, париков и драгоценностей.
— Надеюсь, ты не заставила королеву быть недовольной тобой, Кэтрин.
Мать никогда не скрывала, что королева была центром ее вселенной, а дочь оставалась где-то на периферии.
«Нет, мамочка, я не высмеяла ее ярко-оранжевый парик и даже не намекнула, что кожа у нее морщинистая, как мошонка у слона».
— Нет, ее величество одобрила мои фасоны, а тебе полностью доверила выбрать швей, которые исполнят мой замысел.
Изобел приосанилась.
— Она в самом деле так сказала?
— В самом деле, матушка. Ее величество пела тебе дифирамбы и сообщила, что шагу без тебя ступить не может.
Под вечер Кэтрин встретилась со своей подругой Арбеллой. Миновав дворцовые кухни и стрельбище для лучников, они двинулись в сторону теннисных кортов. Теплая весенняя погода заставила большинство придворных выйти на открытый воздух. Джентльмены-атлеты взялись за спортивные игры, собрав возле себя кучу болельщиц. Но прежде всего здесь происходил показ туалетов да назначались тайные свидания.
— Добрый вечер, леди.
Одетый в модную короткую накидку и атласные бриджи, Уильям Сеймур подмигнул Кэтрин и взмахнул украшенной перьями шляпой. Кланяясь, он ухитрился передать Арбелле записку. Продолжив прогулку, девушки дошли до турнирного поля и уселись на пустой трибуне.
— Это, наверное, поэма? Хэл Сомерсет написал для меня одну после того, представления, — сказала Кэтрин.
— Нет, Кэт, это не стихи. Уилл просит меня прийти на тайное свидание ночью на следующей неделе… одной, — призналась Арбелла, задохнувшись от волнения.
— О, Белла, ты ведь откажешь ему?
— Я не собираюсь оставаться в старых девах. Я старше тебя, Кэт. В один прекрасный день Уильям станет графом Хартфордом. Мы прекрасно подходим друг другу, потому что оба можем претендовать на трон.
Кэтрин знала, что в Арбелле Стюарт текла королевская кровь. Ее покойный отец приходился правнуком Генриху VII.
— Если ты действительно пойдешь на свидание, держи это в полной тайне, Белла.
— Мне требуется найти вескую причину, чтобы отпроситься из дворца.
Страстно желая помочь, Кэтрин предложила:
— В начале следующей недели я на два дня уезжаю в Ричмонд. Можешь сказать, что поехала ко мне. И это не ложь, считай, что я пригласила тебя в данную минуту.
Арбелла вздохнула с облегчением.
— Ты прекрасная подруга, Кэт. Твоя отзывчивость умиляет меня.
Наутро после швартовки баркентины в порту лошадей Хапберна выгрузили и отправили на аукционные торги рядом с лондонскими доками. Роберт Кери отправился туда вслед за Патриком.
— Я понял, что в Кричтоне разводят лошадей. Ты оставляешь себе всех лошадей, которых забираешь у пленников? — поинтересовался Роберт.
— Нет, на мой взгляд, английские лошади плохо переносят наш суровый климат. Я предпочитаю диких, которые зимуют на холмах Ламмермур. Каждое лето я езжу туда, высматриваю жеребца, у которого есть свой табун кобылиц, и отлавливаю нескольких его жеребят. Их-то и привожу в Кричтон.
— Один из моих братьев разводит лошадей на наших землях в Хартфорде. Может, мы купим одного из твоих жеребцов на племя? Давай как-нибудь съездим туда?
— С удовольствием. Лошади — моя страсть. Хартфорд милях в двадцати от Лондона, ведь так? — Патрик улыбнулся. — Какого дьявола тогда ты жалуешься на бедность, если твоя семья столько имеет?
— Все имущество записано на отца. Следующим лордом Хансдоном станет мой брат Джордж. Я десятый ребенок по счету и унаследую совсем ничего, помимо королевской крови, конечно, — хмыкнул он. — В тебе тоже есть королевская кровь, лорд Стюарт. Почем она в наши дни?
Патрик поморщился:
— Наверное, стоит столько же, сколько помет летучей мыши.
От смеха Роберт чуть не задохнулся.
— Хорошо хоть лошадиные крови сегодня в цене, — проговорил он.
— Из-за прошлогодней войны в Ирландии в английской армии нехватка лошадей. Так что я не сомневаюсь, что выручу хорошие деньги. Отметим это дело сегодня вечером. У кого в Лондоне самая лучшая еда?
— В «Монашеской причуде» подают деликатесы, отличные вина и накрашенных дам!
— И играют, наверное?
Роберт усмехнулся:
— Во что угодно, начиная с костей и кончая игрищами вокруг майского дерева.
