Читать онлайн Идеальный любовник, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный любовник - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный любовник - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный любовник - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Идеальный любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

На взмыленной лошади Рори Фитцжеральд въехал во двор Грейстоунса.
— Где твой отец?
Шон собирался отругать кузена за такое обращение с животным, но неожиданно его охватила тревога.
— Он на пути в Белфаст, а что случилось?
— Иисусе Христе! — прошептал Рори, паника сдавила ему горло.
— Заходи в дом, Рори. Что-то с моим дедом?
Кузен кивнул, он почти боялся сказать правду кому-либо другому, кроме всемогущего Шеймуса О'Тула.
— В чем дело? — требовательно спросила Кэтлин в ту же секунду, как увидела позеленевшего Рори.
— Они издали приказ о его аресте, — выпалил парень.
— Сколько человек приехало в Мэйнут? — задал вопрос Шон.
— Четверо солдат в форме. Они обыскали замок и остальные строения и нашли ружья в потайных погребах.
Шон не хотел, чтобы Рори рассказывал обо всем при матери.
— Если отец допустит, чтобы с дедом что-то произошло, я убью его!
— Спокойно. Я найду его. Я вывезу его из страны, — поклялся Шон.
— У твоего отца будет нервный припадок, если ты во что-нибудь влезешь, это точно!
— Солдаты все еще в Мэйнуте? — поинтересовался Шон.
— Двое остались дожидаться деда, а двое других уехали и увезли улики.
Шон сразу же позвал Пэдди Берка и сообщил ему тревожные новости.
— Проклятие, твой отец отправился якобы за льном, но он везет послание графа к Вулфу Тоуну.
— Если вы знаете, где мой дед или каким образом я могу связаться с ним, ради Бога, скажите мне, мистер Берн.
Управляющий колебался. Шеймус отрежет ему яйца, если его сыновья окажутся замешанными в беспорядках.
— Мистер Берк, я должен вывезти деда из Ирландии. Они ждут его в Мэйнуте, чтобы арестовать!
— Связь в Дублине через Билла Мерфи на Томас-стрит.
Шона удивило, что отец братьев Мерфи замешан, хотя чему тут удивляться, если оба его сына женаты на женщинах из семьи Фитцжеральд.
— Моя мать расстроена. Я отправляюсь в Дублин, но вернусь с новостями как только смогу.
Шон страшно удивился, увидев в гостиной дома Мерфи спокойно сидящего Эдварда Фитцжеральда.
— Дедушка, отдан приказ о вашем аресте. Солдаты ждут вас в Мэйнуте.
— Господи! Я не хотел впутывать тебя в это дело. Я удивлен, что отец послал тебя, Шон.
— Он и не посылал. Отец едет в Белфаст. Молодой Рори со всех ног примчался в Грейстоунс, и мама вне себя от беспокойства. Я должен вывезти вас из Ирландии, пока порты еще открыты для вас.
— Если есть ордер на арест, то они для меня закрыты. А если эти ублюдки найдут меня на борту твоей шхуны, это убьет твою мать.
— На «Сере-1» есть потайной ящик, — нажимал Шон, но он видел, как упрямо вздернулся подбородок старого Фитцжеральда. — Тогда пусть один из братьев Мерфи переправит вас во Францию.
— Я граф Килдэрский. Неужели ты мог подумать, что англичане заставят меня бежать из моей страны? Черта с два!
— Это все ирландские гордость и упрямство! Вы знаете девиз моего отца: «Всегда делай то, что выгодно».
— Шон, мальчик мой, если наш народ хочет выжить, мы должны разорвать железную хватку англичан. Это обязаны сделать такие люди, как я. Если граф ирландского королевства не возьмется за это, то кто тогда?
— Тогда я буду рядом с вами, — заявил Шон.
— Ну уж нет! Вы с Джозефом — другое поколение. Если мы потерпим поражение, вы станете единственной надеждой Ирландии. Если мое поколение провалит восстание, вам придется добиваться независимости дипломатическими путями. Обещай мне, что Джозеф останется в стороне. Ты же знаешь, он горячая голова.
Хотя Шона О'Тула возмутило отношение деда, ему пришлось смириться с ним. Граф Килдэрский был человеком, самостоятельно принимающим решения, и Шон верил, что так и должно быть. Он отправился прямиком домой в Грейсто-унс, надеясь, что его отец сегодня вернется. По крайней мере он мог утешить мать тем, что предупредил ее отца и что дед пока в безопасности. Он не стал рассказывать матери об упрямстве Эдварда, но поделился этой информацией с Пэдди Берном.


