Читать онлайн Идеальный любовник, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный любовник - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный любовник - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный любовник - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Идеальный любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Уильям Монтегью совершенно потерял голову. Флотилия судов, единственный источник доходов в последнее время, практически перестала существовать. С Рождества он избегал появляться в конторе на причале Боттолфа и вместо этого бродил по особняку на Портмен-сквер, напиваясь до потери памяти. Чтобы оплатить расходы по дому, ему придется продавать мебель, одну вещь за другой. Весь Лондон узнает, что Монтегью нищий.
Как оказалось, только Джек мог выносить его общество. Джонни появлялся очень редко, и даже слуги старались держаться в отдалении.
— Это все равно что жевать полынь. Подумать только — Адмиралтейство конфисковало наши корабли! Это поганое Адмиралтейство! Твой отец и я, мы стояли во главе Адмиралтейства, мы были Адмиралтейством!
Джек налил Уильяму еще выпить, не забыл и себя. Это были остатки коньяка, и Реймонд знал, что нового не предвидится, потому что за бочонок приходилось платить наличными.
Пронизанные красными прожилками глаза Уильяма уставились на зятя.
— Знаешь ли ты, до чего противно мне было идти к брату с протянутой рукой?
«Но не так унизительно, как мне. Я его незаконный сын, черт побери, — про себя парировал Джек. — Когда я женился на твоей гребаной дочери и стал наконец Монтегью, я решил, что для меня дни унижения миновали».
— Я просто не понимаю, почему неудачи преследуют нас. Все эти убытки не могут быть простым совпадением. Я не думал, что существует связь между исчезновением двух кораблей, перевозивших рабов, и судами, которые мы потеряли на этот раз, но у меня вдруг возникли подозрения. Кто-нибудь из врагов твоего отца, может быть, этот сукин сын Ньюкасл, донес на нас!
Уильям так сжал стакан, что тот разлетелся вдребезги. Осколок впился в его большой палец, и темная кровь брызнула из раны. Монтегью в ужасе смотрел на палец. На него нахлынули неприятные воспоминания, так долго удерживаемые под спудом. О'Тул. Он не произнес этого имени вслух. Это все равно что помянуть черта.
— Я бы не стал доверять друзьям моего отца, не говоря уж о врагах. Они все как один беспутные. Кого ждут на новогоднем аукционе, который он устраивает? — Джеку Реймонду не улыбалось возвращаться в особняк на Пэл-Мэл, где он вырос среди многочисленных внебрачных детей графа Сэндвичского.
— Крайне разношерстное сборище, насколько я понимаю. Поэты, политики, графы. Будут Джордж Селвин, а также Бьют
type="note" l:href="#FbAutId_18">[18]
и Марч. Разумеется, принц Уэльский и его старые друзья не смогут устоять. Но я надеюсь, что мой брат не считает меня полным идиотом. Я не продам мою коллекцию принцу. У него с финансами еще хуже, чем у нас, если только это возможно. Я рассчитываю на Фрэнсиса Дэшвуда. Он заплатит любые деньги за эротические рисунки или наброски.
— Я слышал кое-какие дикие истории о Медменхеме, — подсказал Джек, чувствуя возбуждение при одной только мысли о тех развратных действиях, что разворачиваются, по слухам, в меловых пещерах.
— Необычное место, если быть точным. В садах полно непристойных скульптур и фаллических символов. Даже дорожки раздваиваются наподобие женских ног, образуя обсаженные кустами промежности!
— Люди шепчутся, что они устраивают черную мессу, — добавил Джек.
— Что ж, это довольно распространенная практика — переодеваться монахами и возлагать на алтарь монашек. Кто из нас не предавался этой фантазии? Но Дэшвуд пошел еще дальше. Он просто фанатик, когда речь идет об осквернении христианства, у него склонность к богохульству. Вот почему мне кажется, что цены на мои карикатуры на двенадцать апостолов поднимутся очень высоко. Они такие скабрезные, — хохотнул Уильям.
— Лично я предпочитаю порнографические рисунки, сделанные рукой Роулендсона
type="note" l:href="#FbAutId_19">[19]
. Жестокость и содомия на меня не действуют, если не изображены женщины.
— Ты прав, есть что-то очень возбуждающее в изображении женщин, участвующих в неестественном соитии. — При этой мысли у Уильяма отвисла челюсть. Хотя он и понимал, что слишком много выпил, чтобы воплотить эту идею в Диван-клубе. И в любом случае это значило бы пополнить карман его братца. Он тяжело вздохнул и громко рыгнул. Ему снова придется иметь дело с одной из посудомоек.


