Читать онлайн Неутолимая страсть, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Неутолимая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25



— Этого не может быть.
Глядя на обезумевшую Филаделфию, Кэтрин почувствовала внезапную слабость.
— Мы с Чарлзом просидели около нее всю ночь, пока она боролась за глоток воздуха. Доктор ничего не мог поделать. Перед самым рассветом она умерла. Ноттингем вне себя от горя.
По лицу Филаделфии текли слезы.
Кэтрин в оцепенении смотрела, как Мэгги осеняет себя крестным знамением.
Первая мысль Изобел была о Елизавете.
— Ее величество будет потрясена. Кто возьмется рассказать ей эту новость?
— Эта участь скорее всего достанется мне, — заявила Филаделфия. — Искренне надеюсь, что она действительно будет потрясена. Королева виновна в смерти Кейт!
— Что за дерзости ты говоришь! Ты, наверное, не в своем уме.
— Я с ума схожу от горя.
Кэтрин испугалась, что в такой момент мать сцепится с Филаделфией на кулаках.
— Давай я помогу тебе. Нужно ведь еще столько всего сделать. Пойдем прямо сейчас. Я хочу попрощаться с Кейт.
Они нашли Чарлза возле покойной. Упершись головой в кровать, он держал жену за руку. Взяв ее за другую руку, Кэтрин мысленно поблагодарила Кейт за доброту, за материнскую заботу и попрощалась с ней. Вместе с Филаделфией они вывели Ноттингема из комнаты, чтобы женщины смогли обмыть и одеть тело, перестелить постель перед прощанием.
— Филаделфия, тебе нужно переодеться в траур, и я причешу тебя по-другому, прежде чем ты пойдешь с новостью к королеве.
Получив известие о смерти леди Ноттингем, дольше всех ходившую у нее во фрейлинах, королева Елизавета впала в меланхолию. Она вызвала к себе мужа Кейт и каждый день долгими часами держала его возле себя. Лорду-адмиралу даже было запрещено покидать королевский дворец в Ричмонде.
Постепенно стала съезжаться вся семья Кери. Из Карлайла приехал лорд Томас Скроуп — муж Филаделфии. Из Бьюкасла — пропускного пункта на границе — прибыл Джордж Кери. Джон Кери вместе с женой Мэри появились вместе, бросив все дела на ферме в Хартфорде. Получив письмо Кэтрин, тут же примчались Роберт Кери с Лиз.
— Елизавета уверяет, что ее скорбь глубже, чем у любого из нас, что бедняга Чарлз поддерживает ее. Хотя все должно быть наоборот. Мне кажется, мы очень ошибались на ее счет. Нам все время казалось, что она центр Вселенной, а солнце и луна восходят и заходят только ради нее, — заявила Филаделфия.
Дождавшись, когда Изобел выйдет из комнаты, Роберт передал Кэтрин письмо, которое он привез от Патрика Хепберна. Она ушла в застывший зимний сад, чтобы прочитать его.
«Моя дорогая Кэтрин!
Я целую следы слез на твоем письме. Хотя в данный момент я не могу физически быть рядом, чтобы утешить тебя в твоем горе, мыслями и душой я с тобой. Потеря Кейт — это трагедия, но когда острая боль пройдет, вспоминай чаще моменты радости, которые вас объединяли, поминай ее добрым словом. На прошлой неделе мы занимались кое-какими делами с твоим дедом. У меня есть все основания полагать, что он одобрительно отнесется к нашему с тобой выбору. К тому времени, когда ты будешь читать это письмо, останется меньше шестидесяти дней до моего приезда за тобой. Для меня это как вечность, но все равно и у вечности есть свои временные вехи.
Я доверяю это письмо Роберту, но советую тебе сжечь его, как только прочтешь. Мое сердце в твоих руках.
Патрик».
Письмо нужно было уничтожить, но только не сейчас. «Я положу его под подушку на ночь», — решила Кэтрин.
В последнее время у Хепберна выработалась привычка каждую неделю навещать Сетон. Ему покоя не давали подозрения, что Малькольм Линдсей всерьез намеревается стать следующим графом Уинтоном. Но из-за того, что Джорди решительно отказался поверить в обвинения против собственного племянника, Хепберн больше не затрагивал эту тему.