Сгибаясь под тяжестью дорожной сумки, Кэтрин ранним утром сошла с баркаса на пристань в Ричмонде.
— Не надо, Мэгги, я сама.
— Совершенно ни к чему было брать с собой столько багажа, барышня. Ведь дома гардероб ломится от одежек.
— Нарядов слишком много не бывает, Мэгги. Я еще привезла дюжину эскизов для платьев Филаделфии. Жалко, что этим утром ей не удалось освободиться. Мама сказала, что дождется их с Кейт, и они приедут сегодня вечером.
— Ну как же, разве Изобел может бросить королеву!
— Ты только вдохни этот майский воздух! По-моему, самое лучшее время года, когда деревья начинают цвести.
Чтобы сократить путь до дома, они решили пройти через сад Хансдон-Холла. Лужайки уже были усыпаны нарциссами. Дрозды деловито суетились, выискивая гусениц.
— Обожаю птиц! У меня к ним какое-то особое чувство.
— У тебя особое чувство ко всему живому, даже к каким-нибудь мошкам и букашкам, которые так досаждают нам в жаркие дни. А стрекозы — так те для тебя вообще феи!
— Шекспир часто описывает страну фей. Так что, может, они и существуют на самом деле, — беспечно заявила Кэтрин и придержала дверь перед Мэгги. — Ммм, запах какой! Наверное, миссис Добсон печет яблочный пирог. — Она скинула накидку. — Пойду-ка я на кухню и стяну яблоко для Жасмин.
— Но ты же не пойдешь на конюшню в этом платье. Испачкаешься вся.
— Со мной такое когда-нибудь случалось?
Мэгги оглядела Кэтрин с ног до головы. В бледно-лимонном платье с жестким воротником ему в тон и лентой того же цвета, которая удерживала черные кудри высоко на затылке, она была прелестна.
— Сдаюсь, барышня.
Кэтрин взяла в руку яблоко.
— Отдыхай, Мэгги. У тебя выходной.
Войдя в конюшню, Кэтрин прямиком направилась к стойлу, в котором белая кобыла жевала душистое клеверное сено.
— Жасмин, девочка моя, как я рада тебя видеть. Ты по мне скучала? Смотри, что я тебе принесла.
Она протянула ей яблоко.
Лошадка вытянула шею, обнюхала у Кэтрин ладонь, а потом осторожно ухватила губами яблоко.
Кэтрин погладила ей морду, погрузила пальцы в белую гриву, что-то тихо и ласково приговаривая. Вдруг какой-то звук привлек ее внимание. То ли клохтанье, то ли кашель, то ли тихий стон. Кэтрин подняла голову и прислушалась. Кому-то требовалась помощь. Она вышла из стойла и огляделась. Звуки доносились из плетеной корзины, полной серых перьев. Вглядевшись, Кэтрин поняла, что это.
— О нет! — вскрикнула она, увидев белые хохолки на маленьких перепелиных головках.
В корзину было набито столько перепелок, что они не могли пошевелиться, а только вертели головками. В ужасе Кэтрин сообразила, что их здесь штук тридцать.
Она не колебалась ни минуты. Быстро оседлала Жасмин и, с трудом подняв корзину, крепко привязала ее к спине лошади.
Можно было не сомневаться, что пернатая дичь предназначалась в подарок королеве от ее матери. Такое подношение Изобел делала ей каждый год. Кэтрин криво усмехнулась:
— Только не в этом году! Я отвезу вас назад в лес и выпущу на волю.
Прибыв в Хансдон-Холл, Роберт с Патриком поставили коней в стойла, а сами, подхватив вещи, направились к дому. Немедленно появились слуги, чтобы забрать у них багаж.
— Барлоу, моему гостю лорду Стюарту нужен камердинер. Постарайся угодить ему.
Слуга почтительно поклонился.
— С удовольствием, сэр. Если у вас есть какие-то особые пожелания, дайте мне знать.
— Мне хотелось бы, чтобы моих борзых поместили у меня в спальне.
— С этим не будет никаких проблем, милорд.
Когда джентльмены через какое-то время спустились вниз, им навстречу бросилась высокая, стройная молодая дама с необычайно яркими красно-рыжими волосами.
— Ведь это же Роберт Кери, честное слово! Даже не ожидала, что вы будете в Ричмонде.
Лицо дамы зажглось неподдельной радостью, и она протянула ему обе руки.
— Леди Уиддрингтон… Лиз… Я тоже рад. — Он поднес ее руки к губам. — Позвольте, я представлю своего друга Патрика Хепберна, лорда Стюарта.
Она оглядела его с ног до головы.
— Печально известное имя, милорд.
— Рад знакомству, мадам. — Интуиция тут же подсказала ему, что у этой парочки была связь. — Вероятно, вы та самая очаровательная леди, с которой Роберт повстречался в прошлом году в Карлайле?