Шон О'Тул тщательно планировал плавание таким образом, чтобы они прибыли в Лондон прямо под Новый год. Погода им благоприятствовала, и только в последнюю ночь в Ла-Манше на них внезапно набросилась свирепая буря, с громом и росчерками молний, потом посыпал град, такой крупный, что мог порвать ванты в клочья.
Присутствие Шона требовалось и на палубе, и в трюме, поэтому всю ночь он разрывался между двумя особами, требовавшими его нераздельного внимания, — Эмерелд и «Серой-1». Никто на борту не спал, и тем более Эмерелд. Она плакала и говорила, что ей вообще не следовало ехать. К утру буря утихла, но пролив все еще бурлил, поэтому О'Тулу дважды пришлось отправлять Эмерелд в трюм ради ее же собственной безопасности.
У той по лицу струились слезы.
— Если мне суждено умереть, я хочу быть рядом с тобой!
Шон сдерживался из последних сил. Он подхватил ее на руки и понес вниз.
— Никто не собирается умирать. Не будь смешной, Эмерелд!
Когда женщина вцепилась в него, нуждаясь в его силе, его уверенности, утешении, это почти лишило Шона мужества. Он отбросил покрывало на койке и уложил Эмерелд прямо в одежде.
— Тебе нужно поспать. Я хочу, чтобы ты отдохнула.
— Не могу я спать!
— Ты должна. Мы спокойно встанем на якорь в Лондоне через несколько часов. Поверь мне. — Стоило ему произнести эти два слова, как Шон был готов откусить себе язык. Он подошел к запирающемуся шкафчику и вынул бутылку, которую ему дала Тара. — Выпей, это тебя успокоит.
— Что это?
— Одно из великолепных средств Тары. — Он смотрел, как Эмерелд доверчиво, послушно пьет виски с маковым отваром.
Она содрогнулась, выпив полстакана, но потом решительно подняла его и допила все до капли. Шон присел на край койки и взял ее за руку. О'Тул видел, как отступал ее страх и тяжелели веки, пока он разминал ей пальцы, и терпеливо ждал, когда Морфей успокоит ее.
Эмерелд заснула, и он, прикрыв ее одеялом до плеч, стоял, глядя на нее. Казалось, его шхуна ревновала, что капитан уделяет так много внимания женщине. Она кренилась и стонала, потом начала заваливаться на бок.
Шон выругался про себя, но, прежде чем уйти от Эмерелд, он коснулся нежным поцелуем ее смеженного века.
Через семь часов Эмерелд все еще крепко спала. Она не слышала, как Шон поднял ее, завернул в бархатную накидку и отнес в нанятый красивый кеб.
Пока экипаж ехал вдоль Стрэнда, потом повернул на Пиккадилли, в желтом свете фонарей замелькали снежинки. Шон не чувствовал холодного ночного воздуха. Он вообще ничего не чувствовал. О'Тул уже попрощался с Эмерелд и теперь просто выполнял свой долг, возвращая ее домой в целости и сохранности. Его мрачные мысли сосредоточились на светском сборище, происходившем в кошмарном мраморном особняке графа Сэндвичского на Пэл-Мэл.
Когда экипаж остановился, О'Тул просидел целую минуту, прежде чем сделать последний шаг. Потом с потемневшими глазами он открыл дверцу и поднял спящую женщину на руки.
Физиономию Белтона, рослого мажордома на Портмен-сквер, никогда не покидало кислое выражение после десяти лет работы на Монтегью. Но когда он увидел смуглое суровое лицо мужчины, стоящего у входа в особняк с дочерью Уильяма Монтегью на руках, лицо его испуганно вытянулось. Он отступил в сторону, когда зловещий посетитель вошел в дом и внес спящую женщину, располневшую от беременности, в большую гостиную.
Шон положил свою ношу на кушетку, словно драгоценность, и, не оглядываясь, вышел прочь. Белтон последовал за ним до дверей и, набравшись достаточно храбрости, спросил:
— Что происходит?
Шон О'Тул вернулся с сундучком Эмерелд, внес его в холл и только потом сказал:
— Позаботьтесь как следует об этой женщине, Белтон. — Он сунул руку в нагрудный карман и протянул дворецкому письмо, адресованное Уильяму Монтегью и Джеку Реймонду. В нем совершенно определенно говорилось, что, если с Эмерелд что-нибудь случится, он убьет их и встретится с ними в аду.
Когда О'Тул исчез в метельной дымке, Белтон с сарказмом пробормотал:
— Счастливого Нового года, — не сомневаясь, что год может быть каким угодно, только не счастливым.