— Приветствую вас, лорд Уинтон. Прекрасно выглядите.
— Не величай меня лордом. Зови меня Джорди. Надеюсь, скоро потеплеет, и мы выгоним скот на пастбище.
— Завтра первое февраля, так что скорее всего начнется оттепель. И продлится до буранов в марте. Если погода установится, я, пожалуй, отправлю своих ребят патрулировать границу.
— Молодчина, Патрик. Как только снова потеплеет, тут же объявятся проклятые английские налетчики.
— У меня печальные новости. Умерла золовка вашей дочери, Кейт Хауард. Она была старшей фрейлиной королевы.
— Елизавета переживет всех нас!
Джорди не скрывал досады.
— Нет, Джорди, это заблуждение. Мне кажется, ей недолго осталось, а смерть Кейт — еще один гвоздь в крышку ее гроба.
— Значит, ты считаешь, что Яков добьется всего, чего хочет?
— Считаю, что да. Надеюсь, что в этом году Яков станет королем Англии и Шотландии. Когда это случится, граница перестанет существовать, а Яков перевезет свой двор в Лондон.
Джорди развеселился.
— Боже всемогущий, вот англичане наделают в штаны, когда орда диких шотландцев нагрянет в Лондон и захапает самые выгодные должности и лучшие владения.
— Процветать будут только те англичане, которые завязали хорошие связи с Шотландией. Вам будет интересно слияние Сетонов, Спенсеров и Хепбернов воедино?
— Слияние? — растерялся Джорди.
— Как вы относитесь к тому, чтобы мы с вашей внучкой Кэтрин поженились?
До Джорди дошло, о чем идет речь. Он осмотрел Хепберна с головы до ног.
— Вопрос не во мне, а в том, что Кэтрин думает по этому поводу?
Патрик усмехнулся:
— У меня имеются основания полагать, что леди Кэтрин нравится эта идея. Когда в марте она достигнет совершеннолетия, я собираюсь просить ее выйти за меня замуж. Мне важно знать ваше мнение.
Джорди подумал и заявил:
— Пусть уж лучше мои земли и призовой скот перейдут к тебе, чем к проклятым англичашкам, но… — Он еще раз оценивающе оглядел Патрика. — Но если ты обидишь мою малышку Кэтрин, тебе не жить, Хепберн. Пойдем в дом, выпьем по стаканчику доброго виски за слияние.
По дороге из Сетона Патрик вдруг заметил, что за ним кто-то едет. Он остановился, чтобы перехватить преследователя. Это оказался Эндрю Линдсей. Черные глаза Патрика столкнулись со взглядом его голубых глаз.
— Лорд Стюарт, вы запретили Дженни Хепберн выезжать вместе со мной. Я прошу вас пересмотреть свое решение.
Патрик не отводил глаз от крепко сбитого молодого парня, оценивая его шестым чувством.
— Вы встречались с ней тайно, Линдсей? — поинтересовался он.
— Нет. Но если вы по-прежнему будете запрещать мне ухаживать за ней, я попытаюсь видеться с ней у вас за спиной.
Хепберн смягчился, услышав такое честное признание.
— Я поговорю с Дженни и ее отцом. Она уже пострадала один раз, и мне не хочется, чтобы это повторилось.
— Логично, милорд.
— Скажите мне правду, Эндрю. То была стрела вашего кузена?
— Не знаю, лорд Стюарт.
— Как вы думаете он способен на такое? — настаивал Хепберн.
Эндрю помолчал, потом медленно кивнул головой.


* * *


— У королевы ангина. Все из-за того, что она уперлась и отправилась на похороны Кейт на барке по реке, а не в закрытой карете посуху. В тот день на Темзе дул сумасшедший ветер, но разве она послушается совета?
Филаделфия и Кэтрин обсуждали последние события, сидя в столовой королевского дворца в Ричмонде.
— Ее уложили в постель? — спросила Кэтрин.
— Нет, конечно. Она запретила леди Трокмортон даже заикаться об этом. — Филаделфия покусала губу. — Сегодня Елизавета три раза назвала меня Кейт. Не могу понять, то ли это оговорка, то ли она немного не в себе и действительно считает, что я — Кейт. Одно знаю наверняка: ей требуется уход.
