Читать онлайн Дракон и сокровище, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Дракон и сокровище

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Ллевелин, самозваный контроль Уэльса, в который уже раз обозревал с высокой башни своего замка, расположенного на вершине горы Сноуден, огромную крепость, возводимую в Монтгомери Губертом де Бургом. Он помнил о том, как де Бурги завоевали и подчинили себе половину всей Ирландии, и снова поклялся, что этим норманнским выродкам не удастся сделать то же самое с Уэльсом. У Губерта де Бурга и без того великое множество замков и имений, — пожалуй, поболее, чем блох на загривке дворового пса. А теперь ему подавай еще и Монтгомери! Нет, Ллевелин не намерен сносить такое оскорбление! Он будет мстить!
И в Уэльсе началась подготовка к восстанию против владычества англичан. Правители Англии в свою очередь предпринимали все меры к подавлению мятежа. Король Генрих с нетерпением ожидал начала военных действий. Его желание с оружием в руках преподать хороший урок этим варварам-валлийцам было столь велико, что вытеснило из его мыслей даже столь долго лелеемые им матримониальные планы.
Ричард вместе со своими воинами и рыцарями поспешил в Англию из Гаскони. Он вынужден был признать, что обязанности наместника Гаскони оказались ему не по плечу. Местные графы и виконты упорно отказывались считать его своим господином. Они сжигали целые города, разоряли деревни, они едва ли не в открытую глумились над ним, а у Ричарда было слишком мало воинов, оружия, денег, опыта и времени, чтобы сломить их сопротивление. Ричард и прежде сражался под началом Губерта де Бурга. Теперь он снова с радостью готов был принять участие в настоящей войне. Это поможет ему хоть на время забыть прекрасную Изабеллу Маршал де Клер…
В сознании Уильяма Маршала теперь также преобладали мысли о предстоящих боевых операциях, вытеснившие воспоминания о юной Элинор. Ведь мужчины рождены для того, чтобы сражаться, убивать и побеждать врага, с оружием в руках отстаивая то, что они считают своим. А о существовании женщин воину дозволительно вспоминать лишь тогда, когда противник повержен, а мечи надолго вложены в ножны.
Многие бароны, владевшие землями в Уэльсе, решили выступить против Ллевелина под предводительством юного Генриха и Губерта де Бурга, но такое решение приняли далеко не все из них: некоторых снедала столь острая зависть к богатству и высокому положению де Бурга, что они предпочли отсидеться за стенами укрепленных замков и не рисковать своими воинами и более или менее тугими кошельками.
Вечером, накануне отъезда в Уэльс, Рикард де Бург взял в руки перо и принялся писать письмо своим родителям в Ирландию:
Ллевелин в который уже раз готовит восстание. На рассвете мы поведем своих людей в Уэльс, чтобы победить его малой кровью, прежде чем он успеет поднять против нас всю страну. Причиной нынешнего мятежа стала неосторожность и самоуверенность дяди Губерта: он начал строить крепость в Монтгомери, почти у подножия Сноудена, этой святыни Ллевелина.
Признаться, я немало удивлен тем, скольострую зависть питают к дяде многие из баронов. Они рады были бы завладеть его богатством, но это им не под силу, и они стараются очернить его в глазах короля. Пока никто из них в этом не преуспел, но кто знает, чем все это может кончиться. Люди, как правило, ненавидят тех, кто, подобно дяде Губерту, быстро достигает почестей и богатства. Я нисколько не оправдываю завистников, но порой мне кажется, что дядя ведет себя слишком вызывающе, слишком кичится своим достатком.
Если бы вы знали, какой неправдоподобнойроскошью окружил он себя в Тауэре! Он живет на гораздо более широкую ногу, чем сам король, и его штат слуг, музыкантов, поваров, телохранителей, писцов и духовников намного превосходит численностью королевскую гтрдию! Дядя потерял счет своим замкам и имениям, управление которыми он доверил Стивену Сигрейвучеловеку, который лично у меня невызывает ни доверия, ни симпатии.