Сияющие огни особняка освещали Пэл-Мэл. Граф Килдэрский в светском черном платье беспрепятственно вошел туда. В зале сгрудилась толпа, в которой он и растворился. В дымном помещении раздавались взрывы вульгарного хохота и громкие голоса мужчин, свободно угощавшихся кларетом. Порнографические книги, картины и рисунки заполнили целую стену в ожидании аукциона.
Граф устроился за мраморной колонной, откуда ему был прекрасно виден весь зал, в котором множество известных мужей томились ожиданием. Он не испытывал ни презрения, ни отвращения к распутникам, толпившимся вокруг скабрезных произведений. Ему было все равно.
Когда мимо него проследовал принц Уэльский, его высочество снизошел до холодного кивка и пробормотал:
— Килдэр. — Потом повернулся к своему другу Черчиллю, медленно растягивающему слова:
— Держу пари, что у братьев Монтегью непристойных картинок столько, что хватит оклеить Карлтон-Хаус.
Взгляд Шона О'Тула скользнул по Джону Монтегью, графу Сэндвичскому, а потом стал искать тех двоих, ненависть к которым питала его жажду мщения. Когда он наконец обнаружил Уильяма Монтегью, тот разговаривал с Джоном Уилксом
type="note" l:href="#FbAutId_20">[20]
. Шон не мог поверить в иронию происходящего. Неужели Монтегью не узнал в нем одного из своих врагов, причастных к его падению? О'Тула не удивило, что Уилкс пришел на этот аукцион. Последовательный политический реформатор, он был к тому же вульгарным сластолюбцем и ценителем порнографии, приверженным к грубым шуткам.
Граф Килдэрский понимал, что и мечтать не мог о лучшей аудитории для своего объявления. Эти развратные садисты сожрут Монтегью. Их унижение будет просто ошеломляющим.
Хищный зверь, притаившийся в нем, смотрел и выжидал удобного момента для удара. Как только Джек Реймонд подошел к Уильяму и его королевскому высочеству, они стали центром всеобщего внимания. Килдэр вышел вперед и поднял свой бокал:
— Мне кажется, пришло время произнести тост. Ваша дочь вот-вот родит вашего первого внука. — Шон жестом указал на Реймонда. — Я знал, что он на это не способен, поэтому решил помочь вашему зятю. Никогда не следует недооценивать ирландцев.
В зале воцарилась тишина. Килдэр поднял руку, выставляя напоказ искалеченный палец:
— Не стоит благодарить меня, джентльмены. Это доставило мне удовольствие.
Когда Шон шел к выходу, толпа расступалась, а потом снова смыкалась за ним, радуясь, что посчастливилось присутствовать при таком шокирующем и уничтожающем разоблачении. Публичное бесчестье и стыд — отличное блюдо, чтобы им полакомиться.