Кэтрин тронула Филаделфию за рукав.
— Я не хочу, чтобы и ты заболела. Если она откажется от услуг других фрейлин, на тебя свалится столько хлопот. Я вижу это по своей матери. Она сейчас чистит и убирает на хранение все платья Елизаветы, в которых есть хоть намек на какой-то цвет. А вынимает и приводит в порядок только черные.
Филаделфия оглядела зал.
— Весь двор — что мужчины, что женщины — в трауре. Понятно, это дань уважения Кейт, но дворец просто задыхается в меланхолии. Я не только чувствую себя какой-то тусклой и серой, я и выгляжу так же.
— Тебе нужно порадовать себя новым платьем. Черный цвет элегантный, но только в редких случаях. Я сейчас сижу без дела. У королевы уже заготовлена куча траурных костюмов.
— Спасибо, моя дорогая. Это будет мило. Пойду-ка я назад, к Елизавете. На вечер назначена аудиенция Сесилу, и ей захочется привести себя в порядок.
Когда Филаделфия вошла в королевскую спальню, Елизавета сидела с закрытыми глазами. У нее дрогнули веки, она встрепенулась, и пронзительный, воспаленный взгляд обежал комнату. При виде Филаделфии королева успокоилась.
— Кейт, я задремала и увидела, что с тобой приключилось что-то ужасное. Который час?
— Почти семь, ваше величество. Вот-вот придет лорд Сесил.
— Я помню. Помоги перебраться к письменному столу. Это придаст мне величия.
Когда Филаделфия ввела Роберта Сесила, ему показалось, что за столом вместо Елизаветы сидит скелет. Положив папку с бумагами на кресло, он приблизился к королеве. Низко поклонился и стал ждать, когда с ним заговорят.
— Мы видим, вы прекрасно себя чувствуете.
— Да, ваше величество. — Он прочистил горло. — Я пришел говорить об Ирландии.
— Всегда только об Ирландии!
— Мной получена депеша от лорда-наместника Маунтджоя. Он подтверждает, что мятежник Тайрон укрылся в бесчинствующем Ольстере, где он практически вне досягаемости для нас. Мы с лордом-наместником выступаем за то, чтобы разрешить Тайрону объявить о своем повиновении вам, хотя бы формальном.
— Я отказываюсь! Проявить к нему снисхождение — значит, показать всему миру нашу слабость. Надо поймать его!
— Ваше величество, Королевский совет, так же как Маунтджой и я лично, ходатайствует о даровании прощения Тайрону. Война в Ирландии обходится нам в три тысячи фунтов в год, и мы несем немалые человеческие потери.
— Я заберу у вас ведение этого дела и передам его в руки вашего отца. Бёргли никогда и ни при каких обстоятельствах не отступает.
Роберт Сесил тут же сообразил, что королева не вполне адекватна. Его отец умер почти пять лет назад. Но Сесил не подал виду и склонился в поклоне.
— Как пожелаете, ваше величество.
Выходя, он сделал знак Филаделфии, что хочет поговорить с ней наедине.
— Вам не кажется, что королева немного забывается?
— После похорон сестры она путает меня с Кейт, милорд.
— Держите это в тайне, леди Скроуп. Ограничьте доступ к королеве только теми, кому вы полностью доверяете. Ее величество еще может оправиться.
В такую возможность Сесил не верил. Вернувшись к себе, он отправил депешу Маунтджою, информируя его, что ее величество возлагает на него право принять у Тайрона заявление о покорности, чтобы прекратить восстание и избежать дальнейшего кровопролития. Затем написал еще одно — шифрованное — письмо королю Шотландии Якову Стюарту.
Кэтрин очнулась, почувствовав на плече руку Мэгги.
— Мать заболела. Она в постели. У нее тяжелый кашель и озноб. Я уговорила ее не вставать, не то она заразит ее величество. Только это и подействовало. Изобел попросила, чтобы ты подменила ее в гардеробной сегодня.
— Ну конечно. Я сейчас. — Быстро одевшись, Кэтрин зашла в материнскую спальню. — Матушка, я даже не надеюсь, что у меня все получится так же хорошо, как у вас, но я постараюсь. Пообещайте мне, что не будете вставать. А Мэгги останется тут, чтобы присмотреть за вами.