Небо уже начинало темнеть, когда Джозеф вернулся из Дублина, куда он ездил покупать себе одежду для поездки в Лондон. Он ворвался в дом, как будто сам черт следовал за ним по пятам. Одного взгляда на его посеревшее лицо хватило, чтобы понять, что он привез ужасные новости.
— По всему Дублину говорят, что деда арестовали!
— Но я совсем недавно говорил с ним в доме у Мерфи, — запротестовал Шон.
— Да, там они его и схватили, на Томас-стрит… По слухам, там стреляли!
— Матерь Божья, если они его арестовали, то должны были тут же отправить в подземелья Дублинского замка, я должна поехать к нему, — настаивала Кэтлин.
Пэдди Берк попытался остановить ее:
— Мне кажется, вам следует дождаться Шеймуса.
— Мне следует, но я не стану, — отрезала она.
— Мы поедем с тобой, — решил Джозеф.
— Вот вы-то как раз не поедете, это точно!
— Я поеду с Кэтлин, — вступил в разговор Пэдди Берк. — Мы должны держать вас в стороне от этого, если только такое возможно.
Шон уставился на управляющего пронзительными темными глазами:
— Я отвезу мою мать в Дублинский замок. Вы не позволите Джозефу следовать за нами. Я пообещал дедушке, что удержу моего брата в стороне от этого.
Они отправились в Дублин в карете. Жители города стояли на улицах небольшими группами, лица у них посуровели. В замке мать настояла на том, чтобы Шон позволил ей самой вести переговоры. Она представилась по-королевски:
— Я Кэтлин Фитцжеральд, старшая дочь графа Килдэрского. Я требую свидания с моим отцом.
Им пришлось ждать целую вечность, пока чиновники сменяли один другого. И каждому она повторяла свою просьбу. Ей отвечали извинениями, просьбами подождать и прямым отказом, но Кэтлин никогда не принимала «нет» в качестве ответа. Восхищение Шона перед матерью не знало границ. Она показала себя истинной ирландской женщиной — выдержанной, берущей ответственность на себя, и ее сын видел, как английские чиновники отступали один за другим.
Наконец их провели в камеру под Дублинским замком, где томился в заключении Эдвард Фитцжеральд. Когда Кэтлин увидела, что отец ранен, ее ирландский темперамент дал себя знать. Она обрушилась на сопровождающего их охранника за то, что графа Килдэрского содержат не как полагается.
А граф Килдэрский был вне себя от гнева, потому что его дочь и внук появились в тюрьме и оказались втянутыми в эту историю.
Шон дал взятку стражнику, чтобы тот вышел из камеры и оставил их ненадолго наедине.
К гневу Кэтлин теперь примешивалась изрядная доля страха.
— Если вы умрете, я никогда больше не стану с вами разговаривать!
— Ты считаешь, что у тебя есть долг передо мной, но твой первый долг перед твоими сыновьями. Они немедленно должны уехать из Ирландии!
— Вы не имели никакого права жертвовать собой ради Ирландии, отец!
Шон знал о том, что оставалось неведомым его матери, — дед страдал от острой боли и ослабел от потери крови. Когда их взгляды встретились, он понял: старик знает о том, что умирает.
— Я боролся за душу нашего народа. Англичане способствуют вырождению ирландцев, преследуют нас и эксплуатируют. Шон, поклянись мне, что ты позаботишься о Джозефе.
Их руки встретились.
— Обещаю, — торжественно произнес внук.
Теряя последние силы, Эдвард позволил Кэтлин обработать рану у него на животе. Она отважно очистила ее и крепко перевязала полосами льняной ткани, оторванными от нижней юбки.
Стражник открыл дверь камеры:
— Ваше время истекло.
— Это твое время в Ирландии истекло, английская свинья!
Охранник поднял приклад своего ружья, но Шон выступил вперед, закрывая собой мать, и устремил на него испепеляющий взгляд своих стальных глаз. Солдат невольно отступил назад.
— Если с графом что-то случится, мы заявим об убийстве. — В негромком голосе Шона таилась такая угроза, что стражник немедленно ретировался.
К тому времени как мать с сыном оказались дома, Шеймус уже вернулся. Он молча слушал рассказ Кэтлин о произошедшем несчастье, потом обнял ее крепкой рукой, чтоби поделиться с ней своей силой. Обернувшись к сыновьям, О'Тул сказал:
— Вы, дьяволята, отправляетесь в Лондон. Сегодня же вечером!
Шон и Джозеф с командой, состоящей из трех Фитцжеральдов, поднялись на борт «Серы-1» сразу после полуночи. Было решено, что матросы высадят их в Лондоне и вернутся за ними через месяц, если только братьев не объявят в розыск.