Эмерелд мучил ночной кошмар, она никак не могла проснуться, чтобы вырваться из его пут. Но, подобно щупальцам огромного осьминога, плохой сон держал ее, опутав так крепко, что, казалось, невозможно освободиться.
Ей снилось, что она снова на Портмен-сквер, и, как она ни старалась, кошмар не отступал. Совершенно потерявшая ориентацию, Эмерелд попыталась встать на ноги и, отказываясь верить своим глазам, начала осознавать, что это не сон. Молодая женщина в ужасе оглядывалась вокруг, не понимая, что случилось. «Это не может происходить со мной!»
Ее мысли пребывали в полном беспорядке, она поднесла руку к глазам, пытаясь отогнать паутину сновидений. Дрожащей рукой Эмерелд откинула со лба спутанные волосы, отчаянно пытаясь прогнать наваждение. Последнее, что она помнила, это шторм. «Как я сюда попала? Где Шон?»
Она сама настояла на том, чтобы плыть с ним в Англию, но даже в страшном сне не представляла, что может снова оказаться на Портмен-сквер. Ребенок у нее в животе словно перевернулся, и Эмерелд почувствовала, что ее сейчас вырвет. С трудом добравшись до лестницы и цепляясь за перила, она начала карабкаться наверх, надеясь, что ей удастся сдержать рвоту, пока она не доберется до ватерклозета в ванной комнате.
Эмерелд жестоко рвало, просто выворачивало наизнанку. Постепенно тошнота отступила, но с каждым вдохом ей становилось все хуже. Болело сердце. Услышав чьи-то шаги, Эмерелд с трудом встала на ноги и обернулась, полагая, что это кто-то из горничных пришел помочь ей. Но перед ней стоял Джек Реймонд. Ошеломление на его лице сменили ярость и отвращение.
— Ты, похотливая сука! О'Тул говорил, что вернет тебя, когда у тебя в животе заведется ирландский ублюдок! У тебя совсем нет стыда, вероломная потаскуха?
Эмерелд побелела и прикрыла живот руками, словно защищая малыша от его ненависти. Джек лжет. Шон не мог поступить так жестоко.
— Убирайся! Я не приму тебя обратно! Мне не нужны объедки этой грязной свиньи.
Эмерелд не могла позволить, чтобы ее загнали в угол, словно крысу. Она собрала всю свою гордость, выпрямилась из последних сил и вздернула подбородок.
— У тебя никогда не будет такой возможности, Джек Реймонд. Неужели ты думаешь, что я позволю тебе снова прикоснуться ко мне? — Несмотря на поздний срок беременности, а может быть, и благодаря этому, молодая женщина нашла в себе силы царственно выплыть из комнаты.
— Ему не удастся навязать Монтегью своего ирландского ублюдка. Я уничтожу его собственными руками!
Стоя на верхней ступеньке лестницы, Эмерелд в тревоге обернулась, слыша за спиной шаги Джека и с ужасом осознавая его дьявольские намерения. Казалось, время остановилось и движения замедлились, как во сне. Она видела, как Джек поднимает руку, чтобы спихнуть ее вниз. Эмерелд вцепилась в перила в отчаянной попытке удержаться.
Она ощутила сильный толчок в спину и поняла, что падает. Ударившись о перила, Эмерелд ухитрилась не выпустить их из рук, но ее нога скользнула по ступеньке, щиколотка подвернулась, и Эмерелд услышала, как хрустнула сломавшаяся кость. Она отчаянно закричала, но ее крик перекрыл рокочущий голос отца:
— Что, черт побери, здесь происходит?
Сквозь красную пелену боли Эмерелд увидела ненавистное лицо Уильяма Монтегью, стоящего у подножия лестницы. За ним возвышался здоровяк Белтон, возбужденный сценой, свидетелем которой он стал. Дворецкий пытался выпроводить двух горничных, тоже все видевших и слышавших, но у тех от страха ноги словно приросли к полу.
— Приведите врача, — приказал Монтегью. Он смотрел на Эмерелд с отвращением, но долг отца по отношению к дочери исполнил.
Белтон отправил одну из служанок за доктором, а другой велел приготовить постель для больной.
— Только не в моих апартаментах, — прошипел Джек, — Эта женщина мне больше не жена.
— Положите ее в помещении для прислуги, — распорядился Уильям.
Постель приготовили в бывшей комнате Ирмы Бладжет, но едва Джек приблизился к Эмерелд, та закричала с ненавистью:
— Не прикасайся ко мне, мерзкий убийца!
В конце концов кухарка, миссис Томас, сама отнесла ее в постель и нашла одну из ее старых ночных рубашек. Боль в сломанной ноге становилась невыносимой, но больше всего Эмерелд волновалась о своем ребенке. Миссис Томас расспросила Эмерелд, где у нее болит, и осмотрела, нет ли кровотечения. Не обнаружив ничего подозрительного, они обе горячо возблагодарили Бога.
Уильям Монтегью побелел как полотно. Если бы у него в руках оказался пистолет, когда О'Тул появился и разрушил все его планы, ирландская свинья уже валялась бы мертвой, и ни один суд Англии не вынес бы ему приговора! Страшнее унижения, нанесенного ему беременностью дочери, было мгновенное прозрение, что именно О'Тул разорил его. Когда эти черные глаза впились в него и он услышал насмешливые слова: «Никогда не надо недооценивать ирландцев», — Уильям понял, что все их убытки явились результатом мести О'Тула. Что ж, не только долбаные О'Тулы могут мстить, и это они скоро узнают, к их вечной печали.
Приход врача прервал размышления Монтегью. Его тут же вывело из себя то, что глупая служанка привела его личного врача. Любой медик справился бы со сломанной ногой. А лучше всего тот, кто ничего не знает о делах его семьи. Но потом Монтегью понял, что доктор Слоун может стать союзником.
— Произошел несчастный случай? — спросил Слоун, переводя взгляд с Уильяма на Джека. — Судя по всему, вам обоим не помешало бы успокоительное.
Уильям, бросив хмурый взгляд на горничную, заговорил:
— Пойдемте в библиотеку, доктор. И ты тоже, Джек. Это касается именно тебя, так что не надейся умыть руки.
Монтегью плотно закрыл дверь и только потом начал:
— Моя дочь сломала ногу, ей придется наложить лубки, но не это нас беспокоит. Она ждет ребенка, и, судя по всему, срок родов близок. — Уильям посмотрел на Джека. — Этот ребенок не от ее мужа. Мы хотим, чтобы вы устроили его судьбу.
Доктор Слоун изумленно поднял брови. Монтегью любит власть ради собственного блага, но если он полагает, что в этом доме несет ответственность за все, то тут возникает другая проблема.
— Устроить? Я не сомневаюсь, что вы не предлагаете ничего криминального. Если вы подразумеваете, что необходимо найти того, кто заберет дитя, это можно устроить. За определенную цену.
«Чертовы деньги! В итоге все кончается фунтами, шиллингами и пенсами». Уильям с каждой минутой терял терпение. О'Тула ждет кровавая расплата!
— Я осмотрю больную, — строго сказал Слоун. Уильям проводил врача в ту часть дома, где жили слуги.
Там миссис Томас, все еще тяжело дыша от своих усилий, изо всех сил старалась устроить Эмерелд поудобнее.
Молодая женщина, лежащая на постели, съежилась от страха, узнав семейного врача. Она помнила его резкие манеры и грубые руки еще с тех пор, как была ребенком.
Слоун и не пытался скрыть своего отвращения, когда смотрел на живот Эмерелд. Наконец он достал лубки из своей объемистой сумки и стал выпрямлять ногу. Хотя женщина пыталась хранить стоическое молчание, боль оказалась слишком сильной, и она вскрикнула.
— Что такое? — спросил врач.
— Больно, — прошептала Эмерелд побелевшими губами.
— Разумеется, больно. Нога сломана, — резко ответил он. Слоун недолго занимался ногой, потом отпустил кухарку и сосредоточил внимание на объемистом животе, грозящем прорвать ночную рубашку. Помяв его и прощупав, он положил обе руки на живот, который все время менял форму. Его кустистые брови сошлись к переносице.
— Что-то не так? — забеспокоилась Эмерелд, со страхом следя за выражением лица Слоуна.
Тот сложил ладонь трубочкой, приложил ее к раздутому животу и нагнул голову, чтобы послушать. Спустя минуту он выпрямился и голосом, ясно осуждающим ее за совершение двойного греха, произнес:
— Там не один ребенок. У вас двойня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный любовник - Хенли Вирджиния