Помощницам Изобел Кэтрин сказала, что мать больна и что она пока заменит ее. Быстро распаковав два огромных сундука с траурными платьями, доставленными из Уайтхолла по реке, она выбрала два из черного бархата. В дополнение к ним подобрала нижнее белье из белого шелка, а также черную юбку с фижмами, черные туфли и чулки. Отомкнув одну из шкатулок с королевскими драгоценностями, поковырялась и нашла два гарнитура — один из черного янтаря, другой из жемчуга.
Все это, а заодно и рыжий парик без украшений Кэтрин отнесла Филаделфии в королевскую спальню.
— Полагаю, сэкономила тебе один поход в гардеробную.
Филаделфия закатила глаза, всем видом показывая, что, вероятно, это была не самая лучшая идея Кэтрин — вломиться в святая святых.
Кэтрин подошла с одеждой к кровати и, не веря своим глазам, уставилась на тщедушную, во влажной ночной сорочке фигурку, которую только что протерли мокрыми губками две фрейлины. Теперь они выносили сидячую ванну. Без роскошных королевских одежд, без парика и косметики, иссохшая, понурая Елизавета, сидевшая на краю постели, оказалась старушкой, вызывавшей откровенную жалость. Английская монархиня была почти лысой, с редкими прядками коротких седых волос, и совсем без бровей.
Черные, бисеринками, глаза рассеянно глянули на Кэтрин.
— Мама? — Худая, со вздувшимися синими венами рука потянулась к горлу, которое заныло при разговоре. На лице появилась гримаса, означавшая улыбку. — Я ношу твой портрет у себя в медальоне, — проскрипела Елизавета.
«Она думает, что я — Анна Болейн!»
— Это Кэтрин, ваше величество. Она придумала вам чудесные наряды.
— Кэтрин? Кэтрин Эшли? Моя самая добрая подруга! Где ты пропадала? У меня болит горло. Приготовь мне ячменный отвар.
Кэтрин поклонилась.
— Сию минуту, ваше величество.
Она бросилась на кухню и распорядилась насчет отвара. Сама присела на табурет и принялась ждать. Только сейчас до нее стало доходить, что королева тоже смертный человек. Фасад, который лепили фрейлины, упаковывая королеву в платья, водружая на нее парики, накладывая грим, а потом еще и выводя ее на люди под руки, как куклу, — этот фасад был полнейшей фикцией. Королева Елизавета находилась на пороге смерти.
К тому времени, когда Кэтрин принесла отвар, Елизавета уже сидела, одетая в черное платье. Казалось, что каким-то странным образом парик на голове и наложенный грим помогли королеве прийти в себя. Каркающим голосом она отдавала приказы леди Хантингдон и леди Редклиф.
Филаделфия глубоко вздохнула с облегчением.
— Нам удалось удержать ее еще на один день… Можно сказать, на целый месяц. Завтра наступает март. — Она передала Кэтрин ручное зеркало. — Унеси его отсюда.
Статс-секретарь Роберт Сесил пришел к выводу, что решающий момент настал. Бросая вызов львице в ее логове, если точнее, в ее спальне, он приступил к щекотливой теме:
— Ваше величество, мой долг поставить перед вами вопрос: согласны ли вы, чтобы король Шотландии наследовал вам в качестве монарха?
Елизавета зло сощурила глаза.
— Мы отказываемся обсуждать эту тему, лилипут!
Сесил поклонился и вышел вон. Потом наедине предупредил Филаделфию:
— Постоянно держите меня в курсе состояния ее здоровья. Завтра я приду снова.
— Она совсем перестала спать. Доктор является каждый день, но королева отказывается принимать лекарства из-за опухшего горла. Ест меньше птички, но постоянно испытывает жажду.
Сесил кивнул в знак понимания и приказал:
— Держите ее в чистоте и обеспечьте комфорт.
Этим же днем, позже, королеву проведал один из ее крестников, сэр Джон Харрингтон, который вознамерился почитать ей модные вирши своего собственного сочинения.
Елизавета осталась равнодушной.
— Когда чувствуешь, что время утекает, как песок сквозь пальцы, эти глупости перестают радовать.