Молодые О'Тулы отплывали с тяжелым сердцем. Им хотелось остаться с семьей, переживающей серьезные неприятности, но они знали, что отъезд неизбежен, потому что они оказались замешанными в ирландских беспорядках. Этого хотели их родные и требовал здравый смысл, но уезжать было нелегко. Оба испытывали чувство вины и казались себе крысами, бегущими с тонущего корабля.
Будучи в безопасности на борту шхуны, направляющейся в Лондон, Шон первым заступил на вахту у руля, пока Джозеф отдыхал. Он взглянул на звезды, и они показались ему сверкающими бриллиантами, рассыпанными по черному бархату. Пока нос «Серы-1» мягко разрезал волны, мысли Шона, оставив эмоции, вернулись к возникшим подозрениям.
Эдварда Фитцжеральда кто-то предал. Почему он снова и снова возвращается к Уильяму Монтегью? На первый взгляд в этом не было никакой логики. Монтегью глубоко увяз в предательском бизнесе. Ведь это он воровал ружья у собственной страны. О'Тулы и Монтегью — партнеры в течение восемнадцати лет, и никто никого ни разу не предал.
Шон копнул глубже в поисках мотивов. Какую выгоду предательство могло принести Хитрому Вилли? И тут он понял. Почему Монтегью был так заинтересован в помолвке дочери? И вот он, ответ, — чтобы она стала графиней Килдэрской! Шон вздохнул и признался сам себе, что настоящей причиной его подозрений была национальность Монтегью. Англичанин, и этого достаточно.
Позже, на своей койке, когда усталость наконец смежила его веки, он увидел странный сон.
Спиной к нему сидит женщина. Она совершенно обнажена. У нее великолепная спина, мягкие изгибы бедер, кожа подобна светлому бархату. Темные волосы прикрывают ей плечи, словно облако дыма. Он поднимает эту шелковистую массу и видит ее затылок, прикасается к нему губами, погружаясь в ее тепло и аромат. Его губы прокладывают дорожку вдоль позвоночника до ягодиц. Это место полно чувственности, и ему страстно хочется заняться с ней любовью. Он отлично знает ее, ему не надо смотреть ей в лицо. Но она не принадлежит ему. Почему запретный плод всегда слаще? Она принадлежит Уильяму Монтегью, она принадлежит Джозефу О'Тулу. Она пока еще не его. Пока нет.
Его губы спускаются ниже. Кончик языка скользит между упругими ягодицами. Его охватывает такое сумасшедшее желание, что он весь дрожит от страсти. Он нежно поворачивает женщину лицом к себе и в ужасе отдергивает руки. Кровь течет из раны на животе. На него смотрят глаза Эдварда Фитцжеральда. «Шон, поклянись мне, что ты позаботишься о Джозефе».
Шон тут же проснулся, медленно осознавая, где он находится. Черт бы побрал Уильяма Монтегью, Эмбер Монтегью и Эмерелд Монтегью!