Когда его дочери Меготте исполнилосьпять лет, он подарил ей пять деревень в Суссексе, Лестершире и Линкольншире…
Меня не покидает чувство тревоги за дядю. Надеюсь, я не унаследовал мамин дар ясновидения. Она считает его благословением,мне же кажется, это не что иное, как Божьякара!
Мой господин, милорд Уильям Маршал, ведет себя совершенно иначе! Он богаче дяди Губерта и командует гораздо большим количеством воинов и рыцарей, но держится со всеми безисключения ровно и учтиво, не выставляя напоказ ни свое богатство, ни знатность. Этоистинный спартанец, неустрашимый воин и прекрасный человек. Мы с Миком не устаем благодарить Бога, что попали на службу к графу Пембруку. Он назначил меня командующим гарнизоном Одигема, и я должен нести свою службу, когда принцесса Элинор Маршал находится в стенах замка. К сожалению, милорд граф все еще живет врозь со своей супругой, ведь она так молода! Но мне думается, что граф вскоре не устоит перед красотой и обаянием принцессы и они воссоединятся в счастливом союзе.
Королевская свадьба состоится сразу же позавершении войны с Ллевелином. Как жаль, дорогой отец, что тебе не удалось уговоритьмаму присутствовать на этой церемонии и последующей коронации королевы. Ведь она, как-никак, доводится кузиной королю Генриху!
Мик шлет вам поклон. Вы не хуже менязнаете, что он гораздо ловчее управляется с копьем, чем с пером, и я не могу заставитьего написать вам хоть несколько слов, поэтомусчитайте, что это письмо к вамот нас обоих…
Вся территория Уэльса была охвачена огнем восстания. Соединенным армиям короля Генриха, Уильяма Маршала, Губерта де Бурга и Ранульфа Честера потребовалось три долгих месяца, чтобы подавить этот мятеж. Наконец силы Ллевелина истощились, и он согласился на проведение мирных переговоров с англичанами. За время этой военной кампании Уильяму не раз приходилось встречаться с принцем Ричардом, участвовать в совместных баталиях, обсуждать планы маневров. Поначалу он как мог избегал общества герцога Корнуоллского, но вскоре ему пришлось признать, что Ричард не только отважный, неустрашимый воин, но и блестящий стратег, умный и дальновидный военачальник. Уильям вынужден был смирить свой гнев и простить Ричарда. Маршал от души надеялся, что в недалеком будущем судьбе угодно будет скрепить их дружбу узами родства.
Молодого монарха не без труда убедили не появляться на поле боя, но когда дело дошло до мирных переговоров, он настоял на своем личном участии в них, взяв себе в подмогу одного лишь Уильяма Маршала. Опытный политик и военачальник был раздосадован апломбом и хитростью Ллевелина. Тому без труда удалось выторговать весьма выгодные для него условия мира: в обмен на ежегодную дань, размеры которой оказались смехотворно малы, юный Генрих согласился заставить де Бурга сровнять с землей замок Монтгомери.
Вернувшись в Вестминстер, король возобновил приготовления к своему бракосочетанию, прерванные войной на целых три месяца. Он не пожелал принять никого из просителей и челобитчиков, дожидавшихся его все это долгое время, и сделал исключение лишь для Симона де Монтфорта, младшего сына суверенного принца Южной Франции. Генрих не мог отказать в приеме человеку, носившему столь громкое имя. Де Монтфорты считались отважнейшими воинами всего континента, за ними прочно закрепилось прозвище Богов войны, они участвовали в крестовых походах, завоевали Тулузу. Их почитал и боялся сам Людовик Французский!
Генрих заперся в своем кабинете с главным церемониймейстером и безапелляционным тоном диктовал ему:
— Я требую, чтобы на улицах была наведена чистота! Выдворите из Лондона всех потаскушек, нищих и бродяг! Следует также прекратить азартные игры на церковных дворах.И пусть на каждом перекрестке с наступлением темноты зажигают масляные фонари!
Церемониймейстер уныло кивал, размышляя, где достать денег на все перечисленные мероприятия. Внезапно в дверь громко, требовательно постучали, и слуга с поклоном впустил в монарший кабинет Ричарда Корнуоллского.