На следующий день приехал Роберт Кери, и Филаделфия повела его к королеве, надеясь, что он сумеет развлечь ее. Она отказывалась есть, только маленькими глотками пила розовую воду.
— Робин
l:href="#n_16" type="note">[16]
, мне так плохо!
В эту ночь перед сном Елизавета отказалась раздеться и легла в чем была. Наутро фрейлины поняли, что ей отказал язык. Вечером Филаделфия нашла ее лежащей на полу. Вместе с леди Хантингдон и Мэри Редклиф они насильно раздели ее и перенесли в королевскую постель. Перепачканную одежду, которую королева не меняла в течение последних пятидесяти часов, унесла Кэтрин.
Утром, как всегда, появился Сесил. В присутствии Филаделфии, стоявшей сбоку от него, он снова задал вопрос королеве:
— Вы согласны, чтобы король Шотландии наследовал вам в качестве монарха?
После минутного молчания Сесил пронзительно посмотрел Филаделфии в глаза.
— Королева кивнула в знак согласия.
Филаделфия Скроуп не выказала возражений. Тогда Сесил удалился.
С этого момента Сесил, Филаделфия и Роберт Кери начали свои бдения у смертного одра. В спальню шеренгой вошли проститься члены Королевского совета. После них Елизавету могли видеть только врач и архиепископ Уитгифт. Фрейлины признались, что они не в силах переносить ее жалостное состояние. Из них лишь одна Филаделфия оставалась возле умирающей.
Двадцать четвертого марта в два часа ночи Елизавета Тюдор вздохнула в последний раз и скончалась.
Филаделфия вышла в переднюю и толчком разбудила брата. Ни слова не говоря, она протянула Роберту изящный медальон, который Елизавета всю жизнь носила на груди.
Словно не веря своим глазам, он уставился на вещицу, потом поцеловал сестру.
Вскоре Роберт уже скакал в Шотландию.
В течение часа прибыл Сесил, который потребовал, чтобы никто не покидал дворец без письменного разрешения.
В семь утра члены Королевского совета отправились в Уайтхолл на совещание, чтобы подготовить воззвание о восшествии на английский престол Якова Стюарта.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неутолимая страсть - Хенли Вирджиния



хорошая и поучительная история ...."наблюдать"интриги и загаворы королевского двора весьма поучительно. жажда власти ....самый сильный "наркотик" в таких ситуациях ----редко уд. сохранить любовь и совесть
Неутолимая страсть - Хенли Вирджинияастра
16.03.2012, 8.22





интересно
Неутолимая страсть - Хенли ВирджинияЭля
29.03.2012, 19.40





Мне очень понравилось !!! Главный герой просто мечта каждой женщины !
Неутолимая страсть - Хенли ВирджинияМари
6.04.2012, 7.59





Необычная книга. половину произведения меня коробило от их любви, построенной на похоти и тяге к богатству, от ласкательных имён "чёртова кошка" и "дьявол", от постоянных перепалок, оскорблений и жестокости, вплоть до синяков. казалось, он влюблён в лошадей больше, чем в неё. даже поссорившись, осознав, что не прав, не думал извиняться. хорошо, хоть выходил после болезни и спас! дар героя появляется не всегда, а только когда выгодно автору. да и вообще, жить с человеком, что владеет чем-то подобным очень не легко! не каждая согласится. но его способ влюбить девушку в себя - при личной встрече нахамить, а потом послать сновидение, где она его захочет - крайне неприятно. Хенли часто прибегает к таким вещам, но по мне, раз он такой "всевидящий" мог бы и добрым словом её покорить. стало бы проще и приятнее читать. ведь знал же, что ей нужно. и раз мог с другими оставаться добреньким и милым, мог бы не делать исключения для главной героини. видятся герои редко, но всегда на "ножах". очень странная любовь! бывали замысли и поинтереснее. Мегги - старая нянька - понравилась, добрый персонаж. даже плакала, когда она умерла. а остальные стоят друг друга. ещё нашла связи с предыдущими книгами: "Страстная женщина" - что стала вдовой в 4 раз, "Колдовская любовь" - разбойника из которой повесили ещё в самом начале.
Неутолимая страсть - Хенли ВирджинияИринка
15.06.2014, 19.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100