Эмерелд Монтегью казалось, что ее прокляли. Уродливый особняк из красного кирпича на Портмен-сквер, наполненный антиквариатом, казался мавзолеем без смеха ее матери. Девушка ощущала невосполнимость потери, опечаленная отсутствием матери, словно та умерла. Ей очень хотелось учиться в школе, что было бы счастливым избавлением, но отец тут же убил эту надежду. В школе она ускользнет из-под его контроля, а это неприемлемо для Уильяма Монтегью.
Вместо этого он нанял гувернантку, миссис Ирму Бладжет: ревнительницу дисциплины, тюремщицу, шпионку и доносчицу. Высокая женщина подавляла Эмерелд, или Эмму, как ее теперь называли.
После ослепительной красоты матери дочери Монтегью было трудно даже смотреть на миссис Бладжет. Ее глаза вылезали из орбит самым непривлекательным образом, но не упускали ни единой мелочи. Фактически безгубый рот скрывал мелкие и острые зубки.
Уильям Монтегью ничего не забыл, когда объяснял гувернантке ее обязанности:
— Я хочу, чтобы вы уничтожили малейший след ирландского происхождения в моей дочери. Ирландцы приводят меня в ужас! Ее не должны больше знать как Эмерелд. С этого момента она только Эмма. Я также хочу, чтобы изменился ее внешний вид. Начните с волос. Я хочу, чтобы вы изменили все — одежду, речь, книги, музыку, привычки и сломили ее неповиновение. Ее мать была развратной женщиной, так что вы обязаны следить, чтобы в дочери не проявилось ничего подобного. Я хочу, чтобы она была послушной, целомудренной и кроткой.
Со дня приезда миссис Бладжет жизнь Эммы стала сплошным кошмаром. Все зеркала убрали, еду давали маленькими порциями и наказывали за каждое слово, за каждый поступок. Ее волосы остригли и заставляли бесконечно повторять монотонные молитвы, чтобы удержать от греха и очистить от дьявола.
Миссис Бладжет целиком и полностью разделяла мнение Монтегью, что забывать о розге — значит портить ребенка. Когда Эмма горько пожаловалась отцу, что гувернантка подняла на нее руку, тот грубо уверил ее, что если она еще раз даст этой достойной женщине повод избить себя, то пусть ждет еще одной порки после его возвращения домой.
Молча страдая, Эмма упрекала мать за то, что та обрекла ее на безрадостную жизнь, которая теперь потеряла для нее всякий смысл. Мысленно она разделила свою жизнь на два периода — до праздника у О'Тулов и после него. В тот день начались ее ночные кошмары.
Дни были бесцветными, а по ночам ей спились тягостные сны. Эмма видела свою мать, но это никогда не приносило ей удовольствия. Обвинения, взаимные упреки и слезы наполняли эти ночные видения. Сон с участием Шона возвращался к ней снова и снова, начинаясь всегда одинаково, но заканчиваясь по-разному.
Эмерелд лежит на сахарно-белом песке в лучах солнечного света, под мягким морским бризом, играющим ее темными кудрями. Восхитительное чувство предвкушения поднимается в ней, ее переполняют радость, ожидание счастья, потому что она знает — скоро, очень скоро он придет к ней.
Она не открывала глаз, пока не ощутила трепетание, словно бабочка крылом прикоснулась к краешку ее губ. Девушка улыбнулась про себя и медленно подняла ресницы. Он стоял на коленях, пристально глядя на нее, в его темных стальных глазах плясали веселые искорки. Не опуская глаз, она медленно встала на колени рядом с ним.
Им не требовались слова, им хотелось только прикасаться друг к другу, и это желание было сродни голоду. В едином порыве их пальцы сомкнулись, побежали по щеке, по горлу, по плечу. Ладонь Эмерелд коснулась его сердца, и она ощутила его биение под своими пальцами. Он был великолепным мужчиной. Он был ее ирландским принцем. Он наклонился, собираясь поцеловать ее, но, почти уже коснувшись ее губ, Шон превратился в Джозефа О'Тула: «Я решил взять тебя. У меня есть Эмбер, но и тебя я хочу тоже!»
Эмма проснулась с ощущением вины, потому что во сне ей хотелось уйти с ним, чтобы встретиться с матерью.
— Я ненавижу Ирландию и ирландцев! — прошептала она. Раньше Эмма ни к кому не питала ненависти, но теперь она хорошо узнала это черное чувство. Она ненавидела Ирму Бладжет, своего отца, она ненавидела О'Тулов и втайне она ненавидела собственную мать.