— Генрих, знаешь ли ты, что Симон де Монтфорт уже целых два дня дожидается твоей аудиенции? — спросил запыхавшийся принц.
— Бог войны? — И Генрих невольно поежился. — Разыщите его и немедленно проводите сюда! — обратился он к церемониймейстеру.
— Нет, Генрих! — запротестовал Ричард. — Не годится принимать его в этой убогой келье, которую ты называешь своим кабинетом. Не забывай, что он ведет свой род от самого Роберта Лестера. В его жилах, если уж на то пошло, течет больше англо-норманнской крови, чем в наших с тобой!
— Тогда… в тронном зале? — неуверенно предложил Генрих.
Ричард помотал головой:
— Прими его в своих личных покоях. Ведь он, как-никак, наш родич. Мы должны проявить к нему максимум дружелюбия, ведь ни ты, ни я не желаем видеть его своим врагом.
Упаси нас Боже от этого!
Ричард дал церемониймейстеру подробные инструкции о приеме знатного гостя и велел непременно подать освежающие напитки и изысканные яства.
Когда Симон де Монтфорт легкой, пружинистой поступью вошел в королевские апартаменты, у Генриха, как ни старался он сдержать свое удивление, расширились глаза, а губы предательски дрогнули. Он никогда еще не видел такого великана! Рост Симона в действительности составлял шесть футов четыре дюйма, но все, кто видел его, полагали, что в нем никак не меньше шести с половиной футов. Он казался выше оттого, что сложение его было чрезвычайно пропорциональным, плечи — на редкость широкими, а мускулы — столь крепкими, что очертания их угадывались даже под плотной одеждой. Он был красив той смуглой красотой, которая зачастую отличает уроженцев юга Франции, и его иссиня-черные глаза блестели, словно два агата.
Ричард взглянул на гостя с восхищением, тогда как на лице Генриха отразились недоверие и испуг. Симон де Монтфорт появился перед монаршей особой вооруженным, потому что никто не осмелился предложить ему сдать свой, меч, как того требовал придворный этикет.
Улыбка, осветившая лицо Симона, была столь открытой и дружелюбной, что братья сердечно улыбнулись ему в ответ, лишь теперь осознав, что человек этот еще совсем юн, скорее всего одних с ними лет.
Он поклонился и глубоким, низким голосом проговорил:
— Примите мои поздравления, сир. Как мне стало известно, вы только что успешно завершили военную кампанию в Уэльсе. — Он адресовал свою похвалу Генриху, мгновенно догадавшись, что более слабый и менее привлекательный из двоих братьев и есть король Англии.
Генрих издал нервный смешок. Ему было приятно услышать искренний комплимент из уст столь прославленного воина.
— Будь у меня меч, подобный вашему, мы победили бы этих валлийцев значительно быстрее!
Симон немедленно расстегнул перевязь и протянул королю свой огромный двуручный меч. Не желая обидеть герцога Корнуоллского, он передал ему свой кинжал. Это оружие не поражало глаз богатой отделкой, чеканкой и драгоценными камнями, но его десятидюймовый клинок был остро отточен, а рукоятка, обернутая в кожу, была выточена из дерева столь искусно, что удобно ложилась в самую нетвердую, неопытную ладонь и крепко удерживалась даже неумелыми пальцами. Братья вынули подарки из ножен и принялись пробовать остроту лезвий подушечками больших пальцев. Все трое с упоением разглядывали, меч и кинжал, обмениваясь воинственными возгласами. Кровь быстрее заструилась по их жилам, щеки окрасил румянец. Они испытали прилив острейшего сексуального возбуждения и, поняв это по лицам друг друга, громко расхохотались. Симон не стал дожидаться, пока король изволит спросить его о цели этого визита.
— Я прибыл, чтобы поступить к вам наслужбу, сир.
— И вы готовы принести присягу на верность мне? — с сомнением в голосе спросил Генрих.
— Что вы просите взамен? — осведомился практичный Ричард.