Интересная,10 баллов
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияЕлена
7.07.2013, 12.28





не понравилось, главный герой - такой же негодяй как и его противники, даже хуже местами, а этого не должно быть
Идеальный любовник - Хенли Вирджиниянадежда
6.10.2013, 23.26





Классная книга!Очень интересный сюжет и главные герои,люблю книги где главный герой сильная личность!!!
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияЕлена
29.10.2013, 12.18





Не понравилось, наверно не моё, для мене слишком мало душевности
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияItis
29.10.2013, 16.00





А мне очень понравилось. Замечательный роман!
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияMarina
11.05.2014, 18.04





Да, книга не для слабонервны. Непонятно, к чему название "Идеальный любовник", а не, например, "Верь мне"? Героиня понравилась, а вот по герою автор существенно не доработала. Его чудовищному поступку слишком поверхностное оправдание. Не знаю, как надо любить, чтобы простить такое! Роман читать однозначно, меня впечатлил и содержание его не перепутаю ни с каким другим. Моя оценка 9 баллов.
Идеальный любовник - Хенли Вирджинияольга
3.05.2015, 10.17





Что сказать... Любовник, он, конечно, идеальный, автор с таки смаком описывает его " совершенную мужскую красоту", эти подсушенные мускулы, серые глаза и черные( у ирландца! ) волосы, что я сама хочу такого. Тем более, что занимаются они любовью без остановки и ... Прям хочется сказать словами Никиты Михалкова из " Свой среди чужих..., когда в поезде бандит пристает к девушке:" Меня зовут Гиви!" А Михалков стреляет в воздух и говорит:" Делом нужно заниматься, делом!" Да... Так вот, бальзам на нашу душу- герой вьется вокруг нее, как вьюнок. И это приятно, несмотря на то , что он мнит себя Ангелом ада. Все побеждает любовь! Сюжет немного растянут, но читается с интересом. Его вспыхнувшие отцовские чувства заставили меня прослезиться. И то, как он завернул с полдороги сбежавшую героиню.. Ах! Мечта каждой из нас! Читаем!
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияЕлена Ива
4.05.2015, 17.27





☺️превосходно ....один из лучших романов)))давно не читала такой интересный роман))супер 10баллов)
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияСонячка
20.08.2015, 20.30





Классно!!!
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияСаня
20.08.2015, 20.41





Довольно интересный роман. Немного растянута середина, но сюжет, построенный на жажде мести главного героя, заставляет дочитать до конца. Влюбленность, страсть, мщение, прощение... - мне понравилось!
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияНаталия
13.10.2016, 6.33





Читала , и вот спустя два года перечитала вновь . Да роман как раньше , так и теперь понравился , но сильно изменилось мнение в отношении главного героя . Это каким же надо быть человеком , чтоб отправить женщину беременную твоими детьми в лоно врага ? Он видимо отупел или забыл издевательства над собой ??? Типа отец не сделает ей плохо , он что , не знал каков он ? Знал , ещё как знал . И хорошо , что дураку повезло , вовремя спас деток , а то бы и никогда бы их не увидел . Сам бы себя наказал . Да , совершенно другое впечатление он оставил этим поступком .А книга хорошая .
Идеальный любовник - Хенли ВирджинияMarina
13.10.2016, 16.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100