Когда Эмбер пришла в себя, после отъезда Монтегью и детей прошел целый день и ночь. Она еще не знала, что у нее вывихнуто плечо, сломаны три ребра и отбиты почки. Попытавшись сдвинуться с места, женщина ощутила такую боль, что ей осталось только лежать в надежде, что кто-нибудь придет ей на помощь.
Снова спустилась ночь, Эмбер так страдала от жажды, что, собрав все силы, поползла к двери, но обнаружила ее запертой. До восхода солнца Эмбер то впадала в забытье, то опять приходила в себя.
Опираясь на левую руку, она проползла через комнату к медному кувшину с дельфиниумами. Женщина поставила в него цветы, ожидая приезда Джозефа. Неужели это было только вчера? Казалось, прошла целая вечность. Эмбер выбросила увядшие цветы и поднесла кувшин к губам. Вкус оказался настолько отвратительным, что она выплюнула первый глоток, но, понимая, что ничего другого ей не остается, заставила себя проглотить солоноватую застоявшуюся жидкость с тошнотворным металлическим привкусом.
И тут Эмбер вспомнила о графине с коньяком, который Монтегью держал в буфете вместе со своим хлыстом для верховой езды. Женщина встала на колени и дотянулась до полки. От боли она чуть было не уронила графин. Дрожащей рукой Эмбер поднесла его к губам и отпила немного крепкого напитка. Ярко-красная роза расцвела у нее в груди, и, пока она пила янтарную жидкость, ее боль, казалось, уменьшалась.
С помощью медного кувшина Эмбер удалось сломать замок в двери спальни. На это ушло много времени и все ее силы. Отдышавшись, она кое-как натянула единственную одежду, которая у нее оставалась, — ту самую, что Джозеф снял с нее, когда они, не ведая ни о чем, занимались любовью в последний раз. Она с вызовом надела янтарные серьги, подаренные ей Джозефом.
Два пролета лестницы оказались таким тяжелым испытанием, что она едва проползла их на животе, дюйм за дюймом. Сундуки со всеми ее вещами, сложенные в холле, исчезли, и Эмбер поняла, что у нее осталось только то, что на ней надето. Опираясь на левую руку, она встала на ноги, чтобы взглянуть в зеркало в холле, и в ужасе отшатнулась при виде своего отражения. Ее лицо от лба до подбородка почернело от ударов. Оторвавшись от столика, она упала на правое плечо. Боль от удара едва не заставила ее снова потерять сознание, но она выдержала. Болезненные ощущения не утихали, но Эмбер поняла, что плечо встало на место.
Кладовая оказалась пустой. Слуги тщательно все убрали, прежде чем уйти. В огороде она нашла только лук-сеянец и петрушку, но съела все, что было съедобным. Сломанные ребра не позволили ей напиться из колодца, но в ведре на самом дне оставалось немного свежей воды, и она жадно выпила ее.
Эмбер знала, что должна добраться до Ирландии, до Джозефа. Он оставался ее единственной надеждой. Уже стемнело, когда она с огромным трудом преодолела почти две мили до деревни и в изнеможении опустилась на песок, дожидаясь рассвета, когда рыбацкие лодки выходят в море. Рыбаки уставились на нее как на привидение, пока один из них, живущий на Англси, не узнал ее. Они перевезли ее через море обратно на родину, куда ее нога не ступала семнадцать лет. Эмбер сняла свое золотое обручальное кольцо и с силой вложила его в руку мужчины, когда он помог ей сойти на берег.
— Благодарю вас, оно мне больше не понадобится, — прошептала она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный любовник - Хенли Вирджиния