— Лишь то, что принадлежит мне по праву, — спокойно ответил Симон. — Мои предки появились в Англии во время норманнского завоевания. Один из них женился на принцессе и стал графом Лестером. Когда ваш родитель потерял Нормандию и ею стала владеть Франция, мой отец оказался перед выбором, в какой стране ему поселиться, какому королю служить. Когда он после мучительных колебаний остановил свой выбор на Франции, король Джон конфисковал все его земли и титулы в Англии. Он отдал графство Лестер Ранульфу Честерскому, чтобы тот управлял им временно как наше доверенное лицо. А поскольку вы, ваше величество, не так давно решили передать Лестер упомянутому барону в вечное владение, я поспешил сюда, чтобы заявить свой протест и отстоять свои права.
Ричард, прекрасно помнивший все родословные знатных норманнских семей, нехотя кивнул:
— Я согласен с тем, что графство Лестер по праву принадлежит Симону де Монтфорту. Но не вам, а вашему отцу!
— Мой отец убит в сражении близ Тулузы. Старший брат мой не так давно назначен коннетаблем Франции. Поскольку нам с ним, признаться, тесновато на одном континенте, мы заключили соглашение. Я обязался не претендовать на французские владения нашей семьи при условии, что он отказывается от таковых на территории Англии, уступая их мне. Я приехал сюда, чтобы вступить во владение графством Лестер.
Плантагенеты многозначительно переглянулись. Прямота и откровенность Симона произвели на обоих благоприятное впечатление. Сила же и властность, скрывавшиеся за этой прямотой, страшили и одновременно восхищали их.
— А если вам не удастся вернуть свою собственность мирным путем? — спросил Ричард.
В ответ Симон молча улыбнулся. То была улыбка хищного зверя, сознававшего свое могущество.
— Вы получите Лестер! — поспешно произнес Генрих.
— Я всего лишь воин, — со сдержанным достоинством проговорил Симон. — В настоящий момент у меня нет ни денег, ни земель, ни титулов. Все, чем я располагаю в избытке, — это честолюбие. — И он снова улыбнулся, на сей раз — по-юношески простодушной, обезоруживающей улыбкой.
Двери распахнулись, и слуги, предшествуемые церемониймейстером, внесли тяжелые подносы с едой и напитками. Ричард был доволен, что свежей, ароматной, изысканной снеди оказалось вдоволь, — этот великан наверняка должен есть за десятерых!
— Сожалею, что не в моей власти немедленно вернуть вам Лестер, — сказал Генрих, пригубливая вино. — Честер наделен огромной силой и властью. Я не могу оскорбить его, велев вернуть вам ваши владения. По крайней мере в ближайшее время. Но ведь Ранульф — глубокий старик. Когда он покинет сей мир, я позабочусь о том, чтобы графство Лестер оказалось в ваших руках. Видите, все не так уж плохо, и вам надо лишь набраться терпения, дорогой Симон.
Симон сдержанно кивнул и одним глотком опорожнил вместительный кубок эля.
— Почему вы все же предпочли Англию своей солнечной, цветущей, благоуханной родине? — осторожно спросил Ричард.
— Я всегда считал, что отец, да упокоит Господь его душу, сделал неверный выбор.И сколько я себя помню, меня всегда снедала досада из-за того, что он потерял такие земли!
— Впрочем, подобные же мысли наверняка беспокоят и вас обоих?
Симон задел чувствительную струну в душах обоих принцев. Они с детства сгорали со стыда при любом упоминании о бездарном правлении своего отца, короля Джона, о его потерях на континенте, прочно закрепивших за ним позорное прозвище Безземельный. Нынче их заветная мечта о возвращении под власть английской короны Нормандии и Аквитании захватила обоих с небывалой силой. Победа в Уэльсе вскружила Генриху голову, и он все больше склонялся к мысли о войне с Францией, хотя Губерт де Бург и Уильям Маршал высказались против подобной рискованной авантюры.