— Откуда вы узнали? Вы маг, как о вас говорят?
Патрик не стал ее разубеждать.
— Просто Роберт все время говорит о вас, — любезно ответил он.
Лиз расцвела.
— Филаделфия пригласила меня в Лондон. Мне еще не доводилось бывать там. Всю эту неделю она выполняет свои обязанности при дворе, поэтому им с сестрой Кейт не удалось приехать сюда. Ричмонд такое прекрасное место! Особенно теперь…
Патрик многозначительно посмотрел на Роберта.
— Это, должно быть, провидение. Посланная вам свыше возможность возобновить знакомство. К сожалению, у меня другие планы. Я собирался поохотиться с той минуты, как приехал сюда. Считается, что густые леса вокруг Ричмонда просто кишат дичью. Меня не будет целый день.
Увидев, как порозовели щеки у леди Уиддрингтон, Патрик понял, что до нее дошел его намек.
Вернувшись наверх, он переоделся в костюм, в котором обычно ездил на охоту в Шотландии. Это были кожаные бриджи и высокие сапоги. Сорочку сменила безрукавка из овчины, чтобы руки оставались свободными. Потрогав подбородок, он понял, что нужно побриться, но решил отложить эту процедуру до вечера, когда вернется обратно. В самую последнюю очередь он подпоясался широким ремнем, на котором висели охотничий нож и кинжал.
Волнуясь от предстоящей охоты на новом месте, собаки последовали за Патриком до конюшни и с нетерпением ждали, когда он снова оседлает Валианта. Их удалось довести в сворке до самого леса, а там, получив свободу, собаки сразу подняли зайца. Шотландские борзые были натасканы гнать оленей, поэтому он очень надеялся, что без оленины не останется.
Неожиданно раздался громкий крик. Без сомнения, кричала женщина. У него волосы встали дыбом.
Он резко послал своего огромного черного гунтера
l:href="#n_3" type="note">[3]
через заросли на открытую поляну, где борзые отыскали себе жертву.
— Сатана! Шабаш! Сидеть!
Одна из собак кинулась и в прыжке положила передние лапы на плечи девушке. От толчка та полетела на землю.
Патрик выпрыгнул из седла. В мгновение ока он подскочил к девушке и поднял ее.
— Вы не разбились, барышня?
И принялся ощупывать ей руки и ноги, чтобы убедиться, что они целы. В этот момент она подняла черные ресницы веером и гневно уставилась на него янтарными, глазами с золотыми искорками в глубине.
Сердце Патрика заколотилось где-то возле горла: это была девушка из его недавнего сна на корабле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния



хорошая и поучительная история ...."наблюдать"интриги и загаворы королевского двора весьма поучительно. жажда власти ....самый сильный "наркотик" в таких ситуациях ----редко уд. сохранить любовь и совесть
Неутолимая страсть - Хенли Вирджинияастра
16.03.2012, 8.22





интересно
Неутолимая страсть - Хенли ВирджинияЭля
29.03.2012, 19.40





Мне очень понравилось !!! Главный герой просто мечта каждой женщины !
Неутолимая страсть - Хенли ВирджинияМари
6.04.2012, 7.59





Необычная книга. половину произведения меня коробило от их любви, построенной на похоти и тяге к богатству, от ласкательных имён "чёртова кошка" и "дьявол", от постоянных перепалок, оскорблений и жестокости, вплоть до синяков. казалось, он влюблён в лошадей больше, чем в неё. даже поссорившись, осознав, что не прав, не думал извиняться. хорошо, хоть выходил после болезни и спас! дар героя появляется не всегда, а только когда выгодно автору. да и вообще, жить с человеком, что владеет чем-то подобным очень не легко! не каждая согласится. но его способ влюбить девушку в себя - при личной встрече нахамить, а потом послать сновидение, где она его захочет - крайне неприятно. Хенли часто прибегает к таким вещам, но по мне, раз он такой "всевидящий" мог бы и добрым словом её покорить. стало бы проще и приятнее читать. ведь знал же, что ей нужно. и раз мог с другими оставаться добреньким и милым, мог бы не делать исключения для главной героини. видятся герои редко, но всегда на "ножах". очень странная любовь! бывали замысли и поинтереснее. Мегги - старая нянька - понравилась, добрый персонаж. даже плакала, когда она умерла. а остальные стоят друг друга. ещё нашла связи с предыдущими книгами: "Страстная женщина" - что стала вдовой в 4 раз, "Колдовская любовь" - разбойника из которой повесили ещё в самом начале.
Неутолимая страсть - Хенли ВирджинияИринка
15.06.2014, 19.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100