Интересная,10 баллов
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияЕлена
7.07.2013, 12.28





не понравилось, главный герой - такой же негодяй как и его противники, даже хуже местами, а этого не должно быть
Идеальный любовник - Хенли Вирджиниянадежда
6.10.2013, 23.26





Классная книга!Очень интересный сюжет и главные герои,люблю книги где главный герой сильная личность!!!
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияЕлена
29.10.2013, 12.18





Не понравилось, наверно не моё, для мене слишком мало душевности
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияItis
29.10.2013, 16.00





А мне очень понравилось. Замечательный роман!
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияMarina
11.05.2014, 18.04





Да, книга не для слабонервны. Непонятно, к чему название "Идеальный любовник", а не, например, "Верь мне"? Героиня понравилась, а вот по герою автор существенно не доработала. Его чудовищному поступку слишком поверхностное оправдание. Не знаю, как надо любить, чтобы простить такое! Роман читать однозначно, меня впечатлил и содержание его не перепутаю ни с каким другим. Моя оценка 9 баллов.
Идеальный любовник - Хенли Вирджинияольга
3.05.2015, 10.17





Что сказать... Любовник, он, конечно, идеальный, автор с таки смаком описывает его " совершенную мужскую красоту", эти подсушенные мускулы, серые глаза и черные( у ирландца! ) волосы, что я сама хочу такого. Тем более, что занимаются они любовью без остановки и ... Прям хочется сказать словами Никиты Михалкова из " Свой среди чужих..., когда в поезде бандит пристает к девушке:" Меня зовут Гиви!" А Михалков стреляет в воздух и говорит:" Делом нужно заниматься, делом!" Да... Так вот, бальзам на нашу душу- герой вьется вокруг нее, как вьюнок. И это приятно, несмотря на то , что он мнит себя Ангелом ада. Все побеждает любовь! Сюжет немного растянут, но читается с интересом. Его вспыхнувшие отцовские чувства заставили меня прослезиться. И то, как он завернул с полдороги сбежавшую героиню.. Ах! Мечта каждой из нас! Читаем!
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияЕлена Ива
4.05.2015, 17.27





☺️превосходно ....один из лучших романов)))давно не читала такой интересный роман))супер 10баллов)
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияСонячка
20.08.2015, 20.30





Классно!!!
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияСаня
20.08.2015, 20.41





Довольно интересный роман. Немного растянута середина, но сюжет, построенный на жажде мести главного героя, заставляет дочитать до конца. Влюбленность, страсть, мщение, прощение... - мне понравилось!
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияНаталия
13.10.2016, 6.33





Читала , и вот спустя два года перечитала вновь . Да роман как раньше , так и теперь понравился , но сильно изменилось мнение в отношении главного героя . Это каким же надо быть человеком , чтоб отправить женщину беременную твоими детьми в лоно врага ? Он видимо отупел или забыл издевательства над собой ??? Типа отец не сделает ей плохо , он что , не знал каков он ? Знал , ещё как знал . И хорошо , что дураку повезло , вовремя спас деток , а то бы и никогда бы их не увидел . Сам бы себя наказал . Да , совершенно другое впечатление он оставил этим поступком .А книга хорошая .
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияMarina
13.10.2016, 16.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100