— Ваш знаменитый предок Генрих II всегда служил для меня примером, — признался Симон. — Ведь по рождению он был всего лишь графом, но отвага и честолюбие вознесли его на английский трон, сделали его властителем анжуйских провинций, Нормандии и почти всей Аквитании. Но меня восхищает не только та решимость, с какой он завоевывал титулы и земли. Ведь его величество был умным, тонким политиком, во времена его правления было принято множество новых законов, принесших немалую пользу стране. О, что это был за человек! Впрочем, простите меня, — и Симон виновато усмехнулся, — я, похоже, сел на своего любимого конька. Когда речь заходит о короле Генрихе II, я теряю чувство меры и могу часами превозносить его доблести и заслуги!
— Я назначу вам жалованье в четыреста марок, дорогой Симон, если вы согласитесь поступить ко мне на службу, — заявил король.
Симон едва не поперхнулся элем. Вот так королевская щедрость! Ничего не скажешь! Но, поставив кубок на стол, он скрыл свое разочарование под учтивой улыбкой. Он найдет возможность сам о себе позаботиться!
— Сотня рыцарей ожидает моих приказаний, сир. Я немедленно пошлю за ними.
— Не спешите с этим! — ответил король. — Граф Бретанский объявил Франции войну и просил меня присоединиться к нему. Поскольку ваши люди еще не покинули континента, я пошлю туда вас, дорогой Симон. Де Бург и Маршал против этой войны, и я совсем было решил отказать графу Бретанскому в поддержке, но теперь, после вашего согласия служить мне, ситуация переменилась. Я дам вам письмо к графу.
Генрих взглянул на Ричарда в надежде, что брат поддержит его смелые планы.
Ричард кивком выразил свое согласие.
— Когда как не теперь воевать нам с Францией, — задумчиво проговорил он. — У них столько внутренних смут, которые ослабляют военную мощь страны!
В расчетливом, практичном уме Ричарда уже созрел план, как сделать Симона полезным ему самому, герцогу Корнуоллскому. Ричард не сомневался, что де Монтфорт железной рукой подчинит мятежную Гасконь и принудит ее к повиновению. Пожалуй, если кто из военачальников и способен на подобное, то только он — Бог войны!
— Я велю Губерту де Бургу готовить армию к походу. Ему не останется ничего другого, кроме как подчиниться этому приказу! — сказал Генрих.
— А я призову на помощь наших баронов! — отозвался Ричард. — Если ты дашь мне на это свое монаршее соизволение.
Симону не составило труда разобраться в характере юного короля. Его величество показался ему порывистым, несдержанным, легко поддающимся чужому влиянию. Он понимал, что война против могущественной Франции навряд ли по силам этому самонадеянному юнцу. Симон пожал плечами. Он не решился спорить с королем, не желая с первого дня знакомства восстанавливать его против себя. Он постарается извлечь из этой кампании как можно больше пользы для себя лично, независимо от того, каков будет ее исход для Генриха III.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

123456789101112131415161718

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748Послесловие автора

Ваши комментарии
к роману Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния



Второй роман не так хорош как первый из серии. До середины слишком растянут сюжет а вторая састь написана так как будто писатель хотела побыстрее закончить начатое.соасем не раскрыты отношения вме как у кошек.
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиниянека я
1.12.2013, 20.58





Второй роман не так хорош как первый из серии. До середины слишком растянут сюжет а вторая састь написана так как будто писатель хотела побыстрее закончить начатое.соасем не раскрыты отношения вме как у кошек.
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиниянека я
1.12.2013, 20.58





Осталось глубокое ощущение, что героев свела страсть и похоть, а далеко не любовь, хотя старались приписать герою романтические поступки. очень жалко первого мужа - слишком долго откладывал возможность стать, наконец, счастливым. всё считал себя недостойным, вот и упустил. печальная судьба! героиня нравилась только любовью к первому мужу - чистой, доброй - но под конец она уверена, что любила его только как отца, и отпугивает своей распущенностью.
Дракон и сокровище - Хенли ВирджинияИринка
11.06.2014, 12.39





Две трети романа тягучи как смола, зато вконце все понеслось галопом по европам, и эта чехарда из множества исторических имен, названий замков и городов и, напоследок, бледная тень любовной линии. Короче, не стоит тратить время.
Дракон и сокровище - Хенли ВирджинияКнигоманка.
31.08.2016, 9.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100